Прочитайте онлайн Проводник: проклятый мир | Глава 7

Читать книгу Проводник: проклятый мир
4416+450
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 7

У нас ушло почти треть золотого запаса, полученного от партизан в соседнем мире. За оружие мы заплатили даже больше, чем я рассчитывал первоначально. Ну, да ладно, для дела же берем. В крайнем случае, тем же партизанам его и втюхаем после выполнения задания. Чуть больше неприятностей пришлось пережить по пути домой. Пришлось паковать длинную ПТР в кусок толстой водопроводной трубы и везти почти в открытую. Что бы не сильно такое бросалось в глаза, к первой трубе добавили еще девять, от чего изрядно погнули багажник. Он и так не смотрелся на иномарке, а гнутый и с трубами…

Намного хуже было с боеприпасами. Тэтэшные патроны и заряды к ПТР оказались крайне дефицитными. Вернее, дефицитными в плане количества. Нам требовалось патронов так полтыщи к автоматам и полсотни для тяжелого ружья. А продавали по две-три пачки (это про тэтэшные). Пулеметные патроны и вовсе нашли всего десять.

— Не густо, — подвел итоги Сашка, когда мы разложили свой «инвентарь начинающего партизана» и провели генеральную ревизию. — Тут на пару минут хорошего боя и все.

— А нам больше и не надо, — заметил Никита. — В крайнем случае, у местных попросим подкинуть на бедность. Все равно же придется обращаться для переделки патронов к ПТР.

Насчет последнего Никита был прав. Все десять патронов для крупняка предназначались для борьбы с бронированными целями, но никак не с демонами. Восемь пуль с металлокерамическим сердечником и две — МДЗ. Повезло хоть в плане оптики — удалось отыскать два прицела. Один с хорошим, почти восьмикратным, увеличением, который поставили на ПТР. Второй был слабее — трешка. Этот стоял до момента продажи на мелкашке «Соболь».

Лучше всего вышло с сэвэтэшкой — хоть прицел слабенький и фокус не очень большой, но зато патронов набрали больше двух сотен. И четыре магазина, кроме уже двух имеющихся. Это Сашка постарался, у которого в охотничьем магазине имелись хорошие знакомые. Продали ему (правда, дороже, чем в ценнике было указано) несколько пачек патронов — простых и полуоболочных и запасные магазины (после небольшой переделки) к винтовке.

Распределяли оружие с боем. После того, как опробовали ППСы и пришли чуть ли не в восторг от результатов, каждый из нашей троицы захотел получить именно его. Но автоматов было только два.

— Миха, — приводил железные (по его мнению) аргументы Сашка, — ты же снайпер, вот и бери себе снайперское оружие. У нас их целых два ствола.

— Сдурел? — начинал нервничать я. — Ты мне ПТРку предлагаешь брать? Да она чуть ли не вдвое выше меня и ненамного легче.

— Бери «светку», — кивал головою Сашка. — И пару пистолетов. Все равно из винтовки никто из нас лучше тебя не стреляет.

— Пистолеты себе забирайте, — проявлял я «покладистость», — так и быть. А я возьму СВТ и ППС.

— Фигушки, — влез в разговор Никита. — Это я буду таскать ту здоровую дурру и жалкие пистики? Нет, забираю один автомат однозначно. Будет дополнительным оружием к ружью. А со вторым разбирайтесь сами… хоть по очереди его таскайте и стреляйте.

В общем, автомата мне не дали, выдав винтовку и оба люггера. Второй автомат забрал Сашка, прихватив попутно и два ТТ. ПТР и второй ППС достались Никите. После пристрелки «противоснайперки» у нас осталось всего пять патронов к нему. Если подумать, то это все равно, что полный ноль.

Недели нам на все не хватило. Только на десятый день сумели выехать в лес со своим скарбом и совершить переход из мира в мир. Нагруженные оружием и снаряжением мы вывались в клубе тумана на полянку, откуда полторы недели назад стартовали в родной мир.

— И где все? — пропыхтел Сашка, который кроме своего оружия нес еще рюкзак с припасами и серебряным запасом. Не менее нагруженным был и я. И только Никита шел «налегке»: в одной руке ПТР, несомое за ручку на стволе, в другой — ППС, который висел на плече и удерживаемый приятелем за пистолетную рукоятку. Если что, то Никита был готов открыть огонь немедленно в положении «от бедра». Впрочем, и мы с Сашкой не собирались зевать, держа свое оружие «по-боевому».

Туман уже рассеялся, когда в ближайших кустах зашуршало, и из них донесся голос Прокопа:

— Не стреляйте, свои.

— Свои в этот момент дома на кухне сидят, — пробурчал Сашка. — Пароль давай.

— Вам не нужен славянский шкаф? — раздраженно проговорил Прокоп, вылезая из кустов и подходя поближе.

— Нет, — довольно оскалился Сашка и произнес отзыв, — мы уже приобрели австрийскую стенку и теперь ищем ей в пару мебельный гарнитур.

— Могу только предложить австрийский рояль с красным лаком.

— У нас есть с красным, лучше бы с черным.

— Доволен? — хмуро поинтересовался Прокоп, которого явно разозлило проговаривать (а перед этим еще и тщательно заучивать только что произнесенные фразы) пароль-ответ. Это так Сашка решил отомстить за холодный прием в лагере партизан после прошлого Перехода.

— А то, — заулыбался мой приятель. — Прокоп, а ты тут один, что ли?

— Нет, просто решили не показываться, пока пароль не будет произнесен правильно, — ответила вместо мужчины Алина, которая присоединилась к нам, выбравшись из кустарника. — Но честно хочу признаться, что большей ерунды слышать не приводилось.

Сашка только отмахнулся. Все это было не больше чем забава. Захотелось моему приятелю поиграться в разведчиков, вот он и учудил — написал пароль-отзыв.

— Это что у вас за штука? — поразился Славка, который вышел на поляну следом за Олесей и сейчас во все глаза смотрел на ПТР.

— Противоснайперка, — хмыкнул Никита. — Для борьбы с разными демонами и прочей бронированной фигнею. Алина, привет.

— Привет, — поздоровалась в ответ девушка и тут же поинтересовалась. — Собираетесь свалить суккубу этим?

— Нет, — вмешался я в разговор, — ружье нужно лишь для контроля ситуации. Основные надежды возлагаю на другое. Нам бы в лагерь поскорее, чтобы взяться за работу…

К операции приступили на четвертые сутки после возвращения. Как раз партизаны помогли нам с боеприпасом — переснарядили два (всего лишь) патрона на ПТР и дали обойму патронов для СВТэшки с серебром. Причем забрали у нас драгоценного металла едва ли не в раза больше, чем пошло того нам на пули.

С самого утра залегли в лесу напротив выезда из бутылочного горлышка. От нас до дороги было метров двести пятьдесят и сплошь одни ухабы. Так что, сумей мотоциклисты уцелеть, до нас они доберутся не так уж и быстро. Будет время, чтобы свалить в поле. Проблему эту свалили на плечи своих сопровождающих — бессменной троицы партизан.

— Скоро должны показаться, — нервно заметил Сашка, ежеминутно задирая рукав камка, чтобы посмотреть на часы. — Блина, что же так время тянется…

— Это не время тянется, — заметил я, — просто ты сильно нервничаешь. Угомонись, а? И иди на свое место.

— Злой ты, — показушно обиделся приятель и уполз в сторону, где у него была оборудована позиция. — Ушел я от тебя.

Я посмотрел ему вслед, но ничего говорить не стал. Вместо слов приложил бинокль к глазам и стал осматривать дорогу. Особенное внимание уделял колесу от грузовика, валявшемуся прямо на обочине дороге. И надо же случиться такому, что лежало оно точно напротив того места (приблизительно, конечно), где останавливались байкеры в ожидании машины с демонессой.

Шум двигателей послышался в тот момент, когда нервы напоминали натянутые струны — дерни посильнее, они и лопнут. Потом звуки смолкли, почти полностью исчезнув. Ага, это машины опустились в ложбину и сейчас укрыты густым лесом.

Но через минуты зазвучали громче — мотоциклисты «добавили газу», чтобы опередить «волгу» и выскочить на подъем первыми. А потом и сами показались. Встали они, как и рассчитывал неподалеку от колеса. Последнее если их и заинтересовало, то все обошлось парой беглых взглядов. А зря…

Оказалось оно на дороге три дня назад и почти сразу же заинтересовало внимание охраны Кровавой Мэри. Но после осмотра те быстро потеряли интерес: судя по рваной дыре в покрышке, в которую кулак легко можно просунуть, колесо просто выкинули по причине негодности. Даже бортировать не стали — диск уже успел сильно изоржаветь и погнуться, так что титаническая работа по освобождению его от испортившейся резины овчинки не стоила.

Проверили это колесо и на следующий день, но изменений не нашли. Да и кому она нужна, это рванина? Никто же не ожидал, что сегодня за пару часов до проезда суккубы некто двое торопясь и нервно оглядываясь по сторонам заменять это колесо на точь-в-точь такое же. Но битком набитое взрывчаткой. И с радиодетонатором. С последним пришлось повозиться, но электронные внутренности нескольких китайских машинок на радиоуправлении и обычный электровзрыватель помогли справиться и тут. Конечно, пришлось повозиться и с колесами, но это того стоило. Мои надежды, что такая обыденная деталь автомобиля не заинтересует демонов, оправдалась на все сто.

Секунды, которые разделяли меня от нажатия кнопки детонатора, показались долгими минутами, если не часами. Наконец, между стволов последних деревьев мелькнула ярко-красная (инфернальные создания просто обожают этот цвет) туша крупного легкового автомобиля. Едва «волга» поравнялась с фугасом, я нажал на кнопку. Обычный пульт от дешевой игрушки сыграл роковую роль для суккубы.

По ушам ударило гулким взрывом, часть обочины взлетела в воздух, скрыв под завесой дыма, земли и щебня дорогу с находящейся на ней машиной. Несколько увесистых камней прошелестели надо мною, запутавшись в ветвях и осыпавшись на землю. Повезло, что не на голову.

Надеюсь, и с остальными все обошлось благополучно. Чего не могу сказать о демонах. Я еще успел увидеть, как оба байкера улетели на другую сторону дороги вместе со своим тяжелыми железными конями. Оставался еще один, который замыкал процессию. Но, полагаю, и ему достался кусочек той вакханалии, что устроили мы…

— Ах ты ж… — вырвалось у меня при виде выскочившего из облака пыли последнего мотоциклиста. Если судить по внешнему виду и той легкости, с которой он управлял своим транспортом, взрыв не причинил ему ни малейшего вреда. Быстро добраться до наших позиций ему помешало неровное поле, сплошь усыпанное высокими закаменевшими муравейниками и покрытое глубокими ямами и бороздами (даже представить не могу откуда те могли взяться). В одну из таких ловушек, прикрытую разросшейся травой, и угодило переднее колесо мотоцикла.

Седок взлетел высоко и приземлялся неудачно, раскинув руки-ноги в сторону, как лягушка. Обычного человека такое приземление если и не угробило бы, то явно заставило умерить прыть. А этот… этот толком и не почуял ничего. Вон как резво вскочил и продолжил передвигаться в сторону леса на своих двоих. Оставалось ему чуть больше ста пятидесяти метров. С такой скоростью за полминуты доберется.

Но не добрался. Примерно на середине поля по нему ударили автоматы партизан. Сто метров пусть и по шустрой мишени не особенно большое расстояние. Да и двигался демон строго по прямой. Так что уже на третьей или четвертой очереди в него угодило несколько пуль. Ударили в грудь, заставив резко остановиться и качнуться назад всем телом… после чего раненый выпрямился и продолжил бег. Только поменял немного направление, устремившись в сторону стрелков. Еще и принялся стрелять в ответ и достаточно метко. Партизаны даже прекратили отстреливаться, по всей видимости, уткнувшись в землю.

Я мысленно выругался, прижимаясь щекой к чуть шершавому (время обошлось достаточно жестко с оружием) прикладу и ловя в прицел противника. Но выстрелить не успел — случилось еще кое-что. На дороге послышался рокот мотора, работающего с перебоями, а потом из пыли показалась морда «волги». Изувеченная почти до полной неузнаваемости, частично смятая с одной стороны, куда пришелся удар взрывной волны, но машина двигалась. А тут еще показался еще один байкер, из той парочки попавшей под удар фугаса. Он двигался не так резво, как его товарищ, сейчас расстреливаемый партизанами, но все же двигался. И стрелял.

Два автомата уже реальная угроза для нашего некрупного соединения. И уходящая машина с суккубой. Ведь только ради нее все было затеяно. И тут я успокоился. Просто как-то разом на меня сошла уверенность, что все будет хорошо. Мы закончим операцию и вернемся назад в лагерь с победой. А машина… да что она? Куда ей деться с измочаленными в клочья шинами, передвигаясь на мятых-перемятых дисках?

Громом прогремел выстрел из ПТР в пятнадцати метрах от меня. От неожиданности я даже вздрогнул и прикрыл веки. Краем глаза успел заметить яркую вспышку и столбик пыли там, где лежал Никита, укрытый в кустах.

Двести с небольшим метров для длинноствольной винтовки почти не расстояние. Я даже успел увидеть (хотя могло и показаться в адреналиновом угаре), как сверкнули искры на капоте, когда в тот угодила тяжелая бронебойная пуля.

Автомобиль успел проехать еще метров десять, прежде чем остановился. Сам того не ожидая, водитель оказал нам помощь. В том облаке пыли, что еще продолжало висеть на месте подрыва закладки, легко можно было ускользнуть от нас, бросившись в противоположную сторону. Там не было никого из наших, так как позиция была крайне неудачной. Плюс, с той стороны почва была напитанная влагой настолько, что легко могла именоваться болотом. Возможно, просчитав такой вариант, первый байкер и угадал с нашим месторасположением. Или тут не обошлось без магии. Сейчас уже гадать поздно и не к месту.

Пока в голове вертелись неуместные мысли, из покореженной машины (как только дверь сумел открыть, ее просто должно было впечатать в салон, как ершик в узкое бутылочное горлышко) вылез тот самый неизвестный в плаще и шляпе. В руках у того был «ручник» в десантном исполнении. Хобби у них, что ли, у охранников Кровавой Мэри носить оружие со складывающимся прикладом? Сначала мотоциклисты с АКМСами, теперь этот с РПКСом. И где он его только спрятал, этот громоздкий ствол? Никак в машине уже был припрятан…

В следующее мгновение мне пришлось уткнуться лицом в податливую лесную землю, чтобы уберечь голову от пуль, рассерженными шмелями прогудевшие поверху. Посыпались сбитые ветки, листва.

М-да, это хорошо, что с байкерами успели покончить к этому моменту. Первый лежит метрах в сорока от кромки леса, второй валяется на дороге и все еще шевелится. Уцелей они к этому моменту, то при таком огневом прикрытие сумели бы подобраться к нам вплотную. А на что способен демон, пусть и низший, в ближнем бою, я хорошо наслышан.

Пулемет на дороге смолк — охранник перезаряжался, отстреляв один сорокапатронный магазин. Таким моментом не воспользоваться было грех. Говорите, легко дохнут от попаданий в голову? Проверим…

Я поймал в оптику голову шляпоносца и надавил на спусковой крючок. И оглох от выстрела… Никита тоже не стал терять времени, продолжив обстрел машины. Надеется зацепить суккубу в салоне. Что ж, я только — за.

Тем более что и мой выстрел оказался точен. Вон как передернуло урода, аж шляпа улетела далеко назад. Но падать тот не собирался. Быстро нагнулся за выроненным магазином и вставил его в приемник, потом передернул затвор и вскинул оружие, собираясь продолжить стрельбу. Я успел его опередить буквально на мгновение, послав очередную пулю во вражеское лицо. Ответная очередь из-за этого вышла неприцельная — ствол пулемета высоко задрался в небо, куда и улетели пули. И тут же, не давая опомниться демону, выстрелил Никита. Я увидел, как шляпоносца с силой бросило на машину. От такого удара тот выронил пулемет. Но и это его не убило! Уже через пару секунд противник пришел в себя и потянулся за оружием. Опасаясь, что Никита не выдержит и выстрелит в неумирающего демона еще раз (выстрелы я считал, у приятеля оставалось всего два патрона и оба серебряные, приготовленные для Кровавой Мэри), я громко крикнул в его сторону:

— Не стреляй, Никита, не стреляй! На тебе Мэри, слышишь? Мэ-ри!

Правильно говорят местные: не вспоминай и названный не появится. Сразу же после моих слов, как-будто услышала их, из машины вышла демонесса. В Обтягивающем наряде, состоящем из кожаных брюк и короткой курточке, насыщенного красного цвета она казалась экстравагантной моделью, сошедшей с глянцевых страниц журналов.

Но модели не бывают настолько опасны и ужасны в своей внутренней сути. В этом я убедился через мгновение. На кистях ее рук, которые она вытянула в нашу сторону, заклубились черные дымные сгустки. А потом демонесса резко «выстрелила» этим дымом в нас.

Дымные полосы, как змеи, соскочили с ее рук на асфальт, а дальше потекли по траве в сторону леса, где мы укрылись. Я увидел, как растительность в единый миг превращалась в черную труху, соприкоснувшись с дымом.

С каждым пройденным метром, с каждым уничтоженным пучком травы «дым» становился гуще и делился на новые «змейки». Радовало только одно — скорость не превышало скорости передвижения человека трусцой. Иначе пока мы пришли бы в себя (по всей видимости, Кровавая Мэри ударила по нам чем-то вроде ментальной магии, от того я и ощущал себя несколько заторможенным), то только в момент встречи с «дымом».

Заклинание успело пройти две трети расстояния от шоссе до наших позиций, когда по ушам ударил очередной выстрел ПТР. Результат оказался впечатляющим. Мэри не просто отбросило в сторону — у нее оторвало руку почти у самой ключицы, куда угодила пуля.

После ранения поддерживать заклинание демонесса не смогла, отчего то благополучно развеялось. Я уже было обрадовался, что все благополучно закончилось, но вновь вмешался амбал из охраны Мэри.

Пулеметчик к этому моменту успел прийти в себя после «встречи» с тяжелой пулей и вновь завладел своим оружием, принявшись обстреливать место, где укрылся Никита. А заметить его позицию ничего не стоило после стольких выстрелов. Вспышка, шум, поднятая пыль, все это демаскировало укрытие товарища. Неудивительно, что огонь противника сосредоточился на нем. Причем, какого-то неубиваемого противника. Прямо терминатор, елки-палки.

Но неубиваемость тоже имеет свои пределы, в чем убедился персонаж иностранного боевика, попав под пресс. И амбал оказался не намного прочнее. Уже через несколько секунд, после начала стрельбы пулемета, в его басовитую трель вклинились отрывистые «татаканья» автоматов моих товарищей. А следом подключился и я, высадив в тело противника остаток магазина. Тот повалился на дорогу возле машины…

Мертв — нет?

Не мертв… пули, щедро набившиеся в тело, так и не смогли убить демона (а никем другим он быть не мог при таких удивительных свойствах тела). У меня даже проскользнули мысли, что это один из высших тварей. Ведь серебро практически не оказывает на него действия.

Точку в этом споре между ненормальным стремлением к жизни и оружием поставил Никита. Израненный, но не убитый пулеметчик успел встать на одно колено, собираясь выпрямиться во весь рост, когда Никита потратил последний патрон. Тяжелая серебряная пуля (именно серебряная, так боеприпасы из драгоценного металла шли самыми последними в магазине винтовки) попала точно в голову… разорвав ту на куски.

С минуту стояла тишина. Потом до меня донесся тихий свист. Повернув голову в ту сторону, я увидел Прокопа, который покинул свое укрытие в кустах и сейчас стоял на открытом месте, выпрямившись во весь рост. Потом к нему присоединились Славка с Алиной.

— Вы чего ждете? — крикнула девушка в мою сторону. — Надо проверить демонов и добить, если они еще живы.

Надо, так надо, кто же будет спорить с женщиной, у которой в руках оружие. Впятером, на всякий случай, оставив Сашку с автоматом в лесу на подстраховке, мы добежали до дороги. Там все было… страшно.

Большая воронка на обочине, куски дымящегося асфальта, покореженная машина и кровь. Последней было так много, что часть дороги была просто залита ей. Мертвыми были два байкера и водитель «волги», которому бронебойная пуля из ПТР, пущенная вслепую Никитой, перебила позвоночник между лопаток.

Живыми, вернее будет сказать — условно живыми, оказались демонесса со своим амбалом охранником. Пулеметчик, не смотря на тяжелейшие раны, еще шевелил одной рукой и ногами, делая попытки подняться. Вторая рука была перебита пулями до состояния лохмотьев. От головы уцелела нижняя челюсть и шея.

А вот Мэри даже была в сознании. Хоть и не могло это ей помочь. Из всех функций тела ей было возможно пользоваться только глазами. И в них было столько чужого, нечеловеческого, замешенного на ярости, желании убивать и наслаждаться чужой болью, что я и Никита невольно отшатнулись.

От прекрасного тела, которое некогда было пределом наших мечтаний, сейчас почти ничего не осталось. Страшная рана в плече от серебра успела загнить. Запах от этого стоял мерзкий (там и без этого пахло, как на бойне — сыростью, кровью, потрохами, если кто сталкивался хотя бы на охоте со свежеванием добычи, тот поймет).

Возможно, мы так и простояли бы рядом, пялясь на демонессу (как бы не гоношились, но время поведенное на «гражданке» успело нас размягчить, «контроль» уже не казался обыденностью), если бы не партизаны.

Прокоп молча подошел, поднял наган, которым он сменил свое основное оружие, и дважды выстрелил в тело суккубы. В голову и сердце, к которому и так уже приближалась полоса гниения.

По одному выстрелу он сделал в голову охранников демонессы. Проблемы возникли только с амбалом — у него и так головы не было, а серебро в сердце не сильно сказалось на его живучести.

— Сожжем, — предложила Алина, когда мероприятия, действенные для обычных демонов, не помогли с пулеметчиком. — Затащим в машину и подожжем. Туда же и демоншу бросим.

— Подождите, — остановил ее славка, который внимательно смотрел на дергавшееся тело, — у него на шее что есть. Ошейник, что ли…

Среди сгустков крови просматривалась широкая полоса, то ли плотной кожи, то ли тонкого металла. На поверхности были выгравированы непонятные знаки.

— Руны подчинения и смирения, — вслух проговорила Алина, рассмотрев ошейник. — Странно… но это ничего не меняет. В машину его.

Но сразу закидывать в салон не стали. Сперва Прокоп своим тесаком отрубил конечности твари. Только после этого его просунули в автомобиль. И то не полностью — слишком неудобно было действовать срубленными жердями. А прикасаться к демону никто не горел желанием. Так и оставили его наполовину в салоне, наполовину на улице. Рядышком бросили тело демонессы.

Пока возились с добиванием, сбором трофеев и подготовкой к кремации времени ушло порядочно. С каждой последующей минутой мы все чаще и чаще вскидывали голову, осматривая дорогу в обе сторону. Даже Прокопа, как самого опытного и внимательного отправили к краю подъема, чтобы тот контролировал «бутылочное горлышко».

Наконец, все закончили. Забрали оружие, боеприпасы, открыли бензобак и кинули в салон подожженную тряпку. Пропитанная машинным маслом (пробили уцелевший при взрыве картер и набрали сколько смогли смазки) материя загорелась хорошо. Пламени от нее хватило для обивки салона сполна. Хлопок от сдетонировавших паров бензина (открытый бак, плюс порезанные топливные шланги) услышали уже глубоко в лесу.