Прочитайте онлайн Просто друг… | Часть 2

Читать книгу Просто друг…
3916+471
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

2

— Спорю на фунт, что он не сделает этого.

Кэрол Ламберт бросила оливки в «мартини» и поставила бокалы на поднос Майры.

— Я сама могу поставить фунт на то, что он не сдвинется с места, — отозвалась Майра. — Даже, если он заговорит с ней, дальше дело не пойдет. — Она схватила пачку салфеток.

Кэрол кивнула.

— Такая красотка не выйдет с ним даже на танцевальный круг.

Их внимание привлек молодой мужчина, сидевший у левой стороны стойки. Последние полчаса он не сводил глаз с блондинки, одетой в элегантнейший кашемировый костюм. Она сидела на противоположном конце. У нее был великолепный маникюр, красивые волосы убраны в модный шиньон и, несмотря на конец дня, косметика на ее лице выглядела такой свежей, словно ее только что наложили. Кэрол не удавалось добиться такого эффекта даже утром.

Мисс Совершенство болтала с женщиной, сидевшей рядом с ней, в надменной светской манере, которую Кэрол просто не выносила. Она пересыпала свою речь новомодными словечками, создавая вокруг себя атмосферу такого высокомерия, сквозь которое мужчина мог пробиться разве что с помощью мачете. Но парень, приметивший блондинку, не сводил с нее глаз. На его лице застыло выражение, недвусмысленно говорившее: я нашел женщину, за которую готов убить любого, кто приблизится к ней.

Клуб «Олд оук» посещали преуспевающие сотрудники различных фирм, чтобы общаться здесь с себе подобными. Этот клуб был своеобразным местом встреч, но молодого мужчину, сидевшего за стойкой, никто, очевидно, не посвятил в принятые здесь правила игры.

Он был настолько неприметен, что, казалось, слился со стеной, около которой сидел. У Кэрол возникла мысль, что он способен затеряться в толпе из двух человек. На нем был серый бесформенный старомодный костюм, из-под которого выглядывала сильно накрахмаленная белая сорочка и вышедший из моды года два назад галстук. Но внешность у него была довольно приятная — серебристо-серые глаза в обрамлении черных ресниц и густые темные волосы, из которых хороший мастер мог сделать потрясающую прическу. Женщины, находившиеся в баре, чувствовали отсутствие уверенности за сто шагов, и блондинка, на которую запал молодой человек, не была исключением.

— Он не лишен привлекательности, — заметила Кэрол. — Ты не находишь?

— Пожалуй, — ответила Майра. — Но привлекательность не то качество, которое котируется здесь. Вот если бы он показал ей свою чековую книжку или помахал перед ее носом ключами от «бентли», тогда бы у него, возможно, появился какой-то шанс.

Майра очень верно оценила атмосферу в клубе. К тем, кто посещал «Олд оук», Кэрол не питала симпатии, они, если можно так выразиться, были другой крови, но Кэрол нравилось наблюдать за ними, поскольку ее интересовала человеческая природа вообще. Сейчас она была всего лишь барменшей, но осенью собиралась поступить на факультет психологии. В двадцать семь лет немного поздновато начинать учебу в университете, но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Кэрол охватывало радостное волнение при мысли о том, что она станет психологом. Выслушивать людей, рассказывающих о своих проблемах, и давать им советы, как выйти из кризисной ситуации, — что может быть благороднее? И где можно лучше практиковаться в наблюдении за людьми как не за стойкой бара?

— Сколько порций он уже выпил? — спросила Майра, когда объект их внимания залпом осушил бокал с виски.

— Две. Думаешь, этого достаточно, чтобы сдвинуть его с места?

— Нет.

Но в тот момент, когда молодой человек поставил пустой бокал на стойку, на его лице появилась решимость. Может, он наконец сделает первый шаг? — с надеждой подумала Кэрол.

— Нет, я не буду ставить фунт, — сказала она Майре. — Я даю шиллинг на то, что он хотя бы встанет со стула.

— Заметано.

Девушки украдкой наблюдали, как мистер Консерватор поправил галстук и пригладил лацканы пиджака. Затем он положил ладони на стойку бара, сделал несколько глубоких вдохов и опустил одну ногу на пол, как бы собираясь встать со стула.

— О! — прошептала Кэрол. — Он поднимается. Ты должна мне…

Но ее радость оказалась преждевременной: парень застыл в неудобной позе. Кэрол бросила быстрый взгляд на другой конец стойки — к блондинке подсел Мартин-Шустрила. Свое прозвище он получил за то, что не пропускал ни одной женщины, переступавшей порог клуба. Если бы она даже была не в себе — Мартин привел бы ее в чувство и затем обрушил на нее свои чары. Кэрол не сомневалась, что блондинка ему не по зубам — пожует его и выплюнет, но в данный момент Мартин портил все дело парню, сидевшему на противоположном конце стойки.

Кэрол повернулась к бедолаге. Ее самые худшие опасения оправдались. Он смотрел несколько мгновений на Мартина, начавшего заигрывать с блондинкой, затем снова прочно сел на стул и тихо ругнулся.

Майра победоносно улыбнулась подруге.

— Похоже, это ты должна мне шиллинг!

— Но ему помешал Мартин! — возмутилась Кэрол.

— Ну да, и погода была неважная, и лошадь была плохо подкована, и жокей был неопытным. Гони монету.

Кэрол вытащила из кармашка фартучка два шестипенсовика и протянула Майре.

— Вот твой шиллинг. У тебя нет сердца.

Майра вернула одну монетку подруге.

— Возьми, сыграй в лотерею. Но, если выиграешь, поделишься со мной своими миллионами, поскольку я дала тебе…

— Твои клиенты уже заждались выпивки. Иди!

Майра улыбнулась.

— Тебе не повезло.

Она подхватила поднос и направилась к столику, за которым сидели двое одетых с иголочки молодых людей. Дожидаясь заказа — виски с содовой — они не теряли времени даром и беспрестанно осматривали зал, выискивая тех особенных женщин, которые могут подарить им детей и остаться при этом такими же красивыми и элегантными.

— Мисс?

Кэрол настолько увлеклась, что не заметила, как перед ней оказался мистер Консерватор с пустым бокалом в руке. Она виновато улыбнулась ему, прося прощения за невнимательность, и налила ему виски с содовой. Он залпом выпил половину.

— Тяжелый вечер? — сочувственно спросила Кэрол.

— Можно сказать и так.

Кэрол указала глазами на блондинку.

— Хотите поговорить с ней?

Он прищурился, словно заподозрил барменшу в том, что она влезла в его мысли и покопалась в них. На самом деле то, что он неравнодушен к этой красотке, было написано у него на лице.

— Нет, я не хочу ни с кем разговаривать.

Кэрол наклонилась и, понизив голос, сказала:

— Не обращайте внимания на парня, который сейчас флиртует с ней. Мартин любит пустить пыль в глаза, недаром он получил прозвище Шустрила. Одевается он по моде, потому что его мать работает в универмаге и имеет возможность купить хорошие вещи со скидкой, а на «витессе» ездит только потому, что его отец является дилером этой марки.

— Почему вы говорите мне все это?

— Я хочу, чтобы вы знали, что он вам не конкурент, — ответила Кэрол.

Он посмотрел на остатки виски в бокале.

— Конкурент?

Кэрол подняла глаза к потолку. Отрицать его интерес к блондинке — все равно что называть белое черным. Она поставила локти на стойку бара и посмотрела бедолаге в глаза.

— Послушайте, вы сидите на этом стуле уже полчаса и не сводите глаз с этой женщины. Если в ближайшее время вы не сдвинетесь с места, я начну брать с вас плату за аренду.

Он бросил на нее раздраженный взгляд.

— Вас это не касается.

Кэрол озорно улыбнулась.

— Ошибаетесь. Вы находитесь в моем баре, поэтому все, что здесь происходит, меня касается. — Она придвинулась к нему ближе и интригующим шепотом спросила: — Ну так как, хотите познакомиться с ней или нет?

Он посмотрел на блондинку. В его взгляде сквозило такое желание, что Кэрол даже почувствовала легкую зависть. Она бы не возражала, чтобы хоть один мужчина посмотрел на нее так. Наконец он покорно вздохнул.

— Да, я хочу познакомиться с ней. Но она занята.

Кэрол скосила глаза на противоположный конец стойки и увидела, что Мартин склонился к блондинке совсем близко. Он был изрядно навеселе и всем своим видом как бы говорил: «Эй, детка, как насчет того, чтобы мы с тобой исполнили горизонтальное танго?» А у блондинки было такое выражение лица, что она в любую секунду могла двинуть его коленом в пах.

— Я же говорила вам, что этот парень не в счет. Смотрите.

Как раз в этот момент красотка повернулась и вперила взгляд в лицо Мартина. Она очаровательно улыбнулась и что-то сказала. Кэрол хотя и не слышала ни слова, по лицу Мартина догадалась, что это были отнюдь не комплименты. Обычно он воспринимал отставку как настоящий боец, но на этот раз у него расширились глаза от удивления и он начал пятиться к двери мелкими шагами. Кэрол предвидела подобный финал, но все равно была потрясена. Большинство женщин вынуждены были прибегать к помощи охраны клуба, чтобы избавиться от домогательств Мартина.

Мистер Консерватор посмотрел на Кэрол с искренним изумлением.

— Как вы догадались?

— Сама не знаю. — Она улыбнулась. — Наверное, я телепат.

— В таком случае, может, заглянете в будущее и скажете, на что я могу надеяться?

Кэрол поморщилась. Если блондинка сумела заставить Мартина бежать из бара поджав хвост, она, возможно, еще не растеряла боевой задор. Парень, сидевший перед Кэрол, казался ей неплохим человеком, и ей не хотелось, чтобы он подвергся публичному унижению. Девица, на которую он запал, конечно, красивая, но это была пустая, наносная красота, опиравшаяся на высокомерие. Неужели мужчины настолько слепы? Или им действительно все равно, что находится внутри, лишь бы обертка была красивой?

У Кэрол никогда не было иллюзий по поводу своей красоты или, как она иногда думала, отсутствия таковой. Но она, по крайней мере, никогда не пыталась изображать из себя принцессу. Она знала, что ее темно-русые волосы недостаточно густые, чтобы из них можно было сделать красивую прическу. Фигура не то что полновата, но от нескольких лишних фунтов можно избавиться безо всякого сожаления. А вот с ногами ей повезло — они были длинными и стройными, на что многие мужчины обращали пристальное внимание. И еще Бог наградил ее очаровательной улыбкой. Кэрол давно научилась скрывать недостатки своей внешности и подчеркивать достоинства. Она носила утягивающие колготки, довольно короткие юбки и старалась улыбаться как можно чаще.

— Чем она вас так притягивает к себе? — поинтересовалась Кэрол.

— Ее зовут Кимберли Фостер. Она директор художественной галереи в районе Пиккадилли. Окончила Кембридж и говорит на трех языках. Взгляните на нее — ни один волосок не выбивается из ее красивой прически.

Кэрол машинально провела рукой по своим непослушным волосам.

— Значит, вы ее знаете?

— Не совсем. Она — друг моего друга.

— Но вы еще ни разу не разговаривали с ней? — продолжала допытываться Кэрол.

— Нет. Но, поверьте, она идеально подходит мне.

Конченый человек, подумала Кэрол. Ей доводилось наблюдать страстно влюбленных, но в случае с этим парнем была какая-то патология.

К стойке подошла одна из официанток. Кэрол сделала знак своему собеседнику, что еще не закончила разговор с ним. Наливая из бочки пиво, Кэрол думала о том, как ей убедить беднягу, что женщина его мечты на самом деле ночной кошмар в красивой оболочке.

О черт, кто она такая, чтобы давать советы кто с кем должен встречаться? Хотя, с точки зрения Кэрол, мисс Совершенство и мистер Консерватор абсолютно не подходили друг другу, любовь странная штука. Она встречалась с мужчинами, которые на вид были очень приличными людьми, а на поверку оказывались пустыми. Может, бывает и наоборот? Например, по своему внутреннему миру этот парень и высокомерная принцесса — родственные души. Если это так, то Кэрол никогда не встанет на пути настоящей любви.

Она поставила пиво и воду на поднос, и официантка ушла. Кэрол вернулась к тому месту, где сидел ее подопечный, вертя в руках свой бокал.

Присмотревшись к нему внимательнее, она решила, что поторопилась с оценкой этого человека. Он имел не только приятную наружность. У него были красивые широкие плечи, на которых мешковатый невзрачный костюм выглядел не так ужасно. Очки в роговой оправе занимали значительную часть лица, но если их снять, то на первый план выступят сильные, мужские черты — твердый подбородок, четко очерченные скулы и полные, почти чувствительные губы. А если бы он еще улыбнулся, то, по мнению Кэрол, его улыбка осветит бар ярче, чем полуденное солнце. Если Кимберли Фостер умеет видеть дальше собственного носа, у нее есть шанс заполучить необработанный алмаз.

— Значит, вы хотите знать, каковы ваши шансы с ней? — спросила Кэрол.

— Да.

— Они равны нулю, если вы не встанете с этого стула, не подойдете к ней и не представитесь, — сказала Кэрол.

— Хорошо, я сделаю это, только вот допью виски.

Он раздражал Кэрол своей нерешительностью, и в то же время она ощущала волнительную дрожь. Чем дольше он оставался на месте, тем очевиднее становилось, что ему нужна помощь для знакомства с блондинкой. Ее помощь.

Проблемы людей естественным образом вызывали у Кэрол интерес, потому что она увлекалась психологией. Интерес этот был, можно сказать, в ее генах. Много лет назад бабушка Кэрол держала небольшой магазинчик, где каждый день сталкивалась с людскими проблемами. Семейная легенда гласит, что однажды, когда на рынке случился очередной кризис, она предотвратила самоубийство одного из своих клиентов. Мать Кэрол владела парикмахерской в небольшом городке к северу от Лондона. Еще будучи девочкой Кэрол понимала, что клиентам матери нужны не только стрижки и перманенты. «Я сказала ему точно твоими словами, Хелен, и, представь себе, мы поженимся уже в августе!» «Как ты и советовала, Хелен, я ничего не говорила ей о двадцати фунтах, которые она была должна мне. И вдруг на прошлой неделе я обнаруживаю, что она положила их в карман моей сумки, и забыла сказать мне об этом!» «Хелен, я думала, ты большая шутница. Но, когда я подарила ей сушилку для одежды вместо традиционных духов и цветов, она сказала, что наконец-то получила от меня что-то полезное для дома».

Словом, Хелен Ламберт для жителей городка была советчицей на все случаи жизни. Кэрол помнила, с каким уважением люди относились к каждому слову ее матери. Повзрослев, она заметила, что ее тоже не оставляют равнодушной проблемы людей, с которыми ее сталкивает жизнь, и поняла, что намерена пойти дальше бабушки и матери — стать дипломированным психологом. Кэрол хотела специализироваться на психологии человеческих отношений и, в частности, — на воссоединении поссорившихся пар.

Но в данный момент перед ней стояла задача другого рода.

— Дайте мне вашу визитку, — сказала она парню.

— Зачем?

— Потом поймете.

Он достал из нагрудного кармана пиджака визитку и протянул ей. Кэрол прочла: «Дэн Томсон, менеджер по налоговой отчетности. «Бронсон энд компани». Она вздохнула. Скучнее работы не придумаешь.

Ну ладно, придется попробовать. Сунув визитку в карман фартучка, Кэрол направилась к холодильнику.

— Подождите! — окликнул ее Дэн. — Что вы собираетесь делать?

— Положитесь на меня, — бросила она через плечо. — Я открою дверь, а вам надо будет только войти в нее. А теперь — внимание.

— Эй! — возмутился Дэн. — Подождите, не надо ничего делать!

Не обращая внимания на его протесты, Кэрол вытащила из холодильника бутылку очень дорогого сухого вина, налила в бокал и поставила его перед блондинкой. Та в недоумении уставилась на барменшу.

— Это от джентльмена, сидящего на другом конце стойки, — сказала Кэрол, вручив ей визитку Дэна.

Кимберли скользнула взглядом по визитке и посмотрела в сторону Дэна. Увидев, что она обратила на него внимание, он раскрыл глаза от удивления, но тут же справился с собой, выпрямил спину и напустил на себя небрежно-безразличный вид. Однако, когда блондинка прошлась по нему оценивающим взглядом, он нерешительно улыбнулся и робко помахал ей рукой. Кэрол удрученно вздохнула: тяжелый случай.

— Вот этот? — спросила Кимберли, сморщив носик как от дурного запаха.

— Да. Красивый темноволосый мужчина. Я поговорила с ним немного. — Кэрол доверительно наклонилась к блондинке. — Он очень интересный человек.

— Не сомневаюсь, что он в твоем вкусе.

Потому что ты несчастная барменша и принадлежишь к низшему классу, прочла Кэрол в ее глазах. Интересно, со злорадством подумала она, вылить бы сейчас этой мерзавке на голову вино, которое она пьет, что бы она тогда сказала?

Кимберли демонстративно отодвинула от себя бокал, и кончиком длинного наманикюренного ногтя протащила по стойке бара визитку Дэна на расстояние вытянутой руки, чтобы, не дай Бог, никто не подумал, что она имеет с ним что-то общее. После этого она возобновила разговор с женщиной, сидевшей рядом с ней.

Кэрол была потрясена. Она надеялась, что ее содействие даст парню шанс перемолвиться с Кимберли хотя бы словом, но нет. Она представляла, что он сейчас испытывает.

Но когда она повернулась к нему, то, к ее удивлению, на его лице не было никакого смущения или унижения.

С растущим беспокойством Кэрол наблюдала, как он опрокинул в рот остатки виски, со стуком поставил пустой стакан на стойку и посмотрел на Кимберли нехорошим взглядом. Сжав губы и сощурив глаза, Дэн в течение нескольких секунд не сводил с нее глаз. Лицо его сильно покраснело, и у Кэрол возникла странная мысль, что сейчас у него из ушей повалит дым. Наконец он встал, швырнул деньги на стойку и зашагал к дверям.