Прочитайте онлайн Происшествие на озере Тахо | СВИДЕТЕЛЬСТВО НА ПЛЕНКЕ

Читать книгу Происшествие на озере Тахо
3516+316
  • Автор:
  • Перевёл: И. Янская
  • Язык: ru
Поделиться

СВИДЕТЕЛЬСТВО НА ПЛЕНКЕ

— Осторожно! — завопила Нэнси, оборачиваясь назад. Она столкнула Бесс с обочины, да так сильно, что та, вскрикнув от неожиданности, налетела на Джорджи.

Машина была уже так близко, что Нэнси даже почувствовала жар, идущий от разогретого мотора. Бросившись на землю, она быстро откатилась с обочины вниз, подальше от дороги. Ей казалось, что все происходит как в замедленной съемке фильма. Прислушавшись, она поняла, что Бесс и Джорджи тоже упали на землю и откатились в сторону.

Рев двигателя послышался всего в нескольких дюймах от головы Нэнси, она даже чувствовала вибрацию шин, промчавшихся мимо нее и забросавших ее камешками и комками грязи. Затаив дыхание, Нэнси слушала, как шум мотора проехавшего автомобиля стихает вдали.

Только теперь она смогла вздохнуть. Медленно поднявшись, она отряхнула грязь с волос и одежды.

— С вами все в порядке? — спросила она Бесс и Джорджи.

— Вроде бы да, — ответила Бесс. Нэнси протянула ей руку, чтобы помочь подняться.

— У меня сердце так колотится, будто сейчас выскочит из груди, — сказала Джорджи. — Но в целом все в порядке, если не считать того, что в ладонь впилась какая-то колючка.

Она тоже встала и сердито уставилась на дорогу.

— Еще чуть-чуть — и он наехал бы на нас. Как можно так безалаберно водить машину!

— Особенно если фары выключены, — задумчиво проговорила Нэнси. Она нашла взглядом видеокассеты, которые выронила на землю, когда отталкивала Бесс, и подняла их, надеясь, что они не пострадали при падении.

— Фары не были включены? — воскликнула Бесс, выпрямляясь. — Тогда ничего удивительного в том, что водитель не заметил нас!

— Может, он как раз заметил, — сказала Нэнси.

— Ты хочешь сказать, что кто-то намеренно ехал прямо на нас? — медленно произнесла Джорджи.

— Но ведь мы могли погибнуть! — простонала Бесс.

Нэнси кивнула.

— Я знаю. Но у нас ведь нет доказательств, что это было сделано специально. Хотя вряд ли можно считать случайным, если человек мчится по темной улице на машине с выключенными фарами и резко сворачивает на обочину, прямо на идущих там людей.

— Ты успела заметить, что это была за машина? — поинтересовалась Джорджи.

Нэнси отрицательно покачала головой.

— Ее не было видно, пока она чуть не налетела на нас. Кажется, она была черная, но я не уверена.

— Ты думаешь, это Миллер Бёртон бросился |за нами вдогонку?

Прежде чем Нэнси успела ответить, Бесс встревоженно сказала:

— А не лучше ли нам вернуться домой, прежде чем мы не вляпались еще в какую-нибудь историю? — Она опасливо посмотрела вокруг и вздрогнула.

Когда они наконец добрались до своего коттеджа, Бесс чувствовала себя такой уставшей, что ей даже расхотелось досматривать фильм. Она тут же легла спать, а вслед за ней — и Джорджи. Нэнси тоже отправилась в свою комнату; и хотя ей казалось, что на ее теле после падения нет живого места, ум продолжал лихорадочно работать.

Она просто не могла не думать обо всем происшедшем и о том, что еще могло случиться. Предстоял последний день соревнований, а тот, кто охотился за Кэти, все еще разгуливал на свободе. Более того — теперь объектом его преследований стали также Нэнси, Бесс и Джорджи, подтверждением этого был и тот факт, что их чуть не задавила машина.

Нэнси не могла уснуть. Она ворочалась с боку на бок, не в силах отделаться от ощущения, что от ее внимания ускользнула какая-то деталь, которая могла стать связующим звеном, ключом к разгадке тайны. Нэнси надеялась, что ей удастся связать воедино все события и понять, в чем дело, причем сделать это надо было как можно скорее, пока не поздно.

На следующее утро Нэнси, поморгав, открыла глаза. Солнце проникало в комнату сквозь закрытые ставни. Неужели уже рассвело? Она не помнила, когда вчера заснула.

Часы на тумбочке рядом с ее кроватью показывали 6.32. Натянув халат, Нэнси прошлепала босиком в гостиную. Там стояла полная тишина, и Нэнси решила, что Бесс и Джорджи еще спят.

Усевшись на кушетку, Нэнси начала вспоминать, что именно она анализировала накануне ночью, размышляя о предстоящем соревновании.

Ей на глаза попались видеокассеты, отснятые мистером Коббом. «Может быть, если посмотреть их с самого начала, мне придет в голову какая-нибудь свежая мысль», — подумала она.

Вставив первую кассету, она перемотала ее на начало и нажала кнопку «пуск».

Вначале появилась великолепная панорама озера Тахо. Нэнси сообразила, что мистер Кобб снимал с дальнего конца пляжа Песчаной гавани, там, откуда отплывали лодки.

Сбоку внизу на экране появились цифры 7.50 — это было часа за два до официального начала соревнований два дня назад. На пляже в это время было еще совсем мало народу.

Нэнси следила, как камера скользит по берегу.

Вот из воды появилась Кэти со слаломной лыжей в руке. Она помахала и улыбнулась в сторону видеокамеры. Нэнси услышала, как миссис Кобб произнесла: «Ну как прошла тренировка?» Кэти подняла вверх большой палец руки — мол, все в порядке. Затем указала в сторону и проговорила: «Сейчас Джеки поедет».

Камера переместилась туда, откуда стартовали лыжники, и остановилась на стоявшей по колено в воде Джеки Альберт. Потом, когда камера приблизилась к ней, она обернулась и, помахав, крикнула миссис Кобб: «Пожелайте мне удачи!»

Не отрывая глаз от экрана, Нэнси даже привстала. Потом, подскочив к телевизору, остановила пленку, прокрутила немного назад и, став на колени рядом с телевизором, еще раз внимательно проследила, как Джеки поворачивается и машет рукой. Сердце у нее бешено забилось.

На руке Джеки была перчатка — черная с розовыми полосками, точно такую же нашла Нэнси в лодке Кэти после того, как не сработал спусковой механизм.

Нэнси нажала на «паузу» и помчалась в свою комнату за перчаткой. Не выпуская ее из рук, она снова перемотала пленку и внимательно рассмотрела на экране перчатку Джеки.

Черно-розовая перчатка на пленке была точно такой же, как та, что Нэнси держала в руке!

Нэнси нахмурилась, пытаясь вспомнить, видела ли она эту перчатку на Джеки позже, во время соревнований. «Если она обронила ее там, в лодке, — подумала Нэнси, — то потом не могла быть в ней».

Нэнси быстро поставила другую кассету, на которой был запечатлен второй день соревнований. Она ускоренно прокрутила пленку, пока на экране не появилось изображение Джеки, и ахнула — Джеки была без перчатки!

У нее по телу побежали мурашки. Неужели это Джеки Альберт? Так это она вставила булавку в спусковой механизм, чтобы его заело и он не сработал? И она переместила плавник на слаломной лыже Кэти?

Не сводя глаз с экрана, Нэнси думала, что у Джеки была великолепная возможность проделать все это во время утренней тренировки. Она запросто могла влезть в лодку и подстроить оба «происшествия», прежде чем на пляже собрался народ.

Размышляя об этом, Нэнси припомнила, как Джеки не раз пыталась намекнуть ей, что ко всему случившемуся может быть причастен Гарри Трэкок. И записку могла подложить сама Джеки, напечатав ее на бланке Общества спасения Тахо, чтобы обвинить во всех бедах Миллера Бёртона, — она ведь знала, как докучают Коббам защитники окружающей среды.

«Но зачем Джеки пыталась навредить Кэти? — недоумевала Нэнси. — Ведь, по словам самой Кэти, они с Джеки были старыми друзьями. Кэти даже упомянула как-то, что Джеки обучила ее первым элементам акробатики».

Нэнси вспомнила также, что теперь Кэти лидирует в этом виде программы, единственном, в котором участвовала Джеки. Если можно было бы удалить Кэти из состава участников соревнования, победа, несомненно, досталась бы Джеки.

Вдруг Нэнси вскочила на ноги. Накануне вечером Кэти сказала, что собирается потренироваться вместе с Джеки рано утром. Это означало, что сейчас они могли быть вместе на пляже. Если подозрения Нэнси в отношении Джеки справедливы, то у той будет последний шанс избавиться от Кэти.

Нельзя было терять ни минуты. Забежав к себе в комнату, Нэнси наскоро оделась, черкнула записку Бесс и Джорджи, выскользнула из дома и села в машину. Утро было раннее, и машин на дороге к Песчаной гавани практически не было.

Когда она добралась до стоянки на берегу, там уже стояли два автомобиля. В одном из них Нэнси узнала фургончик Коббов. Вторая, черная приземистая машина, была похожа на ту, что удирала на огромной скорости со стоянки на озере Доннер.

Припарковав свой автомобиль, Нэнси помчалась по пляжу, оглядывая на ходу длинную, не менее двух сотен ярдов, эстакаду. Там неподвижно, лицом вниз, лежала Кэти, а над ней, наклонившись, стояла Джеки. Сложив ладони рупором и приставив их к губам, Нэнси крикнула: «Кэти!» — но та даже не шевельнулась, зато Джеки обернулась, а потом снова наклонилась вперед и попыталась приподнять безжизненное тело Кэти.

Нэнси поняла, что Кэти, должно быть, потеряла сознание. Когда Джеки приподняла ее и подтолкнула к лодке, привязанной к пирсу, голова Кэти закачалась во все стороны.

Не отрывая взгляда от причала, Нэнси бежала по пляжу; ее ноги вязли в глубоком песке. Джеки тем временем скинула Кэти в лодку и начала отвязывать веревку, которой та была привязана к причалу.

Тяжело дыша, Нэнси взбежала на пирс и помчалась по деревянному настилу к лодке. Когда она была почти рядом, Джеки резко обернулась. Сейчас в ней трудно было узнать ту улыбчивую девушку, с которой Нэнси познакомилась всего два дня назад. Ее вытянувшееся лицо казалось неестественно бледным, только щеки пылали; глаза были сощурены, а темные растрепанные волосы свисали неопрятными прядями вдоль лица.

Задыхаясь, она с трудом проговорила:

— Нэнси, я не знаю, что произошло. Кэти вдруг упала в обморок. Я пыталась… — Она помолчала, глядя на недоумевающее лицо Нэнси. — Может, ты посмотришь, в чем дело? — предложила она.

Нэнси подбежала к краю пирса и склонилась над лодкой, чтобы посмотреть на Кэти. В тот же самый момент на ее затылок обрушилось что-то тяжелое, и она упала на колени. Прежде чем она успела вздохнуть, Джеки схватила ее за руку и, сильно потянув, заставила сесть.

Нэнси попыталась выдернуть правую руку и отпихнуть Джеки левой, но та оказалась сильнее — видно, злость придавала ей силы. Она заломила руку Нэнси за спину и навалилась на нее всей тяжестью так, что Нэнси вскрикнула от боли.

Краешком глаза Нэнси заметила, что Джеки потянулась и схватила какую-то белую тряпку. Нэнси сделала отчаянное усилие, чтобы вырваться, — она поняла, что тряпка пропитана хлороформом.

Джеки поднесла руку с тряпкой к лицу Нэнси, и та неистово задергала головой. Тогда Джеки снова резким движением притянула ее к себе за руку, отчего из глаз Нэнси брызнули слезы. Резкая боль пронзила правую руку. На лицо ее упала какая-то тень. Нэнси глубоко вздохнула, но в следующее мгновение в глазах у нее потемнело, и она потеряла сознание.