Прочитайте онлайн Пять лимонов на мороженое | Глава 10Беседы про собеседования

Читать книгу Пять лимонов на мороженое
3916+2432
  • Автор:

Глава 10

Беседы про собеседования

– Мне так нужна эта работа! – Низенькая и пухленькая девчонка лет пятнадцати, похожая на отделанную рюшами диванную подушечку, прижала полные ручки к груди. – Понимаете, папа говорит, что я бессмысленное и ни к чему не способное существо! Остальные ребята спортом занимаются, компьютерами, а я только и могу, что вышивать крестиком! Мне обязательно, понимаете, обязательно надо ему доказать, что я на самом деле многое могу! – И она повела вокруг полными надежды глазами. Похоже, девчонка искренне верила, что остальные претенденты на единственное место оператора проявят глубокое понимание и немедленно свалят.

Встречаясь с ней взглядами, топчущиеся в безликом банковском коридоре ребята торопливо отводили глаза, но никто не тронулся с места. Лишь один мальчишка постарше смущенно пробормотал:

– Мне, вообще-то, тоже надо… Мне поступать…

– Слышь, а че, без банки в наши универы теперь не берут? – громко чавкая жвачкой осведомился еще один пацан – бритоголовый, в клетчатой рубахе навыпуск, из тех, что тусуются в проходных дворах. – А без бутылки? – Он заржал.

Первый мальчишка смутился еще больше и, опасливо косясь на собеседника, пробормотал:

– Мне не в наш… Мне в Принстон, в Америку… На экономический…

– Ну во-от… – девчонка явно расстроилась. – Про таких, как ты, которые за границей учатся, папа тоже говорил… У них… ну, у вас… у тебя… карьера!

– Не дергайся, чувиха, не получится в операторы – в поломойки пойдешь, будет и у тебя карьера! – заржал бритый пацан. – Докажешь папе, что ты еще и урны классно выносишь!

Пухленькая девчонка низко опустила голову, надежда на понимание таяла, как льдинка на горячей сковородке. Аж слышно было, как шипела.

Кисонька, с изяществом профессиональной актрисы восседающая на единственном стуле, покосилась на нее со слегка презрительным сочувствием. Она этих переживаний по поводу родителей решительно не понимала. Кисонька давно заметила, что обычно с фанфарами и развернутыми знаменами с надписью «Мой ребенок лучше всех!» ходят родители таких чучундр и олухов, таких пней с ушами, что без слез не взглянешь, без противогаза не подойдешь. А родители по-настоящему продвинутых ребят вечно ими недовольны, вечно подгоняют – давай, мол, вперед и выше! Наверное, есть в этом какая-то природная закономерность. Главное, не принимать родительское ворчание слишком всерьез, и не делать то, к чему душа не лежит, только потому, что папа не так высказался.

– А вышиваешь ты хорошо? – звонко осведомилась она у девчонки.

Та молча сунула Кисоньке под нос край своей черной юбки. Шерстяной подол был украшен такой же черной вышивкой шерстью. У Кисоньки заблестели глаза – она даже забыла, зачем, собственно, сюда явилась.

– Извини, а сколько это будет стоить?

Рот девчонки приоткрылся, превращаясь в маленькую округлую букву О:

– А ты мне что, заплатишь? Деньгами?

– Ну помыть у тебя полы я вряд ли соглашусь, – с чопорным достоинством наследной принцессы ответила Кисонька.

Буква «о» стала больше:

– Зачем полы, не надо полы – я и сама их нормально мою, лучше деньгами, конечно… А может, у тебя и подружки есть, которые тоже захотят? – быстро спросила девчонка.

Кисонька поморщилась – они-то, конечно, захотят, кто ж от настоящей ручной вышивки откажется, только она-то хочет быть единственной и неповторимой! Впрочем, она может вывести знакомых девчонок на мастерицу после того, как ей самой шитье надоест.

– Может быть, – уклончиво пообещала Кисонька.

Девчонка с задумчивым видом уставилась на закрытую дверь кабинета – похоже, теперь она сомневалась, стоит ли ей при таком раскладе рваться в банк.

– Во-во, вали отсюда, вышивальщица, – откликаясь на ее невысказанные мысли, фыркнул бритый. – И вообще, чуваки… – он покосился на Кисоньку и галантно добавил: – И чувихи, можете не дергаться, местечко все равно мое будет!

– Это почему еще? – недобро спросил претендент на Принстон.

– А у меня есть опыт работы в банке! – лихо откликнулся бритый и снова заржал одному ему понятной шутке.

Боковая дверца распахнулась, и в коридорчик быстрым деловитым шагом вошел высокий мужик в офисном костюме. Верхнюю половину его физиономии закрывали большие темные очки, нижняя пряталась в округлой бороде и вообще двигался он так стремительно, что приглядеться к нему как следует не представлялось возможным:

– Все здесь? Все! – сам себе ответил он. – Пошли-пошли, скорее-скорее! Я вас проведу! – И, как наседка цыплят, он погнал ребят к выходу.

– Но на сайте сказано, что претенденты на должность в детском банке собираются тут, у этого кабинета! – с неожиданной подозрительностью высказался мальчишка, собравшийся в Принстон.

– А там сказано, что собеседование будет проводиться прямо в коридоре? – осведомился мужик. – Впрочем, если хотите, молодой человек, оставайтесь, мы никого не заставляем.

Мальчишка покраснел, как вареный рак, и первым кинулся в двери. Ожидая, пока толпа ребят вытянется наружу, мужик обернулся к замешкавшейся Кисоньке. Под темными очками не видно было, но девчонка точно знала, что он ей подмигнул. Просто она уже давно знала Саляма.

Дверь за ребятами захлопнулась и тотчас же распахнулась снова. В холл ворвались остальные сыщики детективного агентства «Белый гусь». Катька все время оглядывалась.

– Да не волнуйся ты! – успокоила ее Мурка. – Пока Салям их вокруг банка три раза обведет, пока список составит, пока усадит анкеты писать… Успеем!

– Я и не волнуюсь. Мне просто показалось, что я этого парня где-то видела, – сосредоточено хмуря брови, пояснила Катька. – Бритого такого… А где – не помню.

– Такие знакомства нечего и вспоминать, – неодобрительно фыркнула Кисонька и тут же озабоченно добавила: – С остальными ребятами неловко как-то получается. Им действительно эта работа нужна, а мы их обманываем…

– Ничего, – отрывисто бросил Сева. – У них еще будет шанс – я это место ненадолго займу!

– Сперва на него надо попасть, – как всегда поспешила охладить его Кисонька.

– Не дразни Севку! – вступилась за парня Мурка. – Зря мы, что ли, тут массовость создаем? Не дрейфь, Севка, мы им такой муры понапишем, что ты на нашем фоне финансовым гением будешь выглядеть!

– Можете не напрягаться! – Сева надменно вскинул голову. – И тех ребят, кстати, тоже можно было не убирать – я бы все равно победил! Да я, к вашему сведению, про финансы все знаю и про наши банки тоже! Могу на память сказать, какой у каждого официальный уставной капитал и где размещены активы!

– Тоже мне, фокус, – проворчал Вадька, обиженный тем, что его задумку по устранению лишних конкурентов не оценили. – Я вот могу сказать, какой у наших банков настоящий уставной капитал и где их активы размещены на самом деле!

– Ну тогда тебя точно сразу возьмут – но не в банк! – хмыкнул Сева.

– Вадька просто подстраховался, на всякий случай! – примирительным тоном вмешалась Катька.

Но здесь уж насупилась Мурка. Из-за Вадькиных вечных подстраховок на ней сейчас красовался блондинистый парик из арсенала агентства, а ресницы были густо накрашены темной тушью! Обычно всякие переодевания брала на себя Кисонька, но сейчас сестра успела умотать прежде, чем шефа агентства осенила гениальная подстраховочная идея. И как Мурка не брыкалась, Вадька был неумолим – дескать, близнецы слишком обращают на себя внимание. Хотя кому какое дело – в банк-то Севка пойдет!

– Небось всякую ерунду для начинающих спрашивать будут, вроде того, чем отличается стоимость от цены, а кредит от депозита! – сам себя успокаивал Сева.

– Кредит – это когда берешь в банке немножко денег, а обратно отдаешь вдвое больше, а депозит – когда банку даешь немножко денег, а обратно получаешь только чуть-чуть больше, – блеснула познаниями Катька.

– Малая, не умничай, а то тебя возьмут! – одернул ее Вадька.