Прочитайте онлайн Проклятие бронзовой лампы | Глава 7

Читать книгу Проклятие бронзовой лампы
4516+1331
  • Автор:
  • Перевёл: В. В. Тирдатов

Глава 7

Вот так скверно едва не началось это знакомство. Однако впоследствии никто – даже сам Г. М. – не мог бы пожаловаться на недостаточно теплый прием.

Его имя оказалось хорошо известно Киту Фэрреллу и Одри Вейн, хотя и по разным причинам. Для Одри он был всего лишь ворчливым стариком, позабавившим Хелен в Каире. Но для Кита – барристера – имя Мерривейла значило гораздо больше.

Ибо это был знаменитый старый маэстро из военного министерства, которого Кит Фэррелл, будь у него возможность, позвал бы на помощь в первую очередь. Хотя Кит никогда не встречал сэра Генри Мерривейла, он был хорошо знаком с подвигами этого джентльмена. У него вырвался вздох облегчения, похожий на крик.

Великий человек стоял в дверях, с подозрением оглядываясь. Хотя погода была не такой уж холодной, на Г. М., помимо пальто, красовалась меховая шапка с опущенными ушами, которые, обрамляя его широкое лицо с очками, съехавшими на крупный нос, выглядели настолько нелепо, что мистер Бенсон изумленно попятился.

– Сэр, – начал Кит Фэррелл, – мы очень рады вас видеть…

– Ужасно рады! – подтвердила Одри. – Садитесь и выпейте что-нибудь – вы замерзли.

Они кинулись к гостю, словно собаки к полярному исследователю, подвели его к дивану у камина и усадили. Одри сняла с него меховую шапку и, хотя Г. М. попытался отобрать ее, положила на каминную полку рядом с бронзовой лампой. Кит подбросил угля в камин, отчего клубы дыма устремились прямо в лицо великому человеку. В дымном облаке виднелись поблескивающие очки, сердито оскалившийся рот и лоснящаяся лысина.

– Но каким образом вы здесь оказались? – продолжала Одри. – Очевидно, Хелен просила вас приехать?

Массивное лицо Г. М. обмякло.

– Нет, – признался он. – По правде говоря, я опасаюсь, что она не будет рада меня видеть.

– Тогда как же вы здесь очутились?

– Набрался наглости, – ворчливо отозвался Г. М. – Понимаете, несколько дней назад у меня появилась идея, которая не дает мне покоя. – Он поднял почти невидимые брови. – Если моя идея верна, то все в порядке. Но если нет… Боже, спаси эту малышку! – Сэр Генри с угрюмым одобрением посмотрел на высокую стройную фигуру Одри в темно-зеленом платье. – Очевидно, вы Одри Вейн?

– Да. А это Кит Фэррелл.

– Я догадался, – проворчал Г. М., окидывая Кита взглядом с ног до головы.

– Вы начали говорить, сэр Генри…

– Я говорил о моей наглости, – прервал Г. М. – Сегодня, чтобы облегчить душу, я позвонил в отель «Семирамида». Мне сказали, что леди Хелен уехала в Северн-Холл. Ну… я отправился следом. Вижу, девушка добралась благополучно. – Он кивнул в сторону бронзовой лампы на каминной полке. – Где она сейчас?

– Ее здесь нет, – напрямик ответил Кит. – Хелен исчезла практически на наших глазах, оставив эту лампу на полу в парадном холле.

Примерно десять секунд Г. М. молча смотрел на него. На его лице не дрогнул ни один мускул, а игроки в покер в клубе «Диоген» тщетно попытались бы прочесть его мысли.

Однако эта неподвижность продолжалась недолго. Пока Кит четко, хотя и немногословно, объяснял ситуацию, закончив упоминанием фрагментов из книги мистера Линнелла насчет тайников, выражение лица Г. М. медленно менялось, становясь испуганным.

– Господи! – воскликнул он. – Неужели все это правда?

Четыре голоса ответили утвердительно. Несколько секунд Г. М. молчал, глядя на огонь. Потом поднялся.

– Выглядит скверно. Хуже некуда.

– Вы думаете, с Хелен что-то случилось? – спросила Одри.

– Не знаю, милая. Возможно. Даже старик иногда может ошибаться. – Последнее, весьма нетипичное замечание свидетельствовало о глубине беспокойства Г. М. – У вас есть что добавить?

– Только одно, – ответил Кит, – кто-то предупредил прессу. Да, еще лорд Северн прислал телеграмму, прося нас позвонить ему в Каир в девять вечера. – Он сообщил подробности. – Что же нам делать, сэр?

Последовала долгая пауза.

Г. М., погруженный в размышления, казалось, с раздражением осознал, что до сих пор не снял пальто в теплой комнате. Бенсон подошел к нему и избавил его от пальто ловко, словно карманник от часов, Г. М. ничего не почувствовал.

Великий человек опустился на диван. Вынув из кармана кожаный портсигар, он достал оттуда длинную черную сигару, понюхал ее с отвратительным сладострастием, сунул в рот, покуда Бенсон протянул ему через плечо зажигалку, и начал курить, в то время как остальные пребывали в мучительном ожидании.

– Делать? – внезапно очнулся Г. М. – Вы хотите знать, что делать?

– Очень хотим!

– Самое главное, – сказал Г. М., пуская клубы дыма, – это позвонить лорду Северну и все ему сообщить.

– Что?!

– Вы меня спросили, и я ответил.

– Но лорд Северн…

– Знаю. У него плохое сердце. Но как долго, по-вашему, вы можете все от него скрывать при наличии стаи репортеров, воющей у вашего порога?

– Мы не говорили с репортерами. Они не знают ничего конкретного.

– Сынок, – мрачно произнес Г. М., – любому стоящему репортеру незачем знать что-либо конкретное. Он все поймет по вашим неуверенным отрицаниям и побежит с новостями к редактору. Понимаете, – Г. М. задумчиво нахмурился, глядя на кончик сигары, – мне самому необходимо перекинуться несколькими словами с лордом Северном.

– С лордом Северном? Зачем?

– Не важно зачем, – сурово отозвался Г. М. – Просто доверьтесь старику. Причем разговор должен состояться в девять. Где у вас телефон?

Бенсон кашлянул, чтобы привлечь внимание.

– Здесь два внешних телефона, сэр, – сказал он. – Один в библиотеке, а другой в моей буфетной. Мистер Кит, могу я спросить, в какое время мне подавать обед?

Второй раз за вечер Кит Фэррелл открыл рот, дабы обрушить град проклятий на слово «обед». Но, взглянув на утомленное лицо Одри с морщинками, обозначившимися в уголках рта и глаз, и сам ощутил усталость и головокружение, действующие ему на нервы.

– Бенсон!

– Сэр?

– Полагаю, в отсутствие леди Хелен мы можем принять на себя обязанности хозяев?

– Разумеется, мистер Кит, – улыбнулся дворецкий.

– Тогда идите в библиотеку, – велел ему Кит, – и закажите разговор с лордом Северном в каирском отеле «Континенталь-Савой». Возможно, установка связи отнимет некоторое время…

– Кит! – внезапно вмешалась Одри Вейн. – Может быть, лучше заказать разговор с Сэнди Робертсоном? Если у сэра Генри нет возражений.

– У меня, дорогая? Конечно нет.

– Сэнди сумеет… ну, сообщить об этом лорду Северну как-нибудь помягче. А потом сэр Генри поговорит со стариком. Возможно, – как бы невзначай добавила Одри, – я и сама поболтаю с Сэнди.

Кит кивнул.

– Закажите, – обратился он к Бенсону, – разговор с мистером Робертсоном в том же отеле. Кстати, Бенсон, сэр Генри Мерривейл останется на обед и на ночь. – Он с мрачным видом обернулся к Г. М.: – Вы останетесь, даже если мне придется для этого огреть вас дубиной по голове.

– Благодарю за гостеприимство, – отозвался Г. М. – Я собирался заночевать в глостерском «Колоколе», но не возражаю застрять и здесь, так как ожидаю дальнейшего развития событий.

– Дальнейшего развития? – переспросила Одри.

– Угу.

Кит с трудом вновь перенес внимание на Бенсона. Ибо Г. М., с торчащей в середине рта сигарой, уставился на что-то, находящееся на столе в центре комнаты.

– Поселите сэра Генри, – продолжал Кит, – в Черной комнате, которую также называют Комнатой с привидениями. Можете подавать обед, как только мы закончим телефонный разговор. И не впускайте репортеров.

– Хорошо, сэр.

– Это все, спасибо.

Г. М. вынул сигару изо рта.

– Одну минуту, Бенсон, – негромко окликнул он.

В спину дворецкого словно вонзилась острая стрела. Он уже повернулся к двери и подал знак миссис Помфрет следовать за ним, когда Г. М. заговорил. Киту Фэрреллу показалось, что самообладание покидает Бенсона, однако тот почтительно склонил голову.

– Вы ведь Бенсон, не так ли? А вы миссис Помфрет? – как бы извиняясь, осведомился Г. М. – Я бы хотел обсудить с вами некоторые моменты в этой необычайной истории.

– Вы имеете в виду, сэр…

– Девушку, которая входит в дом, а потом исчезает на глазах свидетелей, точно лопнувший мыльный пузырь.

Бенсон явно был на пределе.

– Ничем не могу помочь, сэр! Это чистая правда!

– Ну конечно, – успокоил его Г. М. – Я в этом не сомневаюсь. Мне просто нужна кое-какая информация. – Он сделал небольшую паузу. – Вам ведь известно, что леди Хелен Лоринг вернулась в Англию из Египта?

Бенсон широко открыл глаза:

– Разумеется, сэр. Я ездил в Лондон повидаться с ней.

– Вот как? В отеле?

– Да, сэр. В отеле «Семирамида».

– И вы, естественно, слышали о этой штуковине? – Г. М. ткнул сигарой в сторону бронзовой лампы на каминной полке.

– Учитывая, сэр, – улыбнулся Бенсон, – что последние два года я вклеиваю в альбом вырезки, в основном касающиеся археологической экспедиции…

Г. М. тотчас же оживился:

– У вас есть альбом с вырезками?

– Относящимися к семье моих хозяев? Да, сэр. Я веду его уже много лет.

– Вы молодчина! – Г. М. энергично кивнул. – Я тоже веду такой альбом. Сейчас он в моей машине. – Сэр Генри нехотя переменил тему. – Ладно, это может повременить. Вы ожидали леди Хелен сегодня?

– Нет, сэр! Я не ждал ее милости еще по меньшей мере неделю.

Г. М. закрыл глаза и открыл их вновь.

– А вы, миссис Помфрет?

– Все решения, – ответила экономка, чей голос прозвучал странно после долгого молчания, – и все ожидания осуществляются мистером Бенсоном. Лично я не ожидала ее милости.

Г. М. снова повернулся к Бенсону:

– Значит, вас застали врасплох – со спущенными штанами?

Дворецкий кашлянул.

– Можно сказать и так, сэр.

– Насколько я понимаю, вы оба были в буфетной, когда позвонил привратник и сообщил, что автомобиль приближается к дому, а из буфетной пошли в парадный холл. Сколько времени вам понадобилось, чтобы туда добраться?

– Минуты две, сэр. Возможно, чуть больше.

– Две минуты или чуть больше? – переспросил Г. М. – Не многовато ли, чтобы всего лишь пройти из задней части дома в переднюю?

– Миссис Помфрет и я обменялись парой-другой фраз, сэр. Мы были несколько ошеломлены.

Показалось ли ему, думал Кит Фэррелл, или же миссис Помфрет в самом деле приоткрыла рот, чтобы сделать какое-то замечание? И действительно ли рука дворецкого, как бы невзначай, коснулась руки экономки?

Кит не был в этом уверен. Не мог же Г. М. всерьез подозревать, будто Бенсон и миссис Помфрет замешаны в этой истории! Сама мысль об участии дворецкого в каком-либо темном деле выглядела нелепой до комичности. Однако ему припомнилась вся призрачная, неестественная атмосфера этого вечера – шум дождя, сверкание молний, таинственное исчезновение Хелен Лоринг…

– Я бы хотел знать, – настаивал Г. М., – произошло ли что-нибудь, пусть даже самое незначительное, что задержало вас по дороге в холл?

И снова Кит был готов поклясться, что миссис Помфрет собиралась заговорить.

– Нет, сэр, – твердо ответил Бенсон.

– Вы и миссис Помфрет все время были вместе?

– Да, сэр. – В голосе дворецкого послышалось облегчение. – Мы не теряли друг друга из виду с того момента, как нам позвонил привратник, и до того, как нашли макинтош и бронзовую лампу на полу в парадном холле. Миссис Помфрет может это подтвердить.

– Согласно молодому Фэрреллу, водопроводчик по имени Пауэрс слышал, как вошла леди Хелен.

– Да, сэр.

– Он слышал, как открылась и закрылась парадная дверь. Слышал женский голос и шаги, которые внезапно смолкли. – На лице Г. М. появилось выражение благоговейного страха. – А вы слышали что-нибудь подобное?

– Нет, сэр, – ответил дворецкий.

Экономка молча кивнула.

– Как вы это объясняете?

– Ну, сэр, моя буфетная находится в самом конце коридора, в который ведет тяжелая дверь, обитая зеленым сукном. Едва ли мы могли услышать какие-то звуки – разве только очень громкие.

Г. М. положил сигару на край стоячей пепельницы и наклонился вперед:

– Но ведь в доме, полном людей, должен найтись хоть один человек, кроме водопроводчика, который что-нибудь слышал или видел! Где были слуги?

– Они все пили чай в холле для прислуги, сэр, кроме помощницы служанки, у которой был выходной. Помимо слуг, в доме находились только водопроводчик Пауэрс и человек, чинивший часы на башне.

Словно подтверждая это, старые башенные часы начали бить.

– Миссис Помфрет и я, – продолжал Бенсон, – направились в парадный холл. Боюсь, это все, что я могу вам сообщить, сэр.

– Но, черт возьми…

– Лампа и макинтош были там, – закончил дворецкий. – Но ее милость исчезла.

Последний удар часов прозвучал в наступившей паузе. Дождь начался снова – капли заколотили в оконные стекла за серо-золотистыми портьерами, усилив ощущение одиночества в ночи, сгущавшейся вокруг Северн-Холла. Одри Вейн, съежившаяся в кресле у камина, вздрогнула и посмотрела на окна.

– Ладно, достаточно, – проворчал Г. М. – Идите и закажите телефонный разговор.

Взяв со спинки стула пальто Г. М., а с каминной полки – невыразимую меховую шапку, Бенсон поклонился и вышел из комнаты следом за миссис Помфрет. Дверь закрылась за ними с мягким, но решительным щелчком. Г. М. подобрал сигару и снова уселся.

– Жива или мертва? – промолвил Кит Фэррелл. – Я придерживаюсь прежнего мнения, сэр, что Хелен должна где-то находиться.

– Угу. По-видимому.

– У вас есть какая-нибудь зацепка?

Г. М. провел рукой по лысине.

– Никакой. – Он посмотрел вверх. – Если только вы меня ею не снабдите.

– Он хочет знать, Кит, – подсказала Одри, – почему ты этого ожидал.

– Не совсем ожидал, – возразил Кит. – Разве только, как говорят психологи, подсознательно. Я опасался чего-то в таком роде. – Он задумался, тщательно подыскивая слова. – Мы с Одри встречали Хелен в аэропорту в Кройдоне, когда она возвращалась из Египта.

– Ну, сынок?

– Вы тоже были там, – внезапно сообразил Кит. – Хелен говорила, что возвращалась вместе с вами. Но я не помню, чтобы видел вас.

– Вы не могли меня видеть, потому что я задержался в Париже. Продолжайте.

Как объяснить, что он чувствовал? Перед мысленным взором Кита мелькали безмолвные картины. Большой серебристый самолет на фоне туманного апрельского неба… Последний пыхтящий звук моторов, когда самолет вырулил на дорожку… Служащие, спешащие к двери с лестницами… Репортеры, ожидающие пассажиров за барьером… Хелен, спешащая им навстречу в платье, которое ветер прижимает к ее телу… Одри, целующая Хелен, и он сам (последний остолоп!), не делающий ничего подобного – хотя они инстинктивно протянули друг к другу руки, но тут же остановились… Взгляд карих глаз Хелен, ее неопределенная улыбка, прикосновение руки…

Потом они едут в большом автобусе… Все вокруг оживленно болтают… Отель «Семирамида», шикарный и шумный, с окнами, выходящими на набережную Виктории, в сумерках… И повсюду лицо Хелен…

– А потом мы виделись каждый день, – объяснил Кит. – Хелен нервничала из-за пророчества Алим-бея, хотя притворялась, что оно ее нисколько не тревожит. Возможно, вы заметили, какой она была… ну, напряженной?

– Да, сынок, заметил, – кивнул Г. М.

– По-моему, Хелен готова была на что угодно, лишь бы доказать, что проклятие – чушь. В то же время она его боялась. Я много думал об этом, так как… ну, она исчезает уже не в первый раз.

В маленьких глазках Г. М., увеличенных стеклами очков, вспыхнул интерес. Одри выпрямилась в кресле.

– Нет-нет, – поспешно сказал Кит. – Ничего сверхъестественного!

– Ты мне об этом не рассказывал! – воскликнула Одри.

– Да, не рассказывал.

– Почему?

– Потому что Хелен меня об этом попросила.

– Продолжайте, сынок, – поторопил Г. М.

– Я думал, – обратился Кит к Одри, – она сама тебе расскажет. Пойми правильно, она тебе доверяла, просто… Какой сегодня день?

– Четверг, сынок.

– Я пытался отвлечь Хелен – был готов с крыши отеля прыгнуть, если бы знал, что это ее позабавит. Хелен ничего не говорила о Египте, хотя я знал, что она думает о нем. А потом, в понедельник, придя в «Семирамиду», я обнаружил, что Хелен исчезла.

– Исчезла… – пробормотала Одри Вейн.

– По словам портье в холле, Хелен не взяла багаж и не оставила адреса. Зато оставила для меня записку. Там говорилось, чтобы я не волновался, никого не расспрашивал и никому не отвечал, притворяясь, будто она по-прежнему в отеле, и отваживая посетителей – особенно репортеров, если таковые появятся. Она даже оставила ключ, чтобы я мог дежурить в гостиничном номере.

Кит наморщил лоб и усмехнулся, показав крепкие зубы, но усмешка получилась деланой.

– Забавно – сидеть в «Семирамиде» как бедный родственник и наблюдать, как коридорные многозначительно поднимают брови. Но я честно отгонял визитеров, хотя одному американцу по имени Бомон едва не удалось пробраться. Затем, сегодня утром, Хелен появилась вновь. Я пришел рано утром и обнаружил ее сидящей в спальне в кружевном неглиже, бледную как смерть. Где она была, она говорить отказывалась. Вот и все.

Однако лаконичное описание создало на редкость яркий образ.

– Так вот почему вы оба весь день вели себя так странно? – осведомилась Одри. – Ты спрашивал ее, где она была?

– Естественно.

– Но Хелен так ничего и не сказала?

– Ни слова. Она… ну, начала плакать.

– Идиот, – с жалостью заметила Одри. – Тебе надо было немедленно обнять ее и…

Увидев выражение его лица, она умолкла. Кит шагнул вперед и яростно поворошил уголь в камине, подняв кучу искр.

– Но, Кит! – настаивала Одри, вцепившись алыми ногтями в подлокотник кресла. – Раз уж ты вел себя как безупречный джентльмен, что ты хотя бы подумал?

– Что тут замешан какой-то мужчина.

– Осел! Ты отлично знаешь…

– По крайней мере, я так подумал в первый момент. Потом уже не был уверен. В любом случае это не имеет значения. – Кит повернулся к Г. М.: – Ну, вам о чем-нибудь говорит эта история?

Сигара Г. М. погасла. Сгорбившись в углу дивана, он угрюмо созерцал свои огромные ботинки. Дважды открывал было рот, чтобы сделать глубокомысленное замечание, и оба раза сдерживался. Вынув из внутреннего кармана старое письмо, Г. М. оторвал от него длинную полосу и сунул ее в огонь. Когда бумага загорелась, пламя отбросило на стену большую колеблющуюся тень бронзовой лампы.

В этот момент Бенсон открыл дверь.

– Каир на проводе, сэр, – доложил он.