Прочитайте онлайн Пройдоха из чужого мира | Глава 11 Мутанты идут в наступление

Читать книгу Пройдоха из чужого мира
2316+1718
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 11

Мутанты идут в наступление

Наташа Гурова

Утром меня разбудил звонок в дверь. «Мама откроет», – подумала я и повернулась на другой бок. Дз-зинь! Кто-то упорно продолжал звонить в дверь и не собирался уходить. Черт возьми, наверно, мама уже ушла на работу. Я нехотя сползла с кровати и, накинув халатик, лениво поплелась к двери. Наверно, кто-то из ребят пришел. Неужели узнали что-то новенькое?

В круглом окошечке дверного «глазка» я увидела не Макса, Диму или Катю. Там стоял… Михаил Иванович. Оп-па, чего это участковому здесь понадобилось? А может, с кем-нибудь из ребят случилось чего?

Михаил Иванович снова поднял руку, чтобы позвонить. Я терпеть не могу звук нашего звонка: такой он пронзительный и противный, словно свисток на чайнике. Поэтому, не дожидаясь отвратительной трели прямо у себя над ухом, я открыла дверь.

– Здравствуйте, Михаил Иванович, – как всякая вежливая девушка, я первой поздоровалась со взрослым человеком.

– Здравствуй, – мрачно ответил участковый, и я поняла, что что-то произошло. – Собирайся, поехали.

Куда поехали, зачем? Я ничего не понимала.

– Что произошло? – с тревогой спросила я. – Что-то с моими друзьями?

Михаил Иванович хорошо знал нашу компанию, поэтому сразу понял, о каких друзьях я спросила.

– Вернее было бы поинтересоваться, не натворили ли они чего-нибудь, – поправил меня участковый. – Впрочем, поехали, сама все увидишь.

Через пять минут я села в канареечный «уазик», и мы с Михаилом Ивановичем в момент домчались до нашего отделения. Мне вдруг стало не по себе. Неужели ребят посадили в кутузку? Эх, если бы у них оставались прежние способности, наверняка все было бы в порядке.

Тем не менее когда я вошла, то увидела, что Игорь, Дима, Оля, Макс и Катя сидели на стульях в комнате, а напротив них за столом сидел молоденький милиционер.

– Сколько раз за последнюю неделю вы приходили на озеро? – спросил он и приготовился записывать показания.

– Балбес, кто же так работает? – Михаил Иванович, войдя и увидев эту картину, тут же схватился за голову. – По одному ведь надо. Прислали стажера на мою голову!

И он приказал выйти всем, кроме Макса. Я совершенно перестала понимать происходящее.

– Теперь я понял, что вчера здесь делал Валентиныч, – мрачно сказал Дима. – Сегодня утром рыбаки на озере ни одной поклевки не имели. Не было рыбы, и все тут. А теперь говорят, что мы ее потравили со своими дурацкими экспериментами.

– А разве это мы эксперименты проводили? – удивилась я. – По-моему, они что-то напутали.

– Конечно, не мы, но видели только нас.

– Я так думаю, что это амфибии-мутанты покормились, – добавил Игорь. – Интересно, сколько же их там, что они всю рыбу сожрали?

Наши размышления прервала голова в форменной фуражке, которая высунулась из-за двери и позвала в кабинет Игоря. Макс, выйдя, занял место на стуле справа от нас. Мы все посмотрели на него в ожидании пусть и не очень приятных, но интересных новостей.

– Хотят наложить на нас штраф, – наконец объявил он. – Ты, думаю, уже знаешь, что произошло.

Я кивнула.

– Но они пока не могут доказать нашу вину, – продолжил Крейц.

– Ты бы сказал им, что ничего не знаешь и про рыбу слышишь впервые, – посоветовала Оля.

– Я так и сделал. Вот они и собираются после допроса пойти с нами на озеро и все показать.

– Вот и отлично! – обрадовался Дима. – Когда они увидят там мутантов, то убедятся, что мы ни в чем не виноваты.

Спустя час мы с Михаилом Ивановичем отправились на озеро, но не для того, чтобы искупаться, а чтобы показать, какая экологическая катастрофа произошла якобы по нашей вине. Не очень-то хотелось туда идти: меня все время грызло какое-то нехорошее предчувствие.

– Кстати, вы случайно не знаете, почему телефоны не работают? – дорогой интересовался участковый. – Никак не могу до областного центра дозвониться. И на станции ничего понять не могут. Нет связи, и все тут.

Подтверждались самые худшие опасения. Весь город был отрезан от внешнего мира. Так обычно бывает при появлении пришельцев из космоса: телефоны, радио, телевизоры не работают, собаки не лают, в воздухе повисает зловещая тишина. Даже пленка в фотоаппарате часто оказывается засвеченной. Но сегодня Дима фотоаппарат не взял, да и инопланетян никаких не было. Против нас действовал сумасшедший ученый, задумавший воцариться в нашем городе. И сейчас у него были против нас все козыри.

Наконец мы пришли на озеро. И действительно, оно словно вымерло: поверхность воды была сегодня абсолютно гладкой, как будто покрыта тоненькой корочкой прозрачного льда. Небо, по которому плыли кучевые облака, деревья, склонившиеся над озером, отражались в нем, как в зеркале.

Мы остановились у самой воды. Михаил Иванович выбросил вперед правую руку и произнес:

– Ну что, видите? Чья работа, а?

Он был абсолютно уверен, что в исчезновении рыбы виноваты мы. И никакие доводы не убедили бы его в обратном. Неужели кто-то подумал бы, что это дело рук Олега Валентиновича, учителя химии, чуть не ставшего директором школы? «Да он мухи не обидит», – сказал бы любой из жителей нашего района.

– А я-то думаю, чего они возле школы по вечерам все время вертятся, – продолжал кипятиться участковый. – Наверняка из химлаборатории реактивы таскали. А потом в озеро сливали. Ух, террористы!

Мы молча слушали «выступление» милиционера и смотрели на безмолвную гладь воды. Странно, но обычно дохлая рыба плавает на поверхности вверх брюхом. На озере не было видно ни одной. Не знаю, может, ее на другом краю прибило к берегу, однако это не могло произойти так быстро.

– Но как же так, – попытался робко вставить слово Игорь. – Еще вчера Олин отец принес вот таких лещей штук десять, наверно.

И он показал, какие были рыбины, ударив себе правой рукой поперек левой чуть повыше запястья. Оля закивала головой, подтверждая сказанное Квасцовым.

– Ну вот, видите, какую рыбу мы могли бы ловить, а теперь что? – не унимался Михаил Иванович. – Знаете, сколько стоит восстановить эти ресурсы!

И он посмотрел вверх, будто вспоминая сумму.

– Мильон, и это только на развод, – попытался впечатлить нас участковый. – А где наш район возьмет такие деньги, а? Это раньше было хорошо, государство богатое, можно любую сумму списать. А сейчас – нет!

Он мог бы еще долго выступать, не давая ни слова вставить даже Максу, которого он считал первым зачинщиком и под дурное влияние которого попала вся наша компания, шляющаяся по улицам без дела и сочиняющая невероятные истории про инопланетян и паранормальные явления. Он думал, что мы насмотрелись сериалов и играем в игры явно не по нашему возрасту.

Однако в этот момент мимо прошел… наш химик. Берег был высокий, и он почти полностью скрыл от наших глаз фигуру прошедшего, но лысая голова так сверкала на утреннем солнце, что буквально ослепляла. Подобно телевизионной антенне торчала знакомая бамбуковая удочка. Ошибиться было невозможно.

Макс тоже заметил его и тут же крикнул:

– Олег Валентинович, доброе утро!

Лысина остановилась, а затем приблизилась к берегу. Через мгновение показались и огромные очки с толстыми линзами.

– Здравствуй, Максим, – подозрительно учтиво поздоровался химик. – Здравствуйте, Михаил Иванович. А что вы здесь делаете?

Не давая участковому вставить слово, Макс ответил:

– Купаемся, а вы?

Михаил Иванович от удивления даже разинул рот и не произнес ни звука. Олег Валентинович тоже замешкался, он явно не ожидал встретить нас на пути к своим мутантам.

– Э-э, хм, рыбу ловить, как видите. – Интересно, что еще он мог сказать? – Но погода сегодня неважная, наверно, клев плохой будет.

– Да, ветрено, – согласился Игорь. – Тем более что Михаил Иванович утверждает, что рыбы вообще нет. Она пропала.

– Как пропала? – с плохо скрываемым притворством удивился Олег Валентинович. – Совсем?

– Да, совсем, – снова не давая говорить участковому, влез Макс.

– Что же вы теперь делать будете, Олег Валентинович? – участливо спросила Катя.

– Ну-у, так посижу, – нашелся наш химик. – Может, клюнет.

И он зашагал по тропинке к тому месту, где обычно сидел. Видно, спешил навестить своих мутантов.

– Ну вот, Михаил Иванович, а вы говорили. – Макс повернулся к обескураженному участковому. – Может быть, еще ничего и не произошло. Пойдемте посмотрим.

И первым бросился вперед. Макс мигом оказался наверху. Мы поспешили за ним. Михаил Иванович недолго думая последовал нашему примеру: кряхтя и охая, он тоже довольно быстро оказался на тропинке.

– Сюда, Михаил Иванович, – обернувшись, позвал шагавший впереди всех Макс.

Теперь я поняла, чего он добивался. Макс хотел, чтобы милиционер сам, своими глазами посмотрел то, во что он ни за что не поверил бы, расскажи ему об этом кто-то из нас. Мы шли прямо к логову врага. Может быть, теперь наш участковый поймет, кто на самом деле представляет угрозу, причем не только для природы, но и для жителей нашего города.

Игорь Квасцов

Когда мы подошли к месту, где накануне видели амфибий-чудовищ, химик уже сидел у самой воды и лил в воду из пробирки ядовито-розовую жидкость. Увидев это, Михаил Иванович от возмущения стал красным-красным, а глаза его округлились, словно блюдца.

Затем Олег Валентинович отложил пробирку в сторону и стал шлепать по воде ладонью, как он делал всегда, когда хотел вызвать «динозавров» из воды. Как только мы это увидели, так сразу же спрятались за высокими и толстыми стеблями камыша.

– Что вы делаете? – в недоумении спросил Михаил Иванович и, не дождавшись ответа, тоже сел. – Так вот, оказывается, чья это работа, – вдруг осенило нашего участкового. – А сам говорил, что на рыбалку ходит.

Хм, «на рыбалку». Да он и не знает, что это такое. Зачем человеку (если Валентиныч и в самом деле – человек, а не гуманоид какой-нибудь) рыбалка, если он собирается завоевать мир, причем не важно какой: этот или параллельный? Да он просто пудрил всем мозги, заявляя, что испытывает уникальную прикормку. В итоге в озере появились огромные чудовища, которые могут растоптать целый город. Видимо, они и пожрали всю рыбу.

Тем временем вода возле берега забурлила, запузырилась и из нее показались сперва два глаза, а затем и огромная скользкая буро-зеленая голова. Вслед за ней вылезли еще несколько. В этот момент Михаил Ивановича чуть было не хватил удар. Однако, будучи бывалым и опытным опером, он быстренько взял себя в руки и стал внимательно всматриваться. Сначала он протер глаза, не веря происходящему. Потом нашарил в кармане кителя очки.

– Какой кошмар, – прошептал оперативник. – Он здесь что, фильм ужасов собрался снимать, что ли?

Да, скоро здесь такой фильм ужасов начнется, что придется не только детей, но и взрослых от экрана убирать. Хотя какой экран, мы же сами будем в нем участвовать.

Участковый продолжал смотреть вперед и все больше ужасался увиденному. Кажется, теперь он понял, что амфибии – не муляж, не бутафория, не куклы, а самые настоящие мутанты, которые появились вследствие небывалого эксперимента. Теперь они увеличились до размеров небольших динозавров и обладали, вероятно, таким же аппетитом, что и послужило причиной исчезновения рыбы в озере.

– Постойте, его же надо остановить! – воскликнул Михаил Иванович и, резко выпрямившись, зашагал прямо через камыши к Валентинычу и его «питомцам».

– Стойте, это опасно! – заорал Макс и бросился следом, чтобы его остановить. – Не ходите туда!

Он догнал милиционера, когда тот уже находился шагах в десяти от воды. В это время их и заметил сумасшедший химик и от неожиданности чуть не свалился в воду, прямо в пасти чудовищ.

– Не ходите, – повторил Макс. – У вас же даже оружия нет.

– Ничего, мы его так скрутим. – Участковый упрямо продолжал шагать навстречу Валентинычу. – Видишь, он уже испугался.

Но тут раздался чрезвычайно тонкий и пронзительный свист. Я в жизни никогда такого не слышал и даже сперва не понял, кто свистит. И не поверил своим глазам, когда увидел, что толстый маленький человечек, стоявший на берегу, свернул губы трубочкой и издает эту невероятную трель. Звук походил на жуткий свист летящей бомбы из фильмов про войну. Но этот был не киношным, а настоящим.

– А-а-а! – раздался рев вслед за свистом. Земля буквально задрожала, и, чтобы не упасть, я машинально схватился рукой за ближайший кустарник, слегка поранив колючкой кожу.

– Макс, Михаил Иванович, бегите! – завопила слева от меня Оля и вскочила, чтобы броситься на помощь участковому и однокласснику, потому что на этот раз опасность угрожала им всерьез.

Из-за плотных зарослей камыша послышался плеск воды, редкое громкое шлепанье, будто бы кто-то большой и тяжелый, высоко поднимая ноги, шагал по воде. У меня сразу же возникло нехорошее предчувствие, даже тревога. Не то услышав крик Оли, не то увидев впереди что-то ужасное, Михаил Иванович и Макс попятились. Я понял, что они действительно чего-то испугались.

– Стой, куда прешь? – вдруг послышался голос Валентиныча. – А черт, скотина тупая, ловушку раздавила!

Огромная тень накрыла берег, на который уже накатилась непривычно большая для нашего озера волна. Тень приближалась к Максу и милиционеру, у которых от ужаса, похоже, онемели ноги.

– Макс, Михаил Иванович, скорее сюда! – отчаянно продолжала кричать Оля. Дима же недолго думая бросился вперед. Забыв о том, что оставшимся со мной Кате, Наташе и Оле тоже может внезапно понадобиться помощь, я поспешил вслед за Димой к друзьям, над которыми опасность уже нависла. Сожалеть о том, что мы сейчас лишены своих выдающихся способностей, у меня уже не было времени.

Когда мы с Грановским оказались возле Макса и Михаила Ивановича, мутанты были уже почти рядом. Это их тени нависли над берегом, их грузные тела подняли на озере такие волны, что маринисты свободно могли повторить «Девятый вал» Айвазовского. Однако только сейчас я впервые увидел чудовище целиком, и надо сказать, что впечатление было не из самых приятных.

Признаться, в первое мгновение я чуть не рассмеялся – до того неуклюжими были их туловища и движения. Однако буро-зеленые твари, похожие на огромных ящериц, уже обнажили острые, как у пираний, клыки в предвкушении легкой добычи.

– Ну, нет, ребята, нас так легко не слопаешь! – крикнул я, подбегая к Михаилу Ивановичу. В этот момент мне вспомнился плакатик, по иронии судьбы висевший в школьной химической лаборатории, на котором лягушка, уже оказавшаяся в клюве у аиста, схватила его лапами за горло. На том плакате была надпись: «Никогда не сдавайся!» Я схватил участкового за руку и стал тянуть прочь от озера, из которого все продолжали вылезать скользкие мерзкие твари.

Дима помог подняться Максу и тоже потащил его к камышам, за которыми сидели девчонки. Они ждали нас, чтобы убежать вместе.

– Постойте, я фуражку потерял. – Михаил Иванович внезапно остановился и схватился свободной рукой за голову. – Я за нее расписывался, мне начальник «секир-башка» сделает.

Он рванулся было назад, но я крепко держал его за руку и не пускал.

– Михаил Иванович, туда нельзя, вы погибнете. – И словно в подтверждение моих слов, на том месте, куда собрался было вернуться участковый, через мгновение оказался трехметровый мутант, который тут же огласил свое появление громким низким ревом.

Это мгновенно отрезвило милиционера, который не только сразу же расхотел возвращаться за фуражкой, но даже сам ринулся прочь, таща меня за собой.

– А-а-а! – повторилось позади нас. Через секунду мы уже были возле девчонок.

– Ну… что… будем… делать? – еле переводя дух, спросил Дима, втягивая голову в плечи после очередного жуткого рева.

Вопрос относился в первую очередь к Максу, которому надо было быстро соображать, чтобы дать решение. Но в дело, как всегда, вмешались взрослые, точнее, взрослый.

– Значит так, сейчас быстро бежим к «уазику» и мчимся в город, – скомандовал участковый. – Эх, жаль, рацию в машине оставил. Сейчас бы связался с отделением, они быстренько бы наряд прислали. Тогда бы точно усмирили этого лысого!

Хорошо бы, только, если верить тому же «лысому», рация наверняка не работает. Но сматываться все же необходимо, и мы все неслись к стоявшему на дороге милицейской машине.

Вот именно – стоявшему. Теперь о нем можно можно было говорить лишь в прошедшем времени. Когда мы выбежали из посадок, то увидели, что возле автомобиля, опираясь на задние лапы, крутились два огромных мутанта и с явным интересом молотили массивными передними лапами по крыше. Затем один из них залез наверх и сделал с железным конем Михаила Ивановича то, что произошло бы с телефонным аппаратом, если бы на него заехал танк. Машина съежилась, а когда к первому монстру присоединился второй, то превратилась в лепешку и стало ясно, что восстановлению не подлежит даже после чудо-ремонта в сервисном центре «Мерседес».

Тем не менее именно это и помогло нам незаметно проскользнуть мимо голодных зверей. Добежав до ближайшего дерева, мы остановились, чтобы передохнуть: у Михаила Ивановича не хватало дыхания завершить забег до города. Конечно, дерево было плохим укрытием, однако его листва, спускавшаяся почти до самой земли, могла в течение некоторого времени маскировать нас от взоров амфибий.