Прочитайте онлайн Преступление французского кафе (сборник) | Глава IIIКак Ник нашел украшения

Читать книгу Преступление французского кафе (сборник)
3916+4465
  • Автор:
  • Перевёл: Виталий Михалюк

Глава III

Как Ник нашел украшения

То, что вор, кем бы он ни был, решил поиграть с великим сыщиком Ником Картером, как только тот появился в доме, представлялось истинным безрассудством. Как ни прозорлив был Ник, подобного развития событий он не ожидал. Как уже известно читателю, первым делом он подумал о том, что ему брошен вызов, что совершенно уверенный в своей безнаказанности преступник решил поиграть с ним. Однако после секундного размышления эта мысль показалась ему неправдоподобной. Не проще ли предположить другое: вор мог просто не знать, кто такой Ник. В таком случае полковника Ричмонда, его племянника и миссис Понд сразу же следовало исключить из списка подозреваемых. Однако Ник столкнулся с делом настолько необычным, что ни в чьей невиновности уверен не был.

Полковнику Ричмонду, конечно же, были присущи определенные странности. Он мог совершить эти кражи просто под влиянием своих заблуждений. Или же он хотел доказать дочери, что бриллианты принадлежат ей не по праву.

Миссис Понд могла заложить их для каких-то своих целей, которые не хотела предавать огласке.

А что до Хорэса Ричмонда, никаких причин для совершения подобных краж пока что не вырисовывалось. Стоимость пропавших украшений была настолько мала, что для человека в его положении игра попросту не стоила свеч.

Не вызывало сомнений, что этим не мог заниматься профессиональный вор или какой-нибудь нечестный слуга. Такие личности взяли бы не одну застежку, а все три.

Нельзя было не принять во внимание еще одно соображение: если бы вся эта история с привидениями заставила полковника Ричмонда настоять на том, что драгоценности не должны принадлежать его дочери, в выигрыше оказались бы в первую очередь Стивенсы.

Миссис Стивенс и ее дочь, конечно, не могли похищать драгоценности собственноручно, но у них мог быть тайный пособник из слуг, а скорее человек, который прятался где-то в тайниках этого странного дома.

Ник принял решение незамедлительно идти к миссис и мисс Стивенс в расчете определить по их поведению, известно ли им что-либо о кражах.

Все эти мысли пронеслись в его голове за какую-то долю секунды.

Он наскоро обыскал комнату, чтобы убедиться, что преступник не затаился где-то здесь, после чего спустился в большую гостиную. Парадная дверь была открыта, полковник Ричмонд и его дочь стояли на пороге.

Как только Ник присоединился к ним, подошел и Хорэс Ричмонд. Все стали смотреть на подъезжающий к дому экипаж.

– Да это же миссис Стивенс! – воскликнула миссис Понд. – Но ты, кажется, говорил, что она больше сюда не приезжает.

– Она давно здесь не показывалась, – сказал полковник. – Я решил, что это из-за украшений.

Продолжить разговор не получилось, потому что в этот миг экипаж остановился у порога.

Полковник Ричмонд подошел к экипажу и галантно помог миссис Стивенс выйти. Ник сразу заметил, что она сильно взволнована.

Полковник пригласил ее пройти в дом, но леди отказалась, отговорившись тем, что предпочитает посидеть на террасе. Приехала она по делу и только на минуту.

Она явно хотела поговорить с полковником наедине, поэтому остальные отошли в сторонку, но Ник не спускал с нее глаз.

Они обменялись лишь парой фраз, когда полковник вскрикнул и позвал Ника. Сыщик тут же подошел к ним. Он подал знак Ричмонду, но полковник его не понял и, представляя сыщика, назвал его настоящее имя.

– Случилось невероятное, мистер Картер, – взволнованно произнес он. – Теперь у нас есть доказательства, что все это действительно дело не человеческих рук.

– Какое доказательство? – спросил Ник.

– Украденные украшения обнаружились!

– Где?

– В доме миссис Стивенс. Они переместились туда каким-то загадочным образом, сами по себе.

– Я буду только рад, если это подтвердится.

– Подтвердится! – убежденно воскликнул полковник. – Миссис Стивенс, повторите, пожалуйста, свой рассказ.

– Все очень просто, – сказала леди. – Сегодня после завтрака я зашла в свою спальню и на туалетном столике нашла кое-какие украшения. Я узнала их, потому что не раз видела раньше. Они принадлежали покойной мисс Лавине Ричмонд. Я страшно удивилась. Не могу объяснить, как они попали туда.

Ник мог объяснить с легкостью появление исчезнувших драгоценностей в этом конкретном месте. С учетом обстоятельств, такое развитие событий представлялось вполне естественным. Но на лице его не отразилось никаких чувств, когда он спросил:

– Кто имел доступ в эту комнату?

– Никто, – ответила миссис Стивенс. – Она была заперта.

– Вы всегда запираете свою спальню, когда идете завтракать?

– Нет, я такого никогда не делаю, но у нас в доме появился новый слуга, и, поскольку у меня в комнате хранится значительная сумма, я сделала это на всякий случай, из осторожности. Я заперла все двери, но ключ у меня с собой был от одной, остальные остались вставленными в замки с внутренней стороны. Когда я выходила на завтрак, украшений в моей спальне не было, а когда вернулась, они лежали на столике. Вот все, что мне известно. Вот они.

Она достала из кармана небольшую картонную коробочку. Женщина мужественно пыталась сохранять спокойствие, но казалось, она была на грани либо обморока, либо истерики.

Быть может, миссис Стивенс поняла, что игра, которую она затеяла, ей не по силам?

На этот вопрос Нику предстояло найти ответ. И все же, когда он смотрел на эту деликатную и утонченную женщину, подозревать ее в нечестности как-то не хотелось.

– Я покажу вам драгоценности, – сказала она, стараясь, чтобы голос у нее не дрогнул. – Вы сможете проверить, все ли здесь.

Дрожащими руками она принялась развязывать веревочку, которой была обмотана картонная коробка, при этом продолжала говорить, описывая лежавшие в коробке драгоценности, как будто ей нужно было выговориться.

– Те самые, – кивнул полковник, слушая ее.

И как только он произнес эти слова, веревочка оказалась снята и крышка коробки полетела на пол.

Раздался пронзительный крик. Издала его миссис Понд, которая подошла к ним вместе с Хорэсом.

– Это же моя бриллиантовая застежка! – воскликнула она. – Одна из трех. Как она сюда попала?

Если миссис Понд была удивлена, Ник Картер удивился еще больше, ибо речь шла о застежке, украденной из подушечки в спальне миссис Понд каких-то десять минут назад.

– Это невозможно! – продолжала изумляться миссис Понд. – Я оставила ее с остальными двумя у себя в комнате!

С этими словами она развернулась и побежала в дом.

Почти сразу снова раздался ее крик:

– Она исчезла! Ее украли из моей спальни!

Через минуту миссис Понд вышла из дома с очень бледным лицом. Однако ее возбуждение было ничем по сравнению с взволнованностью миссис Стивенс. Менее чем за секунду Ник из сыщика превратился в доктора. Спасши миссис Стивенс от приступа истерики, он сказал:

– Я знал, что застежку украли. Это было сделано, пока я находился в вашей комнате, миссис Понд, причем украли при точно таких же обстоятельствах, что и в прошлые разы.

– Но я не клала ее в эту коробку! – воскликнула миссис Стивенс. – Ее не было среди украшений, которые я нашла. – Страшно побледнев, она повернулась к полковнику Ричмонду: – Я смеялась над вашими словами, но теперь убедилась, что вы правы. Ни одно существо из плоти и крови не могло сделать такое.

– Что вы скажете на это, мистер Картер? – с горящими глазами воскликнул полковник.

– Я бы хотел задать несколько вопросов, – спокойно произнес Ник. – Вы были одни, когда укладывали драгоценности в коробку?

– Да.

– После этого она все время была при вас?

– Да, я не оставляла ее нигде.

– Вы кому-нибудь сообщали о находке?

– Никому.

– Пожалуйста, расскажите подробно, что происходило с вами после того, как вы нашли их.

– Я, конечно, очень разволновалась, не знала, что делать, и какое-то время просто сидела и смотрела на драгоценности, пытаясь понять, как они оказались у меня. Наконец я достала из туалетного столика эту коробку и сложила все в нее. Потом позвала служанку, которая находилась в столовой, и велела ей пойти передать, чтобы для меня приготовили экипаж. От нас сюда путь неблизкий, но я решила ехать, потому что почувствовала, что так будет безопаснее.

– Вы выходили из комнаты, чтобы позвать служанку?

– Только в коридор.

– Кто мог в это время войти в вашу комнату?

– Никто.

– Где в это время находилась ваша дочь?

– В своей комнате.

– Откуда вы это знаете?

– Я зашла к ней, когда переоделась, сказала, что еду сюда, и она очень удивилась. Зачем я еду, я не рассказывала.

– По дороге вы с кем-нибудь разговаривали, кто-нибудь подходил к экипажу?

– Нет.

– Это все, что я хотел спросить.

В действительности Ник просто не знал, о чем еще можно спросить, ибо не понимал, как можно объяснить это странное происшествие.

Если застежку забрал из комнаты человек, прятавшийся в доме, он мог незаметно выскользнуть наружу и передать ее миссис Стивенс. Вряд ли он успел бы сделать это за такое короткое время, но в столь необычном деле нельзя исключать любых возможностей.

Если это действительно имело место, передача должна была произойти где-то поблизости. Вор, очевидно, знал, когда собиралась приехать миссис Стивенс, или ждал ее где-то на подъезде к дому полковника. Примерно в трех сотнях ярдов от ворот дорога проходила через густую рощу, так что заколка была передана там, если это действительно случилось. Ник решил попытаться выяснить это немедленно.

Спрашивать кучера, который привез миссис Стивенс, разумеется, смысла не имело – он бы все равно солгал по указке своей хозяйки. Поэтому Ник ушел, сославшись на то, что хочет еще раз осмотреть комнаты миссис Понд.

Он помнил, что, как только прибыла миссис Стивенс, во двор въехал принадлежащий полковнику фургон. Ник нашел двух слуг, которые были в фургоне. Они рассказали, что видели, как подъезжала миссис Стивенс.

Ее экипаж обогнал их, и они еще примерно милю видели его, пока он не свернул к дому полковника Ричмонда.

Ее экипаж ехал быстро и нигде не останавливался, а значит, никто к нему не подходил.

Сомнений в правдивости рассказа этих людей у Ника не возникло. Тогда каким образом миссис Стивенс получила застежку? Как к ней попали остальные украшения, можно было как-то объяснить, но застежка… Это оставалось загадкой.