Прочитайте онлайн Проводник: проклятый мир | Глава 15

Читать книгу Проводник: проклятый мир
4416+388
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 15

В свой родной мир я перешел ближе к полудню следующего дня. Шел я и девушка. Мои товарищи отказались, сославшись на неотложные дела. Как обычно, соблюдая меры безопасности, я с Олесей в сопровождении партизан отмахал не меньше десяти километров, удаляясь от лагеря. И только потом активировал Знак.

Уже на Той стороне, Олеся созналась, что упросила меня ради кошек.

— Ты не понимаешь, насколько ценны эти животные для нас. Чующие демонов кошки, так же могут нейтрализовать их чары. Частично, конечно, и не все. Но и это большое подспорье. Враги знают об этом, потому и истребили почти всех этих домашних питомцев. И продолжают травить и насылать чары, изводя этих милых животных.

— А в моем мире их полно, — проговорил я, догадываясь о чем пойдет речь. — И как ты их собираешься собирать? И потом, как узнаем, что именно данное животное поможет с демонами, а? А то мы так натаскаем их десятки, и потом окажется, что пользы от всех этих блохастых ковриков никакой.

— Не смей так говорить о кошечках, — нахмурилась девушка и показала мне свой маленький кулачок. В ответ я только широко ухмыльнулся, ни мало не беспокоясь за свой организм.

— Не убедила.

— Ах так! А теперь?

На ладошке у Олеси появилась мутная сероватая точка. Через пару секунд она разрослась, обхватив всю кисть туманной молочно-белой сферой.

— Хм, теперь убедила. Против такого аргумента не попрешь… ладно, будем добывать тебе кошек. Только мои вопросы все еще в силе.

Сфера с девичьей руки тут же после моих слов исчезла.

— Склонность кошек к ощущению демонов мы определим простейшим способом — по тому артефакту из кости. А искать их будем… где-нибудь. Сам же говорил, что на ваших мусорках полно бездомных животных.

И вот, с легкой руки магессы я сейчас объезжаю окрестные мусорные бачки, где обычно кучкуются бездомные животные. Как назло, кошек встречалось очень мало — все больше собаки. А из пяти пойманных котят только двое начинали шипеть и выгибать спину дугой при приближении к их клеткам кости-артефакта. Причем этими животными оказались самые облезлые и больные. У одного котенка на спине даже имелись большие пятна вылезшей шерсти. Лишай?

Кстати, из взрослых особей поймать мне не удалось никого. Вернее, смог зацепить рыже-белого котяру и даже посадить того в клетку. Но когда продемонстрировал тому костяшку, животное словно взбесилось. Перевернуло свое узилище, выбралось наружу и набросилось на меня. Оставив несколько царапин на моей руке (я только чудом уберег глаза, в которые и целился «ведьмак»), кот сбежал. После этого случая больше рисковать с взрослыми животными я не стал. Как ни просила Олеся, я оставался непреклонен.

— Что, — спросила девушка, когда я вернулся от очередного бачка с пустыми руками, — совсем никого?

— Совсем, — вздохнул я.

— Миш, а где нам их еще можно найти, — грустно поинтересовалась у меня Олеся, может, продаст кто?

— Продать-то продадут, вот только как нам этих продавцов найти? — развел я руками и тут же задумался над пришедшей в голову мыслью. — Был бы выходной день, то можно было сходить на рынок и посмотреть там. Многие продают или просто отдают котят-щенят в хорошие руки. Но сегодня только понедельник, рынка нет. Хотя… ты знаешь, есть одна идея, которую стоит проверить.

Что бы ее проверить, мне всего-то пришлось доехать до ближайшего киоска и купить пару дешевых газет с объявлениями.

— Вот, — довольно произнес я, щелкнув ногтем по небольшой записи, — что нам нужно. Ветеринарная клиника, она же временный приют для бездомных животных. Думаю, там мы найдем любых котов.

Через полчаса я уже подъезжал к клинике, адрес которой был напечатан в газете. Впечатление от внешнего вида было не особое. Небольшая территория обнесена железной оградой из обычной арматуры чуть выше двух метров в высоту. Длинное одноэтажное здание чем-то напоминало бараки, которых полно на городской окраине. Когда-то в них селили рабочих, отстраивающих город после военной бомбежки. Чуть позже внесли некоторые изменения, добавили чуть больше уюта: вместо керосинок — газовые плиты, ванны — вместо бочек и тазов, центральное отопление заменило печки-буржуйки. Видимо, это здание и те, другие, строили по одному проекту. Только данное строение пошло под жилье животным.

Стены были оштукатурены и покрашены светло-желтой краской. Вот только это было сделано слишком давно. Местами краска уже отошла, свисая со стен неопрятными лохмотьями. А на дальнем углу, под одним из окон, отслоилась штукатурка. Под ней показались серые бока шлакоблоков. То же начавших крошиться, кстати.

На небольшом крылечке, прикрытом сверху от непогоды листом железа, стоял худой мужчина в брезентовой робе и обутый в обрезанные кирзовые сапоги. Папироса, которую он смолил с видимым наслаждением, источала такой «аромат», что моя спутница принялась немилосердно чихать, стоило пройти мимо. При этом она бросала на курильщика такие недовольные и многозначительные взгляды, что большинство решило бы подобру поздорову свинтить куда подальше. Впрочем, данный представитель человеческого рода даже глазом не повел на все девичьи гримасы.

— Обед у нас, — хриплым голосом сообщил он и указал табачной палочкой на небольшую вывеску. Разобрать на ней что-либо было просто невозможно. Все надписи были нанесены, по всей видимости, мелом, смытом первым же дождем.

— Со своими больными животными обращаться после трех, — добавил он и вернул свою вонючую папиросу обратно на место. После его слов я погрустнел. Ждать окончания обеденного перерыва было слишком долго. На моих часах сейчас натикало только пятнадцать минут третьего. Минут сорок, не меньше, придется киснуть тут или в машине.

— Слушай, отец, — слегка ухватив курильщика за левый локоть и наклонившись к нему, доверительно произнес я, — долго ждать очень. Да и нет у нас животного — наоборот, пришли себе его выбрать.

— Да мне то что, — пожал тот плечами и освободил руку. — У меня по КЗОТУ положен часовой перерыв, который, к тому же, не оплачивается.

— Хм, так этот момент мы учтем. В самом деле, несправедливо получается.

С этими словами я достал из кармана не очень крупную купюру и вложил в ладонь собеседника. Тот бросил быстрый взгляд на нее, зачем-то посмотрел на свет (как будто кому нужно такую мелочевку подделывать, вот чудак человек) и прятал в кармане штанов.

— Так что нужно? — уже более благосклонно взглянул он на меня с Олесей.

— Котят не очень маленьких, — опередила меня с ответом девушка.

— И не больных, — добавил я, помня, что парочка у нас с проблемами со здоровьем имеется уже. — И банку мази какой от лишая… так, на всякий случай.

— Пошли, сами выберете.

Следом за курильщиком, ярым сторонником КЗОТА, мы попали в просторное помещение, три стены которого были заставлены большими деревянными клетками в несколько ярусов. Примерно пятая часть, а это около пятидесяти «номеров» имели своих жильцов. За дверками из мелкой сетки-рабицы сидели, лежали, мявкали десятки представителей кошачьего семейства. Запах в этом помещении стоял… нормальный такой запах в помещении, где содержаться долгое время десятки животных. Впрочем, учитывая количество кошаков можно было ожидать худшего. За этими же постоянно ухаживали, чистили клетки, меняли ванночки-туалеты. Правда, вместо новомодного наполнителя в них использовался обычный песок или опилки. Но ничего удивительного в этом не было: опилки дешевле (если не бесплатны, надо только доехать до ближайшего деревообрабатывающего предприятия или лесопилки). Уверен, что финансов на «ветеринарку» отчисляют очень мало, как и на любое государственное учреждение на данный исторический момент.

— Выбирайте, — махнул рукой в сторону клеток мужик. Постояв с минуту и со скучающим видом понаблюдав за нами, как мы неторопливо шли мимо клеток, он достал очередную папиросу. Помяв в руках, он сунул ее в зубы и направился на выход.

— Буду на улице, — невнятно проговорил работник. — Выберете животных, тогда сообщите.

Как только курильщик вышел из помещения, Олеся торопливо проговорила:

— Доставай артефакт.

— А эти тва… кошаки не взбесятся разом? — с сомнением спросил я, вынув из кармана футляр с костью и принявшись вертеть его в руках.

— Если быстренько вынешь его и тут же уберешь обратно, то не должны.

Девушка немного ошиблась. Стоило мне только приоткрыть крышку на футляре, как с десяток представителей кошачьих зашипели, что твои насосы. А серый, здоровенный кот с густой и пушистой шерстью еще и бросился на сетку, заставив хлипкую дверку выгнуться вперед.

— Закрывай, — торопливо проговорила Олеся. — Скорее.

Но я и сам уже закрыл футляр, впечатленный реакцией зверьков. Минут пять прошло, прежде чем к кошкам вернулось спокойствие. Только кот продолжал нервно ходить в своем «номер», косясь в мою сторону желтым глазом. Видя, как моя спутница присматривается к серому, я категорически заявил:

— Этого зверя покупать не буду. Он же меня порвет, только стоит вырваться на свободу.

— Но…

— Не куплю. Вон, лучше среди котят присмотрись.

Нарождающихся спор прервало появление нашего недавнего собеседника. Видимо, очередная папироса закончилась, и мужик решил проверить, как у нас идут дела.

— Ну, что надумали?

— Возьмем вот этих котят, — сказала Олеся, указав на две клетки, где сидели животные. Всего шесть штук по три котенка в каждой.

— Зачем вам столько?

В голосе мужика послышалось подозрение. Наверное, посчитал нас возможными живодерами или кем-то похожими.

— Вот этих пушистиков оставим себе, — ответила девушка, — а остальных знакомым подарим. Вы не беспокойтесь так за них. Котятам будем очень хорошо. Я и друзья очень-очень любим и уважаем кошек.

Моя спутница была настолько искренняя, что убедила местного работника.

— Ну, если так, то ладно.

— Сколько?..

Из ветеринарной клиники мы возвращались с одной большой клеткой из мелкоячеистой решетки, где сидели шесть котят. Достаточно больших уже. Каждому месяца по три-три с небольшим. Этих котят, как и пойманных ранее поселили на даче. Там я отгородил им уголок в комнате, сколотив нечто вроде небольшого вольера из листов ДВП и сетки. Больных котят поместили отдельно. Для их лечения в «ветеринарке» купили пару баночек какой-то желтовато-коричневой мази с чудовищным запахом.

Ради интереса сунув в одну из банок нос (образно говоря), я запачкал кончики пальцев в этой субстанции подозрительного цвета. Отмыть-то я их отмыл, но запах остался. Да такой, что я всю дорогу ловил на себе недовольные взгляды девушки. Ехать пришлось с открытыми окнами, что бы ветерок выдувал все из салона. А то смесь вышла убойная: аромат мази и котят из вольеров.

Еще три дня мы прожили на даче, возясь с кошками, стараясь приучить их к себе и вылечить. Удавалось хорошо. Котята, благодаря своему возрасту, уже на следующий день перестали дичиться нас и легко давались в руки. Да и мазь показывала просто чудодейственные результаты. Вот если бы еще не запах.

Наконец, мы решили возвращаться обратно к партизанам. Котят рассадил в две решетчатые клетки, которые взял в руки. На пояс повесил люггер, где магазин был снаряжен серебряными пулями. Через плечо у девушки свисала большая спортивная сумка с различными деликатесами, которых встретить в лесном лагере практически невозможно. Как всегда с оторванными этикетками, а содержимое жестянок, вроде того же сгущенного молока, было перелито в нейтральную по внешнему виду тару.

— Готова? — поинтересовался я у своей спутницы. Получив утвердительный кивок, я активировал Знак. Первым в туман вошел я и уже через секунду оказался на небольшой полянке, откуда несколько дней назад прошел в свой родной мир.

Странно, но едва я вышел из тумана, как появилось чувство тревоги. Создавалось впечатление, что из леса на меня смотрят несколько пар чужих глаз. Недобрых. Если это были встречающие партизаны от Ложкова или Пал Палыча, то какие-то недовольные. Или не узнали меня?

Когда рядом оказалась Олеся, ощущение тревоги и чужого присутствия переросло в чувство опасности.

— Ты чего? — удивленно поинтересовалась девушка. Видимо, ее смутил мой настороженный и угрюмый вид, с которым я осматривался по сторонам.

— Да так, мне кажется…

Не договорив фразу, я замер и пристально посмотрел в кусты. Там возникло движение. Тревога взвыла в подсознание, как ревун на боевом корабле.

— Назад, — крикнул я Олеське и толкнул ничего не понимающую девушку в туманное пятно, которое уже готово было рассеяться. Следом кинул клетки с кошками. Еще успел заметить, как девушка и одна клетка исчезли, как испарился туман, как недовольно мяукнули котята во второй, ударившейся о землю. А потом события завертелись с бешеной скоростью.

В кустах смутное движение оформилось в две человеческих фигуры, которые стремительно бросились на меня. Хотя, человеческих ли? Уж очень быстро и чуждо для моего глаза они двигались. Напоминали тех демонов, с которыми я столкнулся во время акции по освобождению людей в городе. Как раз тогда, когда меня бросил Славка.

— Демоны, — то ли выругался, то ли констатировал факт я. В тот момент и сам толком не понял. Как обычно бывает в такие моменты, враги двигались излишне быстро, а я — слишком медленно. Пистолет из поясной кобуры вылезал с трудом, цепляясь всем, чем только можно. Хорошо еще, что подавшись непотному чувству еще дома, я снарядил магазин серебром. С тоскою подумал, что патрона в патроннике нет. А это значит, что придется терять мгновения на передергивание затвора…

Первый выстрел я сделал метров с пяти, угодив грудь ближайшему противнику. Второй почти в упор, а потом был сбит уже мертвым телом демона. В слепую, больше доверившись своему шестому чувству, чем глазам и слуху, я выстрелил в третий раз, надеясь достать следующего демона. А потом по голове прилетело что-то тяжелое, выбившее из тела сознание.