Прочитайте онлайн Пустыня смерти | Часть 2

Читать книгу Пустыня смерти
2816+4254
  • Автор:
  • Язык: ru

2

Северный ветер усилился, унося с собой в Мексику тучи песка и пыли великих прерий Техаса. Вскоре не стало ничего видно в двух шагах. Чадраш и майор Шевалье, сидя на лошадях, не видели даже землю под ногами. Рейнджеры у костра не различали друг друга. Калл все же нашел свое ружье, но, когда попытался прицелиться, не смог разглядеть мушку на конце ствола. Холодный ветер швырял в людей песок целыми пригоршнями. Лошади спасались только тем, что поворачивались к ветру задом, впрочем, и люди поступали так же. Многие укрывались седлами и заматывали головы седельными потниками. В черепаший панцирь набилось полно песку. Костер постепенно загасал. Рейнджеры поплотнее сгрудились около него с наветренной стороны, чтобы хоть как-то защитить огонь и не дать погаснуть совсем. Длинноногий и Чадраш обмотали лица пестрыми головными платками, у Верзилы Билла тоже был такой платок, но ветер унес его. Матильда прекратила стряпню и теперь тихо сидела спиной к ветру, уткнув голову между колен. Мальчуган без языка потихоньку подкрался к затухающему костру и ухватил пару кусков поджаренного черепашьего мяса, один отдал слепой старухе. Хотя мясо оказалось жестким и горячим, он расправился со своим куском буквально за три укуса.

Киркер и Глэнтон, два охотника за скальпами, сидели рядом, повернувшись спиной к ветру. Сквозь песчаную завесу они пристально вглядывались в мальчика и старуху, прикидывая ценность их скальпов. Киркер вытащил нож для скальпирования и небольшой точильный брусок. Затем он попытался плюнуть на брусок, но ветер относил слюну в сторону; тогда Киркер принялся затачивать нож всухую. Старуха повернулась на звук и что-то сказала мальчику на незнакомом Каллу языке. Безъязыкий мальчик, естественно, ответить не мог.

Даже сквозь свист и завывание ветра Калл расслышал, как Киркер с лязгом затачивает нож. Гас услышал тоже, но он все еще витал в своих любимых мечтах — о женщинах.

— Не так-то просто трахаться на таком ветру, — вывел он мудрое заключение. — Бабе набьется песку между ног, и если не принять мер предосторожности, пожалуй, натрешь себе член до крови.

Калл ничего не ответил, сочтя такой вывод просто дурацким, и вместо этого сказал:

— А ведь Киркер и Глэнтон даже не рейнджеры. Не знаю, зачем майор разрешил им присоединиться к отряду.

— Мы живем в свободной стране, как же им запретишь? — возразил Гас, хотя и должен был согласиться, что ему тоже претит общаться с охотниками за скальпами.

От их вещей и оружия воняло кровью, а сами они никогда не умывались. Гас был согласен с Матильдой, которая считала, что тело нужно содержать в чистоте. Сам он с удовольствием мылся и плескался при первой же возможности, если поблизости оказывалась вода.

— Он мог бы просто-напросто пристрелить их; если бы я был командиром, так бы и сделал, — размышлял Калл. — По-моему, они грязные, подлые убийцы.

Не далее как вчера из-за этих Киркера и Глэнтона в отряде чуть было не поднялась ожесточенная перепалка. Они ездили на юг и привезли оттуда с собой восемь скальпов, которые свешивались с седла лошади Киркера. Целый рой жужжащих мух облепил скальпы, хотя кровь на них уже успела засохнуть. Большинство рейнджеров не общались с Киркером. Это был сухощавый человек, без трех передних зубов, отчего улыбка придавала его лицу жесткое выражение. Глэнтон был покрупнее и более ленив — он спал больше, чем любой другой в отряде, и даже умудрялся засыпать и храпеть в седле на ходу.

Чадраш не боялся никого, как и Длинноногий Уэллейс. Когда Киркер слез с лошади, они подошли, чтобы взглянуть на трофеи. Чадраш потрогал один из скальпов и взглянул на Длинноногого, который разогнал тучу мух и принюхался.

— Команчи это, чего ты принюхиваешься. Кто это тебе позволил нюхать их? — набросился на него Киркер. Он стоял и жевал козье вяленое мясо, которым снабдил его чернокожий повар Сэм. Появление бывалого рейнджера и разведчика отнюдь не обрадовало его.

— Мы уложили всех восьмерых у родника, — пояснил Глэнтон. — Четверых я, а четверых Джон.

— Врешь по-наглому, — не согласился с ним Длинноногий. — Восемь команчей могли бы разрезать тебя и Киркера на полоски и растянуть отсюда до самого Санта-Фе. Если бы вы не сумели уложить их одним махом, нам не довелось бы больше нюхать вашу вонищу.

Длинноногий взмахом руки подозвал майора Шевалье, который прохаживался поблизости и, похоже, чувствовал себя довольно неуютно. Майор вынул из кобуры пистолет — так он всегда поступал в затруднительных положениях. С пистолетом в руке, считал он, всегда можно прийти к нужному решению и достичь результата довольно быстро.

— Эти подлые псы, майор, убили мексиканцев, — начал Длинноногий. — Они, видимо, зашли поужинать в какую-то семью, а потом поубивали всех, да еще и сняли с них скальпы.

— Если это так, то поступили они совсем не по-соседски, — назидательно произнес майор Шевалье и посмотрел на скальпы, но не притронулся к ним.

— Эти волосы не индейцев, — обратил его внимание Чадраш. — Волосы индейцев пахнут индейцами, не так, как эти. Эти волосы принадлежат мексиканцам.

— Нет, это волосы команчей, и вообще идите вы к черту, — выкрикнул Киркер. — А если вам нужны доказательства, то я могу представить их.

У беззубого Киркера имелось три пистолета и нож, да еще он всегда держал наготове ружье, которое и на этот раз было на взводе.

— Осади, Киркер, — произнес майор. — Я не потерплю скандала в моем отряде.

— Скандал, черт тебя подери? — заорал Киркер. Когда он злился, лицо его багровело, а у носа проступали голубоватые прожилки. — Да я прикончу их на месте, если они не оставят мои скальпы в покое, — добавил он.

Глэнтон прикрыл глаза, но руки с рукоятки пистолета не снимал, тем не менее Длинноногий и Чадраш на этот жест не обращали никакого внимания.

— Не пахнет жиром, майор, — стал пояснять Длинноногий. — Индейцы смазывают свои волосы жиром — возьми скальп команча, и тебе на руки закапает жир. Киркер и врать как следует не умеет. Если бы он хотел обдурить нас, помазал бы волосы жиром. Думаю, что он к тому же еще и лентяй.

— Отвалите от скальпов — они теперь государственная собственность, — крикнул Киркер. — Я добыл их и хочу получить за них премию.

Чадраш посмотрел на майора — ему не верилось, что тот останется непреклонным, а сомнений в том, что стреляет он великолепно, не было никаких.

— Если появятся мексиканцы, покажите им эти два скальпа, — предложил он, — это волосы не индейцев, более того, не взрослых людей. Эти скальпы мексиканцев и принадлежат детям.

Киркер лишь насмешливо ухмыльнулся и сказал:

— Волосы как волосы. Теперь они собственность правительства и, будь добр, убери от них свои поганые руки.

Калл и Гас стояли, выжидая, когда майор прикончит Киркера, а возможно и Глэнтона, но Шевалье не стрелял. Тогда они пошли прочь, недовольно что-то бурча. Чадраш вскочил в седло, переплыл реку и пропал на несколько часов. Киркер как ни в чем не бывало продолжал жевать сушеное мясо, а Глэнтон завалился спать прямо перед своей лошадью.

Майор Шевалье сурово посмотрел на Киркера. Он понимал, что должен пристрелить этих двух подонков и бросить их трупы на съедение мухам и слепням. Чадраш вне всякого сомнения не ошибался: эти двое убили мексиканских детей — на них охотиться гораздо легче, чем на команчей.

Но майор не стал стрелять. Его отряд находился в неопределенной обстановке — в любую минуту на него могли напасть, а Киркер и Глэнтон как-никак две вооруженные единицы и хоть как-то усиливают довольно слабую огневую мощь отряда. Случись ненароком более серьезная перепалка, один из них или оба могут быть убиты. И их всегда можно будет спокойно пристрелить позднее, в более удобное время.

— С этой минуты оба оставайтесь на этом берегу реки, — приказал майор, не снимая руки с рукоятки пистолета. — Если только кто-то из вас снова уйдет за реку, я стану травить вас как бешеных собак.

Киркер выслушал его с невозмутимым видом, а потом проговорил:

— Мы не собаки, мы волки, по крайней мере, я волк. Тебе не поймать меня. А что касается Глэнтона — хватай его. Мне надоело выслушивать его противный храп.

Гас скоро забыл про этот инцидент, но Калл помнил о нем. Он прислушивался к тому, как Киркер точит нож, и теперь думал, что имеет право сам убить этого человека. Он считал Киркера подлой змеей. Если в вашей постели окажется змея, естественным поступком будет убить ее.

Что касается майора Шевалье, то он тоже оценил по достоинству эту змею, но не убил ее.

Песчаная буря продолжалась еще целый час, бивак и все вокруг оказалось погребенным под слоем песка. Когда наконец ветер стих, люди не смогли разыскать оружие и пожитки, которые уложили рядом с собой перед началом бури. Небо над головой засверкало холодной голубизной. Местность вокруг покрылась ровным слоем песка. Сквозь него пробивались лишь верхушки кустарников и полыни. По Рио-Гранде мрачно переливались коричневые волны. Привязанную к дереву мексиканскую кобылу засыпало песком до середины ног. Люди разделись догола и принялись вытряхивать песок из одежды, но немало его набилось в волосы и складки кожи на теле. Гас нечаянно зацепил ветку мескитового дерева, и его осыпал целый водопад песка.

Лишь престарелая индеанка и мальчуган без языка не предпринимали попыток очиститься от песка. Огонь костра совсем загас, а они сидели не шевелясь, опираясь спинами на насыпавшиеся песчаные подушки. Каллу даже казалось, что они перестали быть людьми и превратились в неотъемлемую часть пейзажа.

Гас, ощутив прилив свежих сил, вознамерился попытаться все же приручить мексиканскую кобылу.

— Надеюсь, что буря превратила ее в смирную коровенку, — сказал он Каллу.

— Гас, она вовсе не корова, — возразил Калл. Взяв кобылу за уши, он понял, что в ее норове никаких изменений не произошло. А та для подтверждения сбросила Гаса с себя на втором же прыжке. Видевшие конфуз рейнджеры дружно заржали и принялись опять вытряхивать песок из одежды.