Прочитайте онлайн Проводник: проклятый мир | Глава 4

Читать книгу Проводник: проклятый мир
4416+621
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 4

Мы пробыли в отряде несколько дней. Вернее, нас продержали в этом укрытом резервном лагере, не делая попыток перевести куда-то еще. Общались с нами отец Михаил, Ложков и несколько простых бойцов из отряда. Тот же Прокоп со Славкой навещали нас постоянно, сообщая различные новости из внешнего мира. Ничего про местонахождение, фамилии прочих сопротивленцев и прочую стратегическую информацию.

Но и такие кусочки для нас были на вес золота. Иногда удавалось прослушать несколько передач по приемнику — почти точной копии тех машинок, что заполнили рынки и магазины в моем мире. Только вместо претензионных названий «Сони» и «Шарп» были другие — «Электроника», «Спутник», «Рубин». И мало похожие — все больше лампы, сопротивления и всяческие «устаревшие» детали. И никаких микросхем и электронных плат.

Особенно меня интересовали книги и учебники. Из них я почерпнул ту массу данных, которые позже помогли сформировать картину этого мира.

До начала второй мировой что здесь, что в моем родном мире история текла по одному руслу. Почти без особых изменений прошла война (или — Война, как здесь называют то событие местные жители). До августа сорок пятого года. В тот день, когда американцы провели бомбардировку японского города атомным оружием, началась новая эра. Эра демонов. Шестого и девятого августа здесь вполне могли бы отмечать днем траура.

Кичливые американцы соединили вместе науку и мистику, воспользовавшись удачными опытами немцев из Анненербе. Та масса энергии, выделившаяся при взрыве, прорвала стенки мироздания и открыла дорогу первым демонам. Первые инфернальные создания стали появляться на Островах Восходящего Солнца уже через несколько месяцев. Но на них почти никто не обращал внимания, за исключением самих японцев.

В тот момент весь мир следил за другими событиями — противостоянием СССР и САСШ. Атомная бомбардировка вызвала крайне негативную реакцию Сталина, о чем он и сообщил американскому президенту. И это привело к трагичным событиям.

Америка в тот момент решила из тени и перестать быть просто страной-торгашом. Правящая верхушка САСШ приняла решение: страна должна стать первой в мире. Первой во всех смыслах. Эдаким государством-королем, властвующим над странами-вассалами. Препятствием были русские танковые армады и солдаты, разгромившие совсем недавно непобедимую гитлеровскую армию. А тут еще и речь Сталина…

Оба государства перешли к «холодной войне», намного опередив в этом событии мой мир. Русские и американцы принялись усиленно готовиться к войне. И в сорок седьмом году советская армия высадила десант на Аляске. В ответ САСШ нанесли атомный удар по дальневосточным регионам СССР. Еще через полгода — атомным огнем сожгли Москву и Ленинград.

Как-то раз дома, мне попалась книжка, где говорилось, что Америка собиралась бомбить Россию примерно в это же время — сорок седьмой-сорок восьмой года. Но воздержалась, опасаясь ответа: наши деды сумели ввести в заблуждение штатовскую разведку, предоставив дезинформацию о наличии секретного оружия, не менее мощного, чем атомная бомба. А там и у нас появилась «ядреная бомба».

В этом же мире все пошло наперекосяк. Из-за диверсий, советским ученым не удалось, создать отечественный аналог супер-оружия. Ко всему прочему в местах атомных ударов стали появляться невиданные существа, легко справляющиеся с войсками голыми руками и непонятными умениями. О магии тогда мало кто знал и еще меньше верил в ее существование.

Советская армия оказалась разделена пополам: одна часть боролась с множащимися демонами (их называли суперсолдатами, американскими диверсантами, которых те научились создавать получив секретные материалы от немецких ученых), вторая била американскую армию. Причем била на их родной земле — отвоевали Аляску и взяли под полный контроль несколько штатов. Без своей «ядерной дубинки» штатовцы сильно уступали солдатам армии, несколько лет назад прошедшей через половину Европы с тяжелейшими боями. А травить свою территорию амеры опасались: Европа далеко, на нее плевать, а взрывать атомные заряды почти на родном пороге было чревато. Могло и собственное население не так понять. Да и бомб было не так много, не больше десятка оставалось после бомбардировки Москвы и Ленинграда.

И тогда они обратили внимание на демонов, решив использовать странных существ в личных целях. К этому времени половина Японии обезлюдила из-за тварей. Пример того, насколько эффективно действуют демоны против государств, штатовцы оценили. И попытались провернуть нечто подобное с СССР. Но совершили ошибку, решив по-быстрому вникнуть в суть творящегося безобразия на японских островах. Итогом стало появление первых Врат. Через год таких переходов из мира в мир было несколько. Еще через полгода демоны открыли первые Врата в Европе. И понеслось — САСШ, сами того не ведая, устроили Армагеддон для всего мира.

В пятьдесят пятом году мир пал окончательно, когда распались все государства, а их территории попали под власть демонов. Последней страной, сохранившей власть и порядок на своей территории, был СССР. Осенью тысяча девятьсот пятьдесят пятого года демоны захватили последний кусочек земель и уничтожили правительство.

Людям повезло лишь в том, что демоны не были сплочены. Выбравшись из своего мира в другой, и более менее укрепившись, они вспомнили о распрях и принялись делить Землю. Практически каждое крупное государство стало местом для становления определенного доминиона. Или пара-тройка крошечных стран.

Каждый такой кусочек обзавелся демоном-Повелителем и был разбит на несколько территорий поменьше. Там заправляли Наместники. Повелитель, Наместники и их ближайшие слуги были высшими демонами. Необычайно сильными, живучими и свирепыми созданиями, обладающими смертоносной магией. Именно они в одиночку громили армии людей, когда те еще имелись. Следом шли старшие демоны, низшие демоны и демонические твари (обычно последние имели всего лишь зачатки разума и использовались для мелких и несложных поручений).

Крупные города и щедрые на природные богатства районы попали под полный контроль демонов. Все прочие превратились в резервации. В последних демонов практически не было. Вроде бы хорошо, но инфернальные создания туда часто наведывались… поохотиться. В своих «цивилизованных» регионах такого «произвола» не позволяли. Но жить там было еще труднее — давила постоянная неизвестность. Могло оказаться так, что завтра к тебе в дом наведается команда мелких демонов или их прислужников и заберет тебя, ребенка, родственников. Люди были нужны в качестве пищи, как телесной, и духовной. Для этого имелись специальные тюрьмы и капища. В капищах людей приносили в жертву, и это давало приток сил демонам. Так же там постоянно возносились моления Повелителю и Наместнику (в каждом регионе своему). От чего те становились сильнее.

Численность людей резко упала и от катастрофической черты, когда вымирание было бы делом времени, отделил приказ Повелителей. Он запретил беспорядочные убийства землян, поставив все на конвейер, кошмарный конвейер. Не то, чтобы люди перестали бояться умереть, просто смогли вздохнуть посвободнее. Раньше инферналы уничтожали целые города ради удовольствия, сейчас же могли позволить убийства редких единиц по своему желанию. Нарушителя ждало наказание — изгнание в родной мир, где нет пищи и вкусных душ.

Повелители не заботился о людях, нет. Они заботился о себе, опасаясь через пару столетий остаться в мертвом мире, похожем на свой родной.

Людей разбили, поработили, но не сломили. То тут, то там возникали отряды восставших, называющих себя Сопротивлением (несколько банально, но в таких ситуациях не до словесных выкрутасов и кружев). Они громили капища, отстреливали демонов, освобождали приготовленных на заклание. В общем, вредили, как только могли.

Самым сильным было русское Сопротивление. Советский Союз выдержал оккупацию фашистов и выдерживал засилье демонов. Старые партизаны вернулись на свои базы, не успев толком пожить в мирных домах. Опыт Войны и американской кампании помог уверенно бороться с новым врагом. За десять лет с момента появления первой инфернальной твари и до окончательного краха, в военном производстве случился бум. Видные оружейники (тот же Калашников и Владимиров) выдавали новые образцы оружия, которое в моем мире появилось много позже. Появлялись отличные образцы оружия (знаменитый «калаш» в этом мире прошел все ступени от АК под «семерку», до АК под патрон пять сорок пять миллиметров), менялась тактика…

Жаль только, что силы явно были неравные. Если простого демона можно было расстрелять из обычного оружия, отправив в мир иной, то с демонами более высокого ранга такой фокус не проходил. Уже старшие демоны выдерживали несколько десятков пулевых попаданий, так что говорить о высших?

Убить могло только серебро (только из-за этого и появилась автоматная «пятерка», так как требовала меньшего расхода благородного металла и увеличивала носимый боезапас). От этого светлого драгоценного металла демоны мерли, как мухи. Несколько пуль в сердце или голову уничтожали старших демонов. С высшими опять не все так просто было. Простое серебро им доставляло сильные страдания, но не убивало. Вернее, никто не успевал всадить в тело такого существа достаточное для его убийства количество драгоценного металла. И тут помогала Церковь. Освященное серебро уничтожало Повелителей и Наместников с такой же легкостью, как и обычная пуля простого человека.

Именно поэтому в этом мире серебро находилось под запретом. На черных рынках серебро шло один к шести и больше по отношению к золоту. Все рудники были взорваны и так отравлены разной химической гадостью, что добыча была невозможна. Где взорвать или отравить было нельзя, стояла огромнейшая охрана, уничтожавшая любого недемона (а демоны к таким местам старались не приближаться) на подходе.

Развитие этого мира отставало лет на двадцать от моего, хотя в плане оружия шло примерно на одном уровне. В подпольных мастерских изготавливали экземпляры ничем не уступающие своим заводским собратьям. Вот только производство воздушных аппаратов почти зачахло, не было совсем высокоточного оружия (вроде отечественных «игл», «стрел» и «стингеров»), связь осуществлялась с помощью достаточно громоздких ламповых передатчиков.

После памятного разговора, когда нашу команду как-то слишком мягко (для событий, которые привели нас в партизанский отряд, встреча оказалась просто на удивление радушной) пораспрашивали и оставили в покое (аналог домашнего ареста не в счет, как не в счет парочка бойцов постоянно находящихся рядом с оружием в руках) прошло три дня. Еще тогда, когда нас из большой землянки привели в маленькую и оставили одних, Сашка чуть ли не набросился на меня с упреками и вопросами. Ему сильно было не по душе такое положение полузаключенного, но я попросил потерпеть. И время ожидания закончилось.

— Народ, — шепотом обратился я к парням, — давай ко мне ближе.

— Что такое? — настороженно огляделся по сторонам Никита и шагнул ко мне. Сашка повторил его движение молча, но вопросов у него во взгляде читалось еще больше.

— Пора домой возвращаться, — прошептал я. — Чую, что портал должен заработать. Знак набрался сил.

В качестве демонстрации слов закатал рукав и показал алеющий рисунок на запястье. Просто удивительно, как та демонесса его не почуяла. Думаю, в таком случае меня точно не отправили в обычном фургоне для рабов и жертв. И тогда судьба моя и друзей оказалась незавидной.

— Так чего ждешь? — резко возбудился Сашка. — И чего шепчемся, словно на экзамене в школе?

— А вдруг тут микрофоны? — веско заметил я. — Нет, рисковать не стоит. И так странностей у нас полно. Как еще к стенке не поставили просто из осторожности. Ладно, приготовились…

Я сосредоточился на Знаке и с огромной радостью ощутил, как тот стал отзываться. Через секунду в тесной землянке стал расползаться туман, постепенно густеющий.

— Вперед, — проговорил я и поманил друзей за собою. И первым шагнул в центр молочного непрозрачного марева. Мгновение головокружения, потери ориентации в пространстве и вот я уже стою посредине знакомого леса. Именно тут несколько дней назад мы баловались стрельбой и магией.

— Дома, — с тихой радостью проговорил Никита, и по его лицу расплылась блаженная улыбка. — Как же здорово очутиться дома. Тут даже воздух другой… чувствуете?

Приятель с шумом сделал вздох и замер, прикрыв от счастья глаза.

— Еще не дома, — заметил Сашка, нервно оглядываясь по сторонам. — Пока не увижу знакомую квартиру не поверю, что мы ушли из того кошмарного места. И это… водку пить не приглашайте — с недавних пор я стал ярым трезвенником.

В последних словах я был с ним солидарен. Если алкоголь настолько легко открывает наш разум перед демонами, то про него стоит позабыть. Повторно ощутить воздействие той демонессы никак не хочется.

На наше счастье на автомобиль никто за это время не покусился. А ведь мы так и оставили его с ключами в замке зажигания. М-да, глухое место, очень глухое и редко посещаемое. В машине всего-навсего аккумулятор разрядился из-за не выключенных в пьяном угаре фар. Но тут все свелось к небольшой пробежке, упираясь в багажник машины. С четвертой попытки автомобиль завелся, приветливо заурчав двигателем.

— Шеф, — покровительственно обратился к Никите Сашка, падая на переднее пассажирское сиденье, — трогай. Ты нас вез сюда, ты и отвози обратно.

— Шеф потрогал и обалдел, — хмыкнул Никита, припомнив фразу приятеля, и добавил от себя. — Уважаемые пассажиры наших наземных авиалиний, просьба пристегиваться крепче и не ломать ручки. Наш девиз: мы не просто быстро ездим — мы низко летаем!

Поверить в то, что я вернулся домой смог только у себя на квартире, когда запер дверь и включил свет в прихожей. Ничего не изменилось. Разве что, пыли прибавилось — надуло с улицы из открытого окна.

Прошелся по комнате, посмотрел на небольшую стопку книг, которые приобрел на книжном развале. Тут я немного призадумался и потом взял одну. Как помнил, именно в ней говорилось о демонах, их привычках и приводился внешний облик.

Пробежался по оглавлению и остановился на строчке с указанием суккуб… М-да, ничего похожего. На черно-белой картинке скалилась жуткая и лысая образина с парой сотен зубов (как только смогли все уместиться) и остроконечными ушами. Но это еще не все. Автор пошел намного дальше, выполнил пасть в виде… в виде совсем другого органа, женского, если уточнять подробнее. Наверное, суккуба ассоциировалась только с такими деталями. Там же говорилось, что эти демоны гипнотизируют мужчин (и иногда женщин, как говорится — на безрыбье и рак рыба), а потом пожирают, не оставляя от мужчины ничего. Причем начинают всегда с его достоинства. Жертва в этот момент испытывает наслаждение до самого последнего момента.

— Мура, — вслух прокомментировал я прочитанное и зашвырнул книжку в дальний угол. Чувствую, что ничего полезного не почерпну из этого ширпотреба. Тут надо изыскивать другой источник знаний, более информированный и внушающий доверия. Но где его взять?

В моем мире демоны — не более чем слухи и страшилки. Сотни людей больше верят в зеленых человечков, чем в каких-то потусторонних существ. Вздохнув, я включил телевизор и принялся переключать каналы. Близость к телецентру позволяла просматривать за раз почти два десятка программ. Хотя, пять из них транслировались с белыми «крошками» и редким треском.

В новостях показывали очередные разборки между бандитами. Вон на экране застыли две иномарки, которые напоминали сейчас дуршлаг. Рядом с одной лежали два тела, прикрытые черным полиэтиленом. Еще одна такая же бесформенная груда располагалась возле тротуара. Симпатичная корреспондентка говорила что-то про участившиеся случаи расстрела авторитетов одной из местных группировок, про ширившийся криминальный произвол. Зевнув, я переключил канал, мельком подумав, что всю энергию местных отморозков да в соседний мир переправить на борьбу с инфернальными захватчиками! Вот только тогда и будет порядок.

На переключенном канале парочка агентов из-за моря-окияна, мужчина и женщина, гонялись за зелеными человечками. При этом мужчина вечно искал везде и во всем какую-то истину.

— Закусывать надо, — повторил я слова известного отечественного актера, намекая несуществующим героям, что зеленые человечки появляются после второго литра, выпитого натощак.

Пощелкав кнопкой и устав от постоянной ходьбы от телевизора к дивану, я выключил «ящик» совсем. Время было уже ближе к вечеру, так что в гараж сегодня смысла идти не было. Да и не хотелось мне в таком расположении духа возиться с железками. Завтра, все завтра. Заодно и отвлекусь после событий последних дней. А то те слишком насыщенными ими (событиями) и напряженными выдались.

На следующее утро я направился в гараж еще с самого раннего утра. Первые прохожие только шли на работу. На двери гаража на клей были прицеплены пара тетрадочных листов с вопросами в мой адрес. Вроде фраз «когда и во сколько… и вообще-то буду или как». Имелась и одна запись сделанная мелом. Была начеркана прямо на воротах почти во всю створку: «Гад».

Я только хмыкнул, окинув весь этот «пейзаж». О последнем авторе догадывался со стопроцентной точностью. Есть тут такой паренек молодой из школяров. Притащил как-то «ижак» с напрочь убитым двигателем (кто-то сыпанул песочку ему, а этот тюлень и не заметил, взял да и покатил). Объяснил я ему, что и по чем, отказавшись возиться с этим хламом. Техника и так доживала последние мгновения, а «шприцевание» абразивом помогло еще быстрее перейти последнюю черту. Проще новый собрать, чем старый реанимировать.

Теперь этот паренек в моменты черной меланхолии прибегает и тайком пачкает мелом ворота. Перейти на краску или сквернословие поядренее опасается. Понимает, что я такого хамства не прощу и могу, если не переломать руки-ноги, то навешать неплохих звездюлей во все лицо. А может, и могу. Репутация молодого ветерана из горячей точки иногда бывает полезна. Недаром по телевизору в новостях хоть один, но эпизод с войны покажут.

Бумажки я сорвал и выкинул в ведро с мусором. Меловую надпись стер влажной тряпкой, решив, что пора кончать с этим. Я не собираюсь каждый раз становиться отдушиной, когда молодого дурака кто-нибудь обидит.

Первые посетители появились около одиннадцати часов. Рядом с воротами негромко «фыркнул» двигатель, замолчал, потом щелкнул замок автомобильной дверцы. Я даже немного задумался, кто же может быть. Приехала иномарка, а все клиенты знают, что берусь только за отечественный автопром. Или это…

— Здорово, дружище, — скалясь во все тридцать два зуба, с порога поздоровался Сашка, — все возишься с разным хламом?

Я вытер масляные руки тряпкой и протянул ладонь для приветствия. Приятель не обратил внимания на их не самую кристальную чистоту и крепко пожал.

— Привет, какими судьбами?

— Да вот, — пожал плечами друг, — мимо проезжал и решил заскочить.

— Мимо, — прищурился я. — Санек, не финти, тут это «мимо» на пару-тройку километров хитро загнутого пути. Да по ямам, да по грязи. Говори, что хотел?

— Ладно, ладно, — махнул рукой Сашка, — догадливый ты наш, не просто так заехал. Сейчас все расскажу…

Правда, сразу к пересказу своей проблемы Сашка не спешил приступать, принявшись мяться. На него подобное совсем не походило, так что я даже поинтересовался.

— Чего мнешься, — спросил я. — Ты не заболел?

— Нет, — мотнул отрицательно головою друг. — Тут такое дело… ты помнишь, какие деньги в ходу там?

— Там — это где?

— В том мире. В мире демонов.

— Там, значит? — с подозрением переспросил я и ответил на вопрос. — Знаю, конечно. Расплачиваются обычными монетами. Бумажные банкноты не в ходу совсем. Поговаривают, правда, что в паре резерваций есть такие, но пользуются спросом не сильно.

— А какие монеты? — продолжал допытываться Сашка.

— Да что ты пристал? — чуть не вспылил я. Напоминание о путешествии в соседний мир вызывало у меня не самое благодушное настроение.

— Не злись ты так, — миролюбиво ответил Сашка. — Так что за монеты?

— Бронзовые там, — припомнил я услышанные рассказы от партизан-сопротивленцев о местной денежной системе. — Еще очень редко медь или латунь. Да, самые крупные делают из золота. Как говорят, в мире демонов этого металла полно и его перетаскивают на Землю… на Землю-два. И культивируют «золотую лихорадку». Таким способом добиваются того, что люди готовы на все, лишь бы получить золотишка побольше. Даже откупаются некоторые от очереди на заклание золотом.

В самом деле, была такая штука. Демоны охотно шли на уступки людям, установив твердый тариф в золоте. Любой мог заплатить раз в год пошлину и жить в свое удовольствие, не опасаясь за душу и тело. Другое дело, что большая часть золотых запасов была сконцентрирована в руках (или лапах) демонов. И платили они только за существенные заслуги. Получалось, что заплатив раз человеку, демоны очень скоро получали свое золото обратно, когда тот выкупал свою жизнь. Чтобы получить свободу на следующий год, человеку требовалось опять поработать на инферналов. И опять он получал то же золото, чтобы позже вернуть его обратно. А работка была такой «грязной», что не всякому маньяку или извращенцу понравиться.

— Вот, — поднял палец вверх Сашка, после моих слов о золоте, — золотые монеты. А к скольким идет золото и серебро в том мире?

— Вообще-то, — напомнил я приятелю, — серебро там запрещено.

— Я про резервации говорю и партизан, — отмахнулся от моих слов Сашка. — Если мне не изменяет память, то там один к пяти идет соотношение. А в некоторых местах и еще больше.

— На что ты намекаешь? — нахмурился я, уже догадываясь о мыслях приятеля.

— Мих, — Сашка проникновенно посмотрел мне в глаза, опустившись на бочку мало обратив внимания, что емкость не блистает чистотою, — ты можешь переходить из мира в мир. Я могу толкнуть золото без проблем. Почему бы не скооперироваться. А?

— Я не пойду в тот мир, — покачал я головою. — Ни за что. И тебя проводить туда не хочу… да и не буду. Не хватало еще, чтобы тебя там прибили. Саш, тебе войны мало, чтобы снова рисковать?

— Та война с нашей не сравнится, — проговорил приятель. — И потом: с чего решил, что начну стрелять налево и направо? Шашку наголо и вперед? Нет, я просто хочу набрать капиталец и зажить спокойной жизнью.

— Предположим, что я согласился, — ответил я. — Что дальше? Где найдешь серебро, как продашь золото?

— Насчет золота — это мои проблемы, — уверенно заявил друг. — Несколько килограмм легко толкну… пусть и не за полную цену. Серебро… хм, вот с серебром проблемы. Пока не могу придумать, где его надыбать. Может, в ювелирке?

— Ломануть ювелирный? — ужаснулся я. — Снек, харэ дурью страдать.

— Почему сразу — ломануть? — обиделся Сашка. — Можно легко и просто купить побольше браслетов всяких, цепарей, гаек… для начала своими деньгами воспользуемся, а потом уже пойдут бабки от золотого оборота.

— Рано делишь шкуру неубитого медведя.

— Так ты же согласился, вроде как, — удивленно проговорил Сашка. — Сам же только что сказал.

— Не согласился, — возразил я. — Просто предположил… а потом, ты сам не знаешь, как приступить к выполнению своего плана. Вот придумаешь, все по полочкам разложишь, так и приходи.

— Да ладно… — начал было Сашка, но резко замолчал, повернувшись в сторону гаражных ворот. За ними на улице послышался шум автомобильного двигателя, замолкшего прямо напротив нас. Учитывая, что на мои ворота выходят тыльные стенки гаражей, приехавшие (или приехавший) были по мою душу. Я даже знаю кто это. Дизель Никиты трудно перепутать с чем-то другим, учитывая, что в этом районе второй японской тачки подобной марки и комплектации нет.

— Привет, народ, — кивнул нам с Сашкой Никита (ну что я говорил?). — Че сидим? Кого ждем?

— Тебя, а кого же еще? — прищурился Сашка, протягивая ладонь для пожатия. — С чем заявился?

— Небось, с тем же, с чем и ты, — буркнул я, мечтая, чтобы ошибиться. Но надеждам не суждено было оправдаться.

— Дело у меня к Михе, — чуть помялся перед тем, как ответить Никита. — И к тебе тоже… даже удачно, что вы все здесь оказались.

— Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались, — напел песенку Сашка. — Колись, давай, что за тема у тебя?

— Мих, — здоровяк повернулся ко мне и с виноватым выражением на лице попросил, — переправь меня в тот мир, а?

— Приехали, — ошарашено проговорил Сашка. — Михась, а ты был прав, когда говорил о его деле…

— Тебе-то зачем? Что ты там забыл? — вздохнув, поинтересовался я, перебив при этом Сашку.

— Хочу воевать с демонами, помочь ребятам, — проговорил Никита. Выговорив, он успокоился, решив, что самое сложное закончилось. Не тут-то и было.

— Не поведу, — ответил я, усаживаясь на несколько автопокрышек, прикрытый куском чистого брезента. — Просто напросто никого никуда не поведу. Блина, взяли моду: один хочет бизнес замутить, но даже примерно не знает как и где; второго терзают муки совести и человеколюбия пополам с патриотизмом, которые засовывали его ж…пу в разные передряги еще в чиче. Не-а, ребята, я против ваших затей.

Наступила тишина. Оба товарища буравили меня взглядами, в который смешались удивление моим отказом, обида, растерянность и куча всяческий эмоций. Наконец, заговорил Никита.

— Миша, но почему?

— Потому, — стал закипать я, — что война мне уже успела осточертеть. Надоело убивать, видеть убитых, дышать смрадом трупаков… многое еще чего.

— Но там же наши, русские, — почти завопил Никита. — Тебе не паршиво было смотреть на наших земляков в Чечне, которые на правах рабов и батраков у чехов вкалывали? Ты помнишь их глаза, а? А в том мире таких людей тысячи и тысячи и им приходится еще хуже.

— Чего ты кричишь? — почти столь же громко заорал я. — Я там тоже был и все видел.

— А если видел, — быстро успокоился приятель и заговорил почти спокойным прежним голосом, — то помоги. Мне надо туда попасть, а дальше… дальше разберусь. Просто возьми и переведи, о большем не прошу.

— И что ты там собираешься делать? — язвительно спросил я.

— Воевать.

— О как, — проговорил я и передразнил друга, — воевать. Чем, позволь поинтересоваться? Обычные пули для демонов почти не опасны. Или ты атомную бомбу туда переправишь? Так я тебе напомню с чего началось вторж…

— Вот, — перебил меня Никита, засовывая руку в карман ветровки и вытаскивая из него небольшой газетный сверток, — с этим. Отолью пули или картечь. Должно хватить на много.

Газета полетела на пол, а на ладони у приятеля остались лежать небольшие ложечки. Серебряные.

— Опаньки, — резко встрепенулся Сашка и ухватил парочку себе. — Хм, похоже на серебро.

— Оно и есть, — подтвердил догадку друга Никита. — Девятьсот двадцать пятая проба. Там и оттиск, клеймо имеется.

— Где взял? — жадно поинтересовался Сашка. — Где столько ложек надыбал… у тебя их тут штук двадцать?

— В ломбарде, — признался Никита. — Там кто-то целый сервиз принес прямо при мне. Ну, я и прикупил ложек.

— А что все не взял?

— Денег не хватило, — пожал плечами Никита. — Зашел просто прицениться, а тут такая удача — столько серебра тетка одна принесла. Я и взял ложек. Их пятнадцать штук по девять с половиной грамм. Там еще столько же больших ложек, сахарница и поднос.

— Миха, — Сашка посмотрел на меня очень внимательно, — вот и ответ на твои слова. Серебро можно спокойно накупить в ломбардах. Дешево и сердито. В ювелирке намного дороже выйдет.

— Это какие такие слова? — поинтересовался Никита. — Парни, о чем это вы тут беседовали?

— Да так, — попробовал отмахнуться Сашка, — теоретически размышляли, где найти серебра для переправки в соседний мир.

— Наш общий друг захотел сделать бизнес, — мстительно рассказал я о планах Сашки. — Хочет покупать у нас серебро и менять на золото Там.

— И почему я не удивлен? — флегматично пожал плечами Никита. — От Шурика я ничего другого не ожидал. Он в аду чертям серу будет продавать, а в райских кущах предлагать удобрение для деревьев и торговать сорванными с них же яблоками. И крышевать святых от наездов грешников… или наоборот.

— Да иди ты, — беззлобно огрызнулся Сашка. — Миха, ждем твоего решения. Только знай, что мы от тебя не отстанем. Понадобится, то дежурство установим возле квартиры и будем при каждом твоем появлении падать на колени и умолять помочь нам с проходом. А еще…

— Ладно, ладно, — вздохнул я, мысленно представив нарисованную только что картину (друзья у меня безбашенные и без комплексов, вполне могут бухнуться передо мною на колени и ползти следом по асфальту слезно причитая), — согласен я. Только сперва обдумаем все до мелочей, ясно?

— Ясно, товарищ командир, — вскочил со своего сиденья Сашка и вытянулся в струнку. — Какие будут приказания, товарищ командир?

— Приказания? — я сделал вид что задумался, потом растянул рот в улыбке и проговорил. — Мести отсюда и до обеда. Веник там, в углу лежит…