Прочитайте онлайн Прекрасное пробуждение | ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Читать книгу Прекрасное пробуждение
2216+506
  • Автор:
  • Перевёл: И. Филимонова
  • Язык: ru

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Это он и есть? — встревожено спросила Криста, слегка запаниковав при виде скопления ветхих каменных домишек с низкими крышами за забором с закрытыми воротами. «Это» скорее было похоже на маленький домик фермера, окруженный сараями и пристройками, чем на научный центр. Кроме того, если судить по размеру главного здания, вряд ли оно способно вместить больше четырех-пяти человек.

— Не совсем, — спокойно отозвался он, остановив «лендровер» перед закрытыми воротами.

Криста вспомнила, какое недоумение вызвал у нее этот автомобиль. Она ожидала увидеть что-то более… более роскошное… соответствующее его имиджу… Это, конечно же, должно было быть что-то из последних моделей. Перед ней же предстала видавшая виды развалюха, угрожающая в любой момент рассыпаться на запчасти, которые, как подозревала Криста, когда-то принадлежали разным машинам.

Заметив, что она рассматривает это чудо техники, Дэниел с видимой гордостью заявил, что сам отремонтировал машину.

— Это бросается в глаза, — мрачно согласилась Криста, но, когда заметила, как искорки удовольствия погасли в его глазах, почувствовала себя стервой. Мужчины где-то в глубине души всегда остаются маленькими мальчиками и с восторгом лелеют детища, сделанные собственными руками.

— Что значит — не совсем? — подозрительно спросила она теперь, когда он открыл дверцу «лендровера».

— Это не сам Центр, — пояснил он. — Это мой дом… Центр закрыт до конца месяца… Я отпустил служебный персонал в отпуск, чтобы рабочие могли закончить строительство новых корпусов.

— Что?.. Значит, вы заманили меня сюда обманом? — вспыхнула Криста. — В таком случае вам лучше немедленно развернуть эту… эту груду металлолома и отвезти меня обратно.

— Боюсь, что это невозможно, — спокойно возразил Дэниел. — Во-первых, у меня совсем не осталось бензина, а Дей привезет его не раньше завтрашнего утра, а во-вторых, уже, слишком поздно, Криста, — мягко добавил он, не сводя с нее глаз.

Криста почувствовала уже знакомое волнение, от которого сладко замирало сердце. Это всего лишь гнев, вызванный тем, что он обманул меня, напомнила себе Криста. Нет, это облегчение, оттого что он не позволил тебе уйти, возразил внутренний голос.

— Вы добровольно согласились приехать, никто вас к этому не принуждал, — напомнил он.

— Я согласилась пройти курс в вашем Центре, а не… Что вы сказали? Все служащие в отпуске? — недоверчиво переспросила Криста.

— Точно. Но вам незачем беспокоиться. Я буду просто счастлив, провести этот курс лично, — заверил он. — Если честно, — он понизил голос, в котором появилась хрипотца, взволновавшая девушку, — я страстно желаю этого…

— Это ваши проблемы. А я вот испытываю прямо противоположные чувства, — огрызнулась Криста. — Если честно… Что это? — вскрикнула она, и ее глаза округлились от страха, потому что «лендровер» неожиданно стало качать из стороны в сторону. Пытаясь удержаться, она одной рукой схватилась за дверцу машины, а другой…

Другой, она оперлась обо что-то теплое и мягкое. Это «что-то» оказалось грудью Дэниела. Она почувствовала под своей рукой размеренное биение его сердца.

— Все в порядке. — Она услышала, что он смеется. — Это всего лишь Клеренс. Он пришел сказать нам — добро пожаловать домой…

— Клеренс… — Криста глупо уставилась на него. — Клеренс, — недоверчиво повторила она. Через окно машины никого не было видно.

— Клеренс — это козел, — объяснил Дэниел, — который никак не может усвоить, что бодание головой не самый лучший способ приветствовать гостей. — Он опять смеется над ней, возмутилась Криста, заметив у него в уголках глаз лучики морщинок и мелькнувшую на губах улыбку. — Извините, если он напугал вас. Я должен был предупредить…

— Я не испугалась… — соврала Криста.

Она хотела уже отдернуть руку от его груди, когда он накрыл ее своей рукой с длинными сильными пальцами и нежно погладил мягкую кожу на запястье.

Она почувствовала дрожь во всем теле; кожа на его пальцах была шероховатая, как у людей, которые много времени проводят, занимаясь физическим трудом. Его мозолистая рука слегка царапала ее нежную тонкую кожу, вызывая у Кристы странный трепет во всем теле.

— Врунишка, — мягко пожурил Дэниел. Вздрогнув, она попыталась сосредоточиться на его словах, вместо того чтобы прислушиваться к тому, что происходит у нее внутри. — У тебя учащенный пульс, — объяснил он, — а учащенный пульс свидетельствует о том, что…

— Ну, хорошо, хорошо, я испугалась, — призналась Криста, обеспокоенная тем, что дело принимает опасный оборот, и стараясь поскорее положить этому конец. Страх действительно был причиной ее учащенного пульса, но ведь существовали еще и другие… Она сжала губы, досадуя на себя за то, что приняла простую проверку пульса за ласку.

— Держись… — Внезапно Криста ощутила руки Дэниела на спине. Он стремительно заключил ее в объятия, крепко прижав к груди. У нее захватило дух, она беспомощно хватала воздух ртом, пытаясь сделать вдох, и, когда Клеренс снова начал раскачивать машину, у нее не было никакой возможности запротестовать. — Он начинает терять терпение, — услышала Криста голос Дэниела где-то у себя над головой.

Он так крепко прижал ее к груди, что, ответь Криста хоть одно словечко, она рисковала прикоснуться губами к теплой коже на его обнаженной шее. Малейшее ее движение он мог принять за попытку поцеловать его.

— Эй… ты вся дрожишь… все в порядке. Клеренс не такой уж страшный. На самом деле он очень ласковый, вот увидишь…

Слава Богу, он выпустил ее из объятий и отвернулся, чтобы открыть дверцу. Это спасло Кристу, иначе бы он догадался, что дрожь не имела никакого отношения к Клеренсу, хотя животное и встревожило ее.

Что с ней такое происходит? Одно очевидно: между ее холодным рассудком и сердечными чувствами легла непреодолимая пропасть. Ее тело еще помнило трепет, вызванный их первой встречей, и в то же время здравый смысл все время напоминал ей, как на самом деле обстоят дела. И как ни старалась Криста, ей не удавалось подавить в себе влечение к этому ужасному человеку.

— Выходи, поздоровайся с Клеренсом, — пригласил Дэниел, открывая перед ней дверцу.

Криста нехотя выбралась из машины. Она нервничала вовсе не из-за этого козла с довольно устрашающей парой рогов, ей было не по себе из-за мужчины, стоящего рядом с ним.

— Я купил его совсем маленьким. Козье молоко очень полезно. Мы надеялись, что его гарем внесет свою лепту в нашу независимость от внешнего мира. К сожалению, дело обернулось не совсем так, как мы ожидали. Гораздо легче и дешевле, оказалось покупать молоко в супермаркете. К тому же у нас возникли разногласия с Клеренсом и его благородным семейством. У них оказалось пристрастие к прогулкам вне загона, который они постоянно ломали, причиняя нам страшные неудобства. Они попробовали на вкус нашу одежду… и им понравилось. Они ее ели, — усмехнувшись, пояснил он, заметив, как Криста быстро перевела встревоженный взгляд с козла на Дэниела. — Мне удалось пристроить его жен, но с самим Клеренсом возникли проблемы. По крайней мере, из него хоть получился замечательный сторож, даже лучше, чем собака: не надо получать разрешение и надевать намордник.

Кристе совсем не понравилось, как смотрел на нее этот козел. Привлекла ли его внимание она сама или ее костюм, но в любом случае она не собирается проявлять беспокойство в присутствии его хозяина.

Когда Дэниел отошел, оставив ее наедине с этим чудовищем, бросив ей через плечо: «Подождите, я принесу ваши вещи», Криста с трудом подавила в себе желание запротестовать и выказать этим свою слабость.

Клеренс уставился на Кристу немигающим взглядом, в котором, она могла поспорить, промелькнуло насмешливое, как у хозяина, выражение. Она едва удержалась, чтобы не броситься к Дэниелу, когда животное медленно двинулось к ней.

— Я не могу ждать, — с иронией отозвалась Криста, и, когда они втроем направились к дому, она старалась идти так, чтобы между нею и козлом все время находился Дэниел.

Господи, во что я впуталась! — горько вопрошала Криста, пока Дэниел отпирал дверь. Провести целый месяц фактически наедине с мужчиной, представляющим для нее реальную опасность, и ради чего? Ради того, чтобы кому-то, что-то доказать.

Криста почувствовала, что устала гораздо больше, чем предполагала. Дэниел легким толчком открыл дверь, жестом приглашая девушку войти.

За дверью находилась большая кухня с низким потолком. Криста огляделась. Комната была обставлена мебелью из красного дерева темного оттенка. Для создания такой роскошной обстановки, которая только на первый взгляд могла показаться простой и практичной, денег явно не пожалели.

Криста скептически прищурилась. Уж кого-кого, а ее, сведущую во всех аспектах моды и дизайна и лучше других знавшую, что к чему, не провести, как хотелось бы некоторым личностям.

Ну конечно, он может позволить себе быть экстравагантным на те, огромные гонорары, которые получает за так называемую «профессиональную» деятельность.

Но надо признать, что у него хороший вкус. Она точно так же обставила бы кухню в своем доме, если бы могла позволить себе такую роскошь. Сервант, может быть, и выглядел просто, но покорял особым блеском дорогого красного дерева, и незамысловатость формы только подчеркивала богатство фактуры.

Интересно было бы посмотреть, как обставлены остальные комнаты в доме.

— Проголодалась? — услышала Криста голос Дэниела.

— А что, еда оплачивается отдельно?

Она и не пыталась скрывать свою враждебность, но тихие слова, прозвучавшие в ответ на ее грубость, заставили Кристу густо покраснеть от стыда за свое поведение.

— Нет, конечно же, не оплачивается. Как я уже сказал, с вас не будет взиматься никакая плата за пребывание здесь. Я создал этот Центр не просто из соображений выгоды, хотя и соврал бы, сказав, что мои мотивы имеют только альтруистический характер. Мне приходится зарабатывать себе на жизнь, но получение дохода никогда не было единственной целью, чем бы я, ни занимался. Но вы решительно настроены, думать обо мне только плохое, не правда ли? — мягко пожурил он. — Интересно, почему?

Криста сердито отвернулась.

— Прекратите подвергать меня психологическому анализу, — раздраженно отозвалась она. — Да, я голодна…

— Отлично, я тоже. Хотя боюсь, что меню будет очень простое: суп и салат. Но сначала я покажу вам вашу комнату. Сюда, пожалуйста.

Они прошли через вторую дверь и оказались в просторной прямоугольной прихожей.

— Этот дом был построен еще в викторианскую эпоху младшим сыном одного промышленника, который хотел вернуться в родные края, к своим корням. Отсюда формы и размер. Но то, что вокруг дома мало свободной земли, большой недостаток, с точки зрения фермерского сообщества, поэтому мне посчастливилось купить его довольно дешево.

Кристу удивляла его откровенность. Может, это способ усыпить мою бдительность? — промелькнуло у нее в голове. Ну что ж, тогда это не сработает.

Его наигранное откровение не произвело на меня никакого впечатления, чего нельзя сказать о доме, призналась себе Криста, поднимаясь за Дэниелом по лестнице. У этого младшего сына викторианского промышленника, без сомнения, были немалые деньги и хороший архитектор. Дом большой и добротный.

Криста замедлила шаг на лестнице, восхищаясь соотношением панелей стен и перил. Ей на глаза попалась небольшая полоска дерева, которая выглядела свежее, чем остальные. Здесь, очевидно, недавно реставрировались перила. Она не удержалась и, протянув руку, провела подушечками пальцев по дереву: место соединения было таким гладким, что его трудно было нащупать, и только небольшая разница в цвете говорила о том, что этот отрезок недавно меняли.

— Я вижу, что вы заметили мою реставрацию. Не многие так внимательны.

Криста подняла на него глаза.

— Вы это сделали сами? — спросила она, не в состоянии скрыть удивление.

— Да, столярное ремесло — мое хобби… Я своими руками сделал мебель на кухне. Мой дедушка был столяром, настоящим мастером. Он по праву гордился своим умением и своей работой.

Криста молча, последовала за ним. Эта его непринужденная дружеская манера — была ли она в его характере, или он просто использовал ее, умело притворяясь? Обман, посредством которого он зарабатывал себе на жизнь, должно быть, стал неотъемлемой частью его натуры. Искусство обманывать, создавать фальшивый образ, доведенное до совершенства, помогало ему убеждать других верить тем иллюзиям, которые он создавал.

Взять хотя бы то, как он обманул ее в день их первой встречи. Она поверила, что это тепло и восхищение, адресованные ей, были настоящими, пока спутник Дэниела не выдал его.

А что бы произошло, не узнай она его настоящее лицо? Если бы он оказался один в то утро и решил до конца довести свои намерения…

Сколько бы он причинил ей горя, прежде чем она узнала бы правду?

Откровенно говоря, ее собственная уязвимость явилась для нее неприятной неожиданностью. Она всегда считала себя «огнеупорной» по отношению к мужчинам подобного типа.

Криста находила пока одно-единственное объяснение тому, что он привез ее сюда, фактически похитив. Нет такого мужчины, которому понравилось бы, что женщина осмелилась бросить ему вызов. И как профессионал, и как настоящий мужчина он не мог позволить, чтобы ему нанесли поражение.

Кажется, между ними разгорается настоящая война. И приходится признать, что у него в арсенале имеется довольно разрушительное оружие.

Дэниел остановился перед одной из дверей просторного коридора.

— Я поселю вас здесь, — сказал он. — У вас будет своя ванная.

Он толчком открыл дверь и остановился, пропуская Кристу вперед. Комната была обставлена очень просто. Старинная бронзовая кровать, хорошо отполированный дубовый шкаф, обстановку довершал письменный стол.

— Я оставлю вас, чтобы вы могли спокойно устроиться, а после ужина мы сможем обсудить структуру вашего курса. Мы стараемся убедить людей в том, что именно коллективная работа дает наилучший результат. Мы выяснили, что многие работники забывают о преимуществах коллективной работы. Люди воспитаны таким образом, что у них постоянно возникает необходимость доминировать, им присуще постоянное стремление к мнимому превосходству. Наша цель — сгладить этот недостаток. Мы учим, что результатом сосуществования, поддержки и правильной оценки людей, которые окружают вас, с которыми вы должны составлять одно целое, единый коллектив, является согласованная работа.

— Я не испытываю необходимости в согласованной работе, — сухо возразила Криста. Чем больше он говорил, тем сильнее росло в ней сопротивление его словам. — Вам следует спуститься с небес на землю, — язвительно отозвалась она. — Я же предупреждала, что у вас ничего не получится. Если я и мои импортеры начнем сочувственно относиться друг к другу, то наши покупатели обвинят нас в создании монополии и фиксировании цен.

— Вы не обманете меня, Криста, — мягко сказал Дэниел. — Вы думаете, что ваши слова звучат резко и цинично, но я-то знаю, что это всего лишь маскировка, своеобразная форма защиты.

И он вышел, прикрыв за собой дверь, прежде чем Криста нашлась что ответить.

Своеобразная форма ее защиты? Чушь. Защиты от чего, от кого?

Криста в нерешительности остановилась в коридоре. Из кухни доносился соблазнительный запах супа, приглашая ее войти, но сознание того, что Дэниел там, за дверью, ждет ее, останавливало. Дверь внезапно открылась, и на пороге кухни появился Дэниел, не оставляя ей возможности передумать.

— Суп готов, — радостно объявил он. — Правда, моей заслуги здесь нет. Все, что от меня требовалось, — это разогреть его в микроволновке.

Кто же его приготовил? Сидя десятью минутами позже на кухне и задумчиво помешивая ложкой густой, наваристый бульон, Криста все еще мучилась в догадках. Дородная, уже не молодая жена местного фермера или другая особа — молоденькая и хорошенькая девушка? Дэниел очень привлекательный и сексапильный мужчина. По крайней мере, казался бы таким, быстро поправилась Криста, не рассмотри она сразу же обман, умело скрытый мужским обаянием.

Однако не всем женщинам удается извлечь из своего прошлого опыта уроки, которые предостерегли бы их от подобных ошибок в будущем.

Ему ведь не составит никакого труда обмануть таких уязвимых женщин, создав видимость теплого отношения и заботы, тем более это будет легко с его чувством юмора, с этой псевдо готовностью рассказать все о себе. Никакая женщина не устоит, взглянув в его глаза и увидев в них, то выражение, которое казалось Кристе таким искренним в день их первой встречи!

Рассердившись на себя за то, что она опять вернулась к воспоминанию о своих ощущениях, Криста, не сдержавшись, в сердцах бросила ложку.

— Что такое? — озабоченно спросил Дэниел. — Суп слишком горячий?

Слава Богу, что на самом деле он все-таки не может читать мои мысли, усмехнувшись про себя, подумала Криста. Избегая встречаться с ним взглядом, она покачала головой.

— Нет, все хорошо. Правда, все в порядке. Кто это приготовил?

— Я точно не знаю. Несколько фермерских жен занимаются своим малым бизнесом: готовят и приносят домашнюю еду, — объяснил он, — обслуживают и снабжают провизией торжественные приемы и особые события — свадьбы и тому подобное, — закупают на рынке продукты. Одним словом, обеспечивают и меня, и персонал Центра, когда тот работает, всем необходимым. Этот суп был среди продуктов в холодильнике Центра. Я принес его сюда, когда делал запасы. Обычно я сам готовлю себе или ем в Центре. Я составил конспект основной программы вашего курса, — продолжал он. — Обычно мы придерживаемся определенной методики, но в вашем случае…

— Что в моем случае? — подозрительно спросила Криста, пока он открывал папку, которую до этого держал в руках. — Что делает мой случай особенным? Я могу догадаться? — Криста с вызовом вздернула подбородок. — Вы и так уже увеличили вдвое продолжительность курса. Но вот что я вам скажу: для меня не имеет значения, что вы говорите или делаете. Я не изменю своего мнения.

Только на долю секунды взгляд его серых глаз, обращенный к ней, ожесточился.

— Увеличенная продолжительность вашего курса не имеет ничего общего с попытками склонить чашу весов в мою пользу, как вам кажется, — усмехнулся Дэниел. — Просто вне группы требуется больше времени, чтобы…

— Чтобы запудрить мне мозги, — холодно закончила Криста фразу. — Почему бы вам не запереть меня в комнате и морить голодом, пока я не покорюсь?

Она со злорадством, отметила про себя, что на этот раз он все-таки рассердился. По ее спине побежали мурашки, когда она увидела его потемневшие от гнева глаза и жесткие складки у рта.

— Не искушайте меня, — мягко предупредил он. Его глаза посветлели, рот тронула едва заметная улыбка. — Это вы-то можете быть покорной?! Я что-то сомневаюсь.

В его взгляде… в улыбке было что-то такое… Взволнованная Криста, опустила голову.

Проклятый самец! Как ему всегда удается повернуть дело так, что ее гневный вызов вдруг приобретает форму флирта и ее бросает в жар?

— Так что вы планируете со мной делать? — поспешно спросила она. Слишком поспешно, прикусила губу Криста в досаде на свою оплошность.

Она ждала, что он воспользуется этим, но, к ее облегчению и удивлению, опустив взгляд на свои руки, он продолжал:

— Курс содержит практическую и теоретическую части. Наши упражнения разработаны специально для того, чтобы научить людей доверять друг другу, выработать у них способность коллективно разрешать проблемы, обсуждая их в группе. Горная местность, как нельзя лучше подходит для реализации наших проектов. Люди в группе делятся на пары и по двое совершают восхождения на невысокие вершины, занимаются греблей на каноэ…

— Гребля на каноэ… — Криста тупо уставилась на него. — Ни за что, и вам лучше сразу забыть об этой затее, — твердо заявила она, вздрогнув от ужаса, когда представила себе непрочное, хрупкое суденышко, в котором ей предлагали прокатиться. Ей нравилось плавать, но она предпочитала заниматься этим в теплом бассейне, где нет, ни течения, ни волн. Если он ждет, что она добровольно станет рисковать своей жизнью…

— Здесь совершенно нечего бояться… — услышала Криста его спокойный голос, словно он опять читал ее мысли. — Каноэ — непотопляемое судно. Самое страшное, что может случиться, — оно может опрокинуться, если им плохо управлять. Но вы будете в гидрокостюме и…

— Нет. Ни за что, — повторила Криста с прежней горячностью.

— Я уверяю вас, что здесь действительно нечего бояться, — убеждал ее Дэниел. — Я высококвалифицированный инструктор…

— Мне наплевать, какой вы замечательный инструктор, — со злостью выкрикнула Криста. — Я и не подумаю сесть в каноэ.

— Это очень важная часть нашего курса, без нее… Хотя если вы передумали и больше не хотите участвовать в этом эксперименте…

Криста бросила на него испепеляющий взгляд. Она не ручалась за себя, поэтому промолчала. Открой она рот… Он подготовил ей ловушку, стараясь обманом заставить ее бросить эту затею, отступить, тем самым позволив ему выиграть нечестным способом.

— Я надеюсь, что ради вашего же блага вы обеспечите безопасность, — сквозь зубы процедила Криста.

— Конечно, — заверил Дэниел. — Для вашего спокойствия могу сообщить, что мы не утопили еще ни одного нашего клиента.

— Один синяк… всего лишь один синяк… — пригрозила ему Криста, стараясь не замечать вспыхнувшие в его глазах искорки смеха.

— Если ходить на каноэ представляет для вас такую уж проблему… — Дэниел больше не смеялся. В его голосе опять слышались нотки искреннего участия, на которые так охотно откликалось ее сердце.

— Это вы представляете для меня проблему, — с горечью ответила Криста. — Вы и вся эта кутерьма, затеянная ради того, чтобы получить деньги.

— Кутерьма! — На этот раз он рассердился. Криста изо всех сил старалась не съежиться в кресле, когда он, вскочив, направился прямо к ней, с перекошенным от злости лицом и сверкающими глазами. — Это не кутерьма. Наоборот, я очень серьезно отношусь к тому, что здесь делаю.

— Серьезно? — язвительно перебила его Криста. — Вы называете серьезным делом эти ваши посиделки в кружочке с сочувственными минами… лазанье по горам и греблю на каноэ?.. О-о, между прочим, когда будет проводиться это испытание водой?

— Многие находят это довольно приятным опытом, однако, если вы на самом деле боитесь, мы можем…

— Я не боюсь, — процедила Криста сквозь сжатые зубы. — Просто не вижу смысла.

— Ты лжешь, Криста, ты боишься, — сказал Дэниел тихо.

— Но не каноэ, — быстро возразила она.

— Нет? Тогда чего? Интересно. А может быть, ты боишься, что тебе докажут, что ты не права?

Он определенно злился. Это было очевидно, несмотря на его тихий голос и видимое спокойствие.

— Нет, — горячо запротестовала она. — Я не боюсь, потому что вы мне не докажете, что я не права. Вы никак не сможете изменить мое мнение о вашей деятельности здесь и о результатах, о которых вы кричите на каждом углу. — Или о вашей персоне, хотела было добавить Криста, но слова застряли в горле. Она почему-то не испытывала радости оттого, что довела его до бешенства. Триумф имел горький привкус. — Все это… все эти дискуссии… прогулки, гребля, — горячо защищалась Криста. — Все это только пустая трата времени…

— Нет, — возразил Дэниел. Отойдя от нее, он встал за креслом, в котором сидел минуту назад. — Это не пустая трата времени. Это прекрасный способ создать уверенность и взаимное доверие у людей.

— Создать. — Криста остановила его, насмешливо приподняв бровь. — Доверие, оно либо существует между людьми, либо нет.

— Я согласен, но иногда по каким-то причинам мы теряем или, что еще хуже, сами намеренно блокируем нашу способность доверять другим. И когда такое случается, необходимо взрастить ее снова из заложенного в нас семени…

— Или насильно заставить? — насмешливо предположила Криста, пожав плечами. — В любом случае, с тех пор, как я здесь по собственному желанию, я не вижу никакой необходимости подробно останавливаться на этой части вашего курса. Здесь нет никого, кому бы я хотела учиться доверять…

— Почему же, есть, — возразил Дэниел. — Это я…

— Вы? — Криста в негодовании резко отодвинула от себя тарелку с супом. — Вы ожидаете, что я научусь вам доверять? Никогда… Это будет чудом…

— Чудеса иногда случаются, — немного помолчав, мягко возразил Дэниел.

— Но не на этот раз, — пылко заверила Криста. — Вот увидите!

— Научиться доверять самому и оправдывать доверие других — неотъемлемая часть нашего курса. Сознание того, что тебе доверяют другие и, что ты в свою очередь сам можешь доверять, рождает у человека чувство собственного достоинства. Очень часто оно приходит к человеку через профессиональный и финансовый успех. Всегда приятно сознавать, что твоя работа ценится и хорошо вознаграждается, но еще приятней знать, что ценят тебя самого.

Криста слушала его речь с легким скептицизмом. Нужно отдать ему должное: он хорош — эта искренняя убежденность, эта манера горячо говорить, слегка подавшись вперед, этот энтузиазм и вера в голосе. Вне всяких сомнений, он хорош. Она теперь понимала привлекательность его речей для карьеристов, перепуганных возможной борьбой.

— Извините, я увлекся собственным энтузиазмом, — невесело улыбнулся он. — Хуже нет, когда изменяешь своим мечтам.

— Звучит идеалистично, — холодно отозвалась Криста. — Но человек не может жить исключительно с мыслью о чувстве собственного достоинства.

— Может быть, но он, это уж точно, не может жить вообще без него, — парировал Дэниел. — Это доказано всеми научными работами по данному вопросу. Лишите человека чувства собственного достоинства, и вы обречете его на такое жалкое существование, какое нельзя назвать жизнью.

— Послушать вас, так получается, что развитие у человека чувства собственного достоинства является панацеей от всех бед, — подытожила Криста.

Она старалась вложить в слова как можно больше сарказма, но, к ее удивлению, Дэниел, вместо того чтобы ответить колкостью на колкость, тихо сказал:

— Я верю, что во многих случаях это именно так. Когда мне было пятнадцать, моего отца уволили по сокращению штатов; через три месяца он покончил с собой. Ему было сорок три, и он не смог перенести позор, что потерял работу. Для него слишком мало значил тот факт, что мы любим его, что мы его ценим, что он является неотъемлемой частью нашего маленького мирка, что он нужен нам.

Криста с трудом проглотила подкативший к горлу комок. Его простые слова, лишенные театрального пыла, поражали до глубины души.

Может быть, потому, что Криста сама когда-то потеряла родителей, она понимала то, что было недосказано.

Слезы затуманили глаза. Ей очень хотелось протянуть руку и дотронуться до него, сказать, как она его понимает.

— Может быть, по этой причине финансовый и профессиональный успех никогда не имел и для меня большого значения. После его смерти мы нашли акции, которые он приобрел несколько лет назад. Ему всегда нравилось потихоньку играть на рынке ценных бумаг, в небольших размерах. Акции сильно поднялись в цене. Это была трагедия: цена акций выросла настолько, что мой отец мог бы безбедно прожить на дивиденды всю оставшуюся жизнь, если бы не принял тогда рокового решения. Деньги я потратил потом на покупку дома. Мне показалось, что это самое подходящее их вложение.

Криста сглотнула. Он казался таким искренним, таким… каким она всегда представляла мужчину, который мог бы завоевать ее сердце.

Но в то же время, он был занят в бизнесе, который, как она убедилась на своем горьком опыте, привлекает ловкачей, играющих на доверчивости попавших к ним в лапы простачков.

Женский инстинкт, какое-то шестое чувство побуждали ее открыться навстречу этому человеку, поверить ему, но опыт и здравый смысл предостерегали от подобного шага.

Чему же верить?

Почему бы не открыться ему? — безрассудно шептало сердце. Почему бы не дать ему шанс доказать, что на него можно положиться? Ведь, в конце концов, ради этого ты сюда и приехала? Разве не будет честнее признаться ему во всем, отбросив в сторону нелепое предубеждение против мужчин его склада? Чтобы… чтобы, что? Чтобы дать волю своим чувствам и влюбиться в него, рискуя испытать боль… сломаться, как это произошло с ее подругой?

Нет. Нет… Никаким хитроумным способом не заманить ее в эту ловушку, каким бы честным, каким бы обезоруживающе искренним он ни казался.

Никаким способом!