Прочитайте онлайн Проклятие бронзовой лампы | Глава 18

Читать книгу Проклятие бронзовой лампы
4516+1326
  • Автор:
  • Перевёл: В. В. Тирдатов

Глава 18

– Алим-бей? – переспросил Мастерс. – Погодите! Уж не тот ли «продавец чудес», с которого начались все неприятности?

– Ха-ха! – усмехнулся Г. М., довольно потирая руки. – Вы правы, Мастерс. С него и в самом деле начались все неприятности. – Внезапно он нахмурился. – Тем не менее, что этот человек здесь делает?

– Насколько я понимаю, – ответил Сэнди, – акции Алим-бея как пророка сейчас подскочили до небес. Его почитатели в Каире подняли дикий ажиотаж и взвинтили цены на полеты в Англию. – Лицо Сэнди стало еще более некрасивым. – Очевидно, они хотят, чтобы он председательствовал, когда бронзовая лампа повалит всех, как кегли. Кстати, это она стоит вон там на столе?

– Верно, сынок. – Г. М. внимательно посмотрел на лампу.

– Как бы то ни было, маэстро, инспектор Дейвис спрашивает, что ему делать с Алим-беем. И что мне ему ответить?

– Скажите, чтобы он тащил сюда этого парня, – велел Г. М. – Или приведите его сами. Я не ожидал его прибытия, но буду рад видеть его здесь во время развязки.

Сэнди помчался к воротам. Одри рванулась следом, но передумала и повернулась к Г. М.

– Вы сказали… – она заколебалась, – «развязки»?

– Да, девочка. Больше не будет исчезновений. – Г. М. повысил голос. – И убийств тоже не будет.

– Убийств?!

– Именно, девочка.

– Но это невоз… – Одри оборвалась на полуслове. – Я думала, что об убийствах уже нет речи! Они говорят, что ночью обыскали весь дом сверху донизу, что Хелен жива и что Кит видел ее!

– Так и есть, – кивнул Г. М. – Но кто видел лорда Северна?

– Черт возьми! – рявкнул Мастерс. – Так вот что вы имели в виду, соглашаясь, что это убийство! Но я больше не желаю, чтобы меня дурачили, сэр Генри! Где тело лорда Северна?

– Его тело, – медленно ответил Г. М., как будто тщательно подбирая слова, – находится в этом доме.

Кошмар начался вновь.

– В этом доме? – повторил Мастерс, бросив взгляд на южную стену. – Но мы обыскали каждую щель и не нашли леди Хелен. Вы хотите сказать, что тело ее отца находится здесь, и мы его тоже не нашли? Господи, неужели и живые, и мертвые могут становиться невидимыми в этом проклятом месте?

Бенсон кашлянул, пробормотал извинения и прошел в столовую через большую дверь под аркой. Почти сразу же вернувшись с подносом, он начал проворно убирать со стола. Вскоре на белой скатерти осталась только бронзовая лампа.

– Если вы желаете позавтракать, сэр, – обратился дворецкий к Мастерсу, – то могу предложить сделать это сейчас. Пища уже давно подогревается…

Замечание Мастерса относительно завтрака не представляется возможным воспроизвести печатно.

– Я согласен со старшим инспектором, – заметил Кит Фэррелл. – Все вроде бы начинается и кончается в этом доме, но нельзя увидеть, кто это проделывает, как и почему! Даже телефонные звонки…

– Какие телефонные звонки? – встрепенулся Г. М.

– От человека с иностранным акцентом! Один с сообщением, что исчезла Хелен, а другой – что исчез лорд Северн. Звонили ведь отсюда!

Маленькие глазки под стеклами очков впились в него.

– Откуда вы об этом знаете, сынок?

– Один из репортеров рассказал нам с Одри вчера вечером. Он дал мне список звонков в этот дом и из него между четвергом и семью часами вчерашнего вечера. Отсюда дважды звонили в бристольскую газету.

На сей раз голос Г. М. заставил его насторожиться.

– Этот список еще у вас?

– Нет. Я… я не помню, что с ним произошло. По-моему, его взяла Одри.

– Да, – согласилась Одри, такая же ошеломленная, как и Кит. – Я положила его в сумочку. Подождите минутку – я оставила сумочку в столовой, где завтракала.

Она вышла и тут же вернулась со скомканным клочком бумаги, который Г. М. разгладил на столе рядом с бронзовой лампой.

– Хм! Очень интересно. – Г. М. поднял взгляд. – Насколько я понимаю, Мастерс, сегодня утром вы не связывались с полицейским участком?

– Должен признаться, сэр, что я проспал.

– Зато я звонил в участок вчера вечером и сегодня утром, задавая определенные вопросы. Вы ими не интересовались, сынок, иначе бы все поняли. Но вы были загипнотизированы…

– То есть как?

– Неправильной интерпретацией правильных фактов, – объяснил Г. М. – Прошу всех оставаться на местах! Я собираюсь реконструировать для вас ход событий.

В этот момент Джулия Мэнсфилд вышла на террасу из столовой.

Что она там делала, сколько времени пробыла и как туда попала, Кит не мог определить. Однако ее присутствие, похоже, не удивило сэра Генри Мерривейла. Держась спокойно, хотя и слегка неуверенно, женщина направилась к одному из плетеных стульев неподалеку от Г. М. Неожиданно послышался голос Бенсона:

– Нет, мисс! Пожалуйста, не на этот стул!

Мисс Мэнсфилд вздрогнула, как будто ее ударили по лицу.

«Черт возьми! – подумал Кит. – Ведь именно на этот стул он пялился некоторое время назад! Что же с ним такое?»

Он испытывал смутное ощущение, что происходящее на террасе не слишком гармонирует с ярким солнцем, щебетанием птиц и зеленым плющом, обвивающим арку.

– Как хотите, – холодно произнесла мисс Мэнсфилд. Опустившись на стул возле Г. М., она подобрала юбку на коленях и начала сосредоточенно обозревать голландский сад, словно рядом никого не было.

– У тебя есть сигарета, Кит? – громко спросила Одри Вейн.

– Да. Возьми.

Но Одри, даже не взглянув на предложенную сигарету, также села на плетеный стул, скрипнувший под ней.

– Сперва проанализируем исчезновение Хелен Лоринг, – заговорил Г. М.

Казалось, все затаили дыхание, поэтому даже слабые звуки – скрип стула, чириканье воробья – были отчетливо слышны. Мастерс стоял как каменный, потом тоже сел.

Г. М. достал из кожаного портсигара одну из своих черных сигар, откусил кончик, стряхнул его щелчком и вставил сигару в рот. Бенсон, стоящий позади, словно дружелюбное привидение, чиркнул спичкой. Г. М. глубоко затянулся и медленно выпустил облако дыма.

– Ключ к этой тайне… Благодарю вас, сынок.

– Не за что, сэр.

– Ключ к этой тайне, – продолжал Г. М., – заключен в работе ума и сердца Хелен Лоринг. Я хочу, чтобы вы представили ее себе – впечатлительную, наделенную богатым воображением, точную копию своей прапрабабушки Огасты Северн – представили так четко, как будто, – он кивнул в сторону арки, – она сейчас появилась в дверях.

Г. М. вновь затянулся сигарой.

Все молчали.

– Я также хочу, чтобы вы вернулись назад, к 11 апреля – дню, когда Хелен выехала из Каира в Александрию, – и перенеслись на первую платформу Центрального железнодорожного вокзала. Попытайтесь следовать за работой ума этой девушки, как следовал – или думал, что следую, – я. Никого из вас там не было, но я был. И еще там был человек по имени Алим-бей.

Г. М. посмотрел на бронзовую лампу, стоящую перед ним на столе.

– Какая же тогда сложилась ситуация? История с проклятием уже циркулировала вовсю. Сначала профессор Гилрей умер от укуса скорпиона. Врачи не сомневались в причине смерти, но это не помешало распространению слухов. Потом стали говорить, будто лорд Северн слишком болен, чтобы путешествовать, и это снова сочли делом рук Херихора. Короче, к тому времени, когда Хелен Лоринг покидала Каир, ее нервы были в таком состоянии, что она, как позднее отмечал Кит Фэррелл, была готова на все, лишь бы доказать, что проклятие – чушь.

В этот момент на вокзале появляется Алим-бей и устраивает перед прессой впечатляющий спектакль. Он говорит, чтобы Хелен не забирала с собой бронзовую лампу, иначе она обратится в пыль, как будто вовсе не существовала. Это явилось последней каплей. Когда поезд тронулся, Хелен Лоринг высунулась в окно и крикнула репортерам: «Это чепуха! Я вам докажу!»

Она уже говорила мне, что нуждается в моем совете, и даже специально зарезервировала соседние со мной места в поезде и самолете. Но о чем именно ей хотелось спросить моего совета?

Не о любовных делах – она сама в этом призналась. Не о неприятностях во время раскопок гробницы Херихора. Тогда о чем же? Хелен едва не проговорилась, когда очень странно посмотрела на меня и сказала: «Предположим, со мной что-нибудь случится?»

Г. М. сделал паузу, с сонным удовлетворением разглядывая копчик своей сигары.

– Я старик, – объяснил он, – и имею заслуженную репутацию человека, знающего больше трюков и фокусов, чем покойный Ф.Т. Барнум. Конечно, об этом она и хотела со мной посоветоваться.

Мастерс со скрипом подвинул свой стул вперед.

– Погодите, сэр. Мне не все ясно.

– Предположим, проклятие бронзовой лампы как бы сработало.

– Ну?

– Предположим, приехав сюда, Хелен Лоринг, как предсказывал Алим-бей, обратилась бы в пыль. Сверхъестественное исчезновение! Что произошло бы тогда? То, что я скажу вам, Мастерс, – что случилось в действительности. Пресса закатила бы истерику. Весь мир читал бы об этом. Миллионы людей стали бы думать, что в проклятии Херихора что-то есть, а многие полностью бы в него уверовали. Бойтесь призраков – они реальны! Не шутите с темными силами зла!

Предположим, Хелен позволила бы этому продолжаться целую неделю, доведя всех до исступления, а потом в нужный момент…

Чело Мастерса внезапно прояснилось.

– В нужный момент леди Хелен появилась бы снова?

– Вот именно, сынок. Она возвратилась бы и сказала: «Вот вам ваше сверхъестественное исчезновение – простой трюк, который мог бы проделать любой из вас. Вы считали его необъяснимым, но, как видите, это не так. Теперь, надеюсь, вы прекратите нести вздор о египетской и прочей магии?»

Об этом Хелен Лоринг и хотела спросить меня в поезде. Имеется ли способ осуществить подобное исчезновение и появление? Может ли проклятие бронзовой лампы, каким его только что описал Алим-бей, якобы оказаться правдой, а затем умчаться в небо, точно воздушный змей? И могу ли я придумать такой способ?

Но потом, Мастерс, что-то изменилось, – продолжал Г. М. – Мы как раз выезжали из пригородов Каира, и Хелен Лоринг смотрела в окно, когда внезапно на ее лице появилось очень странное выражение, и она словно окаменела. В этот момент ей в голову пришла великая идея. Тогда я не мог догадаться, что это за идея и под влиянием чего она возникла, хотя теперь я это знаю.

Спустя минуту Хелен кивнула самой себе, быстро повернулась и попросила, чтобы я забыл все, что она мне сейчас говорила. Больше ей не нужна моя помощь. Естественно, теперь она хотела держаться от меня как можно дальше, потому что сама придумала трюк с исчезновением.

Г. М. издал звук, похожий на смешок, который от него нечасто приходилось слышать.

Кит Фэррелл во время этого монолога постепенно отходил назад, пока не уперся в балюстраду террасы и присел на нее. Он обратил внимание, что Джулия Мэнсфилд, казалось, все еще не проявляет интереса к происходящему, и что губы Одри Вейн беззвучно шевелятся.

– Хочу подчеркнуть следующее, – снова заговорил Г. М. – Хелен Лоринг исчезла намеренно, по собственной воле, и вернется точно таким же образом. Бронзовая лампа имеет к этому не больше отношения, чем мой левый ботинок.

Что-то – возможно, шумный выдох – заставило Кита взглянуть направо. Там стоял Сэнди Робертсон, а рядом с ним – Алим-бей.

Даже если бы фотографии Алим-бея не публиковали так часто в газетах, Кит узнал бы его по красной феске на голове. Фигура прорицателя выглядела еще более долговязой в коричневом костюме, подчеркивающем нездоровый цвет его лица. Блестящие черные глаза словно вылезали из орбит. Алим-бей молчал, но кадык на его шее судорожно подергивался. Внезапно он поднял руку, растопырив пальцы, как когти.

Ибо Г. М., рассеянно склонившись вперед, стряхнул пепел сигары в бронзовую лампу, словно в пепельницу.

– Так я оценил ситуацию по возвращении в Англию. Девушка придумала какой-то трюк и, возможно, попытается его проделать. Если мое предположение справедливо, как я уже говорил вам, прибыв сюда, то все должно быть в порядке. Но я не был в этом уверен на сто процентов.

Он сердито посмотрел на слушателей:

– Полагаю, в каждом из нас таится определенное количество суеверий, заставляющих думать: «Это невозможно, но что, если…» Меня тревожил тот же вопрос. Поэтому, когда мне сообщили в отеле «Семирамида», что Хелен Лоринг только что отправилась в Северн-Холл, я приехал сюда вслед за ней в четверг вечером.

Меня не поразило, когда Кит Фэррелл сказал, что девушка исчезла. С другой стороны, меня удивили обстоятельства ее исчезновения. Внешне это выглядело настоящим чудом.

Понимаете, я искрение одобрял намерения Хелен, если это в самом деле был задуманный ею трюк, и не хотел расстраивать ее планы, болтая лишнее. Поэтому прежде всего решил связаться по телефону с лордом Северном.

Надеюсь, вам ясны причины? У лорда Северна слабое сердце, он и без того неважно себя чувствовал и пребывал в угнетенном состоянии – я вскоре к этому вернусь. Девушка очень любила отца. Казалось невероятным, что она решила проделать фокус, выглядевший так, будто ее испепелила магическая молния, не предупредив его о своей затее. В противном случае такая новость могла убить старика.

В Лондоне у Хелен было достаточно времени, чтобы отправить письмо авиапочтой. Она могла либо объяснить свою грандиозную идею, либо просто написать: «Что бы ты ни услышал, не волнуйся. Я собираюсь проделать трюк, который развеет миф о проклятии». Мне казалось, что, поговорив с лордом Северном, мы многое узнаем только по его голосу и по его реакции на новости.

Одри Вейн зашевелилась на стуле.

– Так вот оно что! – воскликнула она.

– Да, девочка.

– Но…

– Может быть, вы соизволите заткнуться и позволите мне продолжить? – сурово осведомился Г. М.

– Хорошо, простите.

– Тем временем, – возобновил повествование Г. М., – я задал ряд вопросов Бенсону в комнате девушки. И чем больше я спрашивал, а он спокойно и вежливо отвечал, тем сильнее я убеждался в двух вещах – что это трюк Хелен Лоринг и что Бенсон – ее сообщник.

– Бенсон?! – воскликнула Одри.

Все посмотрели на дворецкого.

На лице Бенсона, спокойно стоящего за стулом Г. М., играла блаженная улыбка. Казалось, он считает себя посторонним. Дворецкий ограничился тем, что склонил голову и произнес:

– Очень хорошо, сэр.

– Во-первых, – продолжал Г. М., – Бенсон – старый семейный слуга. Хелен много о нем рассказывала. Во-вторых, Бенсон специально ездил в Лондон, чтобы повидать ее. В-третьих, Бенсон явно что-то знал об исчезнувшей картине восемнадцатого столетия. В-четвертых, Бенсон намеренно задержал миссис Помфрет в буфетной на две минуты, когда та хотела бежать, чтобы приветствовать возвратившуюся леди Хелен…

Дворецкий кашлянул.

– Это было необходимо, сэр.

– В-пятых, – сказал Г. М., – кто-нибудь из вас помнит о вазе с нарциссами?

– Я, – отозвался Кит Фэррелл.

– Первое, что я увидел, заглянув в гостиную Хелен Лоринг в четверг вечером, была ваза со свежими цветами на столе. В то же время Бенсон – единственный, кто знал о намерениях Хелен, – клялся, что не ожидал ее прибытия еще по крайней мере неделю. Но вы не станете выставлять на стол свежие цветы и тем более собирать их под дождем – как сделал Бенсон, о чем я узнал позднее, – если не уверены, что хозяйка вот-вот должна вернуться. Мне это показалось серьезной оплошностью.

– Боюсь, сэр, – вздохнул Бенсон, – что так оно и было.

Г. М. бросил на него грозный взгляд.

– Наконец, в тот же вечер Кит Фэррелл поговорил по телефону с Сэнди Робертсоном и лордом Северном, находившимися в каирском отеле. Я слушал разговор, и он окончательно убедил меня в правильности моих выводов. Ни один любящий отец – тем более больной и нервный – не станет так реагировать на исчезновение дочери, как это сделал лорд Северн, если только он не знает, что это ложное исчезновение. «Здравствуй, Кристофер, – передразнил Г. М. – Мистер Робертсон очень расстроен. Не могу понять, что случилось с Хелен, но не стану волноваться раньше времени». Все это произносилось веселым голосом, словно речь шла о пикнике. Если помните, в конце он не выдержал и расхохотался в телефонную трубку. – Г. М. посмотрел на Сэнди: – Это напугало вас?

Сэнди, чей взгляд становился все более понимающим, потер подбородок и энергично кивнул.

– Чертовски напугало, – признался он. – Я не мог понять, что происходит со стариком. Черт возьми, он не рассказал даже мне!

– И это, – продолжал Г. М., – убедило меня в правильности моей теории. Лорд Северн мог точно не знать, в чем состоит трюк, но его, безусловно, предупредили и…

– Если он этого не знал, – прервал Мастерс, с трудом сдерживавшийся, – то мы и подавно не знаем. Спрашиваю в последний раз, сэр: как исчезла девушка?

– Мы как раз к этому подходим, – успокоил его Г. М.

– Даже учитывая все, сказанное вами, и то, что Бенсон был сообщником… – Мастерс бросил на дворецкого убийственный взгляд. – Ведь не он устроил ее исчезновение?

– Разумеется, нет.

– Тогда это ничего не объясняет! Каким образом я, дважды обыскав дом – в четверг вечером и прошлой ночью, – не обнаружил девушку, даже зная, что она находится здесь?

Г. М. затянулся и медленно выпустил дым, словно обдумывая все аспекты проблемы.

– А вы уверены, Мастерс, что узнали бы ее, если бы увидели?

– Что-что, сэр?

Г. М. повторил вопрос. Напряжение на террасе достигло апогея. Кит заметил, что даже Джулия Мэнсфилд вцепилась в подлокотники плетеного стула. Что касается Алим-бея, чьи красная феска и побледневшая физиономия вырисовывались на фоне голубого неба, то он до сих пор не проронил ни слова.

– Узнал бы? – переспросил Мастерс. – Что вы имеете в виду? Вы сами говорили, что я видел множество газетных фотографий леди Хелен.

– Ага! Вот мы и добрались до этого!

– До чего?

– До того, – ответил Г. М., в очередной раз стряхивая пепел в бронзовую лампу, – что ставило меня в тупик до пяти часов вчерашнего вечера, когда мой добрый старый альбом вырезок и многозначительные замечания Бенсона раскрыли тайну. Хелен Лоринг не фотогенична.

– Ну и что?

– А то, сынок, что, как сказал Бенсон, фотографии либо уродуют ее, либо делают неузнаваемой. Смысл этого замечания едва не ускользнул от меня, так как я сосредоточился на более важных вещах – моих собственных фотографиях. Но через минуту я наткнулся на снимок, где мы с Хелен Лоринг стоим на вокзале в Каире, и понял, что это правда, Мастерс. Девушку не мог узнать тот, кто ни разу не видел ее во плоти. Тогда облака рассеялись, и засияло солнце.

Г. М. поднялся и осторожно положил сигару на край стола, чтобы она не прожгла скатерть. Он стояла перед бронзовой лампой в позе пророка.

– Теперь я произнесу заклинание!

– Что вы несете?

– С вашего позволения, – продолжал Г. М., делая ныряющее движение скорее кормовой частью, нежели носовой, – я совершу ритуал, который должен показаться весьма интересным Алим-бею. С помощью мистических слов «фокус-покус», «абракадабра» и «что за дураки мы были» я намерен заставить Херихора вернуть его добычу. Взгляните!

Он указал на большую дверь под аркой.

В дверном проеме, смущенно и беспокойно глядя на них, стояла неряшливого вида девушка в фетровых шлепанцах и хлопчатобумажном платье неопределенного цвета, испачканном мыльной пеной. Она бросала через плечо нервные взгляды, откидывая маленькой натруженной рукой клок волос со лба.

– Мастерс, – заговорил Г. М., – вы когда-нибудь видели эту девушку раньше? Кто она такая?

– Конечно, видел, сэр! Это Энни – помощница служанки. Она… – Мастерс недоговорил.

– О нет! – возразил Г. М. – Позвольте представить вам леди Хелен Лоринг! Неужели вы не поняли, что она маскировалась помощницей служанки в собственном доме?

Прозвучал вздох, подобный хлопанью крыльев. Миссис Помфрет, последовавшая за Хелен на террасу, свалилась в обморок прямо в дверях.