Прочитайте онлайн Преступление в день варенья | ГЛАВА VI ВОЗМОЖНОСТЬ И МОТИВ

Читать книгу Преступление в день варенья
266+965
  • Автор:
  • Перевёл: И. Н. Гилярова

ГЛАВА VI

ВОЗМОЖНОСТЬ И МОТИВ

— Мистер Бейнс? — воскликнула Миранда, да так громко, что несколько ребят, вышедших из школьных ворот, повернули головы и посмотрели в ее сторону, а стая голубей шумно вспорхнула с травы и перелетела на дерево. — Ты, должно быть, шутишь!

— Это вовсе не шутка, — мрачно возразила Клэр. — Я ведь вам говорила, что он постоянно старается меня обидеть, а, по словам Питера, он последним ушел вчера из школы, так что…

Питер перебил ее:

— Извини, но мы не можем быть в этом уверены. Он был последним, кого я видел, но там могли находиться и другие. Например, ребята из другого класса, оставшиеся на дополнительные занятия.

Холли поняла, что их перепалка начинает привлекать внимание прохожих.

— Слушайте, — сказала она. — Не будем тут задерживаться. Пошли куда-нибудь в другое место.

— Да, точно! — воскликнула Клэр. — У меня предложение — пойдемте в бургер — бар! Я угощаю!

— Хорошая мысль, но только нас ждут дома, извини, — напомнила ей Холли. — Родители станут беспокоиться, если мы не вернемся вовремя.

— Моя мама не будет, — пробормотала Клэр. — Она сказала, что оставит мне поесть в холодильнике. Вечером она идет в ресторан, а потом в кино — разумеется, с этим типом.

— Ах, вот как… — Холли невольно стало жалко девочку. — Слушай, знаешь что, давай встретимся в бургер — баре попозже, после того как мы пообедаем и сделаем уроки — например, в восемь часов. Как, все согласны?

Ребята согласились и разошлись в разные стороны по домам.

Клэр явилась в бар первая. Когда в восемь часов пришли остальные, они с удивлением увидели, как она жадно уплетает гигантский бургер, двойную порцию чипсов и запивает все молочным коктейлем из огромного стакана.

— Ты что, так дома ничего и не поела? — удивилась Миранда, когда ребята заказали четыре ванильных мороженых с шоколадной подливкой и сели к ней за столик. — Да, кстати, на этот раз мы заказываем мороженое!

— О — о! Здорово, спасибо! — Клэр просияла от удовольствия. — Мне тут очень нравится — гораздо больше, чем дома. Мне надоело доставать из холодильника скучные заветренные салаты. — Она с отвращением поежилась. — Хотя теперь это уже не имеет значения. Теперь нам известно, что меня преследует именно мистер Бейнс, и все остальное мне уже безразлично… Остается только доказать это.

Питер терпеливо выслушал ее и вздохнул:

— Боюсь, что все не так просто, как кажется. Я ведь пытаюсь тебе втолковать — мы не знаем, что это был мистер Бейнс. Если тебе нравится, мы можем занести его в список подозреваемых, но прежде чем мы его пришпилим на булавку, нам предстоит установить две вещи: возможность, то есть доказать, что он мог это сделать; и мотив, объясняющий, почему он совершил такое.

— А — а, это нетрудно, — уверенно заявила Клэр. — Когда мы разошлись, и я направлялась домой, мне пришла в голову вот какая мысль. У него была возможность, все нормально. Вчера вечером он вернулся в школу — поздно, когда все уже разошлись, — и взял ключ у школьного смотрителя.

Смотритель и его жена жили через дорогу от школы в маленькой квартирке. Если по какой — то причине кто-нибудь из учителей приходил в школу вечером, он запросто заходил к ним и брал ключ, а потом его возвращал.

— Но это всего лишь предположения, — не согласилась Миранда. — Ты этого не знаешь.

— Нет, знаю! — торжествующе улыбнулась Клэр. — Я была там и видела, как он это сделал.

Ребята с удивлением уставились на нее, а Питер повторил:

— Ты видела, как он это сделал? Как это тебе удалось?

— Они устроили в честь моего дня рождения праздничный ужин, — сказала она. — Он решил, что они поедут в его любимый ресторан. На этот раз вместе со мной.

— Что ж, очень мило с его стороны, правда? — заметила Миранда. — Значит, он не такой уж и плохой!

— Ты считаешь, что это хорошо? Он даже не поинтересовался, куда мне хочется пойти — я бы с большим удовольствием пришла сюда и заказала то, что мне нравится… А там я не поняла ни слова в меню. Он заказал для нас какую — то тушеную рыбу. Бр — р—р! Гадость! Бургер с чипсами и молочным коктейлем гораздо вкусней!

Отхлебнув из своего стакана коктейль, Клэр продолжала:

— По дороге он решил заехать в школу — внезапно обнаружил, что забыл свой бумажник в спортзале, в своем кабинете. Мы с мамой ждали его в машине. Мне показалось, что он страшно долго ходил за бумажником… Должно быть, он взял баночку с краской еще раньше, до того, как миссис Сандерс закрыла кабинет рисования. Еще я думаю, что у него мой ключ — он нашел его в раздевалке. Так что ему оставалось только открыть мой шкафчик и плеснуть краску на мои книги. Кстати, он показался мне страшно довольным, когда вернулся из школы и садился в машину.

Некоторое время все молчали, обдумывая те кусочки мозаики, которые Клэр так аккуратно сложила в единую картину. Все показалось им возможным, но тем не менее…

Наконец, Питер нарушил молчание:

— Ладно, по твоим словам, у Бейнса была возможность это сделать. Однако нам по — прежнему непонятен его мотив. Короче, если он только не законченный псих в стадии обострения, зачем ему это понадобилось?

— Все очень просто, — ответила Клэр. — Я ведь вам уже говорила, что он меня ненавидит.

— Но если он собирается стать твоим отчимом — он должен сейчас прилагать все усилия, чтобы подружиться с тобой! — удивилась Холли.

— Нет, у него есть план получше. Несколько недель назад я случайно слышала, как он говорил маме, что серьезно беспокоится за меня, потому что меня в школе никто не любит, я ни с кем не дружу и вообще кажусь в своем классе посторонней. И он предложил перевести меня в какой-нибудь интернат. Понимаете? Он рассчитывает на то, что мама меня куда-нибудь сплавит, если он доведет меня до отчаяния. Тогда ему не придется налаживать со мной контакт и терпеть каждый день мое присутствие в доме.

— Но ведь твоя мама никогда не согласится на это! — воскликнула Миранда.

— Ох, я уверена, что он постарается как-нибудь ее уговорить. Он постоянно твердит, как хорошо учиться в интернате. До переезда в Лондон он преподавал физкультуру в таком заведении.

— Интересно, где это было? — заинтересовалась Холли. — Если там настолько замечательно, почему же он оттуда ушел?

— Вероятно, ему просто захотелось перебраться в большой город. Ему нравится в Лондоне — яркие огни и все такое… Название школы я забыла — помню лишь, что оно начинается на К. — Клэр пожала плечами и попыталась припомнить. — К… К… Кинг и что — то еще… Что — то вроде Кингс — Палас.

— Эге! И он променял Кингс — Палас — королевский дворец — на общеобразовательную школу имени Томаса Петериджа? Теперь мы убедились, что у него не все дома! — воскликнула Миранда.

— Я не думаю, что это был настоящий дворец — просто какая-нибудь деревенская хибара с громким названием, — презрительно заметила Клэр.

— Возможно, это было военное училище, — предположил Питер. — Ведь мы слышали, что он был инструктором по физической подготовке в армии. Иногда он на уроках так рявкает, как будто командует военным парадом.

— Вообще — то интересно узнать, в какой он работал школе, — задумчиво произнесла Холли. — Попробуем это как-нибудь выяснить.

На следующий день, когда прозвенел звонок на большую перемену, Холли сообщила своим друзьям, что придет в столовую немного позже. Она решила провести маленькое расследование и сделать это в одиночку.

В спортивном зале никого не оказалось, и девочка постучала в дверь учительского кабинета.

— Войдите! — прогремело низкое контральто. Холли набрала в грудь воздуха, собрала все свое мужество и открыла дверь.

Она знала, что миссис Джармен никогда не ходила завтракать вместе с остальными преподавателями. Она не любила вареного и жареного и придерживалась здоровой диеты, состоящей из богатых клетчаткой зерновых продуктов и сырых овощей.

— Ой, извините меня, миссис Джармен, мне так жаль, что я побеспокоила вас во время завтрака… — начала она, слегка нервничая.

Учительница физкультуры удивленно посмотрела на девочку, отложила в сторону очищенную морковку, которую собралась грызть, и отрывисто спросила:

— Ну? В чем дело?

— Я пришла попросить у вас помощи… — Холли вытаращила глаза и скривила рот. — У меня рука очень болит и никак не проходит. Как вы думаете, может, я растянула мышцу или что — то в этом роде?

— Встань прямо и вытяни руки! — Миссис Джармен поднялась во весь свой рост. — Ну, теперь скажи мне точно, в каком месте тебе больно?

— Вот здесь, — Холли слабо взмахнула правой рукой. — Ох!

— Ага! Ты, должно быть, правша? Много писала в последнее время?

— Ну, вчера вечером я доделывала длинную письменную работу по истории, — осторожно сообщила Холли.

— Вот и ответ на твой вопрос — судороги после письма! Теперь вытяни руки над головой и попробуй дотянуться до потолка!

Холли послушно выполнила ее приказ.

— Я не могу дотянуться, потолок слишком высокий.

— Не имеет значения. Просто тянись таким образом: вверх — и вниз — вверх — и вниз… Продолжай сама, пока я не велю тебе остановиться. И вообще, поменьше сиди, а побольше двигайся на свежем воздухе — бег по пересеченной местности, подтягивания на турнике… А то ведь вы и видите — то неправильно, все горбитесь да скрючиваетесь… Ладно, хватит. Ну как, лучше тебе?

— Хм — м… о да, намного лучше. — Холли с облегчением вздохнула. Ей уже надоело дотягиваться до высокого потолка. — Огромное спасибо.

— Не стоит благодарности! И запомни — если ты сидишь и пишешь, устраивай себе перерыв через каждые пятнадцать минут. Разомни мышцы рук или побегай немного в парке. Твое тело не должно утрачивать гибкость — вот весь секрет здоровья. Ладно, ступай.

— Ой, как я вам благодарна, — затараторила Холли, не решаясь перейти к главной части своей операции. — Как я рада, что в кабинете оказались вы, а не мистер Бейнс…

Миссис Джармен удивленно вскинула брови:

— Неужели? А чем тебе плох мистер Бейнс? Он прекрасный преподаватель — превосходный атлет.

— О да, я понимаю, но с ним не так легко говорить. Вероятно, потому, что он не привык учить девочек. Ведь до нашей школы он был инструктором в армии, да?

— Верно, он когда — то был инструктором, но потом получил диплом преподавателя спортивных дисциплин — его не взяли бы в нашу школу без достаточной квалификации. Он прибыл к нам с очень хорошей рекомендацией из предыдущей школы. Они с большим сожалением его отпустили.

— Неужели? А я и не знала. Какая же это школа? — небрежно спросила Холли, стараясь не выдавать своего интереса.

— Очень хорошая и известная — Комб — Кастл, в графстве Суссекс. Там ему дали очень лестный отзыв.

Холли едва не рассмеялась, но ухитрилась подавить смешок кашлем.

— Ох! Простите меня, но я пойду, иначе опоздаю на завтрак. Еще раз большое спасибо!

Она помчалась к своему шкафчику, забрала сандвичи и присоединилась в холле к Питеру, Миранде и Клэр. Они держали для нее свободный стул. Шлепнувшись на него, Холли выпалила все свои новости.

— Ты в самом деле поговорила с Сумо? — воскликнула Миранда. — И что она тебе сообщила?

— Она была со мной очень любезна и сказала мне то, что я хотела узнать. Никакой это не Кингс — Палас. Последняя школа, в которой работал мистер Бейнс, называлась Комб — Кастл.

— Что ж, я почти угадала, — заявила Клэр. — Я ведь сказала, что она называется как — то в этом роде.

— А еще ты сказала, что слово начинается на К, — усмехнулась Миранда.

— Правильно, вот видите, как я точно запомнила? — не сдавалась Клэр.

— Эй, заткнитесь вы обе, — проворчал Питер. — Хорошо. Итак, нам известно название школы, но какой нам от этого прок? Ведь мы ничего не знаем ни об этой школе, ни о том, почему Бейнс из нее ушел, — вообще ничего.

— Нет, ты ошибаешься — ты не дал мне договорить, — заявила Холли. — У меня есть двоюродная сестра Дженни. Возможно, я вам рассказывала про нее. Она немного старше меня, и мы видимся редко, потому что она живет в Суссексе и учится как раз в этой самой школе! Сегодня вечером я ей позвоню, и я уверена, что она мне расскажет интересные вещи про нашего дорогого мистера Бейнса!

— Ты уверена, что сможешь ей позвонить? — нахмурился Питер. — Ведь это, кажется, школа — интернат?

— Да, верною. Однако Дженни живет поблизости и просто приходит туда на занятия. Я могу позвонить ей домой.

В тот вечер, после ужина, Холли спросила:

— Мама, ничего, если я позвоню Дженни?

— Да, конечно. Я и сама уже тысячу лет не говорила с сестрой! — Мать Холли улыбнулась. Собирая тарелки со стола, она добавила: — Позови меня, когда закончишь сплетничать, тогда мы с Сюзанной поболтаем.

Холли набрала номер и стала ждать, через минуту в трубке раздался голос самой Дженни.

— Привет, это я! — объявила Холли.

— Привет, Холли! — Дженни сразу узнала ее голос. — Какое совпадение — я как раз хотела тебе сегодня звонить!

— Вот как? А что случилось?

— Мы приедем в Лондон на выходные! На следующей неделе будет двадцатая годовщина свадьбы мамы и папы, и они решили ее отпраздновать таким образом. Мы приедем в субботу и посмотрим какое-нибудь шоу.

— Как здорово… — начала Холли.

— Нет, ты послушай. Я еще не закончила! Поскольку мы приедем на машине, то я подумала — если мы рано доберемся до Лондона, может, мы заглянем к вам?

— Это будет чудесно, я знаю, мама очень обрадуется. Да, кстати, она тоже хочет перекинуться парой слов с тетей Сюзанной, когда мы с тобой закончим разговор.

— Хорошо, сейчас я ее позову!

— Нет, подожди. Сначала я хочу у тебя кое — что спросить — про твою школу.

— Про школу? — В голосе кузины послышалось удивление. — Ну, и что тебя интересует?

— Это имеет отношение к нашей школе имени Томаса Петериджа. У нас тут работает мистер Бейнс. Мне интересно, знаешь ли ты, почему он…

— Кто — кто? — перебила ее Дженни.

— Мистер Бейнс, учитель физкультуры, я только сегодня утром узнала, что он работал в Комб — Кастл.

— По — видимому, это было давно, еще до меня, — ответила Дженни. — Я ничего о нем не слышала.

— Что? Ничего не понимаю. Он работает у нас полтора года, а до этого был в Комб — Кастл.

— Ты что — то путаешь! — уверенно заявила Дженни. — Верней, не ты сама, а тот, кто тебе это сообщил. Я четыре года учусь в Комб — Кастл, и за это время у нас не было никакого мистера Бейнса. Тут какая — то ошибка.

— Да… — медленно произнесла Холли. — Тут что — то не так… Ты права.