Прочитайте онлайн Пять Робинзонов | 13. Таинственные ко…

Читать книгу Пять Робинзонов
2816+1916
  • Автор:

13. Таинственные ко…

Костер уже ярко пылал и над ним висело ведерко с рыбами, когда из лесу неожиданно выкатилась колесом Тата. Она быстро подкатилась к костру, распрямилась и заглянула в ведерко. Отдувая от ведерка пар, она сосчитала рыб.

— Пять рыб. одна лишняя, — прошептала она и выхватила из ведерка за хвост рыбу.

Катя удивленно посмотрела на Тату и спросила:

— Зачем тебе рыба?

— Нужна, — ответила Тата и, подпрыгнув, покатилась колесом в лес.

— Вова, Славик! — опомнившись, закричала Катя. — Тата взяла сырую рыбу.

— Ну и пусть, — ответил Славик. Он сидел под деревом и мастерил из проволоки вилки. Хоть это и необитаемый остров, но живут здесь не дикари.

А Вова спросил:

— А зачем ей сырая рыба?

— Она сказала, что нужна, — ответила обеспокоенная Катя. — Но рыба сырая, и Котя может отравиться.

— Действительно, — пробормотал Вова и закричал: — Тата, Тата, вернись! Рыбу нужно доварить.

Но Тата не слышала. Она уже исчезла за деревьями.

— Почему она убежала? — подумал вслух Вова. — Странно.

— Ничего странного, — сказал со своего места Славик. — Она меня боится.

— А зачем ей тогда сырая рыба?

— Не знаю, — ответил Славик.

Все выяснилось, когда через некоторое время из леса появилась Тата, но уже без рыбы.

— Ты что, спятила? — сказал Славик.

— Почему это спятила? — спросила Тата.

— Конечно, спятила, — сказал Славик. — Ты зачем схватила сырую рыбу? Ты что, ее съела?

— Я её отнесла Коте, чтобы он не умер с голоду.

— Но ведь и ему тоже нельзя есть сырую рыбу, — сказал Вова. — У него может заболеть живот.

— А вдруг он отравится и умрёт! — ужаснулась Катя.

Как только Катя это сказала, Тата высоко подпрыгнула и быстро, как только могла, покатилась в лес.

Котя неподвижно лежал под кустом. Тата бросилась к нему, чтобы поднять рыбу, но рыбы не оказалось.

"Съел! Опоздала!" — подумала Тата. — Что я наделала! отравила человека!"

— Котя, Котенька, проснись, — проговорила Тата и стала трясти мальчика за плечо.

Котя не шевелился.

В отчаянии Тата стала трясти мальчика еще сильнее.

— Он умер! — воскликнула Тата.

Но Котя зашевелился, зевнул и открыл один глаз.

"Кажется. еще жив", — с облегчением подумала Тата и спросила:

— Где рыба? Ты ее съел?

Котя ничего не ответил и снова закрыл глаз.

— Ах, ответь! Она же сырая! — воскликнула девочка и стала снова трясти Котю.

На этот раз Котя открыл оба глаза одновременно и с удивлением уставился на Тату.

— Ответь мне: ты съел рыбу, которую я принесла?

— Не…

— Как же так? Её нет. Ты ёе съел?

— Не…

— Где же она? Она лежала рядом с тобой, вот здесь!

Котя молчал.

— Кто же, кроме тебя, мог её съесть?

— Ко… — ответил мальчик.

Тата задумалась. Что может значить это "Ко"? Котя? Но так зовут мальчика. Коля! Но никакого Коли на острове не было. Кости тоже не было.

Забыв про свои страхи, Тата сердито закричала:

— Ответь как полагается, без всякой лени, кто съел сырую рыбу!

— …ты, — ответил мальчик.

— Ах так! — воскликнула Тата. — Значит, по-твоему, я съела сырую рыбу. Ты, оказывается, ко всему прочему еще и лгунишка! Больше я с тобой не вожусь, и не мешай мне заниматься физкультурой!

Тата быстро сделала мостик.

"Но куда же девалась рыба?" — думала она.

Вдруг она услышала Котин голос.

— Ко — ты! — отчетливо произнес он.

Тата с удивлением уставилась на мальчика.

"Он спятил от сырой рыбы!" — мелькнуло у нее в голове.

— Котя, что ты говоришь, какие коты?

— Съели, — отчетливо произнес Котя.

— Что съели коты?

— Ры…

— Рыбу?

— Да.

— Не говори глупости. Здесь нет никаких котов, — сказала Тата. Она опять начала сердиться. — Опять говоришь неправду.

— Прав-ду, — упрямо повторил Котя.

Тата хотела было окончательно рассердиться и поссориться с Котей, но тут услышала за спиной урчание. Она быстро обернулась и невдалеке от себя увидела двух котов.

Один из них, худой и длинный, неподвижно сидел боком к Тате. Он мог показаться неживым, если бы не длинный неряшливый хвост, который медленно двигался туда и сюда, разметая, как веником, прошлогодние листья и хвою. Изредка кот открывал рот и издавал хриплые звуки. Он так мяукал.

Другой кот, прижав уши, вытянув облезлый обрубок хвоста и громко урча, пожирал рыбью голову. Время от времени он заискивающе посматривал на своего товарища.

Безусловно, худой и длинный был старшим.

— Вот тебе и на! — проговорила Тата. — Действительно, коты…

Тата повернулась к Коте и спросила:

— Зачем же ты им отдал рыбу?

— Не… — сказал Котя.

— Что же, они сами взяли, по-твоему?

— Да…

Не будь Котя таким ленивым, он рассказал бы Тате, как все произошло. только он собрался есть, как, откуда ни возьмись, появились два кота. Они сели около Коти и стали мурлыкать. Они мурлыкали так нежно и приятно, что Котя забыл про рыбу и стал засыпать. Ему начало сниться, что он ест что-то очень вкусное, и он даже улыбался во сне от удовольствия.

А коты только этого и ждали. Они схватили рыбу, которая выскользнула из рук уснувшего Коти, и отбежали в сторону. И, когда Котя открыл глаза, коты давно уже разодрали рыбу на две части и жадно пожирали её.

А Котя от горя опять заснул.

— Ну и оставайся голодным, растяпа! — сказала Тата и снова посмотрела на котов.

Длинный кот замер и гордо повернул голову к Тате.

Девочка увидела, что у него только один глаз.

"Бедный котик. Как же он с одним глазом ловит мышей?" — подумала Тата.

Она присела на корточки и позвала котов:

— Кис-кис-кис…

Одноглазый медленно поднялся и, осторожно ступая, двинулся к Тате.

Бесхвостый встрепенулся и так же осторожно пошел вслед за ним.

Пройдя немного, коты остановились. Они выгнули спины, прижали уши и зашипели. Одноглазый пристально взглянул на Тату. Его единственный темно-зеленый глаз вдруг хищно засветился жёлтым огнём, словно внутри вспыхнула жёлтая лампа, как в светофоре.

Тата почувствовала что-то недоброе. По спине пробежали мурашки. Вообще кошек она не боялась. Но таких, даже на вид злых и страшных котов, она встречала впервые.

— Посмотри, — зашептала она, тряся Котю за плечо, так как он снова заснул. — Посмотри, как он смотрит.

Котя нехотя разлепил один глаз и без всякого интереса покосился на котов. А коты поднялись и снова двинулись вперед. Теперь они шипели громко и грозно.

— Скорее вставай и бежим! — закричала Тата.

Но растормошить Котю было невозможно. Он безмятежно спал.

Конечно, Тата могла убежать одна, без Коти, и спастись. Но не таковы храбрые люди.

То, что Тата испугалась, ничего не означало. Храбрые и трусы пугаются одинаково. Только трус убегает, бросив товарища в беде, лишь бы спастись самому. Храбрый побеждает свой страх, остается с товарищем и выходит из борьбы победителем.

Тата схватила с земли шишки и стала швырять их в котов. Но град шишек не остановил котов. Они продолжали медленно приближаться. Когда шишка попала в одноглазого, тот еще сильнее прижал уши, пригнулся и приготовился к прыжку. Бесхвостый поступил так же.

На Татино счастье, у своих ног она заметила толстый сук, ураганом сорванный с дерева. Девочка молниеносно подхватила его и, замахнувшись на котов, закричала:

— Убирайтесь! Слышите? Убирайтесь!

Продолжая грозно шипеть, коты на секунду приостановились. Воспользовавшись их нерешительностью, девочка с силой швырнула палку, словно городошную биту. Бесхвостый отпрыгнул в сторону, и палка попала в одноглазого. Тот взвыл от боли и от страха, перевернулся в воздухе и пулей мчался в чащу леса. Бесхвостый исчез вслед за ним.