Прочитайте онлайн Преступление в день варенья | ГЛАВА I ПОЗДРАВИТЕЛЬНЫЕ ОТКРЫТКИ

Читать книгу Преступление в день варенья
266+964
  • Автор:
  • Перевёл: И. Н. Гилярова

ГЛАВА I

ПОЗДРАВИТЕЛЬНЫЕ ОТКРЫТКИ

«Как — то немножко странно, — подумала Холли. — Да, странно. И даже не немножко. Очень и очень странно. Почему у Клэр такое печальное лицо?»

Она смотрела на Клэр Бейкер, свою одноклассницу. Клэр сидела в конце ряда, закусив губу. Казалось, она с трудом сдерживает слезы.

В школе имени Томаса Петериджа, расположенной на севере Лондона, в районе Хайгейт, подошло к концу общее собрание, с которого начинался каждый школьный день. На таких собраниях директор мистер Тэйлор делал важные объявления, например, о дате проведения Дня спорта, или строго напоминал ребятам о том, что нельзя бегать по коридорам. Самую важную информацию он оставлял обычно напоследок. Вот и на этот раз он улыбнулся и произнес:

— Прежде чем приступить к занятиям, давайте поздравим нашу именинницу — Клэр Бейкер! Клэр, поднимись со своего места, пожалуйста!

Клэр встала — довольно неохотно, как показалось Холли. Учительница музыки, сидевшая у рояля, ударила по клавишам, и актовый зал наполнился звуками знакомой всем мелодии. Вся школа запела:

С днем рожденья тебя, с днем рожденья тебя, с днем рожденья, Клэ — эр Бейкер, с днем рожденья тебя!

Потом все ребята закричали и зааплодировали: Клэр села на место, а директор с улыбкой завершил поздравление.

— Клэр, мы желаем тебе здоровья и долгих лет жизни… Все, собрание закончено, — сообщил он, обращаясь уже ко всем ученикам. — Можете расходиться по своим классным комнатам.

Школьники покидали холл в установленном порядке. Сначала вставали и выходили младшие классы, а старшеклассники в это время дожидались своей очереди, сидя на своих местах. Как раз тогда Холли и обратила внимание на лицо Клэр.

Подтолкнув локтем свою лучшую подругу, Миранду Хант, сидевшую рядом с ней, Холли тихонько пробормотала:

— Посмотри, какое у Клэр огорченное лицо! Как будто она вот — вот заплачет.

— Что тут особенного? — возразила Миранда. — Может, у нее сегодня плохое настроение. Разве у тебя не бывает такого?

— Плохое настроение в собственный день рождения? — Холли покачала головой. — В такой день все нормальные люди радуются, верно? А тут видно невооруженным глазом, что она чем — то сильно расстроена.

Но тут пришла очередь их класса. Они встали и пошли в свою классную комнату. Начался первый урок, и Холли на время перестала думать про Клэр и ее необычное для именинницы настроение.

Правда, иногда она возвращалась мыслями к этой необъяснимой загадке, потому что вообще любила разные загадки и тайны.

Вместе со своими друзьями, Мирандой Хант и Питером Хамильтоном, она уже помогла полиции раскрыть несколько серьезных преступлений. Их первые успехи принесли им некоторую известность (в масштабах их района) — местная газета назвала их «Юными детективами», и к ним пристало это прозвище.

Окрыленные первыми успехами, ребята почувствовали себя без пяти минут профессионалами и даже устроили в кладовке у Питера собственный штаб, где хранились подробные записи про все случаи, над которыми они работали, — буквально обо всем: от похищения людей до изготовления фальшивых денег, от шантажа до краж со взломом.

И даже теперь, хотя огорченная именинница со своей загадкой вроде бы не имела отношения к похитителям и взломщикам, Холли решила разузнать, в чем там дело.

На утренней перемене, когда все ребята вышли в коридор, она заметила, что Клэр осталась в классе, и схватила Миранду за рукав:

— Пойдем и поговорим с ней — может, это наш единственный шанс.

— Эй, куда нам торопиться! — запротестовала Миранда. — Может, перекусим сначала? У меня в шкафчике лежит шоколадное печенье.

— Печенье подождет — я хочу выяснить, почему она так расстроена.

— Давай разделим обязанности! — предложила Миранда. — Ты поговори с ней, а я съем парочку печений.

— Нет уж! Давай определим, что нам важней! — твердо заявила ей Холли. — Загадки сначала — печенье потом.

Крепко вцепившись в локоть Миранды, она потащила ее назад, в класс. Клэр все еще сидела за своим столом, погруженная в невеселые раздумья, а услышав шаги, вздрогнула и подняла голову:

— Вы чего? — настороженно спросила она.

— Мы просто пришли, чтобы поздравить тебя с днем рождения. Мы желаем тебе долгих лет жизни, — заявила Холли и подтолкнула локтем Миранду. — Правда?

— Что? — не поняла она. — Ах, да, конечно. Жалко, что у нас сейчас нет пирога со свечами… Зато в моем шкафчике лежит шоколадное печенье — я могу за ним сбегать, ой! Больно!

Миранда вскрикнула, потому что Холли с силой наступила ей на ногу.

— Наверное, дома тебя ждет именинный пирог? А?

— Да, скорее всего… — Клэр пожала плечами — мысль о пироге ее совсем не развеселила. — Вообще — то меня это мало интересует…

— Но ведь приятно, когда тебя все поздравляют, правда? — продолжала Холли и повернулась за поддержкой к Миранде: — Я люблю свои дни рождения, а ты?

— Да, я тоже! — Миранда принужденно улыбнулась. — Кстати, Клэр подсказала мне тему нашего следующего номера «Том — Тим» — знаете какую?

Время от времени Миранда выпускала неофициальный школьный журнал, который она окрестила «Том — Тим» — в честь Томаса Петериджа, основателя их школы. Причем она была не только редактором, но и вела постоянную рубрику шуток и анекдотов, пользовавшуюся особой популярностью у читателей.

Клэр промолчала, а Холли громко застонала:

— Может, не надо, а?

— Нет, я все — таки вам скажу, — заявила Миранда. — Это австралийский анекдот, совсем короткий: что надо сказать, если встретишь аборигена с бумерангом?

— Не знаю, — вздохнула Холли, — давай, говори — я готова услышать самое худшее.

— «Желаю много удачных бросков без синяков!» Знаете почему? Потому что ему всегда бывает трудно поймать возвращающийся бумеранг, и он ходит в синяках, — объяснила Миранда и залилась смехом — у нее был зычный голос, и, когда она смеялась, дребезжали стекла в окнах.

Холли обернулась к Клэр и вздохнула:

— Не обращай на нее внимания. Так о чем я говорила? Ах, да — тебе что, не понравилось, как сегодня утром все пели в честь тебя «С днем рождения»?

— Нет, не понравилось, — нахмурилась Клэр. — Некоторые мальчишки из третьего «А» пели «С днем варенья». Почему? Что это означает?

Миранда прыснула от смеха, но тут же издала негодующий вопль, потому что Холли опять наступила ей на ногу.

— Это вообще ничего не означает, — сказала Холли огорченной имениннице. — Просто глупая шутка — они всегда так поют. Ладно тебе, неужели из — за этого стоит расстраиваться и портить себе праздник?

— Так и портить нечего, — вздохнула Клэр. — Я не понимаю, почему это вас интересует, но… Если хотите знать — у меня просто ужасный день рождения. Ну как, удовлетворены?

— Что же в нем такого ужасного? — удивилась Холли. — Ты ведь, наверное, получила сегодня утром целую гору поздравительных открыток. Да?

— Нет. Всего — навсего шесть штук, да и то большинство из них прислали мои тетки и дяди, которые живут страшно далеко. При этом все открытки жутко скучные!

— А как же твои друзья? Неужели они…

— Какие друзья? — рассердилась Клэр. — О чем ты говоришь? Ведь прекрасно знаешь, что у меня нет никаких друзей — меня все ненавидят! И вообще, заткнитесь вы обе! Катитесь и оставьте меня в покое!

Девочка всхлипнула, вскочила с места и, протиснувшись мимо одноклассниц, выскочила в коридор.

— Ну вот! — воскликнула Миранда. — Конечно, жалко, что у нее нет друзей, однако меня это вовсе не удивляет… Не понимаю, зачем мы потратили на нее столько времени — ведь это же кошмар, а не девчонка!

Холли озабоченно покачала головой:

— По — моему, она страшно несчастлива и очень одинока. Хотелось бы знать почему.

Тут прозвенел звонок, извещая всех о конце перемены. Пока что загадка огорченной именинницы осталась неразрешенной, а шоколадное печенье Миранды несъеденным.

На большой перемене девочки направились к своим шкафчикам, чтобы убрать книги и достать принесенные из дома завтраки.

— Давай попробуем сесть за один стол с Клэр, — предложила Холли.

— Зачем? Ты с ума сошла! Она ведь ясно продемонстрировала, что не желает с нами разговаривать! — возразила Миранда. — Чего ты еще после этого хочешь? Как ей тебя убедить, чтобы ты оставила ее в покое? Захлопнуть дверь перед твоим носом?

Для подкрепления своих слов она сильно хлопнула дверцей своего шкафчика. Впрочем, эффект оказался смазанным, так как она случайно ударила себя по пальцу.

— Оууу! — заныла Миранда. — Все из — за тебя!

За их спиной раздался веселый голос:

— Это у вас частная ссора или вы принимаете в нее и других?

Питер Хамильтон, третий член их клуба Юных детективов, продолжал с лукавой искоркой в глазах:

— Как хорошо, что я не девчонка — вечно вы грызетесь из — за каких — то пустяков. Что вы на этот раз не поделили?

— Ничего особенного — просто Холли зациклилась на какой — то глупости, — буркнула Миранда.

— Просто я уверена, что это не глупость, а важная вещь — твоя помощь мне тоже потребуется, — сказала Питу Холли. — Мы хотим в столовой сесть рядом с Клэр Бейкер. Составь нам компанию.

— Это еще зачем? Я ее почти не знаю… — начал было Пит.

— В том — то и дело, что мы тоже ее почти не знаем, — отрезала Холли. — Пошли завтракать. По дороге я все объясню.

Они пошли втроем, и Холли очень кратко рассказала про грустное настроение именинницы и про ее сердитую выходку утром, на первой перемене.

— Ну ладно, допустим, что у нее нет друзей, но мы — то ту при чем? — удивился Питер.

— Вот именно, я тоже хотела бы это знать, — буркнула Миранда. — У некоторых людей просто такой характер — они не желают никому нравиться.

Холли покачала головой:

— Я уверена, что Клэр мечтает с кем-нибудь подружиться — просто не знает, как ей это сделать. Несколько лет назад наши соседи завели щенка. Когда я пыталась его погладить, он начинал кусаться. И знаете, почему? Потому что он рос в нехорошем доме, где с ним все грубо обращались, поэтому он никому не доверял. Однако через некоторое время он ко мне привык и с тех пор при виде меня ложится на спину и позволяет чесать ему за ухом.

— Рада за тебя, — фыркнула Миранда. — Но только предупреждаю — я не стану чесать Клэр за ухом, даже если она попросит меня об этом!

— Да ну тебя! — засмеялась Холли. — Ты ведь понимаешь, что я имела в виду, — все дело в доверии к людям. Если Клэр всегда росла одна, понятно, что ей трудно сходиться с ребятами.

— Ну это ты загнула! — воскликнул Питер. — Я ведь тоже единственный ребенок.

Питер жил с отцом. Братьев и сестер у него не было, а его мать умерла, когда он был совсем маленьким. Однако он вовсе не чувствовал себя одиноким. Правда, когда Холли ворчала на своего девятилетнего брата Джейми — иногда даже называла его уродом — либо Миранда жаловалась на двух своих деспотичных старших сестер, он искренне радовался, что избавлен от подобных неприятностей.

— Не везет тебе, Холли, — твоя теория разлетелась на кусочки! — рассмеялась Миранда. — У тебя ведь никогда не было проблем с друзьями, верно, Питер?

— Нет, практически никогда — разве что… — Он помолчал, а потом добавил с усмешкой: — Я припоминаю, как не мог отделаться от двух странных девчонок, которые преследовали меня, вообразив, будто я шпион!

Холли и Миранда переглянулись; именно так они и познакомились с Питером. Он уже потом стал учиться вместе с ними в школе имени Томаса Петериджа. А в то время у него имелось одно странное увлечение — он коллекционировал номера машин. Подружки обратили на него внимание, когда он стоял на углу улицы и что — то строчил в своей записной книжке. Найдя такое поведение подозрительным, они стали повсюду за ним ходить, пока не столкнулись с ним лбами в супермаркете, рассыпав при этом пирамиду консервных банок, которые раскатились в разные стороны.

После такого не слишком обещающего начала они все — таки подружились, причем довольно быстро, а уж когда выяснилось, что все трое ужасно любят загадочные случаи, они стали и вовсе не разлей вода и вскоре создали свой клуб Юных детективов.

Когда друзья вошли в холл, где теперь были расставлены столы и стулья, они увидели одиноко сидящую Клэр, которая сумрачно жевала свои сандвичи.

— Вот видите, — сказала Холли, — у нее совсем нет друзей. Но если мы сумеем разговорить ее и вызвать на откровенность, то, возможно, выясним, в чем состоит ее проблема, и даже поможем Клэр с ней справиться.

— Не понимаю, почему ты так этим загорелась, — фыркнула Миранда. — Ведь это же не настоящая загадка, правда?

— Пожалуй… Но все равно, давайте попытаемся ее разгадать.

Друзья направились к столику Клэр. Холли возглавляла процессию. Когда они подошли, Клэр с опаской посмотрела на них.

— Что вам нужно? — спросила она.

— Мы просто хотим с тобой поговорить, — ответила Холли. — Питер Хамильтон посидит с нами — он наш друг.

— Привет! — сказал Питер, сел за столик и развернул свой завтрак. — Да, кстати, с днем рождения тебя!

— Если ты собираешься делать из меня посмешище… — сердито начала Клэр, но Холли быстро вмешалась.

— Конечно, нет — он совершенно искренне поздравляет тебя, — заверила она именинницу. — Мы хотим с тобой дружить, если ты не против.

— Вот как? — Клэр подозрительно оглядела Юных детективов. — Странно, до сих пор вы не проявляли такого желания. С чего это вы вдруг надумали со мной дружить?

— Ты тоже никогда не старалась ни с кем подружиться, — ответила Миранда. — Ты все время держалась очень замкнуто.

— Потому что меня все ненавидят. Признайтесь честно — ведь это так?

— Разумеется, нет, — заверила ее Холли. — Миранда права — просто ты никогда не пыталась ни с кем заговорить, вот мы и сторонились тебя. Неужели не понимаешь? А ты вбила себе в голову, что тебя все ненавидят. Ерунда какая! Стоит тебе стать немножко приветливей и улыбнуться, все вокруг изменится. Ты сразу почувствуешь, что многие хорошо к тебе относятся.

— Попробуй, Клэр, — поддержала подругу Миранда. — И тогда на твой следующий день рождения ты получишь горы поздравительных открыток. Могу поспорить на что угодно. У почтальона заболит спина от такой тяжелой ноши.

— Не говорите глупости, — проворчала Клэр, однако на ее лице появилось слабое подобие улыбки. — Значит, мне только кажется, что меня все ненавидят? Вы действительно так считаете?

— Мы в этом уверены! Ты получишь горы поздравлений, много подарков… Скажи, ведь ты получила сегодня утром какие-нибудь подарки, верно?

— Да, получила. Несколько подарков прислали мои дяди и тети — в основном деньги на разные пустяки. Все довольно скучные.

— Но ведь они подумали о тебе, — сказала Холли. — Я уверена, что ты получила и настоящие подарки. Например, что тебе подарила твоя мама?

Слабая улыбка пропала с лица девочки, и она мрачно спросила:

— Вам это в самом деле интересно? Ладно, я покажу вам.

Она полезла в карман и достала из него маленькую коробочку для ювелирных изделий. Открыв ее, она протянула коробочку Холли. На бархатной подушечке лежало изящное хрустальное сердечко на золотой цепочке. Хрусталь был в красивой оправе, и каждая его грань сверкала всеми цветами радуги.

— Ой, какая прелесть! — воскликнула Холли. — Надень, мы хотим посмотреть, как оно выглядит на тебе!

— В школе запрещено носить такие вещи, таковы школьные правила, — ответила Клэр. — Но я и так бы его не надела — я не люблю побрякушки. Так что это глупый подарок.

Она быстро положила кулон в коробочку, захлопнула крышку и убрала в карман.

Когда ребята встали из — за стола, Холли спросила:

— Ты останешься? Будешь доедать свой завтрак?

— Мне нужно идти. У меня на прошлой неделе были такие плохие оценки по физкультуре, что мне велели сегодня позаниматься дополнительные полчаса после уроков. Я забыла спортивную форму и сейчас сбегаю за ней домой. Ох, как я ненавижу эту физру — у меня вечно ничего не получается!

— Не огорчайся — я тебя очень даже понимаю, но, может, все не так плохо, как тебе кажется, — сказала Миранда, неожиданно почувствовав симпатию к однокласснице. — А насчет Сумо не беспокойся — она больше гавкает, чем кусается.

— Сумо? Кто это? — непонимающе заморгала Клэр.

Миранда объяснила, что так они прозвали миссис Джармен, преподавательницу физкультуры.

— Она выглядит словно борец — тяжеловес, но, если познакомиться с ней поближе, она не такая уж и плохая — у нее много человеческих черт, — улыбнулась Миранда.

Клэр покачала головой:

— Дополнительные тренировки мне назначил другой учитель, мистер Бейнс, помощник миссис Джармен. Это настоящий бульдог, и если я сегодня приду без формы, он снова ко мне прицепится. Пока!

С этими словами она схватила свою коробку для завтрака и выскочила из холла.

— Я ей сочувствую. Бейнс действительно иногда бывает невыносим, — заметил Питер. — Вероятно, это оттого, что он был инструктором по физической подготовке в армии — он всегда хвастается, что мог отжаться больше, чем все остальные в их полку.

— Я надеюсь, что он не станет слишком придираться к Клэр — и без того она сегодня нервничает, — сказала Холли. — И все — таки я немножко приободрилась. По крайней мере, мы сумели с ней поговорить — а это уже кое — что.

— Будем надеяться, — пожала плечами Миранда. — А сейчас давай сменим тему и поговорим о чем-нибудь другом. Я уже сыта по горло Клэр и ее проблемами. Слишком много для одного дня.

Впрочем, школьный день еще не закончился. Медленно тянулись часы занятий, и, когда прозвенел долгожданный звонок, все ребята бросились к шкафчикам, чтобы достать из них вещи и как можно скорей покинуть школу. Шкафчики Миранды и Холли стояли рядом. Холли оглянулась на Клэр, чей шкафчик находился немного дальше по коридору, вспомнив, что ей еще придется провести полчаса в спортзале.

— Ничего — полчаса пролетят быстро! — крикнула она, чтобы подбодрить девочку.

Клэр с унылым видом открыла свой шкафчик, чтобы достать оттуда спортивную форму — и внезапно застыла на месте. Холли услышала, как она тихонько ахнула.

— В чем дело? — спросила Холли. — Что случилось?

Голос Клэр дрожал, когда она ответила, то ли плача, то ли смеясь.

— Меня тут ждал подарок ко дню рождения.

Она достала листок бумаги и перевернула его, показывая Холли и Миранде. Крупными черными буквами на нем было написано:

«ТЕБЯ НИКТО НЕ ЛЮБИТ, ПОТОМУ ЧТО ТЫ ТУПАЯ И ЖУТКАЯ. ПЕРЕВЕДИСЬ В ДРУГУЮ ШКОЛУ».

Клэр с вызовом посмотрела на Холли.

— Ну что — теперь ты мне веришь? — спросила она. — Видишь, я это не придумала! Это правда!