Прочитайте онлайн Принудительное влечение | Глава 6

Читать книгу Принудительное влечение
4716+1373
  • Автор:

Глава 6

    Если ваш психоаналитик отказывается пустить вас на свою жилплощадь – не расстраивайтесь. Никуда он не денется…

    Марина стояла у окна, демонстрируя всем своим видом абсолютное недовольство. Как это он не хочет жениться?! Неужели все ее старания и уловки оказались напрасными? Нет, так дело не пойдет – она уже присмотрела свадебное платье, да и подружкам напела о скорой свадьбе. Где же она промахнулась? Зубная щетка? Слишком рано? А может быть, его насторожили вязаные тапочки с кисточками? Надо было купить себе что-нибудь менее одомашненное и более сексуальное… Есть ведь тапочки на шпильке, со стразами… или это уже не тапочки?

    – Почему ты относишься ко мне несерьезно? – вздернув остренький носик, спросила Марина. – Я же люблю тебя.

    Уваров сжал зубы и напрягся. Вот так всегда – «я же люблю тебя…» значит: срочно дари сначала кольцо с бриллиантом, а потом и обручальное. А если он не любит, тогда как? Кому вообще интересно, что творится у него на душе? И почему каждый раз, когда он начинает отношения с какой-нибудь девушкой, у него появляется ощущение, будто жизнь скачет по пунктам чужого плана? А хочется, чтобы все летело кувырком, непредсказуемо, с бурей чувств и событий. Ну или хотя бы просто без давления.

    – Я к тебе очень хорошо отношусь, – медленно начал Сергей, чувствуя, как нужные слова тонут в желании побыстрее закончить разговор. – Но готовности жить вместе у меня пока нет. Речи о браке вообще быть не может. – Коряво, конечно, но, с другой стороны, ответил неплохо, вроде и не слишком обидел, и расставил все по своим местам. Сергей подошел к Марине и добавил: – Давай не будем торопиться.

    – Хорошо, – она выдавила из себя улыбку и сказала уже беззаботным тоном: – Ты, бесспорно, прав, дорогой, всему свое время. Пожалуй, я сегодня поеду домой. Надеюсь, ты будешь по мне скучать.

    Марина вытащила из шкафа сумку, в которой постепенно перетаскивала в квартиру Сергея свои вещи, и убрала в нее слишком уж объемный свитер и вязаные тапочки – это надо заменить на что-нибудь более стильное и оригинальное. Ничего, сейчас она немного отступит, он расслабится, а потом… Никуда не денется!

    Закрыв дверь за Мариной, Уваров вздохнул с облегчением. Все же к холостяцкой жизни привыкаешь, а когда к женщине особых чувств нет, то частенько хочется от нее отдохнуть. Тяжело было заводить этот разговор, но все же он поступил правильно – ни к чему давать пустые надежды и растягивать то, что по идее давно пора закончить.

    Чувствуя некоторый душевный подъем, Сергей бросил на сковороду две свиные отбивные и достал из шкафа бутылку отличного вина. Сейчас он устроит себе почти праздничный ужин и…

    Дверной звонок оторвал его от приятных размышлений. Отложив штопор, Сергей направился в коридор. Неужели Марина вернулась? Нет, это уже слишком.

    На пороге стояли Поливанова Ольга и Зайцева Ира. Худшего случиться не могло.

    – Какими судьбами? – спросил Сергей, подозревая, что впереди его ждет нечто длительное и кошмарное. И зачем он только дал им свой домашний телефон – вычислили квартиру без особых проблем.

    – В гости, – четко ответила Ольга и попыталась протиснуться в коридор.

    – Ольга Дмитриевна, – вкрадчиво сказал Сергей, – если вам необходимо со мной поговорить, то жду вас завтра в кабинете. Это моя квартира, и здесь я пациентов не принимаю.

    – Из любого правила есть исключения, – торопливо ответила Оля, настойчиво просовывая ногу за порог. Уваров стоял стеной.

    – У вас что-то горит, – поморщилась Ирочка, прижимая к груди рюкзак.

    Только сейчас до Сергея дошло, что девушки явились к нему не с пустыми руками, а… с сумками и рюкзаком. Думать о том, что все это значит, он не мог – две наивкуснейшие свиные отбивные действительно подгорали на сковородке. Сергей бросился на кухню, а девушки не только спокойно вошли в квартиру, но и плотно закрыли за собой дверь. Сложили вещи в углу, скинули обувь и последовали за Уваровым. Пахло вкусно, так что, по всей видимости, им удастся неплохо поужинать.

    Сергей некоторое время находился в замешательстве. Он промолчал, когда одна отбивная отправилась на тарелку Ольги, а вторая на тарелку Ирочки, но всему есть предел, и, когда девушки покосились на бутылку вина, Уваров решил разобраться в ситуации.

    – Что у вас случилось? – спросил он, надеясь отвертеться простым психоанализом и наконец-то остаться в одиночестве.

    – Нам негде жить, – охотно ответила Оля, протягивая руку к пакетику с кетчупом. – Я думаю, нет ничего страшного в том, что пока мы погостим у вас.

    Она это… серьезно? Сергей взял штопор, открыл бутылку, плеснул вина в бокал и выпил его почти залпом.

    – Нет, жить вы здесь не будете, – категорично ответил он. – Я помогу вам устроиться в гостиницу.

    – Мы ненадолго, – вмешалась Ирочка, рассчитывая на снисхождение. Состояние Уварова она понимала прекрасно, но выхода не было.

    – Это даже не обсуждается, – строго сказал Сергей. – Я рад, что вам понравились отбивные, и завтра, Ольга Дмитриевна, жду вас у себя в кабинете, но сейчас, пожалуйста, освободите мою квартиру.

    Сергей почувствовал, как начинает злиться. Да, он психоаналитик, да, одна из девушек – его пациентка, но нельзя же садиться на шею, устраивать бесцеремонный балаган и думать только о себе. Не говоря уже о том, что вся эта ситуация, мягко говоря, неэтична.

    – Неужели вы выставите нас на улицу? – изумилась Оля. – Вы хоть представляете, что творится за дверью вашей квартиры? Там воры, убийцы, маньяки и другие представители варварских слоев населения! Бродят кругами и подыскивают себе новую жертву… Там смертельные болезни и автомобильные аварии, там температурные перепады, воспаление легких, пиелонефрит и…

    – Там самая обыкновенная жизнь, – устало сказал Сергей. – Повторяю, я могу устроить вас в гостиницу.

    – Нет, – категорично ответила Ольга, стукнув кулаком по столу.

    – Да! – взревел Сергей, отбирая у нее нож и вилку.

    На лестничной клетке девушки оказались довольно быстро. Хозяин квартиры был резок и настойчив – выставил их за дверь и пожелал доброго сна. Да уж, психоаналитикам тоже нужен покой, и, как ни крути, они имеют право на собственную жизнь, совершенно не связанную с их пациентами.

    – И что нам теперь делать? – почесала затылок Ирочка.

    – Никуда мы отсюда не пойдем, – нахмурилась Оля. – Мне страшно. Наверняка около моего дома дежурит с ружьем убийца Самаринского, а может быть, даже с пулеметом – сейчас есть компактные модели, не издающие при стрельбе никаких звуков. Раз, два, и я дохлая. Три, четыре, и ты возлагаешь венок на мою могилу. Пять, шесть, и червяки наступают со всех сторон…

    – Может, все-таки в гостиницу? Там кровати и подушки с одеялами… – перебила Ирочка, уже зная, что если этот поток ужасов не остановить, то закончится он только к утру.

    – Там он нас отыщет, нам необходимо надежное убежище. И запиши мой новый номер мобильного телефона, у меня еще одна сим-карта…

    – А зачем ты поменяла?

    – Чтобы меня нельзя было найти по сигналу.

    – По какому сигналу? – не поняла Ирочка.

    – Откуда я знаю, – пожала плечами Ольга, – я в этом не разбираюсь. По телевизору видела, как нашли человека при помощи сигнала, который издавал его телефон во время разговора. Надо все предусмотреть.

    Ольга вдруг поймала себя на мысли, что прежние страхи, так сильно нервировавшие ее почти два года, улетели в неизвестном направлении. Что настоящая, реальная борьба за жизнь рассортировала чувства и мысли на важные и ерундовые. И что, несмотря на последние события, дышать стало намного легче.

    По трубе мусоропровода, гремя, полетела куча не то бутылок, не то банок. Ольга с удивлением отметила, что это ее ничуть не испугало – она даже не вздрогнула.

    – Странно, – пробормотала она, задумчиво глядя на дверь Уварова. – То ли он гениальный психоаналитик, то ли случилось чудо.

    – Ты чего? – не поняла Ирочка.

    – Не обращай внимания, – тряхнула головой Ольга. – Значит, так, доставай из рюкзака куртку и стели на ступеньках. Спать будем здесь.

    Ирочка открыла рот, да так и замерла.

    – Будем спать на бетоне, пока Уваров не пустит нас в квартиру, – решительно добавила Оля и, плюнув на свои почки и другие части тела, кинула пиджак на пол и демонстративно стала устраиваться поудобнее.

    Ирочка постояла с минуту и принялась неторопливо развязывать тесемки рюкзака.

    Душа Сергея была не на месте. Психи психами, а все-таки выставил девушек на улицу. Не просто же так они притащились… Может, случилось что-нибудь скверное?

    Заняв наблюдательный пункт у окна, Сергей окинул взглядом улицу. Сейчас они выйдут, он убедится, что все в порядке, что Оля и Ира бодры и веселы, а их появление на его пороге – это всего лишь причуда или бзик, и можно разморозить в микроволновке еще две отбивные.

    Через пять минут пришлось плестись к двери – все не так просто, как хотелось бы, о спокойном вечере и даже утре можно забыть.

    – Допишу диссертацию, и к черту эту работу, – сказал он, заглядывая в дверной «глазок».

    Ирочка, привалившись к стене, сидела на ступеньке и мечтательно смотрела на потолок. Ольга примостилась рядом и, жуя шоколадный батончик, все свое внимание направила на пухлый глянцевый журнал: листала его не спеша, изучая, по всей видимости, только картинки.

    Сергей распахнул дверь и посмотрел на девушек с раздражением и вселенской тоской.

    – Не помешаю? – едко спросил он, пытаясь вспомнить, есть ли у него два комплекта чистого постельного белья.

    – Нет, не помешаете, если хотите, присоединяйтесь, – кивнула Ольга, отрываясь от рекламной картинки кофе.

    – К чему? – вздохнул Сергей. – К чему присоединяться?

    – К акции протеста, – важно ответила пациентка, обводя взглядом разложенные пожитки и Ирочку.

    – И против чего, позвольте спросить, вы протестуете?

    – О! У нас целая куча претензий. Но в основном мы говорим гневное «нет» психоаналитикам, халатно относящимся к своим подопечным, и мужчинам, выгоняющим женщин на улицу, – с удовольствием пояснила Оля.

    – Вы, между прочим, – решила поддержать подругу Ирочка, – подходите под оба пункта. Постыдились бы.

    – Стыжусь, – фыркнул Уваров. – Собирайте все, что вы здесь разбросали, и марш в квартиру. Но предупреждаю – останетесь только на одну ночь, завтра же отправитесь в гостиницу.

    Подскочив от радости, Ольга подлетела к Сергею, чмокнула его в щеку и, не дожидаясь второго приглашения, юркнула в коридор. Ирочка, улыбаясь до ушей, стала собирать вещи.

    Подушки были мягкие, а накрахмаленное постельное белье пахло, как в детстве, прачечной. Оля с Ирочкой расположились на широком диване в небольшой комнате и чувствовали себя превосходно. Организационные вопросы ночлега решены, страхи отступили, и теперь можно поболтать на тему «а что же делать завтра».

    – Давай подбросим брелок следователю, – шепотом предложила Ирочка. – Напишем какую-нибудь анонимную записку и подбросим.

    – Нет, потеряется еще, а это все-таки улика. И кто знает, может, она спасет меня от тюремного заключения, когда правда всплывет на поверхность.

    – Мне кажется, Васечкин уже успокоился и тебя не подозревает.

    – Еще как подозревает, – прошипела Оля, поворачиваясь на бок. – Вопросы с заковыркой задавал, да и замужем я была за не слишком-то порядочным человеком, так что моя куриная шея уже в метре от топора.

    – Интересно, следователь скоро найдет убийцу… Сергей Юрьевич нас завтра точно выгонит, куда пойдем? Какие есть варианты? – спросила Ирочка.

    Ольга погрузилась в размышления. Надо, надо найти выход из создавшегося положения.

    – Жить так охота, – через минуту сказала она с дрожью в голосе, – придумай же что-нибудь.

    – Может, сами поймаем этого придурка, будет знать, как убивать психоаналитиков, – садясь, предложила Ирочка. Укуталась одеялом и вопросительно посмотрела на подругу. – Сдадим негодяя следователю, и вздохнешь свободно.

    – Ты понимаешь, что говоришь?! – подскочила Оля и тут же убавила голос на пару тонов. – Это не просто какой-то плохой дядечка, а убийца. У него пистолет, и он очень хорошо умеет им пользоваться. Нашпигует нас пулями, ахнуть не успеешь.

    – Так мы же будем искать осторожно. Я вот в одном сериале видела…

    – Это тебе не кино, – перебила Оля, – это жизнь. Тут за каждым углом реальная опасность. Ты хочешь пополнить ряды свежих трупов на кладбище?

    – Не хочу.

    – Тогда не предлагай всякую ерунду. Давай спать.

    Оля легла на подушку, отвернулась к стенке и натянула одеяло почти до уха. В голове застучали молоточки: «Ну же, давай, решайся – это выход, хватит ныть и всего бояться, хватит…»

    – Уваров, между прочим, знал Самаринского и во многом мог бы нам помочь, – ворчливо заметила Ирочка. – Что мы будем прятаться, как тараканы… Как же я тогда встречусь с Ларионовым, – она замялась, – ты мне слово дала, что мы с ним будем вместе и что ты для этого сделаешь все возможное. Обманула, да?

    – Ничего я не обманула, – заворочалась Оля. – Просто всему свое время.

    – Ну и пожалуйста, – Ирочка надула губы. – Только завтра Сергей Юрьевич выставит нас за дверь, и будем мы посреди улицы стоять, как две мишени.

    Ирочка легла и стала в подробностях вспоминать встречу с Андреем. А ведь ей почти удалось попросить у него автограф, совсем немного оставалось до этого радостного момента.

    – Думаешь, Уваров нам поможет? – раздался приглушенный голос Ольги.

    – Не знаю, – пожала плечами Ирочка, – впустил же нас к себе. Шанс есть.

    – Надо его заставить, или сделать так, чтобы он не смог отказаться.

    – Это как?

    Ольга села, явно оживилась и, обернувшись к подруге, сказала:

    – Если бы на него совершили нападение, и если бы он это как-нибудь связал с убийством Самаринского, ну, например, подумал бы, что началась охота на психоаналитиков, которые слишком много знают, то обязательно стал бы нам помогать. Ему же тоже жить хочется.

    – Да, наверное, – зевнула Ирочка. – Но только, к сожалению, на него никто не нападает. Не нам же обряжаться в бандитов с большой дороги.

    Ольга замерла, нахмурилась, а потом улыбнулась.

    – А это неплохая идея, – сказала она. – Мы сами на него нападем, а потом подбросим мысль, что случившееся имеет прямую связь со смертью Ильи Петровича. Решено, завтра же приведем свой план в действие.

    – Но… – протянула Ирочка. – Не могу поверить, что это предлагаешь ты.

    Ольга легла на подушку и вздохнула с волнением. Она и сама задала себе вопрос – как же это она готова решиться на такое, но ответа не нашла. Вернее, к тому, что пришло в голову, невозможно было отнестись серьезно. Уваров… подумаешь… ничего особенного в нем нет…