Прочитайте онлайн Преступление при дворе королевы | ОБНАРУЖЕННЫЕ ПРИ ДВОРЕ УЛИКИ

Читать книгу Преступление при дворе королевы
3016+1140
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Лысенко

ОБНАРУЖЕННЫЕ ПРИ ДВОРЕ УЛИКИ

Прежде чем Бесс успела понять, что случилось, Нэнси взбежала на подмостки и кинулась к дуэлянтам, продолжавшим свой поединок на рапирах.

— Ваша рука! — воскликнула Нэнси. — На ней кровь!

Фехтовальщик изумленно посмотрел на свою руку. По белому рукаву сорочки расплылось красное пятно. Оттянув намокшую ткань от кожи, он рявкнул:

— Что это значит? Я думал, рапиры бутафорские!

Джорджи тоже взбежала на подмостки и встала рядом с Нэнси. В толпе нарастал шум голосов, зрители подались к подмосткам, чтобы лучше видеть.

— Дайте мне еще раз взглянуть на ваши рапиры, — тихо сказала Джорджи обоим дуэлянтам.

Взяв обе рапиры, Джорджи с минуту внимательно их разглядывала, затем повернулась к актеру, ответственному за поединок, который только что спрыгнул с подмостков.

— Эти рапиры настоящие, — мрачно сказала она.

— Настоящие?! — воскликнул он.

Вокруг раздавались возмущенные возгласы.

— Как это могло быть? — подавленно произнес актер. — Мы же утром принесли сюда бутафорские.

— Не знаю. Но думаю, надо немедленно что-то делать. Позвольте отвести вас на пункт «скорой помощи», — обратилась Джорджи к раненому, который старался зажать рану ладонью. — И хорошо бы выяснить, куда подевались бутафорские рапиры.

Вместе с актером Джорджи отправилась на пункт «скорой помощи», находившийся в одном из трейлеров.

Публика продолжала возмущаться, и ответственный за поединок, нервно улыбаясь, вышел вперед.

— Извините, друзья, тут у нас получилась небольшая промашка. Потерпите немного, и мы… мы тогда… — Запнувшись, он умолк, беспомощно озираясь вокруг. Внезапно он увидел одного из фестивальных жонглеров. Схватив ничего не подозревавшего парня, он затащил его на подмостки. — Не хотите ли полюбоваться жонглированием, друзья? — спросил он наигранно веселым тоном. — Глядите, кто к нам так кстати забрел, ведь это Джером, наш придворный жонглер!

Вид у Джерома был довольно растерянный, но, получив от актера пинок в спину, он начал жонглировать.

Пока внимание зрителей было занято жонглером, Нэнси прошла к боковой стороне подмостков. Там невдалеке был столик, на котором стояли два бокала с водой для дуэлянтов. Взглянув на один из них, Нэнси заметила торчащий белый уголок. Сердце у нее екнуло. «Опять то же самое», — подумала она, доставая листок. Развернув его, Нэнси прочитала:

«Быть иль не быть», — Вопроса нет, друзья! И вам об этом не судить, За вас решаю я.

— О нет! Больше не надо! — раздался сзади голос.

Обернувшись, Нэнси увидела рядом с собой Бесс.

— Что тут происходит? — Взгляд ее был полон тревоги. — Этот актер поправится?

Нэнси успокоила подругу, заверив, что рана не слишком глубокая.

— Похоже, что кто-то подменил бутафорские рапиры настоящими, — сказала она.

К подмосткам быстрым шагом приближалась Джорджи в сопровождении Дж. З.. Нэнси и Бесс поспешили навстречу. Нэнси показала им записку, найденную под бокалом.

— Тот, кто это пишет, видимо, чувствует себя очень уверенно. В этой записке он прямо-таки издевается над нами.

— Страшно подумать, что могло бы случиться, если бы эти два актера продолжили поединок, — поежилась Бесс.

— Им не следовало так увлекаться. Мне показалось, что рапиры эти какие-то странные, еще когда я подняла их с полу и подала фехтовальщикам. Они были слишком тяжелые. Бутафорские рапиры, которые мне дал Дж. З.. во время тренировки, были намного легче. Мне бы сразу догадаться, что здесь что-то не так! — виновато повторяла Джорджи.

— Вы тут ни при чем, — успокоил ее. Дж. З..— Кому могло прийти в голову, что какой-то безумец подменит рапиры? Ведь бутафорские с виду совсем такие же, как настоящие; единственное отличие — тупой клинок и меньший вес.

— Ты уверена, что утром сюда были принесены именно бутафорские рапиры? — спросила Нэнси у Джорджи.

— Ну да, — ответила Джорджи. — Мы поставили столик и принесли рапиры незадолго до начала демонстрации. Кто-то, видимо, подменил их, пока я ходила в трейлер переодеваться.

— Откуда же взялись настоящие рапиры?

— Вот этого я не могу понять, — вздохнул Дж. З..— После того как в воскресенье рухнула стойка с оружием, мы перенесли все настоящее оружие в трейлер Фила Шоттера. Мы опасались, что кто-нибудь может случайно поранить себя, и решили, что чулан в его трейлере будет самым надежным местом.

— А кто бывает в этом трейлере? — спросила Нэнси, сосредоточенно хмуря брови. Дж. З.. немного подумал.

— У Фила там есть телефон, так что обычно он оставляет дверь открытой, чтобы актеры труппы и другие участники фестиваля могли им пользоваться, — ответил он. — Но чулан заперт на замок.

Я был уверен, что ключ есть только у Фила. Пока Дж. З.. говорил, Нэнси вспомнила о телефонном разговоре Мартины Деври в трейлере Шоттера, который она подслушала. Возможно, тогда Мартина и сумела проникнуть в чулан.

— Я хотела бы посмотреть, что творится возле трейлеров. Кто-нибудь пойдет со мной?

— Извини, Нэнси, но я должна все прибрать, когда жонглер закончит свой номер. Я к вам подойду чуть позже.

И вместе с Дж. З.. Джорджи вернулась на площадь, где выступал жонглер Джером.

— А я пойду с тобой, — сказала Бесс. — Мне на сегодня вполне достаточно поединка.

Бесс и Нэнси отправились к трейлерам, волоча по земле свои длинные юбки.

— Что ты надеешься там увидеть, Нэн? — спросила Бесс по дороге.

— Сама толком не знаю. Но тот, кто подменил рапиры, должен был сделать это совсем недавно и очень быстро. Может быть, он оставил там какой-нибудь след.

— Надеюсь, нам не придется шарить по трейлеру Шоттера? — встревожилась Бесс. — А вдруг он вернется?

— Вряд ли наш сочинитель околачивается сейчас возле трейлеров, — усомнилась Нэнси. — Это было бы слишком рискованно.

Когда они подошли к трейлеру-костюмерной, Нэнси увидела рядом трейлер поменьше, которого раньше здесь не было. Девушки подошли к нему и подергали за ручку. Дверь была заперта.

— Может, это чей-то личный трейлер, — предположила Бесс. — Мне кажется, нам не надо в него заходить.

— Не думаю, что это чья-то личная собственность, — сказала Нэнси, глядя в небольшое окошко в боковой стенке трейлера. — Скорее, он похож на склад. Возможно, дверь просто заело.

— По-моему, это означает, что она заперта, — заключила Бесс.

Нэнси состроила подруге страшную гримасу, потом быстро отцепила от своего платья значок добровольца. Его оболочка из пластика была размером с кредитную карточку. Просунув пластиковый конвертик в щель между дверью и косяком, она ухитрилась приподнять язычок замка. Когда Нэнси снова потянула за ручку, дверь открылась.

— Видишь? — улыбнулась Нэнси. — Просто ее чуточку заело.

В трейлере Нэнси и Бесс обнаружили всяческий реквизит в стиле елизаветинской эпохи — шляпы, башмаки, кубки, пряжки и чулки. На полу громоздились чемоданы и ящики, груды одежды и прочие театральные атрибуты.

— Ох, посмотри на это! — сказала Бесс, набрасывая себе на плечи длинный вельветовый плащ.

Над плащом поднялась туча пыли, и обе девушки принялись неудержимо чихать.

У задней стенки трейлера стоял большой чемодан. Опустившись на колени, Нэнси приподняла крышку и увидела мужской костюм, весьма аккуратно уложенный. Она перебрала все вещи, пока ее рука не ударилась о дно чемодана; при этом раздался необычный глухой звук. Нэнси постучала по дну в разных местах.

— Кто-то стучит? — спросила Бесс, выглядывая из-за кучи хлама.

— Это я стучу. Послушай! — И она постучала еще несколько раз. — В чемодане наверняка двойное дно.

Торопливо выкинув на пол одежду, Нэнси прощупала линию соединения задней стенки с дном чемодана — и обнаружила небольшую петельку. Нэнси осторожно потянула за нее, и дно приподнялось. На дне чемодана лежал плоский металлический ларец.

Бесс стояла за спиной согнувшейся над чемоданом Нэнси и смотрела, как та достает ларец. Ларец был размером с обувную коробку.

— Что это?

— Давай посмотрим. — Нэнси открыла ларец.

— Ого! — воскликнула Бесс. — Да тут драгоценности!

Ларец был набит такими же украшениями, какие хранились в трейлере-костюмерной. Девушки принялись вытаскивать старинные серьги, булавки, была там даже рукоять веера, вроде той, какую они видели у Мартины.

— Может быть, это та самая, которую Мартина уронила в театре вместе с веером? — Нэнси рассматривала усыпанную самоцветами рукоять.

— Не понимаю, почему все эти вещи лежат тут, в трейлере, и ими никто не пользуется, — сказала Бесс, держа булавку с сапфирами. — Какая красота!

Внезапно дверь трейлера распахнулась. Испуганно обернувшись, девушки увидели на пороге Мартину Деври.

— Что это вы тут делаете? — гневно спросила Мартина. Прежде чем Нэнси и Бесс успели ответить, она издала тихий стон: — Мои драгоценности! А я-то везде их искала! — И, посмотрев на открытый металлический ларец в руках Нэнси, заявила: — Я забираю этот ларец, благодарю вас. — И протянула за ним руки.

Нэнси с изумлением уставилась на нее. Не слишком ли серьезно Мартина отнеслась к своей роли королевы Елизаветы?

— Что-то я не очень вас понимаю, — медленно проговорила Нэнси. — Мы только что обнаружили этот ларец, когда осматривали трейлер.

— Ну конечно, это часть вещей, подаренных фестивалю, — нетерпеливо сказала Мартина. — Какие-то украшения отложили, чтобы их носила королева. Но когда фестиваль начался, они исчезли. Наверное, все они здесь и лежат.

Мартина наклонилась над металлическим ларцом и вынула из него богато изукрашенную рукоять веера. Верхняя ее часть была трехгранной формы соответственно основанию веера, отделана она была крупными рубинами, а от вершины треугольника шел ряд рубинов помельче.

— Моя рукоять для веера! — воскликнула актриса. — Слава Богу, нашлась! Я думала, ее украли в тот вечер.

Нэнси и Бесс переглянулись. Они вспомнили, как огорчилась Мартина, когда с паланкина пропал веер.

Мысли Нэнси понеслись вскачь. «Как могла рукоять веера оказаться здесь со всеми прочими драгоценностями? — думала она. — Сколько ее потом ни искали, найти не могли. А теперь она спрятана здесь, в ларце, под ложным дном чемодана. Нет, тут, пожалуй, нечто большее, чем простое совпадение. Может, кто-то ее нашел и положил обратно в чемодан?»

— Вы уверены, что это та самая рукоять? — спросила Нэнси.

— Конечно, уверена, — высокомерно произнесла Мартина. — Эта рукоять — уникальная. Кроме того, я узнаю расположение рубинов. — Она снова протянула руки к ларцу. — Теперь я бы хотела забрать его…

Видя, что Нэнси колеблется, Бесс вспылила.

— Послушайте, Мартина, вы же не можете носить все эти украшения сразу! К тому же изумрудные серьги никак не сочетаются с рукоятью веера и сапфировой брошью, которую вы держите.

— Ну ладно, — сказала Мартина, сердито посмотрев на Бесс, а затем на драгоценности. — Если вы собираетесь поднять из-за этого шум, могу разрешить и вам поносить кое-что из этих вещей. Но никто, кроме меня, не будет носить веер с этой рукоятью! — И, схватив рукоять и сапфировую брошь, Мартина решительной походкой вышла из трейлера.

— Уф! — с облегчением вздохнула Бесс. — Да, про Мартину не скажешь, что она излучает добрые чувства! — Она взглянула на изумрудные серьги и кольцо с крупным рубином. — Думаю, эти штучки она оставила нам.

И Бесс, улыбнувшись, надела серьги, а Нэнси протянула рубиновое кольцо.

— Проверь, Нэнси, подходит ли по размеру.

С отсутствующим видом Нэнси взяла кольцо. Было ли простым совпадением то, что Мартина забрела на стоянку трейлеров как раз после истории с рапирами? Можно, конечно, допустить, что Мартина знала об этом трейлере-складе и пришла поискать что-нибудь новенькое для своего костюма. Однако было нечто странное и загадочное во всей этой ситуации.

— Я думаю, нам лучше уйти, — сказала Нэнси, надевая кольцо на палец. Она подняла руку и полюбовалась кольцом, потом засунула обратно в чемодан металлический ларец, прикрыв его ложным дном. Выйдя из трейлера, обе девушки поспешили присоединиться к королевской процессии.

Третье представление «Ромео и Джульетты» прошло гладко. Нэнси и Бесс наслаждались первым спектаклем фестиваля, который им удалось посмотреть без помех. Шоттер напомнил добровольцам, что завтра, в среду, у них выходной, но, если кто-нибудь из них желает прийти и помочь кое в чем, они могут это сделать.

Нэнси рассталась с Бесс поздно вечером. По дороге домой она остановилась у бензоколонки. Пока Нэнси заправлялась, ее не покидало ощущение неловкости, словно кто-то за ней наблюдал. Она отцепила шланг и огляделась вокруг. Неподалеку двое автомобилистов заполняли свои баки, но они, похоже, полностью были поглощены своим занятием.

Садясь в машину, Нэнси взглянула на подол своего старинного платья с широченной юбкой и с облегчением вздохнула. В таком наряде немудрено привлечь чье-то внимание. Не так уж часто придворные дамы времен Елизаветы заливают в бак бензин.

Приехав домой, Нэнси обнаружила, что Ханна оставила для нее ужин. С тех пор как умерла мать Нэнси, Ханна Груин была экономкой в доме Дру. Нэнси и представить себе не могла, что бы она и ее отец, адвокат Карсон Дру, делали без этой женщины. Нэнси еще ужинала, когда в кухню вошла Ханна.

— Спасибо за сандвич. Сегодня вечером я была так увлечена спектаклем, что даже позабыла о том, что голодна.

— Как проходит фестиваль? — спросила Ханна. — «Ромео и Джульетта» — одна из моих самых любимых пьес.

— На этот раз все прошло замечательно. Джоанне Мессерман, которая играет Джульетту, хлопали стоя. — Нэнси рассказала про спектакль, потом спросила: — А от папы были вести?

— Он недавно звонил, просто так, чтобы поговорить. У него все идет хорошо, но уж очень хочется ему вернуться домой и хорошенько выспаться, — сказала Ханна.

— Кажется, мне это тоже необходимо. — Поблагодарив Ханну за ужин, Нэнси пожелала ей спокойной ночи и пошла спать.

Сняв пышное старинное платье и надев пижаму, Нэнси растянулась на прохладных простынях. Очень скоро ее одолел сон. Ей снился поединок фехтовальщиков. Она слышала стук мечей — один глухой удар следовал за другим, еще и еще. Внезапно Нэнси проснулась. «Мечи, ударяясь друг о друга, не звучат так глухо», — подумала она.

Нэнси посмотрела в окно. От уличного фонаря в комнату проникал слабый свет. Нэнси приподнялась на локтях и несколько секунд тщательно вглядывалась в темноту. За окном мелькнула чья-то тень.

Кто-то пытался забраться в ее спальню!