Прочитайте онлайн Преступление при дворе королевы | ИГРА ВСЕРЬЕЗ

Читать книгу Преступление при дворе королевы
3016+1136
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Лысенко

ИГРА ВСЕРЬЕЗ

Нэнси, Дин и другие участники фестиваля окружили обезумевшую от страха Мартину. Актриса кашляла и прерывисто дышала.

— Я не знаю, откуда он выскочил…

— Он? — спросила Нэнси.

— Думаю, что это был он. Мне не удалось увидеть его лицо. Он был очень сильный, — добавила она, переводя дыхание.

— Успокойтесь и расскажите толком, что произошло.

— Я вышла из трейлера, и вдруг кто-то схватил меня сзади за шею. Этот человек стискивал руками мою шею все сильней и сильней, он хотел задушить меня. Его руки наткнулись на брошь, что была на мне, и брошь врезалась мне в шею. — Мартина пощупала круглую брошь с небольшими сапфирами. — Слава Богу, она на месте, — сказала актриса, трогая изящную блестящую вещицу.

— А потом что было? — с нетерпением спросил Дин.

— Ох, я едва дышу, вы же видите! — рассердилась Мартина. — Он сдавил мне горло так сильно, что я думала, вот-вот конец. И тут я изо всех сил Ударила его локтем в грудь. Он отпустил меня, тогда я попыталась крикнуть. Но звука не было. Тогда я пустилась бежать, потом голос наконец-то появился, и я крикнула. — Мартина умолкла, вид у нее был испуганный и усталый.

— А что стало с нападавшим? — мягко спросила Нэнси.

— Наверно, он убежал. После того как я двинула его локтем, я успела взглянуть на него. По-моему, он был в черном и на лице, кажется, была черная маска из тех, что хранятся в трейлере с бутафорией.

— Вы вполне уверены, что это был мужчина?

— Ну, знаете, он был явно крупней и сильней, чем я. Думаю, что это был мужчина, но хорошо рассмотреть мне не удалось, — ответила Мартина.

Мартину проводили в ее трейлер, а Нэнси направилась ко второму ряду трейлеров, куда, по мнению Мартины, побежал нападавший. Но, побродив несколько минут, Нэнси отказалась от своего намерения. У преступника был слишком большой выигрыш во времени.

Нэнси повернула обратно, решив заглянуть к Мартине. Сомневаться в искренности актрисы не приходилось. Мартина, бесспорно, была крайне взволнована, а ее прерывистое дыхание и багровое пятно на шее подтверждали, что она говорила правду.

Войдя в трейлер, Нэнси увидела, что Мартина сидит на кровати. Хотя она выглядела несколько менее возбужденной, но от потрясения явно не оправилась. Она беседовала с недавно пришедшим к ней Шоттером, и глаза ее были полны слез.

— Я не понимаю, что здесь происходит, — тихо говорила Мартина, — но вам, Филипп, надо бы что-то с этим сделать. Пока положение не прояснится, я не стану участвовать ни в одном номере.

— Мартина, я знаю, вы напуганы, — сочувственно сказал Шоттер. — И, по чести говоря, меня это тоже тревожит. Я очень огорчен случившимся. Но мы же не можем просто спрятаться или уложить чемоданы и уехать…

— А я не намерена снова подвергать себя опасности. Стоит мне появиться на спектакле или даже просто выйти на площадь, как со мною что-то случается…

— На самом деле, в театре вы были бы в большей безопасности, — вмешалась Нэнси. — Там вас окружают другие актеры и добровольцы. Злоумышленнику труднее добраться до вас в таких условиях. Подумайте сами, — со значением прибавила Нэнси, — ведь напали на вас тогда, когда вы были одна в вашем трейлере.

Мартина хотела было возразить Нэнси, но тут вмешался Шоттер.

— Нэнси права, — поспешил он поддержать девушку. — Безопасность вам будет обеспечена обществом. Мы сделаем так, чтобы вы никогда не оставались одна.

— Хорошо, — сказала Мартина, немного подумав над словами директора. — Я пойду на спектакль, но я войду вместе с публикой. И, как только спектакль закончится, меня кто-нибудь проводит. Вы согласны? — спросила она Шоттера.

— Согласен. — Шоттер поднял вверх обе руки. — Никаких процессий, никаких громогласных объявлений, просто одна из публики. Сейчас я иду к себе в трейлер и сообщу в полицию о нападении на вас. И не огорчайтесь — я уверен, все будет хорошо… — Но в голосе его было куда меньше уверенности, чем в словах.

Нэнси едва слушала беседу Шоттера и Мартины. Мысли ее унеслись к трейлеру Дина Бетлена. Ведь она уже держала в руках письмо Луиса Ромеро и могла узнать, о чем он писал Дину Бетлену, если бы не вопль Мартины. Теперь Нэнси ужасно захотелось опять взглянуть на это письмо.

Попрощавшись с Мартиной, девушка побежала к трейлеру Дина. Опасливо озираясь, Нэнси откры-Да дверь и вошла внутрь. Дверь она оставила приоткрытой, чтобы видеть всех, кто подходит к дому.

Проворно схватив черную папку, Нэнси отыскала письмо с подписью Луиса Ромеро. Она отметила, что письмо датировано понедельником. Когда она прочла несколько коротких абзацев, удивление ее усилилось. Луис Ромеро предлагал Дину Бетлену работу на средневековой ярмарке.

Нэнси еще раз перечитала письмо. Ромеро действительно просил Дина подписать с ним контракт. В конце страницы Нэнси разглядела написанную карандашом пометку: «Поговорить с Филом». Нэнси уставилась на эту запись, и сердце у нее забилось так сильно, что ей казалось, будто удары его слышны на улице.

И тут до нее донеслись голоса. Нэнси резко захлопнула папку, положила ее на туалетный столик и вышла из трейлера.

Полагая, что никто ее не заметил, она направилась в противоположную сторону. И очень удивилась, когда позади нее раздался громкий голос Дина Бетлена:

— Эй, вы-то что здесь делаете?

— Вы это мне? — обернувшись к нему с самым невинным видом, спросила Нэнси.

— Конечно, вам, — прогремел Дин. — Что вы делали в моем трейлере?

— В вашем трейлере? — спросила Нэнси еще более удивленно. — Ох, извините, мистер Бетлен, я и понятия не имела, что это ваш трейлер. Я просто спутала — мне казалось, что это трейлер-костюмерная. Все эти трейлеры такие похожие, а я и так уже опоздала. Ох, еще раз извините, если бы я знала, что это ваш, я бы и близко к нему не подошла, — смущенно выпалила Нэнси.

Она улыбнулась Дину и побежала дальше, прежде чем он успел что-то сказать.

Отойдя на достаточное расстояние, Нэнси замедлила шаг и облегченно вздохнула. Она надеялась, что Дина обмануло ее притворство. «Во всяком случае, — думала она, — у Дина есть более важные дела для размышлений — например, предложение Ромеро».

Она догадывалась, что слова «Поговорить с Филом» написаны Дином. Фил — это наверняка Филипп Шоттер. Но собирается ли Дин всерьез принять предложение? Возможно, Дин хотел доказать, что его, Дина, ценят и готовы платить ему большие деньги. И даже если Дин решил отклонить предложение, ему выгодно, чтобы Шоттер думал, что оно его заинтересовало. Это хороший способ убедить Шоттера, что он, Дин, ценный актер и стоит дороже. Конечно, Дин ведет себя очень подозрительно. «И все-таки нападал на Мартину не он», — рассуждала Нэнси. Ведь она слышала его голос как раз перед воплем Мартины. И когда Мартина рассказала о нападении, он еще долго оставался возле нее и вид у него был искренне озабоченный.

Нэнси заглянула за кулисы, чтобы повидаться с Бесс и Джорджи. Обе сестрички сидели в углу, подкрепляясь сандвичами и запивая их лимонадом.

— Знакомое выражение лица. Ты уже что-то разгадала, — взглянув на Нэнси, сказала Джорджи.

— Ты уверена, что умеешь читать мои мысли? — рассмеялась Нэнси.

Она подсела к подругам и рассказала о нападении на Мартину и о визите в трейлер Дина.

— Атаки становятся все более опасными, — испуганно сказала Бесс. — Сперва выпустили стрелу в тебя и воткнули в твою дверь кинжал, а теперь чуть не задушили Мартину.

— Похоже, что оба покушения совершил один и тот же человек, — сказала Джорджи. — Правда, судя по словам Нэнси, нападение на Мартину не предварялось запиской. Возможно, что это особый случай. Я знаю тут немало людей, которым временами очень бы хотелось задушить Мартину.

— И ты думаешь, что кто-то из них действительно мог на это решиться? — спросила Нэнси.

— Нет, я так не думаю, — покачала головой Джорджи. — Мартина бывает невыносимой, но все же большинство относится к ней с уважением.

— Выходит, это все-таки один и тот же человек, — медленно произнесла Бесс. — Но ведь это не Дин? — спросила она у Нэнси.

— С Дином, возможно, связаны другие загадки, пока для меня неясные, — огорченно вздохнула Нэнси. И после паузы прибавила: — Нет, скорее всего, Дин здесь ни при чем.

Кто-то из членов труппы заглянул в шатер, извещая всех, что спектакль сейчас начнется. Девушки пошли занимать свои места в первом ряду.

Мартина сидела слева от Нэнси. Актриса очень нервничала, и Нэнси ее за это не осуждала. Но когда поднялся занавес, Мартина заметно успокоилась. Ее, похоже, увлекла массовая сцена, в которой горожане и члены семейств Монтекки и Капулетти затевают драку. Нэнси же чувствовала, что совершенно не способна сосредоточиться на спектакле. Недавние события не выходили у нее из головы.

Она снова и снова прокручивала в памяти все события, пытаясь уловить между ними какую-нибудь связь. Кто-то вполне умышленно выпускает в нее стрелу, кто-то набрасывается на Мартину… Рухнувшая стойка с оружием, подпиленный шест паланкина, записка с угрозами в адрес королевы, подвинченные перила балкона и падающая с него Джульетта…

Упавший во время спектакля балкон мог быть опасен только для Джоанны Мессерман, игравшей Джульетту. Однако в записке, найденной Нэнси на балконе, не упоминались ни Джоанна, ни Джульетта. Там просто была угроза погубить весь фестиваль. И в записке, оставленной на площадке после несчастного поединка, тоже никто конкретно не был упомянут.

Итак, единственными бесспорными адресатами угроз, видимо, были Нэнси и Мартина. Но почему кому-то понадобилось преследовать именно их?

Нэнси краем глаза наблюдала за Мартиной. Актриса спокойно обмахивалась веером, устремив взор на сцену. Нэнси усмехнулась. С тех пор, как нашлась драгоценная рукоять, Мартина не расстается с веером. Рубины на рукояти красиво сверкали и переливались при каждом движении.

Вдруг Нэнси, не вставая с места, резко выпрямилась. Схватив руку Бесс, она крепко ее сжала.

— В чем дело? — прошептала Бесс.

— Кажется, я знаю, почему кто-то преследует Мартину!