Прочитайте онлайн Путешественница. Книга 1. Лабиринты судьбы | Глава 31Луна контрабандистов

Читать книгу Путешественница. Книга 1. Лабиринты судьбы
4718+11915
  • Автор:
  • Перевёл: В. С. Зайцева
  • Язык: ru

Глава 31

Луна контрабандистов

Растительность – кусты и деревья – качало ветром так, что не было слышно, как я иду, и уж тем более не было слышно, есть ли впереди засада.

День Всех Святых, или Самхейн, как его называют здесь, был недели две назад, но казалось, что призраки, алчущие крови и плоти, притаились и поджидают путников. Такая ветреная ночь способствовала развитию фантазии.

Впрочем, фантазировать долго не пришлось – кто-то набросился на меня, зайдя сзади и зажав мне рот. Конечно, это не был призрак, но он тоже алкал плоти. Я не растерялась – в конце концов этого следовало ожидать – и приготовилась дать отпор, сколь это было возможно.

Поскольку моя правая рука была свободна, тогда как левая была прижата к боку, я воспользовалась этим, ударив нападавшего по колену острием каблука. Когда он покачнулся, я увернулась и, распрямившись, обрушила камень, бывший в руке, на его голову.

Я спешила, но удар был силен, как раз такой, чтобы нападавший на несколько мгновений был лишен возможности действовать. Не замедлив воспользоваться тем, что он не сможет меня держать крепко, я стала изо всех сил вырываться и бить его куда попало, а когда подвернулась возможность, схватила его зубами за палец.

В «Анатомии» Грея было написано: «Челюстные мускулы расположены между сагиттальным гребнем на вершине черепа и вставкой нижней челюсти, что позволяет сжимать челюсти со значительной силой». Учебник указывал триста фунтов как средний показатель силы сжатия.

Я не думала о том, с какой силой сжимаю зубы: главное, что цель была достигнута – человек, схвативший меня, теперь дергался, надеясь, что я отпущу его палец. Напрасная надежда!

Как только он ослабил хватку, я немедленно вывернулась из его рук и нанесла ему сокрушающий удар коленом.

Бытует мнение, что ударить мужчину в пах – это самое верное средство защиты от хулиганов и насильников. Однако это не так. Это может быть верным средством только тогда, когда удар точен, а этого нельзя гарантировать. Тем более нельзя рассчитать удар, когда одежда не позволяет свободно двигаться, а на мне была тяжелая юбка до земли. Осложняет дело то обстоятельство, что нападающие знают об этой своей уязвимости и берегут промежность от подобных ударов.

Мне повезло: мужчина надеялся, что нападать будет он, и не рассчитывал, что я окажу сопротивление, да еще какое. Я попала в самую точку, потому что он стоял расставив ноги, когда держал меня. Тот, кто несколько минут назад напал на меня, беспомощно лежал, издавая стоны.

– Англичаночка, твоя работа? – шепнула темнота голосом Джейми.

Я вздрогнула и крикнула от неожиданности.

Мне снова закрыли рот.

– Тише, прошу тебя! – прошипел Джейми в мое ухо.

Мне очень хотелось укусить и его, но я не сделала этого.

– Да я уже поняла, – сухо произнесла я. – Кто с тобой? То есть кто напал на меня?

– Очевидно, Фергюс.

Лежавший снова застонал.

– Фергюс, ты? – уточнил Джейми. Услышав мычание, служившее подтверждением его догадки, он помог встать бедняге.

– Не шумите! Там засада, – предупредила я.

– Да? Ты так думаешь? – не поверил Джейми, удивившись во весь голос. – Я думаю, что здесь мы не представляем интереса.

Он умолк, и никто не ответил ему. Ветер шевелил кроны рябин, а других звуков не было слышно. Джейми, взяв меня за руку, крикнул:

– Маклауд! Риберн!

– Мы здесь, Рой, – сердито отозвались ближайшие кусты. – Мы слышим тебя.

– Иннес и Мелдрум тоже слышат, да?

– Да, и мы.

Кусты и деревья доселе прятали нескольких людей, теперь тихонько покидавших укрытие.

– …Пять, шесть… Где Хейс и Гордон? – поинтересовался Джейми.

– Гордон зашел в воду. Наверное, хочет обойти мыс. Я так думаю, – сообщил кто-то, – что Хейс и Кеннеди тоже пошли. Вряд ли их поймали.

– Хорошо, – одобрил Джейми. – Англичаночка, что ты говорила про засаду?

Я не увидела здесь ни Оуки, ни его товарища, а поэтому почувствовала глупость своего положения. Тем не менее следовало оповестить Джейми и его коллег об опасности, которой они могли подвергнуться, рассказав, что удалось услышать мне и Эуону, и я сделала это.

– Это интересно… Фергюс, ты сможешь стоять без посторонней помощи? Уже стоишь? Отлично. Что ж, пойдемте встретим незваных гостей. Мелдрум, кремень есть?

Джейми с несколькими спутниками отправился вперед. Факел, который он держал и который силился задуть ветер, был виден какое-то время, но затем он исчез за поворотом вместе со своим владельцем. С оставшимися контрабандистами я ловила каждый звук, боясь засады и готовясь броситься на подмогу или бежать, если придется оставить поле боя. Мы не слышали ничего подозрительного, и от этого тишина была еще более мучительной. Спустя время к нам обратился Джейми.

– Подойдите. Все, – голос звучал спокойно.

Посреди дороги росла большая ольха. Возле нее стоял Джейми, освещая пространство факелом. Свет мешал разглядеть что-либо еще, кроме дерева и Джейми, но мужчина, который стоял рядом со мной, охнул, затем еще один что-то испуганно проговорил. Я взглянула на дерево.

Позади Джейми на дереве висел человек. Факел плохо освещал его, и это было к лучшему: было жутко смотреть на его лицо, налитое кровью, на вытаращенные глаза, на высунутый язык… Светлыми волосами играл ветер, словно это были колоски пшеницы на поле.

Я сдерживалась, чтобы не закричать.

– Да, англичаночка. Служитель короны решил навестить нас, и мы оказали ему достойный прием, – изрек Джейми.

Он поднял что-то вверх, а затем бросил на землю.

– В ордере, – Джейми указал на лежащий на земле предмет, – написано, что это был Томас Оуки. Вы знаете этого человека?

– Как тут узнать… Мать бы и та не признала его! – донесся до моего слуха чей-то пораженный шепот.

Было видно, что всем хочется немедленно покинуть это страшное место: люди шептали себе под нос едва различимые слова, переминались и прочищали горло.

– Слушайте, – распорядился Джейми, заставив всех умолкнуть. – Груз мы потеряли, следовательно, делить нечего. Если у кого нет денег, я дам. На первое время хватит. Работу на побережье откладываем на время. Я дам знать, когда можно будет продолжить.

Несколько людей подошли к нему за деньгами. Большая часть бесследно исчезла, будто бы никогда и не появлялась здесь, будто эти люди примерещились во тьме. Остался Фергюс, честно стоявший на ногах, и мы с Джейми.

– Мой бог! Кто убил его? – Фергюс подошел ближе к ольхе, смотря на повешенного.

– Я. По крайней мере, будут говорить, что я.

Джейми тоже взглянул на дерево. Он был суров и в свете факела казался строгим и непреклонным.

– Не будем здесь торчать. Верно я говорю?

– А как же Эуон? Он побежал в аббатство, хотел предупредить вас об опасности.

– Куда побежал? – Джейми взволновался. – Я не видел его, хотя шел оттуда. Англичаночка, куда побежал Эуон?

– В ту сторону, – махнула я.

Фергюс хмыкнул, пряча смех.

– Аббатство в противоположной стороне, – улыбнулся Джейми. – Пойдемте, мы встретим мальчишку – он пойдет нам навстречу, сообразив, что ошибся.

– Тише! – Фергюс жестом остановил нас.

В кустах кто-то завозился. Раздался голос Эуона:

– Дядюшка Джейми?

– Ну я, малыш.

Паренек выбрался на свет божий, вытаскивая листья из волос.

– Я видел свет факела и решил вернуться – вдруг что-то случилось с тетей Клэр. – Эуон все еще был возбужден. – Дядюшка Джейми, уходите – стражники могут вас заметить, факел виден в темноте, – справедливо рассудил он.

Джейми взял Эуона за плечи, поворачивая его, чтобы тот не видел ужасного зрелища.

– Спасибо тебе, мальчик. Но стражников уже нет. Они ушли, – спокойно добавил Джейми.

Он загасил факел, бросив в кусты. Раздалось шипение, и свет исчез. Джейми ровным голосом произнес:

– Идемте же – мистер Уиллоби заждался. Он даст лошадей, и рассвет мы встретим уже в горах.