Прочитайте онлайн Пройдоха из чужого мира | Глава 2 Сомнения усиливаются

Читать книгу Пройдоха из чужого мира
2316+1707
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 2

Сомнения усиливаются

Наташа Гурова

Звонок раздался в мертвой тишине.

– Урок окончен, сдавайте ваши контрольные, – объявила Елена Кимовна, математичка. Еще раз проглядев то, что удалось решить, я закрыла листочек и понесла его на учительский стол. Настроение у меня было не из лучших.

На этот раз списать не удалось. На урок были приглашены и другие учителя, которые каждый раз, когда кто-либо из нас заглядывал под парту или протягивал руку к учебнику, многозначительно покашливали. Пожалуй, надо отдать им должное: другие сразу бы выгнали из класса. С мрачным выражением лица и тяжким вздохом я, так же как и те, кто накануне тоже променял учебник на лесную прогулку, положила контрольную на стол.

– Да все это ерунда, – оставалось лишь слушать Димины утешения, которыми он нас кормил. – Ну, на «троечку»-то мы написали. Главное ведь – экзамен.

– Вот именно, – поддержал Диму Макс. Ему, правда, в отличие от нас эти утешения были вовсе ни к чему: он решил все уже через полчаса и, поскольку мы отмели его нечестную помощь, отправился в буфет поглощать бутерброды, переживая за нас.

– А может, наша ясновидящая увидит журнал с нашими оценками за эту контрольную? Там, видимо, стоят огромные, жирные… – размечталась Катя. Должно быть, надеялась, что – «пятерки».

Оля пожала плечами. Наших оценок она не видела. Вот если б дело касалось каких-нибудь инопланетян или пришельцев из других миров, то тогда ее способности непременно сработали бы, а тут… Просто мелочи какие-то…

Зато на следующем уроке химии пришлось себя проявить Игорю, причем довольно успешно. Наш химик Олег Валентинович был в этот день как-то особенно взволнован и рассеян, у него буквально все валилось из рук.

– Черт возьми, – чуть слышно, чтобы не услышали ученики, бормотал он, тщетно пытаясь спичкой зажечь спиртовку. Казалось, его гениальный опыт будет бесславно провален, так и не начавшись. Тонкие короткие палочки с капелькой серы на кончике исправно ломались. В итоге, отчаявшись сделать что-либо самостоятельно, Олег Валентинович умоляюще взглянул на класс, как бы прося помощи.

Для Игоря подпалить кусок проспиртованной веревки было парой пустяков, и он сделал это, даже не вставая с места. Но учитель не заметил и продолжал мучить спичечный коробок. Наконец его взгляд случайно упал на спиртовку, и он едва не отпрыгнул в испуге от стола.

– Натурально играет, – прошептал Серега Кириллов, которому с его метром девяноста тремя роста было все отлично видно даже с последней парты. – Такие фокусы выделывает, а прикидывается, будто не при делах.

– Он понял, чьи это проделки, – шепнул Макс. – Видишь, как на Игоря смотрит. Интересно, как он догадался? Ведь даже наши одноклассники ни о чем не подозревают.

– А кто его знает? – недоуменно пожала я плечами. – Может быть, он тоже телепат, как и ты. Энергетика у него довольно сильная.

Тем временем Олег Валентинович, немного оправившись от потрясения (или делая вид), приступил к опыту. Суть эксперимента я так и не уяснила, поскольку была погружена в раздумья. Может быть, вскоре наш химик выяснит, какими паранормальными способностями обладает вся наша шестерка. Тогда нам не удастся сохранить тайну. Конечно, приедут специалисты, начнут изучать нас. И тогда мама узнает. Ужас, ведь она страшно перепугается… Так. Просто не надо про это думать. Тогда никто ни о чем не догадается. Все будут думать, что мы – такие же, как и все остальные, и ничего необычного в нас нет.

– Кстати, а вы знаете, почему Олег Валентинович был на уроке такой рассеянный? – спросил Макс, как только все вышли из класса на перемену. – Сегодня у нас в школе назначат нового директора. Мне вчера Пал Палыч рассказывал, что весь родительский комитет хочет, чтобы им стал учитель химии. Вот он и думает, не переставая, про свое назначение.

– Да, поскорее бы Петровича на пенсию сплавили, – сказал Игорь. Похоже, ему отработка снится в кошмарных снах. Думает, что теперь он будет все лето свободен, как птица.

На следующий день после первого урока все собрались у школы, где перед учащимися и учителями должен был предстать новый директор. Народу толпилось столько, что можно было бы подумать, что сегодня не 23 мая, а 1 сентября. Только цветов и белых фартуков не хватало. Я искала глазами Олега Валентиновича, но не находила ни в толпе, ни на крыльце, где собралась вся администрация.

– Похоже, химика-то нашего директором назначили, – сообщила я друзьям свою догадку. – Сейчас его торжественно представят…

– Здорово! – обрадовался Дима. – Тогда у нас в кружке увеличитель новый появится и реактивы. Цветное печатать будем.

– И никаких отработок. – Игорь просто зациклился на отработках. Оно и понятно: скоро ведь лето.

– Смотрите, смотрите, – горячо зашептала Катя, указывая на крыльцо. – Это же Германыч!

И точно, старик Самохвалов толкал на крыльце какую-то речь, в конце которой взял за руку нашего куратора и представил нам его как нового директора. Естественно, он приступит к новым обязанностям, как только завершится текущий учебный год. Ну что ж, тоже неплохой вариант.

Теперь-то я увидела Олега Валентиновича. В этот момент на него лучше было не смотреть. Среди десятка лиц других учителей сильно выделялось его – перекошенное от злобы и напряженное. Казалось, он был готов броситься на Петровича и Германыча и буквально растерзать их. Глаза его горели от гнева, что многократно усиливалось толстыми линзами его очков, а лысина алела, как закатное солнце. В этот же момент его астральное поле стало стремительно темнеть. С огромным трудом он переживал этот удар.

– Все, конец нашему кружку. – Дима тоже заметил, в каком состоянии был химик. – Теперь он точно уйдет.

– Он не уйдет. Он не уйдет просто так, – вдруг сказал Макс и махнул нам рукой.

Мы стали быстро выбираться из толпы.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Оля, когда наша компания оказалась на заднем дворе. – Прочитал его мысли?

– Да, только часть, – ответил Крейц. – Странно, но как только он начал думать о чем-то конкретном, то взглянул на меня и… тотчас отвлекся.

– Не понимаю. – Игорь покачал головой.

– Да ты все время что-то не понимаешь, – огрызнулась Катя. – Сто раз объясняй…

– Так, а ну перестань! – Макс так взглянул на Северову, что она тотчас умолкла. Авторитет нашего лидера действовал с прежней силой. – Сама-то небось тоже ничего не поняла.

– Да нет, вроде ясно… – замялась Катя, пожимая плечами и слабо веря в свои слова. Пришлось объяснять и ей:

– Для Олега Валентиновича важно было стать главным в нашей школе. Но это пока. Потом он хотел бы стать еще выше. Сейчас он испытал такой облом, что в сердцах пообещал отомстить.

– Кому, Петровичу, что ли? – усмехнулся Дима. Ведь, судя по обычному поведению Валентиныча, нельзя было подумать, что он способен на месть. Хотя, если его вывести из себя… Помню, как он визжал, когда Кириллов опрокинул банку с какой-то дрянью и та, едва соединившись с разлитой по полу щелочью, чуть было не подняла на воздух всю нашу школьную химическую лабораторию.

– Вот как раз этого-то я не знаю: кому-то конкретно или всем сразу – неизвестно.

– Вообще очень подозрительно все это, – стала раздумывать Оля. – Вот бы мне пришло видение с отгадкой этого вопроса! – мечтательно произнесла она. – Тогда бы мы узнали, что за тип этот Олег Валентинович.

Игорь Квасцов

Всю остальную неделю учитель химии ходил сам не свой. Весь он как-то даже уменьшился, а его всегда блестящая лысина потускнела и стала матовой. Он тяжело переживал поражение. Однако занятия в фотографическом кружке продолжались, и в понедельник Дима наконец-то притащил в школу снимки, на которых была запечатлена наша компания вместе с моим догом. Фотографии были хотя и черно-белые, зато изготовленные Димой самолично.

– Смотри, смотри, вот он за палкой побежал, – стала тыкать пальцем в карточку Катя. – Это когда Игорь ее чуть на дерево не зашвырнул.

– Точно, вон там на заднем плане я стою, руками за голову схватился. Думал, лезть придется, а то Гест по деревьям прыгать не научился еще.

– Так, а это кто? – Оля в недоумении вертела фотографию, не зная, с какой стороны смотреть. Дима тоже глянул, затем засмеялся и снова перевернул снимок:

– Вот как надо смотреть. Это же Макс пытается у Геста палку вырвать. А тот на спину перевернулся и не дает.

– Ага, тогда Игорь его мысли перехватил, и Гест стал палку ему носить, – подтвердил Макс. Он явно был доволен: эксперимент получился. Ему и впрямь удалось на некоторое время внушить собаке, что он – ее хозяин.

– Вот еще, глядите. – Дима разложил на парте фотографии. – Некоторые хорошо получились, а некоторые – не очень. Вот эти я передержал, а эти, светлые, наоборот, недодержал.

– Да брось ты, – успокаивал я его. – Отличные фотки.

Я и вправду не видел ничего такого, что говорило бы о плохом качестве. Нормальные снимки. Впрочем, Дима уже мог считаться почти профессионалом, а профессионалы всегда критикуют свою работу. Правда, одну фотографию и я бы забраковал: похоже, Дима выбрал неправильный ракурс и не учел, что закатное солнце будет бить прямо в объектив, так что на снимке теперь по центру расплылись большие черные пятна. Целых две штуки.

– Да – совсем не вышел, – покачал головой Дима, увидев, что я рассматриваю испорченный снимок. – Прямо и не знаю, почему так получилось.

– Может быть, пленка некачественная, – предположил я. – В центре засвеченные участки.

Дима пожал плечами:

– Не знаю. Все возможно.

Затем снимок взял в руки Макс. Он долго разглядывал его, то приближая к глазам, то удаляя от себя, хмурил лоб, бормоча себе под нос что-то вроде: «Не может быть», – потом положил фотографию на парту.

– Никакой это не дефект пленки и даже не Димина ошибка. Видите, пятна находятся позади нас. Мы их прикрываем. И это не просто пятна.

Вот как! Ох, и любит же Макс говорить загадками. Да если бы я догадался, что это, то давно бы уже все рассказал. Впрочем, на этот раз Макс тоже не стал тянуть:

– Часто бывает, что многие вещи, невидимые невооруженным глазом, проявляются на фотографической пленке, если от них исходит сильная энергетика. Такое обычно происходит в аномальных объектах. Не случайно Гест вчера не хотел оставаться на месте сгоревшей усадьбы.

Я вспомнил, как мой пес крутился, лаял и все пытался увести меня с того места, чуть не обрывая поводок. Да, собаку не обманешь. Ведь известно, что барабашки избегают селиться в тех местах, где хозяева держат домашних животных, особенно собак – те все чуют.

– А я-то думаю, чего это фотография фонит? – всплеснула руками Наташа. – Слабенько так. Я решила, что мне просто кажется.

– Нет, не кажется; более того, – продолжил Макс, – у меня есть версия, что это за объект. По крайней мере, пятна на фотографии могут говорить о наличии в этом месте… границы параллельного мира.

– И я не раз видела по телевизору, – подтвердила Оля. – Показывают, к примеру, снимок большого дома, а на стене, где-нибудь в районе девятого этажа, – черное пятно. Говорят, что это переход в параллельный мир. Но туда же никто не ходит – кто на девятый этаж полезет?

– Лично я думаю, нам еще предстоит выяснить, что именно это такое. – Макс ткнул пальцем в фотографию. – Если это действительно выход в какое-то другое измерение, то мы должны будем закрыть его.

– А может, сперва пролезем туда, посмотрим, что там, – предложила Катя. – Вдруг это сигнал о том, что кому-то необходима срочная помощь?

– Возможно, что и так. А если это ловушка, если кто-то хочет от нас избавиться?

– Интересно, зачем? – усмехнулся я. – Просто ерунда какая-то! Кто в этом может быть заинтересован?

– В этом может быть заинтересован тот, чьему сопернику мы всегда помогаем. Я пока не знаю, кто это может быть, но скорее всего он находится здесь, в Озерках.

– Да ну! – испуганно произнесла Оля. – А он опасен?

– Он не просто опасен, но и довольно хитер, как вы уже успели заметить, – продолжал Макс. – Поэтому нам надо быть очень осторожными, когда мы туда пойдем.

Пойдем? Прямо в это черное пятно? А не проще ли будет прийти туда с энергетической ловушкой и запечатать эту дыру, как мы уже однажды делали, да, видно, недоделали? Теперь мы не только можем, но и должны завершить свою работу, пока не случилась какая-нибудь беда.

За рассматриванием фотографий нас и застал звонок на урок. Не успев договориться о том, что же нам все-таки делать, мы расселись по своим местам и с нетерпением принялись ждать, когда же наконец Елена Кимовна достанет из портфеля наши итоговые контрольные и раздаст их.

Когда я получил свою, то первым моим желанием было представить себе, как этот двойной, еще нераскрытый листочек вспыхнет костром, подобно тому, что зажигают участники слета, проходящего каждый год в нескольких километрах от нашего городка. Впрочем, когда я приоткрыл страничку, то увидел, что все не так плохо: мою прогулку по лесу с друзьями математичка оценила на целую «тройку».

«Что ж, не самый плохой вариант», – подумал я. Действительно, по сравнению с открытием, которое мы сделали, неудача на контрольной была просто ерундой. Я тут же забыл про нее и убрал листок в сумку.

Однако мысль о загадочных пятнах на снимке не покидала меня ни на минуту. Подумать только, ведь вчера мы могли случайно пройти сквозь измерения и очутиться в другом мире. А в это время кто-то воровал бы энергию у жителей нашего города, похищал бы их и увозил бы в зоопарки на потеху гуманоидам или даже начал бы настоящую войну миров. И этот кто-то знает о наших способностях. А вот мы о его – нет!