Прочитайте онлайн Проводник: проклятый мир | Глава 9

Читать книгу Проводник: проклятый мир
4416+374
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 9

Мы вернулись в свой мир на следующий день ближе к полудню. Пал Палыч по каким-то своим соображениям категорически возражал против того, чтобы я открывал портал из лагеря. Только из-за этого нам пришлось преодолеть километров сто (на машине и пешком), пока не решили, что расстояние удовлетворительное. Вернее, решил Прокоп с Алиной, которые сопровождали нас.

— Ждите через неделю, — напоследок предупредил я партизан, перед тем, как активировать Знак. Те кивнули в ответ.

Уже в родном мире мы упрятали оружие в схроне, наскоро сооруженном сразу же после перехода. Надеюсь, несколько дней не повредят им. Лишь бы только не было дождей, в чем не очень уверен. Это лето выдалось холодное и пасмурное, щедрое на кратковременные мелкие осадки.

И разбежались по домам. Договорившись перед этим, что завтра часиков в восемь утра соберемся у меня в гараже. У себя на квартире я бестолково просидел перед телевизором. И только поймав себя на том, что уже в десятый раз переключаю каналы по кругу, выключил «ящик».

Что ж, лучшее средство от скуки и помочь собраться мыслям в одну кучу — это заняться любимым делом. Усмехнувшись, я оделся, захватил сумку со спецовкой, которую приносил для стирки, и направился в гараж.

Возле ворот перетаптывался на одном месте молодой паренек лет пятнадцати. Тот самый автор обидных слов на моем гараже.

— Так, — проговорил я, останавливаясь метрах в пяти от подростка, — и кто тут ошивается? Ба, да это же великий Пикассо… по ушам хочешь?

Паренек вздрогнул, нервно отшатнулся и принялся оглядываться по сторонам. Но убегать не спешил, чем изрядно меня удивил. Да и художеств на воротах не видать.

— Чего ждешь-то?

— Ты… вы… это…

— Я, — усмехнулся я, — именно, что я. Только совсем не ЭТО. Смотри, точно по ушам схлопочешь.

— Я не хотел обидеть, нет, — замотал головою паренек. — Просто… пришел извиниться.

— Извиниться, говоришь, — прищурился я. — Ладно, я извиняю. Можешь идти спокойно домой.

— Мотоцикл починишь? — тут же задал вопрос подросток. Ну вот, опять снова здорово.

— Парень…

— Меня Колькой зовут, — представился подросток.

— Николай, — сказал я, — твоему мотоциклу пришел полный трындец. Не с моими способностями и инструментом ремонтировать твоего стального коня.

— Хоть чуть-чуть, — заканючил тот. — А я помогу в чем угодно. В гараже убираться буду, мусор на улице перед воротами уносить… да многое чего.

— Угу, принеси мне ведро серебра и я тебе воскрешу мотоцикл из мертвых, — в шутку сказал я. Даже немного пожалел, что проболтался перед мальчишкой. Как бы чего не подумал и где-нибудь не ляпнул, добавив отсебятину.

— А зачем столько? — деловито поинтересовался Колька.

— А какая разница?

— Это твой приятель из новых русских заказ сделал? — попробовал угадать подросток, не желая переходить с темы.

— Угу, — хмыкнул я в ответ, подумав, что Сашке польстило бы сравнение с новоруссами, сильно польстило бы. — Хочет себе решетку радиаторную и бампера из серебра сделать.

— А если я скажу, где можно достать столько серебра, — неожиданно поинтересовался Колька, — мотоцикл починишь?

— Сейчас скажешь, что надо банк ограбить или ювелирный, — проговорил я, чувствуя подступающее раздражение, вызванное глупым разговором.

— Не-а. Ты пообещай, а я скажу… там ничего сложного нет. А наводка стопудовая, я отвечаю.

— Ответчик, блина, — ругнулся я. — Ладно, обещаю заняться твоим боливаром. Говори давай, только не глупость какую-нибудь.

— Смотри, — предупредил меня мальчишка, — пацан сказал — пацан сделал. Вообще-то, отнять придется, наверное. Но там ничего сложного не будет. А если ты со своим другом туда приедешь, то и вовсе все классно будет сделано. Я отвечаю.

— Ты говори, а то я уже сомневаюсь, что передо мною реальный пацан стоит, — подначил я подростка.

— Бомжи на городской свалке курочат старые телики и всю такую шнягу из похожей дребени. Видики там, приемники… а внутри имеется серебро.

— Сколько там этого серебра, — сплюнул я от досады, что повелся на слова мальчишки.

— Они за неделю несколько килограмм набирают, — обиделся паренек. — Я отвечаю.

— Ладно, ладно, — махнул я ладонью, жестом прося того говорить потише, — не ори. Обещал, что займусь твоим мотоциклом, значит, займусь. Только где-то через пару недель, хорошо?

— О-кей, — довольно кивнул паренек и чуть ли не вприпрыжку куда-то помчался. А я остался наедине с кучей мыслей. Первая городская свалка, о которой говорил Колька (еще две другие просто не дотягивали размерами, чтобы там столько драгметалла набирать), была огромна. По площади едва ли не пятая часть от города. И располагалась почти в семи километрах от городской черты. Достаточно близко, так как часто очень неприятный запах приносило на окраины попутным ветром.

Когда я на следующий день сообщил утром про бомжей друзьям, Сашка обрадовался.

— Точно, как же мы сами не догадались, — возбужденно заговорил приятель. — Я даже что-то слышал об этом. Вроде, Шрам курирует то место. Через него идет различный лом цветных металлов.

— Что за Шрам? — полюбопытствовал Никита. — Может, через него получиться прикупить серебра, а?

— Вряд ли, — поморщился Сашка. — Поганый человек. Из отморозков, никакие правила не соблюдает. Проще самим попробовать договориться с бомжами.

— Но ты же золото продаешь, почему купить серебра не можешь? — задал я вопрос, который меня давно волновал.

— Через перекупщика. А с тем — с помощью посредников общаюсь. Он напрямую ни с кем не работает — опасается. С трудом смог договориться насчет золота. Сегодня, кстати, первую партию повезу.

— Подстраховать? — предложил Никита. — А то мало ли что…

— Не стоит, — отказался Сашка. — Сам справлюсь. Тем более что должен прибыть один.

— Смотри, — произнес я, — а то мы можем со снайперкой подежурить где-нибудь в кустах. Издалека подстраховать.

— Нет, не стоит, — повторно отказался Сашка. — Лучше топайте к бомжам. Я тут заначку распотрошил, занял немного у знакомых… берите, чтобы не пустыми идти на свалку. Не думаю, что в таком бизнесе они обходятся своими силами. Может оказаться, что держат стволы под рукой или охрану от Шрама. И ваш наезд не выгорит.

Приятель вытащил из кармана рубашки толстую пачку зеленных бумажек. Доллары, самая ходовая валюта в нашей стране. Деревянные рубли уже вот-вот обесценятся, будут стоить чуть дороже бумаги, на которой напечатаны.

— Неплохая заначка и знакомые щедрые, — присвистнул Никита, забирая у друга деньги. После этого мы распрощались. Я с Никитой покатил в лес, чтобы прихватить пистолеты (мало ли что, в таком опасном деле лишний аргумент в виде пары стволов лишним не будет) и потом сразу же направиться на свалку.

Сашка же укатил на встречу со своим перекупщиком, чтобы загнать пару килограмм золота. Надеюсь, странные монеты не сильно привлекут внимание и не станут причиной отказа от сделки…

Проезд на свалку загораживал ржавый шлагбаум. Только старые следы краски показывали, что когда-то эта труба имела бело-красную окраску. Из небольшой будочки, сколоченной из досок и с небольшим застекленным окошком, вышли двое мужиков. С короткой щетиной, в спецовочных темно-зеленых брезентовых штанах и синих кутрках-робах.

— Чего нужно? — неприветливо обратился он к нам.

— А ты кто такой, чтобы спрашивать, — резко ответил я. — прокурор, следователь? Мусор я приехал выбросить… дальше что?

— Тут проезд только… — начал было говорить он, но тут его за рукав потянул товарищ и что-то тихо пробубнил на ухо. Тот нахмурился, посмотрел на нас, потом что-то тихо ответил. Понимая, что заминка может затянуться надолго, я негромко попросил Никиту выйти и сказать пару ласковых.

Охранники (или сторожа, что ближе к правде) обернулись к машине, только после хлопка закрываемой двери. И резко замолчали, встретившись с тяжелым взглядом Никиты.

— Че встали? — старательно копируя грубую и бедную речь уличной гопоты, спросил мой приятель сторожей. — Живо шлагбаум подняли и смотались в свою конуру. Ну?

— Сейчас, сейчас, — торопливо заговорил первый сторож и бросился в преграде на нашем пути. Второй бестолково переминался на одном месте, поглядывая то на своего коллегу, то на Никиту. А тот демонстративно запахнул полы куртки, скрывая рукоять пистолета, засунутого за пояс, и вернулся на водительское место.

— Сюда бы Шурика, — произнес он, — с ним бы эти гаврики даже спорить не стали. Сразу же без слов отрыли бы дорогу.

Первых бомжей увидели метров через триста. Человек пять неопрятно выглядевших, косматых и грязных, возились в большой кучи мусора, рядом с накатанной дорожной колеей. Никаких телевизоров, приемников и прочей электронной лабуды не наблюдалось. Или это не та группа, или бомжи умело скрывают свой хабар.

— Эй, — крикнул я сквозь окошко, когда Никита притормозил неподалеку, — один пусть сюда подойдет.

Мусорщики тут же прекратили свое занятие, переглянулись между собою и только после этого к нам заковылял один их группы. Низкорослый (или он так согнулся, что не выше полутора метров от земли кажется), тщедушный, одетый в болоньевую куртку, шерстяные брюки, потрескавшиеся резиновые сапоги бомж остановился в паре метрах от машины и вопросительно уставился на меня.

— Слушай, — спросил я, стараясь смотреть чуть выше макушки доходяги, настолько был неприятен вид гноящихся глаз, лица, покрытого струпьями, гнилых зубов этого опустившегося человека, — мне нужно кое-что здесь найти. Или кое-кого… поможешь — получишь денег.

— А что нужно-то? — голос у бомжа был хриплый, словно, он курил с младенчества по пачке «беломора» в день и перебаливал ангиной каждую неделю.

— Тут у вас телевизоры попадаются и прочая хрень, — сказал я. — А в них — разные полезные вещички. Вроде дорогих металлов… понимаешь, о чем я?

— Понимаю, — ответил бомж, сопроводив слова кивком головы. — Это вам к Склянке надо. Он сбором металла занимается.

— Где его найти?

— А вон в тот прогалок въезжайте и катите до центра свалки. Там увидите его хоромы.

— Хоромы? — переспросил я, не совсем представляя себе совместимость данного места и определения, подходящего под слово «хоромы».

— Ага, других тут таких нет. Не обознаетесь.

— Держи, — кинул я источнику информации несколько рублевых банкнот. На эту суму можно прикупить пару килограмм мяса. На что потратит деньги этот человек меня волновало мало. Скорее всего, пропьет.

Расплатившись, я поднял стекла, отгородившись от внешней атмосферы. Вонь тут стояла ужасная. Надеюсь, эта поездка окажется плодотворной и сумеем договориться на постоянную доставку серебра куда-нибудь в другое место. Только бы не приезжать больше сюда.

— Ну и воняет, — поморщился Никита. Приятель сунул руку под сиденье и достал оттуда небольшой баллончик с освежителем воздуха. Пару раз нажал, выпуская в салон запах сирени. — Кстати, а какие из этих «хором» принадлежат склянке?

Друг укал на небольшие шалаши и навесы, собранные из подручного материала — картонных коробок, фанерных ящиков, тонких дощечек от этих ящиков. Встречались строения из дверок холодильников.

— Думаю, — ткнул я пальцем вперед, — вот этот.

Указанное сооружение было сделано из листов пенопласта (по всей видимости, надерганных из коробок для хрупкой тары), скреплено дощечками от ящиков и имело стеклянные двери (балконные, ну уж очень похожи) с окнами (а вот эти откуда, я так и не смог понять, размеры слишком небольшие). А еще — домик был огромен по сравнению с прочими жилищами местных жителей. Действительно — хоромы.

Возле входа сидело трое — двое мужчин и женщина. Все более-менее прилично выглядевшие (понятное дело, что прилично для местных условий).

Никита остановил машину неподалеку, старательно выбрав место, свободное от опасного мусора, чтобы не повредить колеса. Потом мы неторопливы выбрались из автомобиля и отошли в сторону на пару шагов.

— Эй, кто из вас Склянка? — крикнул в сторону «хором» Никита.

— Я, — не сделав попыток пошевелиться, ответил самый старый из троицы. С виду мужику было лет шестьдесят. Но по паспорту могло оказаться немногим за тридцать — плохая среда старит очень сильно.

— Иди сюда, — приказал Никита, — разговор есть.

Ни один из троицы бомжей не шевельнулся. Тогда приятель, неожиданно даже для меня самого, достал ТТ из-под куртки и пару выстрелит в строение. Зазвенело стекло, женщина и сосед Склянки упали на мусор и шустро поползли в сторону. Но когда еще одна пуля расколотила пустую бутылку рядом с ними, остановились.

— Иди сюда, Склянка, — повторил свой приказ Никита. — Будешь сидеть и дальше, я тогда твоих друзей убью. Потом тебя, потом найду того, кто вместо тебя поможет нам. Так что?

Да уж, быстро с приятеля слетел налет мирной жизни. Стоило принять участие в засаде, понюхать пороха, услышать свист пуль над головою и все — опять проснулась волчья натура, которая помогла выжить на войне.

— Иду, — нетороплив встал со своего места бомж и так же без особой спешки направился к нам. Оказавшись в паре шагов от нас с Никитой, вяло поинтересовался:

— Чего нужно-то?

— Серебро.

Ходить вокруг и около, плести словесные кружева с этим человеком я не собирался. Сказывался социальный статус и мое внутреннее предубеждение к таким людям: что же должно случиться, чтобы так опуститься, потерять человеческий облик?

— Мне нужно серебро, — повторил я и тут же добавил, подогревая материальный интерес у собеседника. — Не просто так, а за деньги. Хорошие деньги.

— Вот как? — призадумался собеседник и поинтересовался. — Сколько? И именно серебро нужно?

— Только серебро, — ответил я. — А нужно ровно столько, сколько есть.

— А как расплачиваться будем? — прищурился бомж, с интересом смотря на меня. — Вернее, как мена будет проходить? Ты увидишь товар и прикажешь пристрелить меня своему бойцу… а?

— Половину суммы я отдам любому, кого ты позовешь. Он скроется, спрячется в схроне. Затем придет второй с товаром и передаст его нам. После чего я отдаю оставшиеся деньги, и мы расходимся. Обманывать не советую. Через пару часов здесь будет автобус с моими людьми. Они выжгут и прибьют всех, до кого дотянутся. Спрятаться не получиться — будут собаки.

— Вот как… а ты настолько крут, что такой отряд имеешь? Что ж тогда сам пришел сюда, — бомж обвел рукой вокруг себя, намекая на паршивость места встречи, — сам, лично, а?

— Я всегда решаю дела сам. Если понадобиться, то я спущусь в Чистилище и заключу сделку с самой последней падшей душой. А теперь слушаю тебя.

— Только серебро нужно? — еще раз спросил Склянка. — Лады, будет тебе серебро.

— Не советую обманывать, — предупредил я его. — Последствия неприятные могут быть.

— Не боись, все будет в порядке… Машка, ходи сюда.

Женщина, которая все это время лежала пластом, опасаясь пошевелиться, нервно дернулась, потом осторожно поднялась на ноги и подошла к нам.

— Сейчас идешь и приносишь мне все серебро, что успели собрать наши мазурики. Только живо и смотри не напутай ничего — только серебро. И направь прямо сейчас Живого или Пахома ко мне.

Не прошло и трех минут, как к нам подскочил худой (в принципе, они все тут такие, худющие до невозможности и согнуты в бабкину клюку) мужичок и остановился возле Склянки.

— А, Пахом. Слушай, сейчас возьмешь кое-что и отнесешь подальше. Только укройся получше и не мели языком — вырву. Понял?

— Ага, — торопливо закивал головою тот, — понял, понял. Склянка, а что нести-то?

— Сейчас сам увидишь, — ответил тот и повернулся ко мне. — Деньги давай…

Названная сумма была впечатляющей. Молчавший с момента начала моего разговора с главным бомжом «металлистов» Никита только присвистнул.

— Неплохая цена, — покачал я головою, достав деньги и отсчитав нужную сумму. — В баксах поменьше выйдет, даже если считать по сегодняшнему курсу, я правильно понимаю? Они стабильны и непоколебимы, хе-хе.

— Ну… это, наверное, — задумался Склянка. — Ладно, поменьше, конечно. Пусть так…

Отсчитанные деньги Склянка передал своему подручному, и тот исчез, как по мановению волшебной палочки. Серебро принесли минут через десять два бомжа, выглядевшие грязнее и затертее своих главарей, но более прилично среди основной массы местного населения. Каждый из них тащил по увесистому рюкзаку, которые можно увидеть на плечах дедков в лесу. Сероватая брезентовая ткань, узкие лямки с кожаными наплечниками, грязная бечева на горловине…

Рюкзаки были уложены возле ног Склянки, после чего бомжи торопливо исчезли. Машку, которая успела осмелеть и позабыть о стрельбе, прогнал Склянка.

— Вот, — присел он карточки и развязал горловины рюкзаков, — смотрите. Серебро техническое, сразу предупреждаю. Ложки-вилки готовить не советую… если только не для продажи.

Хм, интересный совет. Сам того не ожидая, бомж подсказал нам неплохую идею, как аргументировать (если понадобиться) свою мотивацию и скупку серебра.

— Не учи, — ответил я, и посмотрел на собранный металл. — Всегда так?

— А что, — огрызнулся Склянка, правильно истолковав мой последний вопрос, — нам еще в слитки переплавлять и клеймо ставить?

Все серебро было представлено ворохом небольших капелек, кусочков, тончайших проволочек и прочего «мусора». Хотя, они же из аппаратуры металл выбирают, а там или пайка (капельки и кусочки), или проводка (проволочки) с клеммами и контактами.

— Ладно, — успокоил я его. — Не нервничай так сильно. Кстати, я надеюсь на дальнейшее сотрудничество. Найдешь еще серебра — куплю.

Мои слова заставили бомжа задуматься. С минуту тот что-то прокручивал из мыслей в голове, потом заговорил.

— Только не столько, меньше. Мне еще перед другими… вроде вас… отчитаться нужно. А как найти-то, связаться?

— Одного из своих отправишь на выезд из города, где автомойка стоит. Пусть рядом положит… ну, хотя бы, моток обычной железной проволоки. Так пойму, что у тебя есть товар. Только учти, у меня много дел и пока дойдет до меня информация о твоем посланце, может пройти и неделя или две.

— Учту, — кивнул в ответ Склянка. — Давай остальную деньгу…

Сашка появился вечером у меня на квартире, где мы его дожидались с Никитой. Судя по довольному виду — сделка прошла успешно.

— Вот, — поздоровавшись, он немедленно выложил на журнальный столик две пухлые пачки с долларами, — ваша доля. Свою уже забрал и долг выплатил.

— Нехило, — присвистнул Никита, согнув одну пачку и быстро прошелестев цветными бумажками. — Еще что узнал?

— У меня чуть-чуть осталось от покупки серебра, — следом за Никитой сказал я.

— Отложи до следующего раза, — отмахнулся Сашка. Потом присел напротив и возбужденно продолжил. — Я же говорил, что сможем озолотиться. Это же золотое дно.

— Насчет таскания серебра Туда и золота Сюда? — поинтересовался я. — Золотое, конечно. Но и прибить могут за милую душу.

— Кто не рискует, тот не пьет шампанского. Кстати, когда двинем к партизанам обратно?

— Дней через пять, — проговорил я. — Мне еще с нашим наводчиком на бомжей надо разобраться.

— В каком смысле? — нахмурился Никита.

— Отремонтировать его мотоцикл. А ты о чем подумал?

— Да так, — отмахнулся приятель. — Ладно, что дальше делать будем?

— Отдыхать.

Последнее слово мы произнесли одновременно с Сашкой. Причем удивительно одновременно, даже не понятно было, кто был первым.

Пять дней я провозился в гараже, возвращая мотоцикл Кольки к жизни. Убитый напрочь движок я распотрошил до основания и поставил новые внутренности от другого, прикупленного по случаю стального коня. Результат пареньку понравился. Но судя по его взгляду в сторону полуразобранного байка одного из заказчиков (исчезнувшего вот уже более четырех месяцев назад и не показывающегося у меня с того момента), он попытается позже сделать еще одну попытку переделать мотоцикл заново. Уж очень эффектно выглядел «урал» под харлеевскую манеру и сплошь в хроме.

Через пять дней, погрузив рюкзаки с серебром в машину, наша команда растворилась в лесу, чтобы исчезнуть из этого мира и появиться в соседнем.