Прочитайте онлайн Проклятие бронзовой лампы | Глава 9

Читать книгу Проклятие бронзовой лампы
4516+1324
  • Автор:
  • Перевёл: В. В. Тирдатов

Глава 9

Спустя три дня, ранним воскресным утром 30 апреля, сэр Генри Мерривейл и старший инспектор Мастерс стояли на плоской крыше башни с часами. Мастерсу хватило трех дней, чтобы, терпеливо допросив каждого свидетеля, установить полное отсутствие погрешностей в показаниях, убедиться, что Хелен Лоринг исчезла с лица земли, проверить каждый факт и обеспечить прессу трех континентов беспрецедентной сенсацией.

Но этого времени недостаточно, чтобы исцелить боль.

Стоял теплый и влажный весенний день с ветром, солнцем и облаками, когда уже чувствовалось дыхание лета, возбуждающее и одновременно расслабляющее. С крыши большой квадратной башни с зубцами можно было обозревать утопающую в зелени сельскую местность. Вдалеке на северо-востоке виднелись крыши Глостера и высокая колокольня Глостерского собора с четырьмя угловыми башенками, возвышающаяся на фоне голубого неба и неподвижного белого облака.

Прямо внизу расстилалась территория Северн-Холла – шифер крыши, потемневший от погоды и дыма, коньки, дымовые трубы, фронтоны, причудливой формы окна. Далее находились гаражи, ранее служившие конюшнями. Маленькая фигурка шофера чистила автомобиль на конюшенном дворе. Двое садовников спорили над розовым кустом. Помощница служанки, выполнявшая самую грязную работу, ковыляла с ведром помоев. Вдалеке кто-то вспахивал коричневое поле.

Итак, сэр Генри Мерривейл и старший инспектор Мастерс стояли на крыше часовой башни, дыша воздухом после раннего завтрака. Однако их не интересовал открывающийся оттуда вид. Вместо созерцания они продолжали спорить в той манере, которая была хорошо известна всем их знакомым.

– Ну-ну, Мастерс! Ради бога, сохраняйте спокойствие!

– Легко сказать, сэр! Вы можете предложить какое-нибудь объяснение?

– Нет, сынок. А если бы мог…

– То вы бы мне ничего не сказали? Я в этом не сомневаюсь!

Мастерс, высокий и вежливый, словно карточный шулер, был в своем обычном синем костюме, застегнутом на все пуговицы. Шляпа-котелок скрывала седеющие волосы, зачесанные назад по лысой макушке. Однако взгляд сверкающих голубых глаз отнюдь не был вежливым.

– Мне не следовало задерживаться в этом роскошном доме – я должен был остановиться в гостинице. Но разве я мог это сделать? Конечно нет, с вашими чертовыми дружками-репортерами, заполонившими все поместье! Мне вообще было незачем заниматься делом об исчезновении. Но когда комиссар приказывает…

– У вас собачья жизнь, Мастерс. Вам можно посочувствовать.

Внезапно Мастерс глубоко вздохнул и ослабил оборону.

– Сказать по правде, сэр, – признался он, – не нравится мне все это. Этот молодой парень, мистер Фэррелл… – Мастерс заколебался, – по-моему, довольно симпатичный.

– Угу. – Г. М. явно был не в своей тарелке. – По-моему, тоже.

– Но он себя просто изводит, – продолжал Мастерс. – Целыми ночами ходит взад-вперед! Что хорошего, если он сорвется!

– Он не сорвется, Мастерс. Пока.

– О чем вы?

– Это ведь ирландский джентльмен, поэтому он в десять раз более сдержан, чем английский. Но когда такой парень взрывается…

– Вот именно, – кивнул старший инспектор, потирая подбородок.

Они обнаружили, что воздух на крыше не так уж свеж, когда порыв ветра направил в их сторону дым из трубы, растрепав мех на знаменитой ушанке Г. М. Под ногами у них тикал громоздкий механизм башенных часов. Мастерс сердито мерил шагами крышу.

– Да нет, я вовсе не порицаю его, – добавил он. – Когда я прибыл сюда, сэр, то, говорю прямо, не поверил ни единому слову в этой истории. Но если учесть то, что мы знаем сейчас…

– Бога ради, Мастерс, уберите свою книжечку!

– Молодая леди действительно вошла в дом, – продолжал Мастерс, барабаня пальцем по записной книжке. – Вы согласны?

– Безусловно.

– И она не выходила из него. Понадобилось три дня, чтобы заставить меня признать этот факт, сэр, но я ничего не могу поделать! За домом не просто наблюдали снаружи – он был практически окружен. – Лицо Мастерса приобрело злобное выражение. – Ох уж эти садовники! Даже учитывая необходимость срочной работы, я в жизни не видел такого их количества! По крайней мере двое находились с каждой стороны дома! Можете сами посмотреть. – Он указал рукой на поместье внизу, словно на карту. – Возле дома нет ни деревьев, ни других предметов, мешающих видеть. Все эти парни клянутся, что никто не выходил ни через дверь, ни через окно, ни каким-либо иным способом. И я вынужден этому верить. Куда же могла подеваться молодая леди? – Мастерс проделывал руками гипнотические пассы, чтобы не дать Г. М. заговорить. – Она не спускалась в подвалы, так как единственный вход туда находится за холлом для слуг, где пили чай восемь свидетелей. Она не поднималась на крышу, потому что единственный проход ведет через часовую башню, а мастер, который чинил часы, ручается, что никто не проходил мимо. – Старший инспектор снова потер подбородок. – Как будто кто-то специально поставил множество людей внутри и вокруг дома, чтобы заставить нас поверить, будто молодая леди не могла оттуда выйти!

– В самом деле, – странным тоном произнес Г. М. – У меня мелькнула подобная идея в четверг вечером, Мастерс. Но она оказалась неправильной. Этого просто не могло быть!

– Все, что нам известно, – сказал Мастерс, – это что она добралась до парадного холла. А дальше – бац! Шаги смолкают. Можете понять, куда ведет эта единственная нить?

– А как же картина? – осведомился Г. М.

– Картина?

– Портрет женщины, по чьей прихоти этот дом спроектировали в восемнадцатом веке, висел на стене коридора во время ленча. Спустя четыре часа он исчез. Вы обнаружили какие-нибудь его следы, сынок, когда обыскивали дом?

– Нет. Ну и что из этого?

– А то, – угрюмо отозвался Г. М., – что портрет убрали не случайно, не потому, что он оскорблял чьи-то эстетические чувства. Помяните мое слово: он занимает определенное место в схеме всего этого грязного дела. Мне кажется, мы могли бы приблизиться к разгадке, если бы узнали, что произошло с картиной.

Тряхнув головой, Г. М. подошел к парапету и сердито уставился на виднеющийся вдали собор.

– Мне также хотелось бы знать, – добавил он, – что стало с пропавшими золотыми кинжалом и шкатулкой, и какое они имеют отношение ко всей этой неразберихе.

Мастерс теребил записную книжку.

– Повторяю, сэр, – ответил он, – мне известно не больше вашего. Египетская полиция обратилась к нам с жалобой. В телеграмме говорится, что, согласно полученной информации, у них есть причины полагать, что кинжал и шкатулку вывезли из страны.

– Информации, полученной от кого? Кто к ним обратился?

– Сам лорд Северн.

– Но послушайте, Мастерс, не может же старик обвинять в краже собственную дочь!

– Мне опять-таки ничего не известно. В мои инструкции входило приехать сюда и побеседовать с молодой леди. Больше мне нечего вам сообщить. Но вы получите ответ достаточно скоро.

Мастерс вынул из кармана сложенную газету. Это был субботний вечерний выпуск «Дейли фладлайт». Старший инспектор попытался раскрыть газету на ветру, который быстро прижал ее к его лицу, демонстрируя черный заголовок: «МОЖЕТ ЛИ ПРОКЛЯТИЕ УБИВАТЬ?»

– Лорда Северна ожидают в Англии сегодня, – продолжал Мастерс, с трудом отрывая газету от лица. – Так что вы сможете расспросить его сами – в частности, о том, связаны ли кинжал и шкатулка с исчезновением молодой леди. Но вы посмотрите, как они об этом пишут! Сплошное очковтирательство! Конечно, я понимаю, что все это чушь. Но в то же время…

Г. М. вытянул шею и огляделся.

– Вы сомневаетесь, чушь ли это от начала до конца?

– Нет, – с достоинством отозвался старший инспектор, – но скажу откровенно, сэр, многие в этом сомневаются. Помните, что произошло десять лет назад? Лорд Карнарвон и фараон Тутанхамон?

– А все дело было в простом укусе москита, – заметил Г. М. На его лице мелькнула мрачная усмешка. – Предположим, старик Северн сегодня приедет сюда и исчезнет. В хорошеньком положении вы тогда окажетесь, верно?

– Слушайте… – Набрав в легкие воздух для цветистой фразы, Мастерс в последний момент передумал, нахлобучил котелок, скомкал газету и швырнул ее через парапет, где ее подхватил ветер. – Я не скажу, – с похвальной сдержанностью заявил старший инспектор, – того, что хотел сказать. Даже не стану спрашивать, почему именно я всегда оказываюсь втянутым в подобные замысловатые дела. Я всего лишь задам вам вопрос, сэр Генри. – В его голосе послышалось отчаяние. – Намерены ли вы внести какое-нибудь практическое предложение?

– Намерен, – отозвался сэр Генри. – Бомон.

– Это еще что?

– Человек по фамилии Бомон. Имя мне неизвестно.

– А что вообще о нем известно? Кто он такой?

– Американец, – ответил Г. М., – который появился на раскопках в Египте и предложил шестьдесят тысяч долларов за золотую маску с мумии Херихора. Потерпев неудачу, он предложил очень большую сумму за – вы меня слушаете? – золотой кинжал и золотую шкатулку с благовониями. Их ему также не удалось купить.

Мастерс задумчиво присвистнул.

– Погодите! – сказал Г. М. – Не хватайтесь за идею, прежде чем мы не узнаем, что за этим кроется. Сама девушка…

– Леди Хелен?

– А кто же еще? Сама девушка рассказала мне о Бомоне, когда мы ехали в поезде из Каира в Александрию. Единственная причина, по которой я вспомнил эту фамилию, заключается в том, что в четверг вечером она всплыла снова.

– Каким образом?

– Помните, молодой Фэррелл рассказывал, как он сторожил гостиничные апартаменты девушки в Лондоне в течение ее весьма странного трехдневного отсутствия? Так вот, Фэррелл сказал, что в этот отрезок времени некий американец по имени Бомон приходил в отель и пытался повидать леди Хелен. Поэтому меня заинтересовало… – Г. М. не договорил.

Тяжелый квадратный люк, который ведет на лестницу, соединяющую крышу с часовой комнатой внизу, открылся, и Кит Фэррелл, в серых фланелевых брюках, старой спортивной куртке и галстуке, чей узел завязывали явно не перед зеркалом, присоединился к детективам.

Лицо Кита было утомленным и озадаченным. Серые глаза настолько устали после бессонной ночи, что ему пришлось на несколько секунд закрыть их, оказавшись на ветру. Плечи его были приподняты и напряжены, словно он готовился вступить в драку со всем миром. Прежде чем Кит с негромким стуком закрыл люк, послышалось жутковатое тиканье башенных часов.

– Доброе утро, сынок, – поздоровался Г. М., старательно избегая взгляда Кита. – Уже позавтракали?

– Да, – ответил Кит. – Мне сказали, что вы здесь. Я подумал, что вам лучше взглянуть на эту записку.

Он протянул Г. М. сложенный лист бумаги, потом подошел к краю башни и, стоя спиной к двоим мужчинам, начал медленно барабанить кулаком по верхушке зубца. Казалось, каждый удар говорил: «Нервы! Нервы! Нервы!» Но Г. М., не глядя на него, издал восклицание.

Текст, написанный аккуратным, хотя и дрожащим почерком, гласил:

«Сэр! С почтением рекомендую Вам, учитывая исчезновение портрета первой леди Северн, зайти в антикварный магазин на Колледж-стрит, 12 в Глостере, которым владеет Дж. Мэнсфилд. Вчера, выходя за покупками, я видела там портрет, стоящий в витрине вместе с другими картинами. Я неважно себя чувствовала и была вынуждена лечь, иначе рассказала бы Вам обо всем еще вчера вечером. Искренне Ваша

Э. Помфрет».

Г. М. передал записку Мастерсу и резко осведомился:

– Откуда вы это взяли?

– Записку принесли ко мне в комнату некоторое время назад, – не оборачиваясь, ответил Кит. – Я подумал, вам стоит ее показать.

– Нет, Мастерс, – предвосхитил Г. М. вопрос старшего инспектора. – Я не имею ни малейшего понятия о том, что она означает. Но мне бы очень хотелось поболтать с этим Дж. Мэнсфилдом. Дж. Мэнсфилд, ха! – Он сделал паузу. – Вы ничего о нем не знаете, сынок?

– О ней, – поправил Кит. – Джулия Мэнсфилд – хозяйка антикварного художественного магазина возле собора. Занимается также реставрацией картин.

– Реставрацией картин, – повторил Г. М., еще сильнее наморщив лоб. – По-моему, Мастерс, нам лучше заняться этим прямо сейчас.

– Но сегодня воскресенье, сэр! Магазин закрыт!

– Она живет прямо за магазином, – подсказал Кит. – Возможно, вам удастся ее застать. Но…

Кит повернулся, и они увидели, как напряглись его челюстные мышцы, когда он стиснул зубы. Тем не менее он оставался неестественно спокойным, опираясь локтем на зубец. Высота башни – футов шестьдесят, думал старший инспектор. Высота, на которой небо словно вращается вокруг тебя, а кости кажутся легче воздуха, причудливо воздействует на людские головы.

– Сэр Генри, – произнес Кит, – не хотите ли посидеть и подумать?

Г. М. вздрогнул:

– О чем вы?

– Не знаю, как вы, – продолжал Кит, – а я очень много размышлял о Хелен.

– Вот как? И каков результат?

– Одри считает, что она мертва.

– Спокойно, сынок!

– Я совершенно спокоен, – заверил Кит и рассмеялся, стараясь выглядеть так, будто никогда в жизни не был более хладнокровен. – Не знаю, жива Хелен или мертва, но убежден, что мы не стали жертвами египетской магии. Ее похитили.

Мастерс погладил подбородок. Он выглядел благодушным, как сытый кот.

– Ну, сэр, – успокаивающе заговорил он, – эта идея приходила мне в голову наряду со многими другими. Что вас заставляет так думать?

– Посудите сами. Через час после исчезновения Хелен кто-то звонит в полицию и в газеты, сообщая о происшедшем. Похоже это на фокус-покус? Нет. Это выглядит как вполне земное похищение. Кстати, вы отследили эти телефонные звонки?

– Должен признаться, нет, сэр. У нас просто не было времени.

– У человека, который звонил, – продолжал Кит, – был низкий голос и иностранный акцент. Эти характеристики подходят нашему пророку Алим-бею. – Он поднял палец, не давая собеседнику ответить. – Алим-бей представился ученым. Но, если верить газетам, он известный гадальщик и зарабатывает на жизнь, предсказывая будущее методами, которые, по его словам, являются древнеегипетской магией. Отлично! Если он напророчил подобные события, и они сбылись, разве это не сделает его самым знаменитым провидцем во всем мире?

– При помощи похищения леди Хелен?

– Да!

– Беда в том, – вздохнул Мастерс, – что тут есть одно препятствие.

– Знаю, старший инспектор. Но…

– Мистер Алим-бей, – невозмутимо прервал Мастерс, – был в Каире в тот день, когда исчезла молодая леди. Вы сами это слышали. Он пророчествовал перед лордом Северном, мистером Робертсоном и двумя репортерами. И это еще не самая большая помеха теории похищения.

Мастерс печально покачал головой. Сам пребывая в тупике, он испытывал облегчение, когда делился с кем-то своими бедами. Раскрыв записную книжку, он заговорил снова:

– Спустя несколько минут после исчезновения леди Хелен вы, сэр, приказали дворецкому Бенсону обыскать дом.

– Да, но…

– Он произвел обыск вместе с шофером Луисом и… – Мастерс пробежал пальцем по странице, – кухаркой, миссис Хэндисайд. Перед обыском Бенсон велел свидетелям, находившимся снаружи, оставаться на местах и следить, чтобы никто не ускользнул из дома. Так?

– Несомненно, старший инспектор. Но…

Мастерс властно поднял руку:

– Что они и сделали. Бенсон, Луис и миссис Хэндисайд утверждают, что обыскали каждый дюйм, не исключая подвалы и эту крышу, а другие клянутся, что никто не выходил из дома. – Он немного повысил голос. – Предположим, молодая леди была похищена Алим-беем. Предположим, ее похитил Херихор, Муссолини, фараон Тутанхамон или еще кто-нибудь. Можете объяснить мне, каким образом похититель умудрился вытащить из дома ее – и себя самого?

– Спокойно, Мастерс, – негромко вмешался Г. М.

Со скрежетом и хрипом тяжелого механизма большие часы внизу начали бить, вибрируя, словно металлический дракон, при каждом ударе. Этот лязг заставил бы вздрогнуть даже людей со стальными нервами. А Кит Фэррелл в настоящий момент никак не относился к их числу.

Как это произошло, Г. М. и Мастерс не могли понять даже впоследствии. Возможно, они недооценили опасность высоты, вызывающей головокружение. А может быть, стоящий перед ними молодой человек слишком сильно любил Хелен Лоринг.

Едва пробил первый удар часов и птицы, шурша крыльями, взлетели с подоконников серой каменной башни, Кит Фэррелл сделал шаг назад. Его мускулистая левая рука вцепилась в край парапета. Сэр Генри и старший инспектор увидели внезапное напряжение мышц, толкающее его головой вниз, через парапет, где он бы разбился о камни террасы шестьюдесятью футами ниже.

– Осторожно! – завопил Мастерс.

Однако не он, а Г. М. преодолел разделяющее их расстояние, схватил Кита за плечи и крепко держал его, покуда часы били девять.

– Спокойно, сынок, – мягко произнес Г. М.

Они стояли неподвижно, пока не замерло эхо боя часов, и в глазах Кита не исчез безумный блеск.

– Забавно! – Кит искренне верил своим словам. – У меня внезапно закружилась голова, и я чуть не упал.

– Еще бы, – согласился Г. М., поворачивая его и подталкивая к люку. – Но уже все прошло. Сейчас мы отправимся в антикварный магазин и выясним, кто доставил туда картину. Пошли!

Высокий сероглазый молодой человек, все еще тряся головой, спускался по лестнице с озадаченным выражением лица и необъяснимым ощущением холода в сердце. Г. М., уперев кулаки в бока, наблюдал за ним. С лица Мастерса сбежал обычный румянец.

– Он спасся чудом, – пробормотал старший инспектор.

– Вот именно, – подтвердил Г. М. – Хорошо, что вы это поняли. Должен заметить, Мастерс, что вы редкостный тупица.

– Ладно, ладно! Возможно, мне не следовало так разговаривать с парнем. Это вывело его из равновесия.

– И зачем вам понадобилось заявлять, будто полиция не отследила телефонные звонки? Вы же отлично знаете, что один из них был междугородный, и…

Мастерс задумался.

– Бенсон, Бенсон, Бенсон! – загадочно произнес он. – Если бы я мог заполучить хоть одну вескую улику против этого джентльмена! А мистер Фэррелл… вы уверены, что у него с головой все в порядке?

– О господи! Да он просто нервничает, потому что мы не можем найти Хелен Лоринг.

– Ну, – Мастерс погладил подбородок, словно проверяя, нуждается ли он в бритве, – не думаю, чтобы я вел себя подобным образом, если бы такое случилось с моей старухой даже в те дни, когда я за ней ухаживал. В последний раз спрашиваю, сэр Генри: можете вы догадаться, что именно произошло?

– В последний раз отвечаю: нет, – отозвался Г. М. – В четверг вечером я обдумывал одну отличную идею. Единственный ее недостаток в том, что она не срабатывает. Могу сказать вам только одно, Мастерс: как угодно, но мы должны найти эту девушку! Мы должны найти ее!