Прочитайте онлайн Проклятие бронзовой лампы | Глава 8

Читать книгу Проклятие бронзовой лампы
4516+1322
  • Автор:
  • Перевёл: В. В. Тирдатов

Глава 8

Сэнди Робертсон стоял в желтой гостиной каирского отеля «Континенталь-Савой», вцепившись в телефонную трубку.

– Да, – говорил он. – Мы ждем звонка от человека по фамилии Бенсон из Северн-Холла в Глостершире… Да! Что?

Девять часов по Гринвичу соответствуют одиннадцати в Египте. За широкими окнами гостиной виднелось фиолетовое небо с таким количеством мерцающих звезд, что оно казалось струящимся в теплом воздухе. Лорд Северн, держа руки в карманах, смотрел в окно, повернувшись спиной к комнате.

– Бенсон у телефона, сэр, – окликнул его Сэнди. – Хотите поговорить с ним?

– Нет, – ответил лорд Северн.

– Нет?

– Сейчас нет, – произнес усталый голос.

Сэнди, в белом смокинге, кричал в трубку, опершись локтем на крышку рояля. Его некрасивое лицо с черными смышлеными глазами и слегка морщинистым лбом и без того выглядело расстроенным. Лорд Северн окончательно его деморализовал.

Где-то очень далеко телефонист переключал аппаратуру. Щелчки и оглушительный треск заставили Сэнди оторвать трубку от уха. Те же щелчки слышали собравшиеся в библиотеке Северн-Холла.

Отблески огня в камине играли на потолке библиотеки. Одри Вейн сидела за телефонным столиком под окном с цветными стеклами. Рядом с ней стоял сэр Генри Мерривейл, а чуть дальше – Кит Фэррелл, освещенный пламенем очага.

Одри не пыталась скрыть радости при звуках голоса Сэнди. Среди мрачных, уставленных книгами стен, дождя, колотящего в окна, и сквозняков, колышущих ковры, было трудно представить себе тепло и солнце, но очень легко – Сэнди Робертсона.

– Ради Христа, Бенсон, что происходит в доме?

Сердитый, взволнованный голос слышали все, находящиеся в комнате.

– Сэнди, дорогой, это не…

– Кто говорит? Это не Бенсон! Кто вы?

– Бенсона нет в комнате, Сэнди. Это я, Одри Вейн!

– Ах, это ты? – холодно произнес Сэнди. – Передай трубку кому-нибудь, кто хоть что-то знает.

Лицо Одри болезненно исказилось при этих словах с их невольной жестокостью.

– Похоже, ваш приятель Робертсон – на редкость симпатичный парень, – заметил Г. М.

– Он не это имел в виду! – воскликнула Одри, прикрыв ладонью микрофон. Казалось, ей отчаянно хочется убедить в этом окружающих. – Сэнди всегда так разговаривает… Мы все притворяемся такими… Кит! Ты должен поговорить с ним!

Она отбежала от телефона.

– Кит Фэррелл? – переспросил Сэнди, когда Кит назвал себя. – Так я и знал, что без тебя не обойдется. Только скажи мне: правда ли, что Хелен рассыпалась на мелкие кусочки?

– Рассыпалась на кусочки?

– Уничтожена! Убита! Одним словом, стерта с лица земли?

Кит обменялся взглядом с Г. М., который все еще пытался затянуться потухшей сигарой.

– Почему ты думаешь, что с ней что-то стряслось, Сэнди?

– Мой приятель из «Мьючуал пресс» звонил из Лондона менее часа назад. По его словам, они получили прямое сообщение от их бристольского корреспондента, что с Хелен произошло нечто скверное, и, по-видимому, так оно и есть, раз никто не отвечает на вопросы репортеров.

– Та-ак! – протянул сэр Генри Мерривейл.

– А чуть раньше в отеле побывал Алим-бей, который в присутствии двух журналистов и вашего покорного слуги спокойно заявил, что Хелен исчезла. Поэтому мы отправили телеграмму. Он также сказал, что теперь настал черед лорда Северна.

«Настал черед…»

Возможно, эти слова были произнесены впервые, хотя в дальнейшем их слышали часто и с нарастающим ужасом.

– Но это не важно, – продолжал высокий голос на другом конце провода почти умоляюще. – Все это чушь, правда? Только скажи, что это чепуха и Хелен не…

Кит рассказал о случившемся.

– Я не верю этому! – заявил голос.

– Тогда зачем ты спрашивал, Сэнди? Говорю тебе, это правда.

Он услышал, как Сэнди Робертсон выругался с такой отчаянной мукой в голосе, что ему сразу захотелось положить трубку, чтобы не слышать. У Кита перехватило горло. Он чувствовал, что не сможет этого вынести: маленький человек в Каире сейчас разрывает в клочки собственное сердце, как только что порвал сердце Одри Вейн. Кит пожалел бы Сэнди, если бы не Одри, неподвижно стоящая при свете пламени. Это зрелище вносило сумятицу в его чувства.

– Слушайте, сынок! – Сэр Генри коснулся плеча Кита. – Спросите его, как повел себя лорд Северн, когда впервые об этом услышал, что он делает сейчас и не мог бы я с ним поболтать. – В голосе Г. М. слышалась настойчивость.

– Сэнди, как отреагировал старик?

Ответа не последовало.

– Сэнди!

– Здравствуй, Кристофер! – послышался голос лорда Северна.

В желтой каирской гостиной Сэнди Робертсон сидел у рояля и неистовствовал, как маньяк. Лорд Северн, одной рукой держа трубку, а другую прижав к сердцу под пиджаком, устремил рассеянный взгляд в потолок. Слушающие разговор в библиотеке не могли видеть его утомленного загорелого лица. Однако веселые нотки в голосе его светлости заставили зашевелиться волосы на голове Кита Фэррелла.

– Как поживаешь, мой мальчик? Надеюсь, хорошо? Мистер Робертсон, – в мягком голосе лорда Северна прозвучало легкое презрение, – очень расстроен. Не понимаю, что случилось с Хелен, но вы за меня не бойтесь – я зря волноваться не стану. Я намерен приехать в Англию и сам во всем разобраться. К тому же у меня дома есть одно неприятное дело…

– Но, сэр! Ваше здоровье…

– Чепуха! – прервал мягкий голос. – Все не так уж плохо. Я заказал чартерный рейс на завтрашнее утро. Через несколько дней мы с мистером Робертсоном присоединимся к вам. Профессор Гилрей мертв, Хелен исчезла, а я должен стать следующей жертвой. – Лорд Северн неожиданно рассмеялся. – Доброй ночи, Кристофер. Передавай всем привет. – Послышался щелчок, и наступило молчание.

Кит тщетно тряс трубку. С трудом налаженная связь была прервана – стена вновь закрылась, оставив тайну неразгаданной. Кит прекратил кричать в трубку, только когда Г. М. коснулся его плеча.

– Все в порядке, сынок, – сказал сэр Генри. – Я услышал все, что хотел. Точнее, не услышал того, чего не хотел. – Он нахмурился, позвякивая монетами в кармане. – Кажется, лорд Северн очень любит свою дочь?

– Он ее обожает! – воскликнула Одри. – А Хелен – его! Только отец воспринимает ее всерьез, когда она рассуждает на научные темы.

– Угу. Это я понял из слов самой девушки. На научные темы, – повторил Г. М.

Медленно отвернувшись от телефонного столика, он окинул угрюмым взглядом тянущиеся вверх книжные полки с маленькой железной галерейкой посредине. Под аркой каминного очага ярко сверкало пламя, освещая комнату. Поблекший кожаный диванчик был придвинут к огню. На столе у диванчика лежало полдюжины книг, которые Г. М. снял с полок, ожидая здесь приема целый час.

– У нас проблема, – заявил он, посмотрев на книги.

– Вот так новость! – усмехнулся Кит.

Бросив на него неодобрительный взгляд, Г. М., бережно неся впереди огромный живот, проковылял к дивану и опустился на него.

– Поскольку вы заставили меня ждать, – продолжал он, – я решил осмотреться. Здесь полно книг – в том числе экземпляры из знаменитой коллекции готических романов.

Бросив в огонь потухшую сигару, Г. М. стал перебирать книги. На его лице мелькнуло довольное выражение.

– «Удольфские тайны» – с участием зловещего графа Монтони и малютки Эмили. «Старый английский барон», где законного владельца замка убивают и прячут под полом. «Вампир – история, написанная лордом Байроном». Кстати, ее написал не Байрон, а некий доктор Полидори.

– Очень интересно, – сказала Одри, озадаченно глядя на него.

– Вы тоже так считаете?

– Но какое отношение это имеет к нам?

– Возможно, очень большое, моя милая, – серьезно произнес Г. М., подбирая очередную книгу. – Здесь чувствуется аромат восемнадцатого столетия! Понимаете, о чем эти люди думали и мечтали. Посмотрите на этот дом. – Он кивнул в сторону двери в задней стене библиотеки. – Например, куда ведет эта дверь?

Одри проследила за его взглядом.

– В кабинет лорда Северна – к мумиям. – Она слегка побледнела. – Шофер подумал, что Хелен спрятали в саркофаге.

– А дверь напротив?

– В картинную галерею.

Г. М. с трудом повернул голову к большим дверям, ведущим в парадный холл:

– А что находится с другой стороны холла?

– Гостиная, музыкальная комната, обеденный зал и еще великое множество комнат! Почему вы спрашиваете?

– Все это построили, – проворчал Г. М. с ужасающей гримасой, – потому, что романтическая женщина мечтала об увитом плющом замке, населенном ухающими совами и тайными горестями. – Он открыл книгу и обследовал экслибрис. – «Огаста, графиня Северн». Да, любопытно. Хотел бы я знать, что собой представляла эта леди.

– Подождите! – резко произнес Кит Фэррелл. Стуча ногами по каменному полу, он подошел к ним. – Не знаю, что собой представляла знаменитая Огаста, но могу вам сказать, на кого она походила. Она выглядела точь-в-точь как Хелен.

– Так! – Г. М. захлопнул книгу. – Возможно, моя идея не так уж невероятна. Или это всего лишь еще одна романтическая традиция?

– Никакая это не традиция. Это факт.

– Да ну?

– Если вы мне не верите, – сказал Кит, – можете посмотреть сами. Здесь есть портрет Огасты. Он раньше висел в картинной галерее, но его написал очень скверный художник, поэтому портрет перевесили в…

Внезапно послышался новый голос:

– Картина! – И миссис Помфрет с удивительной легкостью вбежала из парадного холла.

Акустика библиотеки была настолько непредсказуемой (как и было задумано), что голос словно вдруг прозвучал совсем рядом, наподобие эффекта «галереи шепотов». Г. М. конвульсивно вздрогнул и так резко обернулся, что его едва не задушил собственный воротничок.

– Мне следовало сразу рассказать вам, сэр, – продолжала миссис Помфрет, бросив быстрый взгляд через плечо. – Я хотела это сделать, когда мистер Бенсон сказал, что нас ничто не задержало. Ну, возможно, это и в самом деле нас не «задержало», если вы понимаете, что я имею в виду. Но молния осветила коридор через стеклянную дверь, а ее там не было!

Г. М. провел рукой по лбу.

– Слушайте, мадам, о чем вы говорите?

– О той картине, сэр!

– Что с ней случилось?

– Она исчезла, – просто ответила миссис Помфрет. – Я никогда не обращала особого внимания на лицо, сэр. Но я помню табличку, на которой было написано «Огаста, графиня Северн» и указана дата. Картина висела в коридоре возле буфетной мистера Бенсона. Я готова поклясться, что она была там сегодня во время ленча. Но в пять часов ее уже не было.

– Значит, картина исчезла. Кто же ее взял?

– К сожалению, не знаю ни кто, ни почему, – отозвалась экономка. – Мистер Бенсон говорит…

Дворецкий, придя доложить об обеде, появился в дверях и застыл как вкопанный. Он успел переодеться в вечерний костюм – остальным не хватило времени на эту формальность.

– Обед подан, – сообщил Бенсон и добавил тем же тоном: – Боюсь, мистер Кит, теперь не удастся удержать полицию за воротами.

Когда к тебе летит теннисный мяч или новая идея, легко приготовиться к ответному удару. Но если у тебя перед носом внезапно возникают два мяча или две идеи, можно начать бросаться из стороны в сторону, рискуя упустить и то и другое. Тем не менее Г. М. не был обескуражен.

– Давайте ненадолго забудем о полиции, – предложил он, – и сперва разберемся с картиной. Вы слышали, о чем мы говорили?

– Да, сэр.

– Ну так что же произошло с портретом?

– Не знаю, сэр Генри. – Бенсон смотрел в глаза собеседнику. – Я расспрашивал людей, но никто ничего не знает. Как бы то ни было, учитывая, что полицейский офицер…

– Что там такое с полицией? – вмешался Кит. – Этот суперинтендент еще не проник в дом, верно?

– Нет, мистер Кит. Я имею в виду… – дворецкий судорожно глотнул, – человека из Скотленд-Ярда.

– Из Скотленд-Ярда? – воскликнул сэр Генри Мерривейл.

Бенсон склонил голову.

– Похоже, дело серьезное, сэр. Я разговаривал с этим человеком. Он заявляет, что его направили сюда по требованию правительства Египта.

– Для чего?

– Вроде бы, сэр, золотой кинжал и золотая шкатулка с благовониями, найденные в гробнице фараона-жреца Херихора, исчезли из группы экспонатов, которые должны были передать Каирскому музею. Их общая стоимость достигает десяти-двенадцати тысяч фунтов, но самое главное то, что правительство Египта весьма серьезно относится к подобным преступлениям.

Кит, отлично знающий дворецкого, чувствовал всей кожей, что тот либо ужасно сердит, либо столь же ужасно напуган.

– У них есть причины считать, – добавил Бенсон, – что эти предметы тайно вывезли из страны. А ее милость, – он произнес этот титул почтительным тоном, давая понять, что египетские власти по сравнению с ним мало что для него значат, – помогала вскрывать гробницы, возилась с этими вещами и единственная из экспедиции вернулась в Англию. Они хотят расспросить ее.

Г. М. явно не ожидал такого поворота событий. Упоминание о золотом кинжале и шкатулке разрушало сооружение, воздвигнутое им с такой тщательностью. Старый маэстро был озадачен, и Кит подумал, что его друг, старший инспектор Мастерс, будь он здесь, с удовольствием прокомментировал бы этот факт. После паузы Г. М. поднял голову.

– Человек из Скотленд-Ярда… – повторил он и быстро осведомился: – Как его зовут?

– Мастерс, сэр. Старший инспектор Мастерс.

Г. М. закрыл глаза.

– Мне следовало догадаться, – промолвил он. – Эта рептилия постоянно ползет по моим следам. Хотя… – Его гнев постепенно сменился злорадством. – Могло быть хуже, – продолжал Г. М., потирая руки. – Исчезновение! Чудо! То, чего не может произойти! Увидите, как Мастерс свалится в обморок, когда я все ему расскажу. На сей раз этот зануда получит по заслугам! Пришлите его сюда, когда мы немного закусим.

– Хорошо, сэр.

– А газетчики все еще здесь, Бенсон?

– Да, сэр.

– Присылайте и их тоже.

Бешеные протесты Кита были пресечены властным жестом Г. М.

– Я знаю, что делаю, сынок, – заявил он. – Возможно, я просто старая развалина, которую каждый охотно пнет в зад. Что ж, значит, такова моя судьба. Но я рискну. Зовите всех сюда, Бенсон!