Прочитайте онлайн Просто друг… | Часть 4

Читать книгу Просто друг…
3916+687
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

4

Дэн сидел на крошечном, обшарпанном балконе своей квартиры и уже пил вторую бутылку пива, глядя на огни ночного города. Время близилось к полуночи, но, несмотря на конец августа, было жарко и душно. Однако Дэн совершенно не страдал от жары, в данный момент она соответствовала его настроению.

Он прихлопнул комара, надоедливо зудевшего у него над ухом, сделал большой глоток пива и с наслаждением почувствовал в горле обжигающий холодок терпкого напитка. С тех пор, как Дэн покинул «Олд оук», он постоянно ощущал неприятную тошноту — это был вкус полного и окончательного поражения. В ту минуту, когда он уже думал, что сверкнул луч надежды, все рухнуло.

После двух бутылок пива настроение у Дэна немного улучшилось. Он подумывал открыть третью и укрепить результат, когда услышал, как внизу хлопнула дверца машины. Дэн перегнулся через металлические перила балкона и не поверил своим глазам. Он даже подумал, что перебрал пива и у него начались галлюцинации. К его подъезду быстро шла женщина, очень похожая на Кэрол Ламберт.

Дэн ушел с балкона и на цыпочках прокрался в прихожую. Он хорошо слышал, как кто-то поднимается по лестнице. Вскоре раздался стук в дверь. Дэн тихо застонал. Этот визит ему был не нужен.

Стук повторился. Дэн не подавал признаков жизни. В нем теплилась слабая надежда, что Кэрол уйдет, решив, что его нет дома.

— Дэн! Я знаю, что вы дома! — крикнула Кэрол, лишая его последней надежды.

Как же, уйдет она! Эта женщина обладала цепкостью клеща.

— Не дурите, Дэн, я видела вас на балконе!

Дэн отодвинул засов и распахнул дверь.

— Нельзя ли потише? — сердито буркнул он. — Уже полночь!

— Прошу прощения. Моя смена закончилась только в одиннадцать, поэтому я не могла приехать раньше, — объяснила Кэрол.

— А я не понимаю, зачем вы вообще приехали! — возмущенно проговорил Дэн.

— Может, вы все-таки пригласите меня войти?

Дэн понимал, что у него, к сожалению, нет выбора. Если он ее не впустит в квартиру, она влезет через окно или чего доброго взломает замок.

Кэрол переступила порог, и он закрыл за ней дверь.

— Как вы узнали, где я живу?

— Это было нетрудно, я нашла вас в адресной книге.

— Но там, должно быть, немало Дэнов Томсонов, — резонно возразил он. — Сколько домов вам пришлось обойти, прежде чем вы попали ко мне?

— Нисколько. Я вычислила вас логически. Отбросив районы, пользующиеся дурной репутацией, а также фешенебельные кварталы, я выбрала дом, где живут люди среднего достатка и, как видите, не ошиблась. — Кэрол кивнула на бутылку пива в его руке. — Вы не хотите предложить мне пива?

Дэн не переставал удивляться ее наглости. Она, возможно, решила, что пришла на светское мероприятие!

— Ладно, не беспокойтесь, я сама возьму.

Дэн изумленно наблюдал, как она прошла в гостиную, бросила сумку на стол, затем проследовала на кухню, открыла холодильник и стала шарить в нем. Его взгляд остановился на упругих ягодицах, обтянутых джинсовой юбкой, из-под которой шли длинные-предлинные ноги. Это зрелище так восхитило Дэна, что он едва удержался от громкого «О!».

Кэрол выпрямилась, закрыла дверцу холодильника и вернулась в гостиную.

— Здесь темновато, вы не находите? — сказала она и по-хозяйски прошла к выключателю.

Через секунду гостиную залил яркий свет. Кэрол взяла с письменного стола фотографию в рамке.

— Это ваша мама?

— Да.

— Симпатичный дом, — прокомментировала она. — Вы выросли в нем?

— Нет. Мама переехала туда позднее, — ответил Дэн и подумал: «Какого черта ты задаешь мне все эти вопросы?»

Кэрол поставила фотографию на место и села на диван, поджав под себя ноги, предварительно сбросив туфли. Она откупорила бутылку и вопросительно взглянула на Дэна.

— Может, вы сядете? — предложила она как ни в чем не бывало.

У Дэна было такое чувство, что это он ворвался в ее дом, а не наоборот. Он не хотел, чтобы она находилась здесь. Ему надо было остаться наедине со своими переживаниями, а присутствие Кэрол напоминало об унижении, которое он испытал сегодня вечером на автостоянке, да и вообще о том, что он неудачник.

— Я знаю, зачем вы пришли ко мне, но я не хочу говорить о Кимберли, — сказал Дэн.

— Очень хорошо. Я тоже не хочу говорить о ней.

— Нет? — удивился он.

— Нет. Я имею в виду, что обсуждать нечего. Я потратила много времени, чтобы придумать эту ситуацию с колесом, а вы все испортили. Так что вопрос закрыт.

У Дэна отвисла челюсть.

— Ничего я не испортил! Я в точности выполнил все ваши указания!

Кэрол скептически вскинула брови и небрежно дернула плечом.

— Какая разница, — бросила она.

— Я сказал, что не желаю говорить о Кимберли! — крикнул он.

— Прекрасно. Не буду. — Она сделала глоток пива и окинула Дэна критическим взглядом. — Я только хочу сказать, что, если вы не умеете менять колесо, надо было предупредить меня об этом.

У него снова отвисла челюсть.

— То есть как это я не умею менять колесо?

— Вы не должны смущаться, Дэн. Многие мужчины…

— К вашему сведению, — раздраженно произнес он, направив на нее указательный палец, — я занимаюсь этим с двенадцати лет! И об этом я тоже не хочу разговаривать!

Кэрол опять повела плечом. Этот жест начинал бесить его.

— Хорошо. Не будем говорить и об этом. Не имеет значения. Мне просто интересно, с чего вы решили, что женщина, подобная Кимберли, заинтересуется вами.

У Дэна возникло ощущение, что Кэрол ударила его в солнечное сплетение. Он не мог вымолвить ни слова, чувствуя, как его лицо заливает краска унижения. Неужели она действительно так думала? Знала с самого начала, что у него нет никаких шансов заполучить Кимберли и просто разыгрывала его?

Дэн с трудом проглотил ком, застрявший в горле. Ему казалось, что Кэрол видит его таким, какой он на самом деле: нерешительный, провинциальный парень, который обманывал себя, решив, что он может быть парой такой женщине, как Кимберли Фостер.

Опустившись на диван, Дэн поставил локти на колени, обхватил бутылку с пивом обеими руками и тяжело вздохнул.

— Ну? — сказала Кэрол, подталкивая его к разговору.

— Что «ну»? — печально произнес Дэн. — Вы правы.

Кэрол выпрямилась.

— Что вы сказали?

— Я сказал, что вы правы. Такой, как я…

— Такой, как вы, — сказала Кэрол, со стуком поставив бутылку на кофейный столик, — стоите десяти таких женщин, как Кимберли. И не вздумайте забывать об этом!

— Но вы только что сказали… — начал было Дэн.

— Я знаю, что я сказала! Но вы не должны были соглашаться со мной!

Дэн уставился на нее непонимающим взглядом.

— Вам следовало сказать, что она недостаточно хороша для вас и что если она не видит этого, то это ее проблема. Вот что вы должны были сказать мне!

Дэн молчал. Он не смог бы произнести эти слова даже под страхом смерти.

— Значит, в этом все дело? — напирала Кэрол. — Вы думаете, что она слишком хороша для вас?

— Нет, — наконец произнес он, — это Кимберли так считает. И повторяю в третий раз: я больше не хочу говорить на эту тему!

— Хорошо, — Кэрол снова дернула плечом, — я подожду.

— Чего?

— Когда вы измените свое мнение.

— Кэрол…

— Я вам не говорила, что мне нравится ваш диван? — сказала она, откинувшись на подушку. — Очень удобный. Я могла бы сидеть на нем часами.

— Подождите…

— Вы же не выгоните меня за дверь, не выбросите с балкона. И как бы я вас ни раздражала, вы не вызовите полицию, чтобы меня забрали отсюда. И поскольку я не собираюсь уходить от вас по собственной воле… — Кэрол наклонилась к Дэну, положила ладонь на его руку и мягко сжала ее. Выражение ее лица стало серьезным и искренним. — Скажите, что все-таки произошло между вами на стоянке?

Дэн смотрел на бутылку, которую держал в руках, и чувствовал на себе взгляд синих глаз Кэрол. Они дразнили его, требовали внимания и никогда не принимали «нет» в качестве ответа. У нее была потрясающая способность проникать в его жизнь, как будто она знала его много лет. И чем дольше он ощущал ее ладонь на своей руке, тем больше ему казалось, что он тоже знает ее всю жизнь. В каком-то смысле это ощущение было больше чем дружеским.

Господи, какие мысли мне лезут в голову?! — ужаснулся Дэн, вытащив руку из-под ее ладони. Для Кэрол совершенно естественно вести себя фамильярно с практически незнакомыми людьми. Это, очевидно, черта ее характера, и за этим не скрывается никаких мотивов. Она не оставит человека в покое, пока не вывернет наизнанку.

— Ладно, — сказал наконец Дэн. — Я скажу вам, но обещайте, что не будете смеяться.

— Почему я должна смеяться? — удивилась Кэрол.

— Сейчас поймете. — Дэн тяжело вздохнул. — Я попросил Кимберли подержать мой пиджак, пока я буду менять колесо.

— Ну и?..

— Она увидела ярлык.

— И?..

Дэн прикрыл глаза, собираясь с духом.

— Вы когда-нибудь слышали о Бреннане? — спросил он.

— Конечно. Такой крупный противный лысый мужик, который рекламирует свой товар на телевидении. Орет всегда как резаный. Вы у него покупаете свои костюмы?

Дэн съёжился, ожидая, что Кэрол сейчас презрительно рассмеется. Но она снова пожала плечами и удивленно спросила:

— А в чем проблема? Насколько я знаю, большинство костюмов, которые он продает, модельная одежда, оставшаяся от предыдущего сезона. Он закупает их в огромных количествах и ставит на них свой товарный знак. Человек платит за приличный костюм в два раза меньше, чем он выложил бы за него под настоящей маркой. Так?

— Так, — уныло согласился Дэн. — Но Кимберли думает по-другому.

— Она отвергла вас из-за этикетки на вашем пиджаке? — догадалась наконец Кэрол.

— В принципе — да.

— Она так и сказала: я не хочу вас больше видеть, потому что вы носите второсортные костюмы?

— Разумеется, нет. Но я был рад узнать, что муж ее служанки выглядел просто потрясающе в костюме от Бреннана на крестинах своего внука и что садовник дома, в котором она живет, получил у Бреннана хорошую скидку на костюм, который купил на похороны своей бабушки.

— Но она не отвергла вас? — снова спросила Кэрол.

— Бросьте, Кэрол! Она достаточно ясно выразила свое отношение ко мне.

Кэрол подняла ладони вверх.

— Одну минуту. Я хочу понять до конца. Вы говорите, что единственным препятствием между вами и женщиной вашей мечты является торговая марка?

— Нет! Неужели вы не понимаете?! Все дело в том, что означает эта торговая марка! — в отчаянии выкрикнул Дэн.

— Она означает здравый подход к покупке вещей, — спокойно ответила Кэрол. — Она говорит о том, что мужчина не бросает деньги на ветер, она…

— Нет! — Дэн стукнул дном бутылки по столу. — Она означает, что человек, покупающий такую одежду, пришел неизвестно откуда, что он настолько привык к бедности, что экономит на всем. Что он слишком глуп, если полагает, будто может скрыть это под воротником своего пиджака. Современная утонченная женщина никогда не обратит внимания на такого мужчину. И то, что вы не понимаете этого, Кэрол, означает, что вы не настолько хорошо разбираетесь в людях, как вам кажется.

Дэн перевел дыхание, встал с дивана, вышел на балкон и закрыл за собой стеклянную дверь. Он ощущал невыносимую душевную муку.

Теперь Кимберли не единственная, кто знает, что на самом деле он никто. Он только что сообщил об этом и Кэрол. Какого черта он разоткровенничался?

Нервы сдали от расстройства. От очень большого расстройства. Но зачем надо было выплескивать свое раздражение на Кэрол, вся вина которой состояла в том, что она хотела помочь ему?

Прошло две-три минуты. Дэн мысленно прокрутил в голове более дюжины вариантов извинений, но все они казались ему такими же глупыми, как и его приступ откровенности. Он услышал, как за его спиной тихо открылась дверь и снова закрылась с мягким щелчком.

Кэрол встала рядом с ним и стала смотреть на огни ночного города. Дэн так и не придумал, что сказать ей. Может: «Я вел себя, как свинья, почему ты осталась»?

— Ну как, полегчало? — мягко спросила она.

— О да. Я всегда чувствую себя лучше после таких идиотских, эмоциональных всплесков, — с грустной иронией ответил Дэн.

— Не думай, что ты один такой.

— Ну, второго такого истерика, пожалуй, не найти.

— Я говорю не об этом. Людей, которые могут похвастать своим происхождением, достаточно много. — Кэрол облокотилась о перила. — Свое детство и отрочество я прожила с мамой в таком захудалом городишке, о котором ты даже не слышал.

— А твой отец? — спросил Дэн.

— Он умер, когда мне было девять лет. Чинил крышу нашего дома и случайно сорвался вниз. У него не было страховки, поэтому мама едва сводила концы с концами. Она была парикмахером, но в маленьком городке денег не заработаешь. — Кэрол тихо засмеялась. — Рис и бобы до сих пор вызывают у меня тошноту.

Дэн обращал внимание не на ее слова, а на легкий, беззаботный тон, которым Кэрол рассказывала об этом. Несмотря на трудную жизнь, она вспоминала о своем детстве с большой теплотой. А он помнил только о позоре и унижении.

— А ты откуда родом? Тоже из небольшого городка? — спросила Кэрол.

— Да.

— Расскажи о нем, — попросила она.

— Да не о чем рассказывать. Провинциальный городишко, люди с ограниченным кругозором. Я уехал оттуда лет двенадцать назад и не горю желанием вернуться обратно.

Кэрол посмотрела на него с улыбкой.

— Дэн, я не верю, что ты не можешь вспомнить что-то хорошее о своем родном городе.

— Я вырос в лачуге, у которой был такой жуткий вид, что мне было стыдно перед людьми, что я живу в ней. Мать была поденщицей. Она не имела даже среднего образования, поэтому особого выбора у нее не было.

— А твой отец? — спросила Кэрол.

— Я ни разу не видел его. Он исчез еще до моего рождения. Мы были в списке местной благотворительной организации как материально нуждающиеся. Как видишь, ничего хорошего для меня там не было.

Дэн не знал, почему рассказывает ей все это. Может, потому что Кэрол посторонний человек, а перед чужими людьми всегда легче открыть душу — встретились и разошлись без всяких последствий. А, возможно, потому, что Кэрол, несмотря на короткое знакомство, казалась ему ближе, чем некоторые из его давних знакомых.

Но он рассказал ей далеко не все. Например, что ему с десяти лет приходилось подрабатывать, чтобы они с матерью не умерли с голоду. Что ребята смеялись над его залатанной одеждой, дырявыми ботинками и проржавевшим велосипедом. Он не сказал ей, как большинство учителей на уроках просто не замечали его, считая очевидно, что мальчишка из нищей семьи не может даже мечтать о том, чтобы выбиться в люди.

Но, когда Кэрол повернулась к нему и встретилась с ним взглядом, Дэн увидел в ее глазах такое понимание, которое невозможно было выразить никакими словами. Она как будто чувствовала всю боль, которая терзала его до сих пор.

— Дэн, теперь ты живешь в Лондоне, — мягко сказала Кэрол. — И, какой бы ни была твоя жизнь в прошлом, она закончилась. У тебя хорошая профессия, в которой ты добился успеха. Поэтому сейчас самое время забыть о Бреннане и найти себе другого советчика, который займется твоим гардеробом.

— Кэрол, дело ведь не только в одежде, — возразил Дэн.

— Я знаю, но надо же с чего-то начать. Если ты изменишь свой облик, изменится и твое внутреннее состояние. — Она кротко улыбнулась. — И я могу помочь тебе в этом.

У Дэна сразу появилось нехорошее предчувствие. С момента знакомства с Кэрол он стал панически бояться фразы: «Я могу помочь тебе».

— У меня есть друг, который работает в «Берберриз», он может дать дельный совет в выборе нового костюма или даже пары костюмов. — У Кэрол загорелись глаза. — Кроме того, ты сможешь подобрать там обувь, сорочки и необходимые аксессуары — галстуки, запонки и ремни. Короче, у тебя будет хорошая возможность полностью обновить весь свой гардероб!

— Нет, я не покупаю одежду в таких местах, — растерялся Дэн.

— Мой приятель может дать тебе тридцатипроцентную скидку, — уговаривала его Кэрол.

— Я сказал нет, — отрезал Дэн. — Я не собираюсь тратить такие деньги — со скидкой или без нее.

Кэрол посмотрела на него скептически.

— Дэн, времена, когда ты был бедным, уже прошли. Теперь ты можешь позволить себе хорошую одежду.

Он приготовился возразить ей, но в последний момент передумал. Кэрол права, он уже не нищий. Но Дэн вдруг осознал, что по-прежнему продолжает считать себя таковым. Как иначе объяснить, что он до сих пор покупает второсортную одежду, живет в посредственной квартирке и ездит на машине восьмилетней давности, несмотря на то, что сейчас зарабатывает в год больше, чем мечтал когда-то заработать за всю свою жизнь.

— Ты работаешь менеджером в крупной бухгалтерской фирме, — продолжала Кэрол убеждать его. — И денег у тебя вполне достаточно для того, чтобы выглядеть достойно.

— Их не так много, как тебе кажется, — возразил Дэн. — Я, конечно, не беден, но мои деньги хранятся в основном в акциях, взаимных фондах, пенсионных программах…

— И приличный счет в банке, и солидный открытый кредит, и — поправь меня, если я не права, — не меньше полутора сотен фунтов в кармане в данный момент.

Дэн опешил.

— Как ты…

— Потому что я хорошо разбираюсь в людях, вот как!

Да, в этом ей не откажешь, подумал Дэн.

— Тот дом на фотографии, ты купил его для своей матери? — спросила Кэрол, выдержав его пристальный взгляд.

— Он небольшой, — как бы оправдываясь, сказал Дэн. — Я обязан ей гораздо большим.

— На фото она выглядит довольно счастливой, — заметила Кэрол.

Дэн кивнул. Он помнил, как обрадовалась мать, когда он купил этот дом. Он сам испытывал счастье каждый раз, когда вспоминал об этом.

— Сейчас ты вполне благополучный человек, Дэн. Не пора ли наконец заняться собой? — сказала Кэрол. — Отправляйся в «Берберриз», там работает мой приятель Мэтью. Я знаю его много лет. В том, что касается мужской одежды, он гений. Он оденет тебя так, что ты будешь выглядеть на миллион фунтов.

— Возможно, но мне, видимо, придется и заплатить эту сумму. — Дэн криво усмехнулся.

— Да нет, это обойдется тебе всего… ну, может, в тысяч сто. Зато в одежде с ярлычком «Берберриз» ты сможешь показаться где угодно.

После того как Кимберли видела его в костюме от Бреннана, она, по мнению Дэна, уже не посмотрит в его сторону. Тем не менее он понимал, что ему действительно давно пора изменить свой имидж, и Кэрол предлагала ему посодействовать в этом. Он будет дураком, если откажется.

— Хорошо, я согласен.

Кэрол просияла, хотя была удивлена его быстрым решением.

— Чудесно! — воскликнула она. — Мы сменим всю твою одежду. Новая прическа тоже не помешает. Оправу тоже надо бы сменить. Как ты считаешь?

Дэн закрыл глаза, и в его голове закрутились фунтовые банкноты и цифры с множеством нулей. Впервые в жизни он пожалел, что хорошо умеет считать.

— Я на все согласен, — сказал он, хотя у него было ощущение, что это кто-то другой говорит за него.

— Это будет такое удовольствие! — воскликнула Кэрол.

Она поднялась на цыпочки и в эмоциональном порыве обхватила его руками за шею. Дэн машинально обнял ее, хотя не был сентиментальным. Но у Кэрол спонтанные проявления чувств выглядели очень естественно. Кровь в ней бурлила посильнее, чем шампанское в только что открытой бутылке.

Кэрол схватила ладонями его лицо и быстро поцеловала в губы.

Дэн смотрел на нее ошеломленными глазами, чувствуя жар на своих губах. Их взгляды встретились на долю секунды. Он увидел, что ее синие глаза искрятся голубым светом. Кэрол похлопала Дэна по щеке, выскользнула из его рук, вернулась в гостиную и взяла свою сумку.

Кошечка-лапочка, подумал Дэн, она ведет себя так со всеми.

Он проводил ее до двери. Кэрол взялась за ручку и обернулась.

— Это действительно будет интересно. Вот увидишь.

Интересно? Одна мысль о том, что ему придется опустошить свой счет, бросала Дэна в холодный пот.

Хватит, резко сказал он себе, надо начинать жить по-новому и не думать больше о прошлой нищете!

— Я ни разу не был в «Берберриз», — сказал он. — Они, наверное, берут деньги даже за воздух, которым дышит покупатель.

Кэрол улыбнулась.

— Не волнуйся. Мэт даст тебе скидку и на это тоже.