Прочитайте онлайн Принцесса Екатерина Валуа. Откровения кормилицы | Часть 27

Читать книгу Принцесса Екатерина Валуа. Откровения кормилицы
3912+3542
  • Автор:
  • Перевёл: Лиана Шаутидзе
  • Язык: ru

27

– Нам нужно где-то спрятаться! – кричала я в ухо Люку.

Мы пробивали себе дорогу через толпу, пытаясь убраться подальше от Ги де Мюсси. Подходить к Танги у всех на виду было неразумно, но Ги наверняка бросится докладывать герцогу о том, что меня видел. Ему и самому будет интересно выяснить, что я делала в Корбеле, но если об этом узнает герцог, то опасность грозила нам всем.

– Вы с Алисией ждите меня во дворе. Я приду за вами, когда дофин и герцог покинут зал. Этот оруженосец не отличит меня от любого другого охотника, мне ничего не грозит, – прокричал в ответ Люк.

– Хорошо, но держись от него подальше, – предупредила я. – Он, наверное, тебя заметил.

Люк вернулся к вечеру и отыскал нас за бочкой на кухонном дворе, куда мы спрятались, дрожа от волнения и тревоги.

– Тебя так долго не было, – укорила его Алисия. – Мы уж подумали, что-то случилось.

– Герцог Бургундский сегодня возвращается в свой замок Бри-Комт-Робер, так что я ждал, пока седлали лошадей, – объяснил Люк. – Не волнуйтесь, меня никто не заметил. Зато я подслушал разговор де Мюсси с герцогом. Они говорили о тебе, матушка! Герцог разгневался, заявил, что ты очень опасна, и приказал отыскать тебя и привести к нему. В чем дело, матушка? Чем ты не угодила герцогу?

– Это связано с принцессой, – мрачно ответила я. – Я постараюсь, чтобы меня не нашли. Что происходит в парадном зале, Люк?

– Дофин ушел, гости расходятся, а те, кто сильно пьян, там и заночуют.

Из осторожности мы вернулись в зал по кухонной лестнице. Я украдкой выглянула из-за деревянной решетки, отгораживающей буфетную. Длинные столы уже составили к стене. Вход в королевские покои находился на другом конце длинного зала, и нам пришлось бы пробираться мимо сотни подвыпивших гуляк, которые, досыта наевшись и напившись, укладывались спать на полу. Иво-виолист с двумя акробатами подбирал с пола мячи, ленты и прочие предметы, оставшиеся после выступления актеров. Чуть поодаль три вооруженных дворянина с крестами святого Андрея на дублетах и факелами в руках медленно шли по залу, вглядываясь в лица присутствующих.

Я узнала в одном из дворян Ги де Мюсси и испуганно отпрянула.

– Что делать? – мрачно пробормотал Люк. – Придется ждать, пока они уйдут. А вдруг он вернется?

Под столом буфетной я заметила откатившийся мяч, подняла его и дождалась, когда актеры подойдут к нам поближе. Иво наклонился, заглядывая под столы, и я запустила мяч в его сторону. Музыкант удивленно заглянул за решетку. Я притянула его к себе и прошептала ему на ухо:

– Помните, я спрашивала у вас, почему звонят колокола?

Иво кивнул, блеснув белозубой улыбкой.

– Мессир, мне нужна ваша помощь! У меня свидание со стражником королевских покоев, но я не хочу, чтобы меня заметил вон тот тип с факелом. Денье для вас, если сможете их отвлечь. – Я достала из кошелька на груди серебряную монету и сунула ему в ладонь.

– Считайте, что сделано! – Музыкант снова отвесил мне изысканный поклон. – По моему сигналу бегите вдоль этой стены, а я устрою отвлечение – или, скорее, это сделают мои приятели. Эй, ребята, для вас есть работа!

Два жонглера – похоже, его сыновья – последовали за ним в буфетную, и виолист немного с ними пошептался.

Мальчишки с криками выбежали из-за решетки.

– Отдай! Моя монетка, я ее первым увидел! – вопил один.

– Догони и возьми, если сможешь! – отозвался другой, зажал серебряный денье в зубах и начал взбираться по резной деревянной решетке к галерее менестрелей. Его брат последовал за ним, продолжая требовать монетку.

Все присутствующие с любопытством наблюдали за мальчишками, и на вход в королевские покои никто не смотрел. Алисия, Люк и я, пригнувшись, в полутьме пробежали вдоль стены к укрепленным дверям, где стояли стражники, скрестив пики.

– Я мадам Ланьер, – задыхаясь, выпалила я. – Сеньор дю Шатель велел пропустить меня и моих детей.

Танги сдержал слово. Кивнув друг другу, стражники развели пики и открыли для нас двойные двери. Я благодарно улыбнулась стражам и облегченно перевела дух. Алисия и Люк сразу же метнулись вперед. Я последовала за ними. За спиной раздался тревожный вскрик, и тут же с грохотом захлопнулись двери.

– Быстрее! – крикнула я детям, лихорадочно озираясь по сторонам. – Нужно найти опочивальню дофина.

Мы находились в коридоре с массивной резной аркой, из-под которой уходила вверх широкая каменная лестница. Мы помчались по ступенькам и оказались на просторной площадке лестничного пролета. Звук спорящих голосов снизу погнал нас по коридору к массивным дверям, охраняемым ливрейными стражниками, которые мгновенно скрестили длинные пики.

– Остановите их! – донесся снизу голос де Мюсси.

По каменным ступеням затопали тяжелые сапоги.

Задыхаясь, я вновь назвала свое имя стражникам.

– Сеньор дю Шатель ожидает нас, – сказала я.

– Не пропускать! – кричал де Мюсси. – Именем герцога Бургундского!

При упоминании герцога стражники обменялись недоуменными взглядами.

– Не слушайте его, – в отчаянии призывала я, не в силах примириться с мыслью о неудаче. – Вызовите сеньора дю Шателя!

Ги де Мюсси крепко ухватил меня за запястье и повернул к себе.

– Попалась, мадам Ланьер! – торжествующе вскричал он с перекошенным от ярости лицом и рявкнул стражникам: – Я сам с ними разберусь. Дофину не понравится, если его сон потревожат спятившая служанка и двое сопляков.

Я пыталась вырваться, но он был слишком силен.

– Мы пришли по приказанию сеньора дю Шателя, – взывала я к стражнику, пытаясь говорить разумным и здравым тоном. – Нас ожидают!

Стражник застыл в нерешительности и бросил взгляд на Ги, чья обезоруживающая улыбка сделала свое дело.

– Уверен, у сеньора дю Шателя и без вас хватает забот, – твердо сказал де Мюсси, выворачивая мне запястье. – У меня тоже нет времени.

Как я ни упиралась, он потащил меня прочь. Его люди бесцеремонно схватили Алисию, однако Люк ловко двинул локтем в весьма уязвимое место своего похитителя и, увильнув от мгновенно ослабевших рук, поднырнул под скрещенные пики стражников и замолотил кулаками по двери.

– Сеньор! Сеньор дю Шатель! – заорал он во весь голос. – Позовите сеньора!

Люку приставили кинжал к горлу и отдернули от двери, но крик уже услышали. На пороге возник Танги дю Шатель. Стражники почтительно вытянулись, подняв пики.

– Сеньор дю Шатель, слава богу! – взмолилась я, пытаясь вырваться из цепкого захвата де Мюсси. – Я пришла, как вы просили. Кормилица принцессы Екатерины!

Танги растерянно посмотрел на меня. В черном одеянии, с тяжелой золотой цепью на груди советник принца выглядел важной персоной, хотя его пальцы были по-прежнему испачканы чернилами.

– Мадам Ланьер? Да, конечно… – Он перевел взгляд на Ги де Мюсси и нахмурился. – Уберите руки, сеньор. Эта дама явилась по моему приглашению. Ваше присутствие не требуется. – Он щелкнул пальцами стражникам. – Проводите этих людей отсюда, – приказал он, указывая на троих бургундцев. – И заберите у них оружие. В королевских покоях оружие дозволено носить только королевской охране.

Стражники бросились выполнять приказ. Ги де Мюсси отпустил меня и вернул кинжал в ножны.

– В этом нет необходимости, мессир. Мы уходим. Но я лично доложу об этом его светлости герцогу Бургундскому.

– Не сомневаюсь, мессир, – холодно улыбнулся Танги, отступил и жестом пригласил меня внутрь. – Входите, мадам, и захватите с собой ваших юных спутников.

Мы торопливо миновали караульных и оказались в широком коридоре, обшитом деревянными панелями. В глубоких каменных арках располагались массивные двери, у которых стояли резные скамьи. Танги плотно закрыл за нами дверь. Я поблагодарила его и объяснила, что пришла с детьми. Внезапно из ближайшей двери выглянул ливрейный паж. Шум нашей ссоры проник даже сквозь толстые каменные стены самой древней части замка Корбель, который в течение многих столетий предлагал надежную защиту королям и королевам Франции на их пути из Парижа в восточные области королевства.

– Его королевское высочество встревожен шумом, мессир, – сказал паж. – Он послал меня узнать, в чем дело.

– Если дофин бодрствует, возможно, он почтит нас своим присутствием, – спокойно ответил Танги. – У нас посетители, с которыми ему не помешает встретиться.

– Я передам ему ваше сообщение, мессир, – кивнул паж и поспешил обратно.

– Я еще не показывал дофину ваше письмо, – быстро проговорил Танги. – Оно содержит печальные известия, и мне понятно желание герцога предотвратить вашу встречу с дофином. Как себя чувствует принцесса Екатерина?

– Полагаю, что лучше, мессир. Она хитростью добилась того, чтобы ее сослали в аббатство Пуасси. Там она в безопасности, – сказала я и, понизив голос, добавила: – Мои дети не знают содержания письма. Так надежнее.

– Понимаю, – кивнул Танги. – Я знаком с вашим сыном. У вас, кажется, есть еще и дочь, которая служит у принцессы?

– Да, мессир, это мой сын Люк. Алисия – младшая и служит швеей у принцессы… – Я замялась и поспешно объяснила: – Мы решили, что для нее будет безопаснее путешествовать в мужской одежде.

– Вы находчивая женщина, мадам Ланьер, – улыбнулся Танги. – Я всегда это знал.

– Что тут происходит, мэтр Танги? – раздался тонкий, пронзительный голос.

Узнав беспокойный и раздражительный тон принца Карла, я обернулась и преклонила колени. Алисия с Люком последовали моему примеру. Дофин стоял в дверях своей опочивальни, запахнутый в отороченный мехом халат алого шелка с вышитыми на нем дельфинами. За прошедшее время он вытянулся и окреп, но по-прежнему оставался тщедушным.

– Почему на меня глазеют посторонние? Велите им этого не делать.

К своему стыду, я позабыла, как положено себя вести при встрече с августейшей особой. Я поспешно опустила глаза, надеясь, что дети сделают то же самое.

– Ваше высочество, это ваша бывшая кормилица, мадам Ланьер. Теперь она служанка при опочивальне принцессы Екатерины… а это ее дети, – сказал Танги.

– Зачем они здесь? – недовольно осведомился Карл. – Да еще так поздно!

– Ваше высочество, мы привезли весть о вашей сестре, принцессе Екатерине, – решительно начала я. Да, от меня требовали оказывать должное почтение принцу и дофину, но не так давно я утирала ему слюни и сопли, а потому могла требовать некоторого уважения к себе. – Чрезвычайно важную весть. Нас едва не арестовали люди герцога Бургундского.

– Ничего не понимаю, – вздохнул дофин. – С чего бы герцогу арестовывать служанку моей сестры? – Карл проигнорировал меня, обращаясь с вопросами к Танги, так что я позволила ему ответить.

– Из-за того, что известно мадам Ланьер, – ответил дю Шатель, вытягивая мое письмо из рукава камзола. – Она передала мне письмо. Прочтите его, ваше высочество.

– Вот вы мне его и огласите, – раздраженно потребовал принц, опускаясь в единственное кресло, расположенное к нам спинкой.

– Нет, вы сами его должны прочесть, – веско сказал Танги, протягивая письмо Карлу. – Содержание является очень личным и должно таковым и остаться.

– Давайте сюда! – Дофин выхватил письмо и нетерпеливо развернул.

Пока он читал, все молчали. За его спиной мы с Танги переглянулись и вздрогнули от неожиданности, когда кресло дофина с грохотом упало. Он порывисто вскочил и повернулся ко мне, потрясая письмом.

– Клянусь святыми мощами, если это правда, я… Но откуда мне знать, что это правда? У нас есть только твое слово.

Слово простой служанки.

Во внезапной ярости Карла я узнала вспыльчивость его брата Людовика. Мне было известно, как с этим справиться. В тяжелые времена оба принца находили утешение в том, чего не имели в детстве. Луи всегда можно было успокоить едой, а Карла – лестью.

– Ваше высочество, как я, скромная слуга короля, осмелилась бы лгать наследнику Франции? – сказала я, прижимая руки к груди, стараясь при этом не встретиться с его сердитым взглядом. – Когда вы станете править, прошу, поставьте меня перед святыми мощами святого Людовика, и я поклянусь на терновом венце, окрашенном кровью Христа, что написала чистую правду.

Карл помедлил, обдумывая мои слова, затем отвернулся и помахал письмом перед лицом Танги.

– Это измена, мэтр Танги. Измена и предательство! Что же нам делать?

Похоже, дофина сильнее взволновало преступление Бургундского против короны, чем бедственное положение сестры.

Сеньор дю Шатель спокойно забрал у принца письмо, сложил его и спрятал в рукав.

– Обдумаем этот вопрос завтра, ваше высочество. А сейчас нам следует вознаградить мадам Ланьер за проявленное бесстрашие и преданность. Не забывайте, что именно она предупредила нас об опасности, когда во дворец Сен-Поль нагрянули убийцы.

Карл скорчил недовольную гримасу, но Танги уверенно кивнул.

– Раз вы так считаете, мессир… – Дофин пожал плечами. – Что вы предлагаете?

– В письме мадам Ланьер упомянула о своем желании, чтобы ее сын служил у вас. Мальчик перед вами. Если он готов присягнуть вам в верности, я подыщу ему подходящее место.

Принц Карл наморщил лоб, припоминая содержание письма.

– Ах да, мальчик из псарни. – Он резко повернулся к Люку. – Что случилось с моими гончими?

– Их… их убили л-люди Бургундского, ваше высочество, – со слезами на глазах прошептал Люк. – Я… п-похоронил их в саду.

– Они убили моих собак, но не убили тебя?! Ты сбежал? Ты их бросил?

Дофин навис над коленопреклоненным испуганным Люком.

– Нет, ваше высочество, он не сбегал, – вмешалась я. – Его и вовсе там не было. Вы оставили собак на мое попечение, помните? Я не смогла их удержать, они вырвались и… – Я осеклась, вспомнив двух мясников.

– Посмотрите на меня, – внезапно потребовал Карл. Мы подняли головы, и он всмотрелся в наши лица. – У вас обоих – слезы. Почему вы плачете?

– Ваше высочество, вы напугали мальчика, – сказал Танги. – Все мы расстроены воспоминаниями о той страшной ночи.

– Я – нет, – решительно заявил Карл. – С нее началась моя свобода. Но я сожалею, что оставил своих верных собак. – Он вытянул вперед руку, на которой сверкало кольцо с большим драгоценным камнем. – Должно быть, ты и впрямь заботился о них. Что ж, целуй руку и клянись служить мне верой и правдой.

Люк с готовностью схватил руку принца и прикоснулся губами к кольцу.

– Клянусь, – хрипло сказал он.

– Хорошо. – Дофин отдернул руку и протянул ее мне. – А ты? Готова ли ты служить мне, Метта?

Впервые он обратился ко мне по имени, и я смягчилась. Он не был тем, кто привлекает все сердца, но если останется в здравом уме, может быть, станет лучшим королем, чем его отец. Я легко коснулась губами кольца.

– Я верная слуга короля, ваше высочество, и служу вам как его сыну и наследнику. Но моей первой заботой навсегда останется ваша сестра, принцесса Екатерина.

– Почему же ты не с ней?

Его вопрос застал меня врасплох. Я не могла сообщить настоящую причину того, почему нам пришлось расстаться, поэтому сказала полуправду.

– Принцессу отправили в аббатство Пуасси. Мы с дочерью едем в Труа, где будем дожидаться возвращения ее высочества.

– Пуасси пойдет ей на пользу, пусть замолит грехи, – заметил он, беспокойно расхаживая по опочивальне. – Думаешь, она не одобрит договора о примирении?

– Я знаю, что не одобрит, – твердо ответила я. – Но не из-за того, что изложено в письме. Она всем сердцем поддерживает вас, ваше высочество. Вас – и короля. Вы сами сказали, что побег из Парижа стал началом вашей свободы. Принцесса, лишенная свободы сама, не хотела бы, чтобы вашей положили конец.

Карл посмотрел на меня и позволил встать с колен.

– Вы правы. Екатерина все понимает. Спасибо, что напомнили. Видимо, вы стали для сестры тем же, чем мэтр Танги стал для меня, – задумчиво добавил дофин. – Он не хотел, чтобы я подписывал примирение, но меня убедили. – Карл повернулся к Люку: – Как тебя зовут?

– Люк, ваше высочество.

– Что ж, Люк, если ты будешь служить мне так, как твоя мать служит моей сестре, то я буду тобой весьма доволен.

– Я желаю этого всем сердцем, ваше высочество! – горячо ответил Люк.

– Прекрасно. Проследите, чтобы ему выдали ливрею, мэтр Танги. – Дофин устало потер глаза. – А теперь я вернусь в постель. Приходите ко мне, как только рассветет.

– Слушаюсь, ваше высочество, – улыбнулся Танги, открыл дверь в спальню и с поклоном пропустил Карла. – Да пошлет вам бог хороший отдых.

Я стиснула детей в объятиях. Вечер был полон тревог и опасностей, но мы с ними справились.

Танги вновь достал мое письмо из рукава.

– Это лучше сжечь, – сказал он, разворачивая бумагу и поднося ее к огню свечи в настенном канделябре. Бумага вспыхнула и обратилась в пепел. Танги мрачно улыбнулся. – Слава богу, примирение закончилось. Теперь, мадам, осталось найти вам место для ночлега. Завтра мы устроим юного Люка при дворе принца и организуем для вас и вашей дочери безопасное путешествие в Труа.