Прочитайте онлайн Пройдоха из чужого мира | Глава 5 Кроме шуток

Читать книгу Пройдоха из чужого мира
2316+1708
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 5

Кроме шуток

Игорь Квасцов

Самой большой проблемой для нас с Максом было узнать, когда именно наш химик отправится на озеро. Дима, забежавший вчера поздно вечером к Максу, сказал, что так и не понял, на каком этапе находился эксперимент, проводимый Валентинычем в школьной лаборатории. Скорее всего он должен был внести полученный реактив в водоем сразу же после изготовления. Но не дежурить же из-за этого всю ночь возле «прикормленного» учителем химии места.

– Что ж, отправимся на рассвете. Скорее всего он специально выбирает одно и то же время, чтобы все принимали его за рыбака, – рассудил Макс. Я мысленно согласился (что, впрочем, в присутствии Макса было равнозначно сказанному вслух). Действительно, этому есть хоть какое-то объяснение, поэтому мы тоже замаскируемся под рыбаков (кстати, надо будет и для товарища захватить хотя бы подсачек для правдоподобности).

– А где его видел Пал Палыч? – спросил Дима, позевывая. Видно, выполняя свое задание, он устал; конечно, повиси тут в двенадцати метрах от земли, весь на нервы изойдешь.

Макс призадумался, потом поднял вверх указательный палец и утвердительно кивнул:

– Вспомнил. Он всегда купается у старой ивы. Ну, знаете, там такое дерево толстое над водой склонилось. Там прямо у берега глубина метра два, Пал Палыч с дерева в воду плюхается…

– Батоном, что ли? – засмеялся Дима.

– Да ему все равно, лишь бы брызг да шума побольше. Так он рыбу оттуда гонит, рыбаки просят. Так вот, от этой ивы влево метров пятьдесят пройти – там Олег Валентинович свои реактивы и выплескивал. Интересно, что же он там такого намешал?

– Боюсь, мы не узнаем это ни от кого, кроме него самого. Поэтому так важно подойти к нему поближе, чтобы ты смог прочесть, что он сам думает об этом.

– Если он, конечно, думает, – с сомнением произнес Макс.

– Думает, думает, – заверил его Дима. – Увлеченные люди, а тем более ученые, пусть даже и сумасшедшие, всегда думают про свое изобретение.

Хорошо, конечно, если все получится так легко, как мы надеемся. Главное, чтобы наш противник не оказался хитрее нас или мы сами себя не подвели бы.

Я совершенно спокойно относился к тому, что придется очень рано вставать, ведь столько раз мы с отцом уходили на рыбалку даже в половине пятого утра. Так что еще вечером я приготовил удочки, чтобы мой ранний уход не вызвал подозрений и у родителей. Отец только недоуменно посмотрел на все это рыболовное хозяйство и засомневался в наших с Максом перспективах:

– Пока завтра червей раскапывать будете, вся рыбка спать уйдет.

Напоследок он посмеялся над рыболовными способностями Крейца и ушел в спальню. Эх, папа, если бы ты только знал, от каких напастей наш город, да и не только он, был избавлен с помощью Макса, то ты не относился бы к нему так несерьезно! Вот и сейчас, возможно, банальная рыбалка реально превратится в настоящую войну миров. И скорее всего мы станем первыми, кто применил пластиковые телескопические палки с крючками на кончиках в битве с пришельцами.

Звонок будильника застал меня уже в прыжке с кровати. Я собрался очень быстро и очень тихо, после чего тут же юркнул за порог. Стремительным шагом я торопился к дому Макса. Честно говоря, я и сам все еще хотел спать, однако не сомневался в том, что мой напарник наверняка уже ждет меня на лавочке у подъезда, выспавшийся и бодрый. Каково же было мое удивление, когда оказалось, что мне придется целых две минуты стоять возле двери и трезвонить. Я уже начал думать, что Макс давно на озере и все сделал сам без моей помощи. Тем не менее вскоре оказалось, что Макс… проспал. Невероятно, но факт. Однако, несмотря на мое недоумение, Макс нимало не смутился, в мгновение ока собрался и, не завтракая, присоединился ко мне.

– Боюсь, что мы уже опоздали, – вздыхал он по пути. – Не думаю, что Олег Валентинович станет нас ждать, ведь он всегда ведет себя очень осторожно. Тогда попробуем взять пробу воды и сделать ее анализ. Я хоть и не выдающийся химик, но тоже кое на что способен. В конце концов, возможно, что нам удастся обнаружить там какое-нибудь астральное поле.

В подтверждение своих намерений Макс показал большую полуторалитровую пластиковую бутыль. На всякий случай прихватили и энергетическую ловушку, дабы в нее при необходимости можно было бы запихнуть какого-нибудь буйного пришельца. Приготовившись таким образом, мы с Максом чуть ли не бегом самым коротким из известных мне путей направились в сторону озера.

Вообще-то озер у нас в округе довольно много. Не случайно и городок наш был назван в честь них: Озерки. Вот уж на что точное название: не Озера, а Озерки. Те водоемы, которых в округе немало, озерами называть язык просто не поворачивается. Так, пруды какие-то. Но именовать город в честь каких-то прудов было бы совсем несолидно. А так, озеро у нас одно и довольно приличное. Самое же примечательное то, что в нем всегда водилась и до сих пор водится рыба. Поэтому по выходным многие жители, захватив снасти, отправляются на «тихую охоту».

В то субботнее утро мы тоже были похожи на таких «охотников», однако цель нашего визита на озеро была не столь «тихая», как можно было подумать. Вполне возможно, что мы направлялись предотвращать экологическую катастрофу либо порабощение жителей нашего города инопланетянами или пришельцами из других миров. И это было вполне серьезно. По крайней мере, мы так считали. Но до тех пор, пока ситуация не прояснится на сто процентов для нас самих, было решено не посвящать в нее никого постороннего.

– А то над нами весь город смеяться будет, – говорил Макс. Впрочем, добрую славу он тоже не любил. Все мы скромно делали свое дело. – Да и противник, что-то прослышав, может на время свернуть свою деятельность, чтобы потом, усыпив нашу бдительность, застать нас врасплох.

Да, неприятная перспективка. Надеюсь, до этого не дойдет. Именно поэтому мы и замаскировались под рыбаков.

– Здорово, пацаны, – раздался сбоку чей-то голос. Мы разом обернулись и увидели дядю Пашу, Олиного папу. Он был в высоких болотных сапогах, длинном плаще, с рюкзаком за плечами и с зачехленной удочкой в руке. Не так давно он «завязал», бросил пить, и теперь ведет здоровый образ жизни. Вот, начал с рыбалки. – А что, ваш Олег Валентинович тоже рыбу ловить ходит? Сейчас смотрю, с удочкой идет, только одет как-то странно: в белом халате, а в руке – пузырек какой-то.

Вот тебе раз! Конспирируется-конспирируется, а халат-то снять забыл! Теперь я почти уверен, что он готовит серьезную диверсию. Видно, поначалу рыбу решил потравить, а потом и нас всех. Только теперь уж точно мы ему помешаем.

– А где вы его видели? – спокойно спросил Макс, будто нисколько не волновался. – Уж не у старой ивы ли?

– Почти. Метрах в полста оттуда, если идти вдоль берега.

Мы с Максом переглянулись. Точно, как раз там его и видел Пал Палыч. Значит, он всегда на одном и том же месте орудует.

– Но если он все время выливает отраву, то почему в одном месте? – удивился я. – По-моему, гораздо эффективнее было бы везде понемногу подмешивать.

– Тогда либо он придумал какой-то принципиально новый яд, который разносится самими организмами – рыбами, улитками и тому подобной живностью, либо… отравление не входит в его планы…

– …или он действительно ловит рыбу. Но поскольку рыбак он пока неопытный, то ничего поймать не может…

– …а приманка еще не действует. Вот он и сидит ночами в лаборатории, чтобы ее усовершенствовать, – заключил Макс.

Выходит, нам вовсе незачем выслеживать Олега Валентиновича и подозрения наши нелепы и высосаны из пальца? Ну и что с того, что он завешивает одеялом окно лаборатории? Человек, может быть, собирается сделать переворот в мировой рыбной ловле, а мы ему мешаем. Не думаю, что подобный способ прославиться хуже любого другого. Вспомним Герострата, например. Что ж, надо нам бросать заниматься глупостями и идти готовиться к экзаменам. А кстати, вот он – будущая знаменитость озерного промысла. В белом халате с пожелтевшим от кислоты рукавом и с бамбуковой удочкой в левой руке.

Увидев нас, остановился как вкопанный.

– Зд-д-равствуйте, Олег Валентинович. – Мы растерялись.

– Привет. – Он спрятал за спину правую руку. То, что в ней было, блеснуло в лучах утреннего солнца и исчезло. – Только вы зря идете. Сегодня клева все равно нет. Я целый час просидел, хоть бы раз подошла. Прямо не знаю, что еще придумать.

– А если семечками прикормить? – предложил я, хотя понял, что своими опытами наш учитель химии извел всю рыбу. – Она есть, только клевать ленится, – решил я его подбодрить.

– Да нет, видно, мне сегодня уже не повезет. – Олег Валентинович явно не хотел оставаться с нами. – Пойду я.

И он исчез так же внезапно, как и появился.

– Это из-за меня мы ничего не узнали, – вздохнул Макс. – Впрочем, почему ничего? Пока вы тут с ним фразами перекидывались, я проник в его мысли и понял, что никакую рыбу он не ловил.

– А как же ты понял, что он врет? – Макс меня так удивил, что я говорил вслух, громко, совершенно забывая о том, что Валентиныч, возможно, где-то рядом и слышит нас.

– Да он прямо так и подумал: «Сегодня не повезло мне, а завтра не повезет вам. Тогда уж вы перестанете наконец мне мешать».

– Не может быть! – мне даже стало страшно. Эта фраза звучала как-то зловеще, потому что я не мог понять ее истинный смысл. Что он собирается с нами сделать? И что должны предпринять мы, чтобы все осталось как есть? Ведь мы даже не знаем, против чего мы должны бороться. – Слушай, а может, сразу его… туда вон?

И я показал рукой на Максов бэг, где мирно (пока) покоилась энергетическая ловушка. Активизировать ее можно было в любой момент, но только в экстренном случае. Поэтому мой товарищ отрицательно покачал головой. Пока нам никто реально не угрожал, так что мы про нее и не вспоминали. Но если б на нас напали пришельцы, то тут же рухнули бы на землю, вмиг лишившись энергии.

– Тогда придется отправляться по домам, – сокрушенно подвел я итог нашей очередной неудавшейся вылазке. – Ребята наверняка еще спят, а будить их для того, чтобы сообщить о неудаче, думаю, не обязательно.

– Пожалуй, ты прав, – согласился Макс. – Только подождем немного, пусть Олег Валентинович думает, что нам его опыты – до лампочки. А то увидит, что мы возвращаемся, посчитает, что следим за ним.

Решив потянуть время, мы отправились к тому месту, где обычно видели нашего химика. Подойдя к озеру, присели на корточки и стали внимательно приглядываться к поверхности воды.

– Вдруг появятся какие-нибудь разводы или пузырики на поверхности, – предполагал Макс. – Заодно, может быть, поймаем в ловушку какое-нибудь привидение.

И он на ходу достал из бэга пластмассовую коробочку, напичканную всевозможными транзисторами, конденсаторами и платами, и подключил к ней свой источник бесперебойного питания. Теперь мы сидели на траве и пристально смотрели на зеркальную гладь воды. Вдруг по воде пошли концентрические круги. Я насторожился и перевел взгляд ближе к центру кругов. Фу ты, черт! Лягушка. Она выглянула из воды, чтобы посмотреть, что за двуногие расселись прямо перед ее домом. Тут же раздалось громкое кваканье и с десяток маленьких скользких мокрых зеленых тел с плеском шлепнулись в воду, снова нарушив ее идиллическую гладь.

– Ну, что ж, видно, смесь еще не начала действовать. – Макс поднялся на ноги, выключил «бесперебойник» и положил ловушку обратно в бэг.

– Какая такая смесь? – не понял я.

– Ну, он все выливал туда что-то, выливал, вот и получилась смесь, – объяснил Макс. – Та самая, которой Олег Валентинович собирался рыбу приманивать.

Макс произнес это так, будто был абсолютно уверен в том, что рыба здесь совсем ни при чем. А меня беспокоила мысль, прочитанная им в мозгу у нашего химика. Чему такому мы могли помешать и в чем нам должно было не повезти? Ну и загадки задает наш Олег Валентинович. Думаю, что настало время действовать активнее.

– Ты прав. – Макс, шагавший впереди, вдруг обернулся ко мне. Ясное дело: прочитал мои мысли. – Наш учитель пытается сотворить что-то зловещее, я это чувствую.

– Да с чего ты это взял? – мне уже стало жалко потраченного времени, и я начинал злиться на Макса. У меня появилось ощущение, что мы ищем черную кошку в темной комнате. Гоняемся за собственным хвостом. Ищем проблему там, где ее нет. По-моему, давно пора повзрослеть и перестать заниматься ерундой.

– Понимаешь, Игорь, все его поведение, мысли говорят об этом. А всплеск негативной энергии, разве ты не почувствовал?

Действительно, что-то было. Мне поведение химика тоже кажется странным. Правда, это ни о чем точно не говорит, но, в общем-то, Макс редко ошибается. Впрочем, мы все равно проверим. Так что, если ты и вправду злодей, Олег Валентинович, то лучше отдай все свои жуткие формулы и чертежи сам, а то тебе не поздоровится!

Наташа Гурова

Через два дня у нас было изложение. Делать особо было нечего, и я решила немного посидеть, поповторять синтаксис. Вообще-то с грамотностью у меня все в порядке, только вот не очень хотелось страдать из-за какой-нибудь неверно поставленной запятой или тире. Впрочем, я могла пойти к Максу, расспросить о результатах их с Игорем утренней вылазки. Но они наверняка еще отсыпались после столь ранней прогулки, поэтому я не стала беспокоить ребят. Но учить я не могла. Любопытство так распирало меня, что я не выдержала: бросила учебник и пошла к Максу.

Однако того не было дома, и я подумала, что он, возможно, находится у Игоря. Каково же было мое удивление, когда там не оказалось ни того, ни другого.

– А Игорь пришел утром с рыбалки, поспал, а потом за ним этот ваш… Макс зашел, и они куда-то ушли. Сказал, будет после обеда. Лучше б алгебру учил, – проворчал отец Игоря, отвечая на мой вопрос о местопребывании его сына.

Интересно, куда они с Максом пошли? А может, произошло что-то очень важное, появились какие-нибудь обстоятельства, в которых пришлось действовать моим друзьям. А не отправились ли они на место сгоревшей усадьбы, чтобы поработать с недавно открытой нами аномальной зоной? Вообще-то вряд ли. Вдвоем, без нас? Сомневаюсь, что там можно обойтись без остальных. Ведь это такое серьезное дело!