Прочитайте онлайн Преступление французского кафе (сборник) | Глава IXБриллиантовый аграф

Читать книгу Преступление французского кафе (сборник)
3916+4490
  • Автор:
  • Перевёл: Виталий Михалюк

Глава IX

Бриллиантовый аграф

После этого они покинули комнату и Ник тайно отправил Патси к дому Стивенсов. Незадолго до полудня полковник Ричмонд, Хорэс и Ник сели на поезд, следующий до города.

В два часа они вошли в хранилище депозитария. В этом длинном и узком подземном зале стены были заставлены металлическими шкафами с замками самой надежной современной системы. На полу стояли самые большие шкафы, площадью около квадратного фута в закрытом положении. Ближе к потолку шкафы были намного меньше. Здесь же находилась передвижная лесенка для удобства тех, кому нужно добраться до шкафов в верхних рядах. Середина зала была огорожена, за оградой круглые сутки дежурил охранник.

– Это наш, – сказал полковник, подойдя к одному из самых больших шкафов. – Аграф я положил поверх остальных украшений. Он был в футляре.

Ник повернулся к сопровождавшему их банковскому служащему и поинтересовался, может ли посторонний человек взять что-либо из сейфа. Особенно его интересовала сохранность драгоценностей миссис Понд. В ответ он услышал:

– Два ключа, которые необходимы для того, чтобы открыть сейф, находятся у полковника Ричмонда и миссис Понд.

– Я спрашивал не совсем об этом, – сказал Ник. В ту же секунду он услышал, как открылся сейф, и воскликнул: – Подождите! Я должен все видеть.

Когда он шагнул вперед, Хорэс Ричмонд уже закрывал футляр, в котором хранился бриллиантовый аграф. Полковник повернулся к Нику со словами:

– Я разочарован. Аграф на месте.

Когда полковник с поникшей головой отошел в сторону, Ник повернулся к Хорэсу. На молодом человеке лица не было. Выглядел он так, как будто только что увидел кладбище, полное призраков.

– Ник Картер, – сдавленно прошептал он, – это ужасно.

– Что?

– Тсс! Мне пришлось его обмануть. Я должен был, иначе он бы точно рехнулся. – Возбужденный шепот лился прямо в ухо Ника. – Я сделал вид, что аграф там, но футляр был пуст! Я подсунул другую вещь. Аграф пропал. Что делать?

Он показал Нику футляр. Он был пуст, Хорэс уже достал из него ту драгоценность, которую использовал для подмены.

– Боже правый, он услышал меня! – воскликнул Хорэс и указал на полковника, который стоял как громом пораженный.

– Пропал? – взревел полковник и бросился к ним. – Вы обманули меня!

Они обыскали весь сейф, но аграфа так и не нашли. Хорэс объяснил полковнику, как он, найдя футляр пустым, сунул в него другое украшение.

– У меня ловкие руки, – добавил он, – иначе бы у меня ничего не вышло. Я просто махнул футляром у вас перед глазами, дядя, и вы, не рассмотрев украшение внимательно, решили, что это и есть аграф. Простите, я думал, так будет лучше.

– Я прощаю вас, Хорэс, – великодушно произнес полковник Ричмонд. – Но теперь вы должны поверить мне. И вы тоже, мистер Картер. Это ли не прямое доказательство?

Они заперли сейф и вышли из хранилища.

– Вы, наверное, оторвете мне голову, когда я скажу то, что хочу сказать, – промолвил сыщик, – но, я думаю, это нужно сделать.

– Что же это? – спросил Хорэс.

– Мне кажется, вас нужно обыскать.

– А ведь я подумал то же самое! – воскликнул Хорэс. – Это будет правильно. Приступайте.

Ник обыскал его. Бриллиантовый аграф найден не был.

– Надеюсь, вы удовлетворены, – сказал Хорэс Нику. – Вы прекрасно знаете, что избавиться от него я не мог. В хранилище все было на виду.

Ник рассмеялся:

– Вынужден согласиться с этим. Боюсь, нам придется вернуться к версии полковника.

– Это никакая не версия! – воскликнул полковник Ричмонд. – Это сущая правда. Теперь уже подтвержденная доказательствами. Но позвольте спросить, мистер Картер, почему вы подозревали моего племянника?

– Я не подозревал его, – прямо ответил Ник. – Обыскал я его только для того, чтобы проверить все возможные варианты.

– Но ему незачем было такое делать!

– Полностью с вами согласен, – искренне произнес Ник.

Выйдя из депозитария, они сразу же направились к миссис Стивенс, а добрались до ее дома около семи. По дороге от станции они захватили Патси, и оставшуюся часть пути он оживленно разговаривал с Ником на их языке жестов.

«Мисс Стивенс у себя в комнате, – сообщил Патси. – От нее почти не отходит доктор. Он ничего не рассказывает, но я готов поклясться, что это ее я вчера подстрелил».

На звонок дверь открыла служанка Энни О’Нил. Она провела прибывших в гостиную, сказала, что миссис Стивенс подле дочери, которая очень больна, и пошла наверх звать хозяйку. Через минуту оставшаяся внизу компания услышала крик. Потом появилась миссис Стивенс, в лице ни кровинки. В руке она держала какой-то небольшой предмет, завернутый в бумагу.

– Я только что нашла это под подушкой дочери, – пролепетала она. – Бумагу я не снимала, но и так догадываюсь, что там. Очередное украшение.

– Я в этом не сомневаюсь! – воскликнул полковник. – Разверните бумагу, миссис Стивенс.

– У меня слишком дрожат руки, – сказала леди.

– Подождите, не открывайте! – вмешался Ник. – У меня есть предложение. Да и все равно мы знаем, что находится внутри. Полковник Ричмонд, я полагаю, вас переубеждать бессмысленно?

– Вы абсолютно правы, – ответил полковник. – Милли получит все драгоценности. Я собираюсь выкупить их у дочери и сразу же передать ей.

– Что ж, значит, я проиграл, – сказал сыщик. – Обстоятельства повернулись против меня. Но я все равно попытаюсь вам помочь. Я хочу обратить ваше внимание на законность происходящего. Вас мои слова могут удивить, но, прежде чем продолжить, вы должны узнать об этом. Если я просто изложу факты, вы мне не доверитесь. Миссис Стивенс, это правда, что среди ваших соседей есть судья Верховного суда?

– Да, судья Лорример, наш ближайший сосед с южной стороны.

– Не могли бы вы послать к нему кого-то из слуг? Или, возможно…

Он посмотрел на Хорэса.

– Хорошо, я схожу, – сказал Хорэс. – Я его знаю. Но я не понимаю, к чему вы ведете, мистер Картер.

– Я хочу убедить полковника Ричмонда обратиться к слугам закона, прежде чем предпринимать какие-то шаги. Ему нужно посоветоваться с компетентным человеком относительно этой передачи драгоценностей до того, как он даст какие-либо обещания, которые, возможно, не будут иметь юридической силы.

– Хорошая мысль, – согласился полковник Ричмонд. – Хорэс, сходите за судьей.

Пока Хорэс ходил за судьей, сделано было немного. Миссис Стивенс просто сидела в задумчивости, держа в руках сверток. Несколько раз она заявляла полковнику Ричмонду, что не хочет, чтобы ее дочь получила драгоценности таким путем, и что она по-прежнему уверена, что спланировали и осуществили все эти похищения и прочие странные явления, обычные люди.

– Если подтвердится, что это заговор, вы хотите, чтобы кто-нибудь был арестован? – спросил Ник.

Произнося эти слова, он повернулся к полковнику.

– Если это произойдет, можете арестовать меня, – с улыбкой произнес полковник. – Но этого не будет.

– Я говорю серьезно.

– Я тоже. Конечно, если было совершено преступление, я не стану покрывать виновников, кем бы они ни были.

Тут вернулся Хорэс с судьей Лорримером, которого встретил прогуливающимся недалеко от границы владений миссис Стивенс.

– Я попытался объяснить ему суть дела, – сообщил Хорэс, – но он говорит, что не понимает, какие тут могут возникнуть юридические трудности.

– Сейчас попытаемся объяснить, – отозвался Ник. – Миссис Стивенс, разверните бумагу. Нет, подождите. Вы слишком взволнованы. Вам нужно выпить воды. Если позволите, я позвоню.

Он протянул руку к сонетке. Когда он это сделал, миссис Стивенс развернула бумагу и находившийся в ней предмет упал ей на колени.

Это был не бриллиантовый аграф, а обычный карманный нож довольно большого размера.

– Ник, это же ваш нож! – воскликнул Патси.

– Да, – кивнул сыщик. – А вот это бриллиантовый аграф.

С этими словами он достал из внутреннего кармана добытую во время третьего крестового похода реликвию и передал ее полковнику.

В это мгновение в комнату вошла вызванная звонком Энни О’Нил.

– А теперь, – провозгласил Ник, пока остальные изумленно рассматривали драгоценность, – мы обсудим юридические вопросы. Судья Лорример, вот необходимые бланки. Прошу вас выписать ордер на арест Хорэса Ричмонда и Энни О’Нил, которые обвиняются в преступном сговоре.