Прочитайте онлайн Приключения в пустыне | День змеи

Читать книгу Приключения в пустыне
3916+254
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

День змеи

Глубина впадины Ероюландуз пятьсот метров, а я хочу подняться на самый верх, где располагается степная часть заповедника. Лезу по крутому откосу к отвесным обрывам - чинкам. Склоны все в цвету. Вокруг бушует праздник Весны, украшенный красными знаменами маков и тюльпанов. Кроме них крокусы и огромные зонтики - даремы, со стеблями в руку толщиной, колючие кузинии.

Онлайн библиотека litra.info

Первомайский наряд пустыни.

Желтые клейкие цветы дарем привлекают массу мух, пчел и ос. Тут же копошатся черные длинноусые жуки. А вот и те самые белые бабочки проносятся над склоном - рапсовая и степная белянки, вездесущая репница, белянка пульверата. Без труда вылавливаю десяток бабочек и вдруг... Что это? Очередная рапсовая белянка оказывается вовсе не рапсовой! Это же редкость - белянка иранская! А что это за желтые бабочки? Ну конечно, степная желтушка! Этой все нипочем. Степь, пустыни, горы до альпийских лугов - она всюду. В горах холодает - спускается вниз, пустыня высохла - летит в горы. С марта до декабря летает эта бабочка. А вот очаровательная "зеленянка" закаспийская (ее латинское название "Евхлоэ" переводится как "хорошая молодая зелень"). Она не носится над склоном, как другие. Греется на солнце. Вспугнешь ее - взлетит и вскоре вернется. Появится другая, - прогонит. Ее территория, ее она и сторожит.

Онлайн библиотека litra.info

Zegris fausti.

Онлайн библиотека litra.info

Euchloe pulverata.

Впереди какие-то кустики. Ах, это кандым - и весь в цвету. Мелкие белые цветочки, а аромат непередаваемый - спелая земляника с оттенком ландыша? Нет, не берусь сказать. И вокруг кустика рой бабочек, маленькие черно-коричневые из семейства Голубянок - голубянка Тенгстрема. Но привлекает их не запах цветов, они собираются и у кустиков без цветов. Наверное, кустики служат им ориентирами при встречах. "Встретимся под часами!" Неторопливо иду вверх, солнце уже разыгралось вовсю. Поджаривает, как на сковородке. А вот и белянка фауста, похожая на подмосковную зорьку, промелькнула и скрылась. Сатиры, крупные, серые с белыми пятнами, вылетают из-под ног и уносятся неизвестно куда. Поднебесницы фуска, сверху рыжие, а снизу совершенно под цвет песка, появляются и исчезают. Самцы этой бабочки неизвестны.

Пустыня - от слова "пусто"? Пустыня пуста? Пустыня полна жизни!

Вот наконец и чинки - отвесные стены, полуразрушенные, поднимающиеся вверх на сотню метров. От них пышет жаром. Солнце свирепеет. Иду вдоль стены. Тут и там валяются обломки скал, крупные и помельче. Смотрю под ноги, чтобы не оступиться, и вдруг вижу, как впереди почти из-под ног, не далее двух метров, целая стайка змей срывается с места и прячется в расщелину у подножья обрыва. Змеи разной длины и толщины. Некоторые, как мне показалось, не менее метра. Невиданные змеи и разные. Я присел на обломок стены, жесткий и шершавый. Жду. Недолго. Из расщелины появляется изящная головка, другая, третья... С любопытством смотрят на меня, а я на них. Глаз круглый, как у рыбки, удивленный, головка заостренная, полосатенькая. Какое чудо! Наклоняюсь немного в сторону, чтобы получше разглядеть ту, справа покрупнее, и все головки (да их уже десяток!) как по команде, наклоняются в ту же сторону. Я наклоняюсь в другую сторону, - вся компания повторяет движение. Вот одна, видимо, самая смелая, решается рассмотреть меня поближе. Вылезает, тонкая, но какая длиннющая! И заползает под обломок скалы, совсем рядом со мной. Спряталась, но подглядывает, и хвост наружу. Что же это за змейки? Похожи на стрелку, но явно что-то другое. Встаю с камня, но змейки уже не разбегаются, мы подружились.

Иду дальше вдоль обрыва и любуюсь открывающимся видом. Внизу, как на макете, вся котловина. Голубые озера причудливой формы, местами в белом обрамлении - выступает, выпаривается соль. Черные конусы вулканов, как острова, возвышаются над пустыней, но их вершины далеко внизу подо мной. Вдали все тает в дымке, и противоположного края впадины не видно. Простор, красота, голубое, зеленое, желтое - пастельные тона, мягкие, тающие...

В этот момент я, вероятно, подпрыгнул на месте, так неожиданно у меня под ногами раздалось зловещее шипение. Огромная эфа лежала на каменистом склоне, завиваясь в спираль, и шипела, как яичница на сковородке. Ее голова, увенчанная знаком летящей птицы, угрожающе раскачивалась. Мне не показалось, что она "малоактивна", как уверял меня утром мой приятель-герпетолог. Ей я не решился предлагать свою дружбу и обошел стороной.

Но это был воистину День змеи, и мои приключения на этом не кончились. Теперь я уже не любовался открывающейся панорамой, а больше глядел под ноги. И не напрасно. Не прошел я и двух десятков шагов, как увидел еще одну змею. Теперь я был настороже и заметил ее вовремя,- она не успела скрыться. Это было странное создание. Серое трехгранное тело со светлыми отметинами неожиданно переходило в черно-синюю, цвета вороненой стали блестящую голову. Удивительная змея, довольно крупная. Может быть, ядовитая?

Устал я от хождения по жаре изрядно, да и день уже клонился к вечеру. Я взял направление на фургончик.

Спуск не занял много времени, и часов в пять я подходил к лагерю. Склон одной из гор у дороги был усеян камнями, и я по привычке перевернул один из них: под камнями иногда прячутся гусеницы бабочек или даже ночные бабочки. Перевернул я камень и даже оцепенел. Ну и денек сегодня! Под камнем лежала небольшая изящная, словно сделанная из фарфора змейка с темно-коричневым рисунком, длиной чуть больше четверти метра. Что за чудеса, подумал я, неужели еще не все на сегодня? Я осторожно сгреб змейку в коробочку. Она не очень удивилась, как мне показалось, и спокойно свернулась на дне коробки.

Мои новые знакомые давно меня заприметили, так что к моему приходу обед из концентратов был уже готов. Мне не терпелось задать им массу вопросов. Искупавшись в соленой речке, я почувствовал себя снова свежим и бодрым.

За обедом я начал свой рассказ. Так и так, говорю, у самих чинков нашел змейку, тонкую длинную, похожую на стрелку, но не стрелку. В общем, рассказал им все как было. Они переглядываются и вновь расспрашивают меня о том же, прямо, как на допросе.

- То, что Вы рассказали, очень странно, - сказал Володя. - В это трудно поверить. Описанная змейка очень смахивает на зеринге, редкостную змейку, известную лишь по нескольким экземплярам, ее мало кто видел. То есть, конечно, заспиртованную. Мой шеф даже труд написал про зеринге, но живьем ее никогда не видел. Скорее всего, Вы что-то напутали.

Онлайн библиотека litra.info

 Зеринге (Psammophis schokari).

Меня это, конечно, задело.

- Я хоть и сильно устал, но готов прямо сейчас доказать, что ничего не напутал. Пойдемте!

- Ну, сейчас бесполезно. Доберемся туда уже в темноте. А вот завтра...

Завтра, так завтра

- Но это не все, - и я рассказываю про змею с металлической головой.

- Бойга! - в один голос сказали специалисты. - Это, несомненно, была бойга.

Онлайн библиотека litra.info

Бойга.

- А вот это что такое? - я раскрыл коробку с фарфоровой змейкой.

- Так это же афганский литоринх! - воскликнул Алеша. - Ну и повезло же Вам. За один день столько находок. Жаль, конечно, что бабочек нет, но и змеи - тоже интересно.

Онлайн библиотека litra.info

Афганский литоринх (Lytorhynchus ridgewayi Boul).

Тут я показал им свои сборы бабочек и удивил еще больше.

- Столько бабочек в пустыне? Невероятно! Но мы Вас тоже можем кое-чем удивить. Пойдемте, - сказал Алексей.

Мы поднялись на склон, и он отвернул небольшой плоский камень. Жирный розово-красный дождевой червь начал втягиваться в норку, но был бесцеремонно извлечен оттуда.

- Ну и что? - сказал я. - Дождевой червь. Конечно, любопытно - дождевой червь в пустыне.

- А вам приходилось видеть дождевого червя с глазами?

Бог ты мой, как же это я сразу не заметил? На голове у червя темнели глаза, два маленьких, как точки, глаза.

- Слепозмейка, - пояснил Володя. - Как видите, есть, что посмотреть в пустыне.

Онлайн библиотека litra.info

Слепозмейка (Typhlops vermicularis Mer.)

День змеи заканчивался, но на всякий случай я лег спать в другом месте, так как у меня возникли сомнения относительно "малой активности" эф. От усталости я уснул сразу, но всю ночь в моей возбужденной голове копошились змеи.

На следующий день ранним утром мы отправились к чинкам. Мои молодые спутники задали хороший темп, так что я быстро выдохся и еле переставлял ноги. Они были уже у чинков, когда я прошел едва половину пути. Стало жарко, и идти было тяжело. Наконец и я добрался до них, но это было незнакомое место. Узкие ущелья уходили вглубь чинков, хищные птицы с тревожными криками проносились мимо, осуждая наше вторжение. Но здесь в ущелье была небольшая тень, и, укрывшись в ней я ждал, пока успокоится сердцебиение. Мои спутники понимающе молчали. Судя по всему, мы поднялись значительно западнее того места, где я видел змей накануне, и мы двинулись вдоль обрывов на восток. Я полагал, что таких змеиных мест много, и поэтому шел не спеша, внимательно приглядываясь к щелям и обрывам, переворачивая камни и обломки скал. Но везде было пусто. Конечно, не совсем пусто. То и дело попадались агамы, другие ящерицы, но змеи не попадались. И только через час пути я, наконец, стал узнавать вчерашние места. Я шел впереди и первым дошел до шершавого обломка, на котором сидел и разглядывал змеек. Но где же они? Я устроился на обломке и стал ждать. Да вот же они! Из расселины выглянула первая любопытная головка. Рукой я дал знак моим приближающимся друзьям быть осторожнее. Когда они бесшумно подошли, я показал им на расщелину. Оттуда смотрело на нас уже несколько пар удивленных глаз. На лицах герпетологов был написан восторг.

- Зеринге! - театральным шепотом произнес Володя.

- Зеринге! - подтвердил Алексей.

Дальнейшее было делом техники. Скоро десяток несчастных животных извивались в руках специалистов. Правда, произошел инцидент. Самый крупный зеринге, длиной больше метра, вцепился в руку Алексея. Змей повис, как бульдог, и потребовалось много усилий, чтобы разжать мертвую хватку. К счастью ядовитые зубы у этих змей находятся глубоко, почти в горле, и для людей они не опасны.

Несмотря на происшествие, мои друзья были счастливы, их лица сияли радостью. И я радовался вместе с ними. Как мало (или много?) требуется увлеченным людям для счастья.

Измерив змей вдоль и поперек, подсчитав все, что надо, сделав надрезы на определенных чешуйках, чтобы пометить каждый экземпляр, мы их отпустили в родную щель...

Онлайн библиотека litra.info

Счастье герпетолога.

На следующий день уезжали сотрудники заповедника, приезжавшие со мной. С ними решили уехать и герпетологи. Я оставался один в пустыне. На десятки километров вокруг никого. Никого? То есть как это - никого? А мои друзья зеринге, а эфы, а бабочки, а те, кто по ночам тянул печальные ноты, рассыпал серебряный звон и поддерживал меня бодрым "у-ху"? Все они остаются со мной. С этого момента я становлюсь гражданином республики Ероюландуз, самого свободного государства в мире, без правителей и господ. Урчание мотора, добрые пожелания и напутствия и уже издалека - прощальный взмах рукой...

Знакомлюсь с хозяйством. Несколько канистр с водой, канистра с бензином для примуса, запас консервов и концентратов, сухари, спички и многое другое - все переношу в фургончик. Мешок с провизией подвешиваю к потолку - дверей нет, а граждане в стране Ероюландуз могут быть, как и всюду, разные.

Посидел на крылечке, наслаждаясь тишиной и одиночеством. Вспомнил об услужливом китайце и его предсказании. Вот оно и сбылось. Утренняя пустыня, еще не горячая, ласкала меня свежим ветерком. Судьба? Попал бы я сюда, если бы не китаец? Пустыня! Ответь мне: ждала ли ты меня? Скажешь ли мне что-то такое, что западает в душу и привяжет к тебе навсегда? Пойму ли я тебя и твое предназначение? Ответа нет. Надо идти. Мы перипатетики - истины откроются нам в пути.