Прочитайте онлайн Прекрасная ошибка | Часть 5

Читать книгу Прекрасная ошибка
2516+457
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

5

— Так чем же вы все-таки занимаетесь после работы? — продолжал разговор Томас. — Хотя при шести рабочих днях в неделю у вас мало свободного времени.

— При пяти с половиной, — уточнила Мэри. — По четвергам я закрываю в час. — Мэри пожала плечами. — А занимаюсь я самыми обычными вещами. Копаюсь в саду. Очень люблю пешие прогулки. Отец, сам заядлый турист, с раннего детства брал меня в походы.

— А Джун?

— Джун в этом отношении пошла в мать. Та никогда не понимала, что за удовольствие таскаться пешком по горам и обходиться без элементарных удобств…

Казалось, впервые за вечер Томас широко улыбнулся.

— Я ведь и сам турист.

— Серьезно? — в голосе Мэри послышалось недоверие. — Как-то не верится…

— По-вашему, я выгляжу хилым, бледным и совершенно не похож на любителя свежего воздуха?

Мэри окинула взглядом худое загорелое лицо, широкие плечи, могучую грудь под распахнутым пиджаком и не сдержала улыбки.

— Я имела в виду ваше положение… Управление такой большой компанией должно отнимать уйму времени.

— Я придерживаюсь другого стиля руководства, — серьезно ответил Томас. — Существует такой способ, как делегирование полномочий. Я не собираюсь убиваться на работе, как отец. Может, он не сидел бы сейчас в инвалидной коляске, если бы больше отдыхал. — Том медленно покручивал рюмку с коньяком. Под белоснежной манжетой рубашки виднелись плоские золотые часы, запястье, слегка поросшее темными волосками, туго охватывал массивный браслет. Неожиданно лицо его помрачнело. — Отцу понадобилось пережить инсульт, чтобы понять, что смысл жизни не в работе.

— И все-таки он жив… — хрипло сказала Мэри.

Томас поднял глаза. Его лицо сразу смягчилось.

— Вы очень тоскуете по родителям?

— Очень, — призналась Мэри. — Я научилась жить с этим, но первый год был просто ужасным. И для Джун, конечно, тоже.

— С той разницей, что она не осталась обремененной ответственностью за четырнадцатилетнюю сестру.

— Я не очень-то, видимо, справилась со своими обязанностями, — задумчиво сказала Мэри.

Том пожал плечами.

— В конце концов, ваша сестра ничем не хуже Джона, у которого было все. Остается надеяться только на чудо: вдруг оба моментально повзрослеют и осознают ответственность друг перед другом и будущим ребенком…

— Я высоко ценю великодушие вашей матери, но Джону и Джун следовало бы дать возможность жить самостоятельно… — после некоторого колебания все же решилась сказать Мэри. — Тем более что ваш отец нуждается в тишине и покое.

Несколько мгновений Томас внимательно разглядывал ее, потом сказал:

— Дом достаточно велик, но я понимаю, что вы имеете в виду. Я поговорю с Джоном.

Подошел официант со счетом. Оглянувшись, Мэри заметила — кроме них, на веранде никого не осталось, хотя внутри ресторана еще играла музыка. Тут она с облегчением увидела, что Джун и Джон возвращаются. Глаза сестры сияли как две звезды, волосы взлохмачены, когда Джун повернулась спиной, стало видно, белое платье запачкано травой.

Мэри поняла, что Томас тоже все заметил и сделал те же выводы, хотя по его лицу этого сказать было нельзя. Конечно, теперь, когда молодые люди все равно должны пожениться, происшествие не имело большого значения, но вряд ли время и место выбраны удачно…

Причин задерживаться больше не было, настала пора отправляться в обратный путь.

— Обратно девушек повезу я, — заявил Джон, когда они вышли из отеля.

— У твоей машины неудобное заднее сиденье, — справедливо отметил старший брат. — И мне все равно ехать в ту же сторону.

— Тогда захвати Мэри, — с готовностью предложил младший.

Джон схватил невесту за руку, молодые люди весело рассмеялись и помчались к стоянке.

— Кажется, мы опять остались вдвоем, — сухо отметил Томас.

— Я бы прекрасно доехала в машине Джона, — быстро сказала Мэри.

— Да, но вам же ясно дали понять, что вы там лишняя. А мне не доставит никакого труда подвезти вас, — добавил он.

Не было смысла препираться дальше, похоже, парочка все спланировала заранее. Ну, Джун еще за это поплатится, сердито подумала Мэри.

«Феррари» Джона с ревом промчался мимо, отчаянно сигналя. Джун без тени раскаяния помахала, оба улыбались, как чеширские коты.

— Словно дети малые, — вскользь обронил Томас.

Мэри не могла не согласиться. То, что Джону уже двадцать два, не играло никакой роли.

Снова оказавшись в «БМВ», Мэри подумала: с тех пор как Том переступил порог ее магазина, прошло чуть больше суток. Мэри казалось, в эти сутки вместилась половина ее жизни.

Пока Томас выруливал на проезжую часть, девушка украдкой взглянула на резко очерченный профиль и вновь почувствовала ставшее уже привычным волнение.

— Удобно? — спросил он, не отрывая глаз от дороги.

Мэри рассмеялась.

— В такой машине не может быть неудобно.

— Прямо сценка из рекламного ролика, — хмыкнул Том и добавил: — Если купить подержанную модель, то обойдется недорого, да и обслуживание не требует больших затрат.

— Меня вполне устраивает «фиат». — Мэри не собиралась обсуждать покупку машины любой модели, тем более «БМВ». — Он никогда не подводил, если не считать пары проколов и немного подтекающего масла. Вы помните тот страшный снегопад прошлой зимой? Так вот, я стала одной из немногих, кто не застрял по дороге.

— Наверняка это заслуга не только машины, но и водителя.

Если говорить честно, Мэри отнюдь не считала себя образцовым водителем. За последние несколько недель из-за невнимательности пару раз чуть не попала в аварию. События с сестрой на время заставили Мэри забыть о финансовых проблемах, но это не означало, что они перестали существовать. Если в ближайшее время торговля резко не пойдет в гору, впору закрывать магазин…

Но ни при каких обстоятельствах она не обратится к будущим родственникам с просьбой отсрочить выплату аренды, твердо решила Мэри. Можно представить, какие выводы Тэчер сделает, едва она откроет рот!

— Вы опять притихли, — заметил Том. — Не стоит так беспокоиться о случившемся. Будем надеяться, — у этих двоих все сложится хорошо.

— Да, конечно, все будет в порядке. — Мэри изо всех сил старалась, чтобы в голосе звучали оптимистические нотки. — Особенно если они будут жить отдельно.

— Я же сказал, что поговорю с Джоном, — сказал Томас с легким раздражением. — Большего сделать не могу.

— Понимаю. Ведь за квартиру будет платить Джон, поэтому он сам должен решать. Только…

Мэри оборвала фразу, спохватившись, что сказала слишком много. Джун не поблагодарит сестру за вмешательство, если у нее с женихом возникнут трудности. Слишком охотно Джон принял предложение матери.

— Завтра у вас, наверное, трудный день? — спросила Мэри, меняя тему.

— Заседание правления, — последовал краткий ответ. — Будем решать несколько принципиальных вопросов.

— Ваш отец еще принимает какое-нибудь участие в делах?

— Нет. Он отошел от всего.

Мэри спросила, тщательно подбирая слова:

— Возможно ли полное выздоровление?

— Если говорить о параличе, то он постепенно пройдет, но ведь у отца еще больное сердце. — Голос Томаса казался лишенным всякого выражения. — Врач дает ему от силы год.

Только сейчас Мэри в полной мере оценила нежелание Томаса волновать отца, и еще более безответственным после этого сообщения выглядело поведение Джона. Джун тоже далеко не безгрешна, но Джону нет никаких оправданий.

Когда подъехали к дому, время уже приближалось к полуночи. Машины Джона не было видно, свет в доме не горел: следовательно, Джун еще не вернулась.

— Наверняка попали в аварию! — в панике воскликнула Мэри. — Ведь они уехали намного раньше!

— Если бы это произошло, мы бы обязательно увидели их на дороге, — успокоил Томас. — Просто свернули в сторону и где-нибудь остановились. — Он выключил двигатель. — Если хотите, я подожду их возвращения.

Доводы Тома не подействовали. Мэри изнывала от беспокойства и с радостью приняла его предложение. Она не смогла бы уснуть, пока не объявятся эти двое.

Мэри сварила кофе и принесла в гостиную. Томас, уютно устроившийся в любимом отцовском кресле, лениво перелистывал журнал и, видимо, чувствовал себя как дома. Мужчина встал и взял у Мэри чашку с кофе.

— Они будут здесь с минуты на минуту, — заверил Тэчер вконец расстроенную хозяйку и угрюмо добавил: — Ох, и скажу я Джону пару ласковых…

— А я добавлю кое-что для Джун. — Мэри одновременно испытывала гнев и тревогу. — Видит бог, сегодня они пообщались достаточно!

— Джон никогда не знал, что значит достаточно, — сухо заметил Томас. — Кажется, то же относится и к вашей сестре. Если их брак продлится больше года, это станет чудом. Они слишком похожи.

— Но ведь говорят, что противоположность привлекает, а похожесть примиряет, — спокойно сказала Мэри, стараясь не показать, как больно ее задело замечание Томаса.

— Это не относится к случаям, когда люди считаются только с собой. В любом партнерстве приходится не только брать, но и давать.

— У вас может сложиться невысокое мнение о собственном брате, но Джун вы совсем не знаете, — запротестовала Мэри.

Томас пожал плечами.

— Здесь не надо быть семи пядей во лбу. Ваша сестра получает то, что хочет, когда хочет, где хочет, и ей все равно, что кому-то от этого может быть плохо…

— Неправда!

— Нет, правда. И вы это знаете. Во всей этой истории о вас Джун не думала ни секунды.

Глаза Мэри заполыхали изумрудным огнем.

— Думаю, вам лучше уйти, — еле сдерживаясь, сказала она.

— Вы прячете голову в песок, — не сдавался Том. — Я не утверждаю, что в вашей сестре нет ничего хорошего. Может, она лучше Джона. Но у всех свои недостатки.

— Вы меня изумляете, — с сарказмом произнесла Мэри. — Неужели недостатки есть и у вас? Интересно, в чем же они заключаются?

— Один из них — раздражительность. — Тэчер не скрывал, как сильно раздражен сейчас. — Если бы я ошибался в Джун, она была бы здесь, а не занималась любовью в машине, пока вы с ума сходите от беспокойства.

Мужчина молниеносно перехватил занесенную для пощечины руку и сжал мертвой хваткой.

— Я уже говорил вам, что произойдет, если вы посмеете снова это сделать! Поверьте, я не шутил!

— О, вполне верю! — Презрение в полной мере относилось и к ней самой. Нельзя распускаться. Усилием воли, подавив негодование, Мэри взяла себя в руки. — Только, ради бога, уйдите, — сквозь зубы произнесла вконец издерганная Мэри.

Выражение лица Томаса стало решительным.

— Я уйду после того, как выскажу этой парочке все, что я о них думаю, и ни минутой раньше!

— Это не вам решать! — Мэри сразу утратила с таким трудом восстановленное самообладание. — Оставьте в покое Джун. Это наш дом, и я хочу, чтобы вы немедленно ушли отсюда!

Ответить на этот выпад Томасу помешала захлопнувшаяся входная дверь. Чертыхнувшись, Тэчер отпустил запястье Мэри. В гостиную просунулась голова Джун, судя по всему, девушка не считала себя виноватой.

— Я думала, вы давно уехали, — сказала она, обращаясь к Томасу.

Не на шутку рассерженный, мужчина резко поднялся на ноги.

— Мы дожидались вашего возвращения. Где Джон? И где, черт побери, вы были?

— Джон уехал домой. А что? Всего на минутку остановились полюбоваться луной, — вызывающе ответила Джун. — Разве мы должны спрашивать разрешение?

— Нет, не должны! — Лицо Мэри пылало от гнева. — Томас, приберегите ваше мнение для брата! Здесь я хозяйка и справлюсь сама, благодарю вас!

— Конечно, справитесь. С тем же успехом, что все четыре года, — негромкие слова больно отозвались в душе Мэри. — Если бы получше держали ее в руках, этой ситуации просто не возникло бы! — Томас перевел взгляд на Джун, но внезапно пожал плечами, и жест этот был красноречивее всяких слов. — Счастливо оставаться!

Джун посторонилась, чтобы дать дорогу.

— Пока, братик, — дерзко ответила она.

Мэри оцепенела, но Тэчер пропустил выпад мимо ушей. Секунду спустя дверь хлопнула, и сестры остались вдвоем.

Младшая осторожно сказала:

— Наговорил кучу гадостей… Он опять пытался убедить тебя, что свадьбы не должно быть?

— Нет! — Мэри еще не могла прийти в себя после обвинений Томаса, только объяснений с Джун недоставало… — Как тебе не стыдно! — напустилась она на сестру. — Что о тебе люди подумают!

— Подумаешь, остановились поцеловаться на ночь… — В голосе Джун не было ни капли раскаяния. — Что здесь такого?

— Вы уже достаточно нацеловались! Видела бы свою спину — вся перепачкана травой! Ты хоть понимаешь, что платье вконец испорчено?

Тут Джун соизволила немного покраснеть.

— Ну и что? Когда мы с Джоном поженимся, у меня не будет недостатка в платьях. Я даже у тебя в магазине смогу кое-что купить.

— Я не торгую одеждой для будущих матерей!

Сначала юное личико сестры выразило удивление, но затем Джун хихикнула:

— Ну, конечно же! Господи, какая я глупая!

Продолжать в том же духе означало понапрасну терять время. Джун всегда была великой мастерицей пропускать упреки мимо ушей, когда ей надоедали нравоучения сестры.

— На сколько завтра назначена встреча? — устало спросила Мэри.

— Встреча? Ах, ты о враче? — Джун пожала плечами. — Где-то во второй половине дня. Сначала Джон повезет меня завтракать. — Она зевнула и прикрыла рот рукой. — Я иду спать. А ты?

— Сейчас, только уберу со стола.

Составив на поднос чашки и кофейник, Мэри вспомнила о машине. Все-таки в магазин придется поехать на автобусе, а ремонт отложить на потом. Конечно, это неудобно, но все же лучше, чем вставать ни свет ни заря и бежать в гараж.

Да, денек выдался не из лучших, с горечью думала Мэри, убирая посуду. Еще вчера Томас Тэчер был просто именем, мелькнувшим в газете, лицом, увиденным на фотографии. Но стоило познакомиться с этим человеком, как все встало с ног на голову.

В понедельник Мэри улыбнулась удача. Ей пришлось хорошо поработать, но подсчет выручки заставил ликующе улыбнуться. Если так пойдет и дальше, она сумеет поправить свои дела. Ради этого можно смириться с любой усталостью.

Когда Мэри добралась до дома, прождав полчаса автобус, Джун еще не вернулась. Чувствуя себя не в силах заняться приготовлением ужина, Мэри сделала сандвич, прихватила стакан апельсинового сока и вышла на задний дворик.

Вечер выдался тихий и теплый, легкий ветерок шевелил листву на деревьях. Вскоре к ней подсела миссис Стивенсон, которая жаждала поделиться планами в связи с приближавшимся рождением внука или внучки. Мэри понимала, что тайна Джун скоро выйдет наружу, так почему бы не поделиться своими проблемами с соседкой прямо сейчас? Мэри надеялась, Стивенсоны придут на свадьбу.

Симпатичная пожилая женщина молча выслушала Мэри. Лицо ее выражало не только понимание, но и живейшее сочувствие.

— Бывает и так, моя милая, — сказала она, когда Мэри замолчала. — Я бы не поручилась, что с моей дочерью не могло произойти ничего подобного. В наши дни молодежь относится к таким вещам совсем по-другому.

Приглашение на свадьбу миссис Стивенсон приняла без колебаний.

— Нам даже не надо присылать открытку! — заверила Мэри соседка.

Мэри тут же вспомнила, что по традиции рассылать приглашения полагалось семье невесты, но прежде надо встретиться с миссис Тэчер и составить список гостей. Только члены семьи и близкие друзья, говорила мать Джона, значит, народу будет не слишком много. Надо еще окончательно определить день свадьбы.

Джун явилась после десяти, оказывается, они с Джоном были в кино. Молодой человек заходить не стал.

— Что говорит врач? — спросила Мэри у сестры, когда поняла, что сама Джун ничего не расскажет.

Заинтересованно уставившись в телевизор, где шли новости, Джун слабо махнула рукой.

— Ой, ну все как обычно… Все прекрасно, беспокоиться не о чем.

— Врач подтвердил срок?

— Да, все правильно. — Сестра не отрывала глаз от экрана. — Мне ужасно нравится этот ведущий, а тебе? Он такой классный!

Мэри вздохнула и прекратила расспросы. Если все в порядке, то какая разница… Джун, несомненно, заинтересуется будущим ребенком, когда появятся первые признаки его существования. А пока и так есть о чем побеспокоиться.

— Миссис Тэчер договорилась о дне венчания? — осведомилась она.

— Завтра вечером мы встречаемся с викарием.

Все надо тянуть из нее клещами, подумала Мэри, тщетно ожидая услышать что-нибудь еще. Наконец, она рассердилась и выключила телевизор.

— Я с тобой разговариваю!

— А о чем? — раздраженно спросила Джун.

Мэри сдержалась.

— Когда венчание?

— Через две недели. В четверг, в три часа.

В четверг у нее половина дня свободна. По крайней мере, с наймом продавца проблем не будет. С церковью вопрос тоже решен. Гостей, скорее всего, примет миссис Тэчер. Таким образом, Мэри остается только написать приглашения да еще позаботиться о машине: едва ли Джун согласится ехать в церковь на ее «фиате»…

Насчет списка гостей она завтра созвонится с миссис Тэчер. Кроме того, надо обсудить вопрос о расходах. Возможно, удастся договориться, чтобы счета присылали прямо к ней.

— А что с платьем? — спросила Мэри. — Чего бы тебе хотелось?

— Я всегда считала, что ты сама что-нибудь придумаешь, — последовал небрежный ответ. — Нечто действительно оригинальное.

Мэри тоже так думала. Конечно, она смоделирует и сошьет платье для сестры, хотя времени остается совсем мало…

— Я сделаю это с удовольствием, — просто ответила она.

Джун опять включила телевизор и поудобнее устроилась в кресле, досматривая новости.

— Между прочим, — бросила сестра, не оборачиваясь, — Томас дарит нам медовый месяц на Канарах. Здорово, правда?

Действие, рассчитанное на эффект, с презрением подумала Мэри. Разве Томас Тэчер не воспользуется случаем пустить пыль в глаза, когда дело касается свадебного подарка для единственного брата? Ее удивило, что Джун приняла этот подарок после того, что услышала от Тома вчера вечером.

— Грандиозно, — иронически согласилась Мэри.

Позже, уже лежа в постели, Мэри подумала о своем подарке молодоженам, но ничего интересного не придумала. В конце концов, она решила, что походит по магазинам и поищет что-нибудь подходящее. Разумеется, в деньгах ей с Томасом не потягаться. Подарок должен быть оригинальным и еще долгие годы напоминать Джону и сестре о дне свадьбы.

А Томас Тэчер может катиться ко всем чертям.