Прочитайте онлайн Предания о самураях | Глава 23 Смирение духа О-доно

Читать книгу Предания о самураях
2016+2163
  • Автор:
  • Перевёл: Сергей Белоусов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 23

Смирение духа О-доно

Мало кто смог бы обогнать Нагао Ходэна, когда он мчался галопом по Накасэндо в столицу, где ему предстояло искать помощи и поддержки со стороны сёгуна и его советников. На кону-то стояла его голова, хотя скорее живот. Вся его свита, и высшая и низшая знать, отстала от него и пребывала в большом волнении. Ближе всего за ним скакал представитель рода Огури со слугами числом тринадцать душ. По распоряжению Такэды Сигэнобу в провинции Каи уже шла мобилизация на войну. В провинции Синано, где распоряжался вельможа Огасавара Масаясу, от них не отставали и во всем следовали их примеру. Никто не сомневался в том, что власти Киото примут необходимые меры. У владыки Огури теперь существовало несколько причин отказаться от скачки в обоих составах. Главный из них заключался в том, что он числился вассалом принца Мотиудзи и поэтому не мог не нести печати участника мятежа. К такой роли Сукэсигэ относился с большим предубеждением. Получив известие о послании Ходэна, он сразу же объявил о своем намерении обратиться с петицией к тайсё армии Киото; скакать в Канто под непосредственным командованием своего сюзерена. Наконец-то наступил момент свершения мести. Мятущуюся душу О-доно можно было успокоить, принеся в жертву голову Иссики Акихидэ, который его оклеветал и стал фактически убийцей. Момент воздания за подлость приближался.

Тут вперед вышла Тэрутэ-химэ и встала перед своим господином на колени, чтобы выступить с заявлением. «Любые предложения, – сказал Сукэсигэ, – безусловно заслуживают внимания. Извольте прилюдно объявить вашу просьбу». – «Наступил момент отмщения, – ответила Тэрутэ. – Честь рода Огури требуется восстановить в полной мере с предъявлением головы Акихидэ. А долг вашей Тэрутэ состоит в успокоении души ее отца Сатакэ Ацумицу. Прошу разрешить мне присутствовать на казни, предоставить мне право нанесения смертельного удара в основание Ёкоямы Ясухидэ и тем самым отомстить за Ацумицу. Велико мое сожаление и стыд, но все равно выслушайте мое заявление, каким бы грубым нарушением этой священной задачи, выполнение которой женщине не поручается, оно ни выглядело. С трепетом и почтением прошу моего господина принять мольбу вашей Тэрутэ». Рото в знак одобрения ее речи похлопали в ладоши. В едином порыве они обратились к своему господину с просьбой о том, чтобы госпоже Тэрутэ разрешили составить им компанию. Сукэсигэ улыбнулся, но потом глубоко задумался. «Тэрутэ требует, – наконец-то произнес он, – всего лишь права на нанесение смертельного удара убийце Ацумицу-доно. Но тут возникают непреодолимые трудности. Со времен Хэйкэ в Японии женщин никогда не брали на войну сражаться с врагом. Эти заполонили свой лагерь при Фудзикаве проститутками и проводили время в попойках, зато побежали при виде стаи гусей. Опять же при Данноуре они проводили время в безделье под звуки флейты и кото. С женщинами, висящими на их шее, они нашли свою могилу на дне моря. Я опасаюсь того, что тайсё при Киото, кого бы на этот пост ни назначили, будет возражать по поводу присутствия в его рядах женщины. Тем не менее позволю себе отложить окончательное решение до тех пор, пока не узнаем, кто у нас тайсё. Ваш Сукэсигэ честно его обо всем попросит. Мы имеем дело с исключительным случаем». После этих слов он взглянул на серьезные лица своих рото. Этим храбрым мужчинам предстоял сложный и недобрый выбор. В конце концов он заявил: «Отомстить за страдания Тэрутэхимэ поручается Онти-доно. Соизвольте, милостивый государь, взять на себя предназначенную для вас миссию». Онти Таро Нагатару низко поклонился ее светлости.

В этот девятый месяц 10 года Эйкё (20 сентября – 19 октября 1438 года) принц Мотифуса занимался делами. Армия Киото практически была готова к выступлению в путь. Его брата Уэсуги Харубэ-но Тайсукэ Норитомо уже отправили распоряжением Хокурикудо из Этиго с армией в 7 тысяч человек, и численность этой армии по мере продвижения стремительно увеличивалась. Все эти прошедшие летние и осенние месяцы осада Хираи велась как-то ни шатко ни валко. В армии Иссики царили великие разногласия. Обороняющиеся на вылазки не ходили; осаждающие готовы были сцепиться друг с другом с такой же охотой, как и штурмовать замок. Все это радовало. Мотифуса потирал руки и в мыслях уносился к современнейшим типам шкатулок для голов. Тем временем со стороны ворот ясики поднялся большой шум. Двое мужчин в глубоких соломенных шляпах требовали, чтобы стражники их пропустили. «Сударь, здесь проход запрещается, – стояла у них на пути стража. – Извольте снять свои шляпы. Мы пропускаем к принцу только тех людей, кто называет свое имя или приносит петицию. Стой! Стой!» Пришедших самураев явно злило такое вмешательство в их дела. Тот из двух здоровяков, что покрупнее, терял терпение. «Такое неучтивое отношение к себе терпеть нельзя. Тон, каким эти мужланы требуют у нас снять шляпы, заставляет меня ее оставить на месте. Я требую предоставить мне возможность говорить с Мотифусой Ко. Порученную мне миссию я должен держать в тайне. Хватит вам и такого объяснения! Доложите о нашем визите». – «И чей же это визит? Ревущего от ярости монбана? Разве можно позволить этим двум паршивым молодчикам (яцу) прорваться в покои его высочества без предварительного назначения времени и исполнения должного ритуала?! Убейте их! И сбросьте их тела в ров! Прошу вас уйти от греха подальше!» Так с беспорядочными криками и советами вооруженная своими дубинами стража стала выпроваживать возбудителей спокойствия. Главный из этой парочки вроде бы проявлял намерение договориться со стражей. «Вы что, своей неуступчивостью стремитесь помериться силой, наглядно продемонстрировать его светлости свои мускулы и уверенность в себе? Ладно! Теперь поберегитесь. Найдите третейского судью. Посмотрите, кого можно пригласить». – «Да соизволит оценить это дело мой господин. Времени и сил для борьбы нам хватит». Путник покрупнее вышел вперед. Совсем скоро по воздуху полетели чьи-то служащие и якунины. Он играл ими, как жонглер со своими мячами. Увидев такое беспардонное обращение со стражниками, три или четыре самурая решили прийти им на помощь. Определенно, этим смельчакам не нужны были зрители. Они подошли с обнаженными мечами. Здоровяк обошелся с ними ничуть не деликатнее. Судья по этому делу теперь присоединился к его попутчику. Якунинами пользовались, чтобы сбивать с ног самураев, тогда самураи повторяли воздушную траекторию якунинов. Как только принц Мотифуса подошел к входу, чтобы выяснить причину шума, один из самураев приземлился на все четыре свои вельможные конечности в соответствующем виде для приветствия сюзерена и доклада ему о происходящем.

С появлением принца упорные самураи сняли глубокие шляпы и встали перед ним на колени. Мотиудзи от удивления воздел руки: «Да это же сам владыка Огури Сукэсигэ-доно! Извольте, милостивый государь, войти. А этот здоровяк, играющий моими слугами в бильбоке, я так думаю, Икэно Сёдзи! Как раз во время твоего победного и счастливого возвращения из провинции Кии Мотифуса увидел Сукэсигэ-доно в Хана-госё (Цветочном дворце). Рекомендации для Мицуиэ Ко послужили вполне надежно. Время все еще представляется благоприятным для возрождения дома Огури». Сукэсигэ со всей почтительностью выразил принцу свою благодарность. Потом, обращаясь к Сёдзи, он сказал: «Сёдзи, надо бы извиниться за такое бесцеремонное обращение и грубое вторжение. Со своей стороны ваш Сукэсигэ признает свою долю участия в этом позоре. Прошу последовать моему примеру в полной доле согласно с проявленным куражом». Сёдзи торжественно выразил почтение и принес извинения. «Увы! Силу свою мне не всегда удается унять. Готов за это понести любое наказание. По распоряжению своего господина Сёдзи готов вскрыть себе живот. Тем более что я уже доставил много беспокойства». Принц и владыка улыбнулись, ведь им понравилась искренность, с которой достойный витязь оценил сложившуюся ситуацию. Сёдзи еще не успел привыкнуть к правилам двора и столицы. Он представлял себе буси из Канто похожими на воинов Киото, но считал столичных чем-то вроде паркетных рыцарей. При этом из-за того, что они еще не познакомились друг с другом, из-за недавнего проявления куража появились предчувствия дурного. Мотифуса похлопал его по плечу. «Смотри, эти ребята никак не оправятся от удивления. Имя Икэно Сёдзи служит паролем для всех и каждого из них. То, что вы их разметали, добрый сударь, для них большая честь. Полученный опыт пойдет им на пользу. На самом деле им нечем хвастаться после этой схватки». Когда они вошли и сели, когда принц подал им знак, тот продолжил: «Мотифуса тоже родом из Канто. Демонстрация превосходной силы мужчин из Хассю (Восьми отмелей) как вода для томимого жаждой человека». В глазах у него играли озорные огоньки.

Тут по распоряжению принца подали петицию по поводу того, чтобы Сукэсигэ позволили присоединиться к войску Киото, находящемуся на марше в сторону Камакуры. А там он мог выполнить свой долг по отмщению за Мицусигэ. У Мотифусы сразу поднялось настроение. «Честность и почтение родителей, проявленное Сукэсигэ-доно, известно во всей Японии. При всех трудностях, испытаниях и отчаянном заболевании, выпавших на его долю, он никогда не забывал о долге сына перед своим отцом. Ваш пример, милостивый государь, служит маяком для всех тех, кто эти годы бездельничал в роскоши жизни Киото. Ваш Мотифуса затаил обиду, которой требуется выход. Прошло много лет, и до конца уже рукой подать. Принц Ёсимори никогда не пойдет на то, чтобы отменить смертный приговор для Мотиудзи K°. В этом видится высшая точка политики, проводившейся с тех лет, когда возникли разногласия с Удзимицу и Мицуканэ. Однако для прямого вассала Камакуры это дело представляется весьма сложным. Дева Тэрутэ подала петицию со своими предложениями. Почему бы не отправиться всем вместе, чтобы стать свидетелями этой войны? Тем самым предусматривается возможность для исполнения вашей светлостью своего священного долга и оказания услуги сюзерену без нападения на принца Мотиудзи. Его судьбу вполне можно оставить на откуп тем, кто заинтересован в его свержении. Силы таким недовольным должно хватить». Сукэсигэ переполняла радость от такого доброжелательного предвидения принца. Со слезами на глазах он ответил: «Ваша светлость буквально читает мысли вашего Сукэсигэ. С трепетом и почтением прошу, милостивый государь, принять благодарность, которую не выразить словами. Сукэсигэ не поднимет руку на своего хозяина». – «Тогда это дело будем считать решенным, – промолвил Мотифуса. – Мое войско выступает в течение недели, и было бы неплохо созвать самураев под мой штандарт». – «Они находятся на расстоянии вытянутой руки. Расквартированы рядом с Фусими, с ними остановился Сукэсигэ». – «Прошу оказать честь Мотифусе своим присутствием владыки Огури. Для проживания вполне подойдет моя ясики». По приглашению принца самураи перебрались в район сосредоточения войска, готовящегося к войне. Значительную помощь в этом деле мог оказать Сукэсигэ, как опытный солдат, знакомый с местностью Канто. На протяжении своего недолгого пребывания во дворце Муромати шел прием прибывающих отрядов. Ёсинори K° много слышал об искусстве верховой езды, которым владел этот самурай из Канто. Его желание было легче удовлетворить и дешевле исполнить, чем совершить поездку к Фудзи. В присутствии сюзерена и его двора Сукэсигэ продемонстрировал свою сноровку. Ёсинори подивился и обрадовался увиденному. Потом этот самурай вышел вперед и предложил такой маневр: принц даст команду лучникам пустить стрелы по двум параллельным линиям. Сукэсигэ должен промчаться между ними на коне без единой царапины; если же ловкость подведет его, то он умрет, ни на кого не жалуясь. Ёсинори K° захлопал в ладоши, предвкушая веселую забаву. Такие игры ему всегда нравились. Братья Гото с мрачными лицами проверили каждую деталь снаряжения и упряжи. Лучники, причем отборные и самые меткие, по десять человек с каждой стороны, построились в шеренгу, чтобы принять участие в этой игре со ставкой на жизнь человека. Без доспехов, без кирасы, одетый в хакаму и даимон (придворный костюм) в синих тонах, на которых красовались белые кикё (ширококолокольчик крупноцветковый – platycidon grandiflorum), в украшенном тесьмой эбоси (головном уборе), а рукава он сложил назад по бокам, чтобы они не сковывали движения рук, наш самурай вскочил в седло. Пустив скакуна немного в курбет и галоп, Сукэсигэ медленно поскакал к выстроившимся двумя шеренгами лучникам. Стрелы посыпались градом, лучники напрягали глаз и руку, чтобы сразить смеющегося буси. Размахивая мечом, он скакал мимо них, разрубленные древки стрел падали вокруг нашего самурая. В самом центре шеренг он на мгновение остановился, работая рукой с мечом, Сукэсигэ продолжал перехватывать летящие стрелы. Наконец-то он покинул смертельный рубеж, и все присутствующие поднялись с громовым криком восхищения. Ёсинори K° буквально трясло от удовольствия. Рото Огури с серьезными лицами вышли вперед, чтобы помочь их господину, а Гото Хёсукэ вонзил свои ногти глубоко в ладони, чтобы заглушить рвавшийся победный крик. Потом по приказу принца подали чашечку сакэ. Вызванный к свите Ёсинори, сёгун подал знак Сукэсигэ подойти ближе. По приказу сюзерена он поведал о своей жизни или о мести, ставшей целью его жизни. Ёсинори испытал восхищение. «Исполнитель такого подвига заслуживает награды. У сёгуна крепкая память и длинные руки. Оставайся прилежным вассалом, Сукэсигэ». На этом представление закончилось. Мотифуса передал Сукэсигэ распоряжение, скрепленное печатью сёгуна, на проведение казни Иссики Акихидэ и Ёкоямы Ясухидэ. Тем самым он удалил со своего вассала клеймо нищеты. Ни малейшего пятнышка не осталось на репутации имени Огури.

На третий день десятого месяца (21 октября 1438 года) армия Мотифусы покинула Киото. Наличие паланкина девы в ее походных порядках вызвало пересуды, и в скором времени об этом факте шептались по всему войсковому лагерю. Один только вид кэмбуцу (посещения места) чудовищных сцен войны должен был вызвать отторжение. То, о чем все думали, скоро оказалось правдой. Редкие появления госпожи возбуждали любопытство. Как такое хрупкое создание надеялось на осуществление мести, какой бы справедливой она ни представлялась? Вид мощного телосложения Онти Таро наводило на мысли совсем иного порядка. «Этот сукэдати (второй) выглядит страшным малым. На этот раз боги добры ко мне. Месть лежит не на таком скромном человеке, как я». На восточной оконечности озера Бива подошли к группе мужчин, образовавших боевой порядок на обочине дороги. Они молчали и действовали с военной точностью. Просто эти мужчины были из Канто. Военачальники армии Киото сначала решили, что чужаки настроены враждебно, быть может, это передовое охранение армии принца провинции Камакура. Через некоторое время узнали их знамя, помеченное таким же белым кикё, как и штандарт владыки Огури. То были слуги из Хираоки, призванные в массовом порядке из провинции Хитати. Они подчинились призыву на войну, но им предписывалось двигаться маршем на юг на соединение со своим начальником, а не примкнуть к отряду Иссики. Усиленные этим отрядом три сотни человек рото Огури вступили на территорию Аохакамати. Якунин пришел на дом к Мантё с распоряжением от богё. С трепетом и уважением по поводу официального вызова и с некоторым нетерпением Мантё откликнулся на его призыв. До армии Киото было рукой подать. Требовалось подготовить расквартирование в монастыре, а также подобрать дом для господина и простолюдина. Три сотни человек с их командиром надо было разместить в усадьбе Мантё. Напоказ этот владелец постоялого двора недовольно ворчал, а в душе поручение ему очень льстило. За его приют эти ребята должны были в том или ином виде оставить ему щедрое вознаграждение. «Распоряжение получил и почтительно уяснил: касикомаримасита». Посыльный якунин усмехнулся: «Мантё не спрашивает имени своего гостя, хотя прекрасно его знает. Это даймё, за которым гоняются в Камакуре, то есть владыка Огури». Через мгновение Мантё уже ползал у ног официального посыльного. «Извольте подумать. Разместите этих людей у кого-нибудь еще. Заберите половину состояния Мантё. На кону сама его жизнь». – «Ба! – произнес якунин. – Если тебя укоротить на голову, большого вреда этому миру не случится, зато путникам станет гораздо удобнее. Ты заслужил такую судьбу, какую заслужил. На этого человека донес Дзинроку Дайгуану как раз этот самый Мантё. Дайгуан простился со своей жизнью. А почему бы Мантё не сделать то же самое? Кроме того, по особому указу дом Мантё подлежит отчуждению в интересах владыки Огури. Проще говоря, ему доставило удовольствие пребывание в нем». Со смехом он удалился, на выходе исполнил положенный прощальный ритуал, и в ворота хлынули рото Огури. В ужасе Мантё бросился в комнатушку, расположенную в тыльной части дома. Потом в огороженный двор внесли паланкин. Женщины и слуги постоялого двора наблюдали, с какой заботой обращались с дамой, находившейся в нем. Крепкие мужчины подняли это тяжелое транспортное средство на плечи и передали его во внутренние покои, выходящие окнами в сад. С любопытством Тэрутэ снова оглядела эту сцену, на которой разыгрывались ее испытания. Как же поменялись условия ее существования! Подтвердилась всемогущая воля богини.

Обитатели дома занимались обеспечением достойного приема таких постояльцев. Рото Огури проявляли предельное расположение и такт к этим людям, однако с их прибытием над округой повисла зловещая атмосфера. Не отпускало ощущение того, что им предстоит еще что-то сделать. Трапезу накрыли, а потом убрали. Икэно Сёдзи появился в комнатушке, где в согнутом положении прятался благополучно всеми позабытый тэйсю. «Владыка Огури, – войдя, сказал он, – хочет поблагодарить Мантё за его прием и угощение. Сударь, пришла ваша очередь предстать перед ним и испытать гордость от такого вызова». Мантё залебезил и начал заикаться. Его свалил большой недуг. Он бы с огромной радостью лично встретил таких почтенных гостей, но не может даже подняться. Из-за болей в животе смотреть на него радости не доставит, его болезнь не позволяет ему предстать лично перед глазами владыки Огури. Сёдзи отбросил в сторону все церемонии, а с ними и брезгливость. «Ты, Мантё, большой лжец! И выглядишь точно так же, как Сёдзи. Тебя терзает страх. Отсюда небольшая бледность лица. Иначе твоя слабость происходит от сердца, а не от ног или кишок. Пошли! От болей в животе у суверена найдется средство для лечения головной боли. Боль в одном органе лучше всего лечить болью в другом месте. Избавление от всех недугов несет только смерть». Он подал знак двум солдатам. В мгновение Мантё подняли на ноги. Солдаты потащили его в сад.

Сукэсигэ вышел на рока и сел там, чтобы вершить правосудие по делу Мантё. У него за спиной стояли братья Гото и Танабэ. В саду отдыхали родственники Катаока и Казама. Они взглянули на тэйсю, видя в нем коварную тварь, так как он по-скотски обошелся с их госпожой и предал их владыку. Перед Сукэсигэ встал Мито-но Котаро, выступавший в качестве свидетеля. Онти Таро занимался стиранием в порошок громадного изящного валуна, служащего украшением сада. Инструментом ему служил длинный железный шест. Он бросил взгляд на проходившего мимо Мантё. Тот от страха чуть было не упал в обморок. Сукэсигэ с серьезным видом встретил его на рока. «Мантё, на этой нашей встрече засвидетельствована справедливость Небес. Сейчас будем обсуждать твое преступление. Твое нынешнее существование пришло к моменту завершения, если только не поступит полный и достоверный ответ». Мантё отреагировал тем, что рухнул на землю. «Мне, как никудышному субъекту, ответить нечего обиженному владыке Огури, нет оправдания моему преступлению перед ним. Прошу почтенного господина вспомнить о том, что мудрецы всегда выступали за милосердие и сочувствие к ближнему. Проявите человеколюбие к такому робкому созданию, как ваш Мантё. Свое преступление он совершил по собственной натуре и совсем без злого умысла». – «Ты лукавишь, Мантё, – возразил Сукэсигэ. – Как человек умный, занятый своим делом и вступающий в общение с людьми, отличающимися по натуре, ты знал, как сколачивать состояние. Понятно, что оно возникло в силу самых подлых уловок. Оставим этот вопрос без внимания. Ты требуешь милосердного и сочувственного отношения? Ты, кто настолько жестоко обращался с несчастной женщиной, переданной в твои руки без ее согласия, а также не в силу обстоятельств, а неким похитителем? Этот негодный малый, ставший разбойником, закончил свой земной путь на обычной плахе. Теперь ты: нет, твое преступление выглядит гораздо более тяжким. Твое преступление страшнее обычного грабежа и похищения людей. Получив выкуп у Сукэсигэ, ты потребовал и получил вторую сумму выкупа. На этот проступок ты не найдешь готового оправдания. То, что ты предал меня, Сукэсигэ, перед Дайгуаном как-то можно еще оправдать. Приговор тебе выносится по остальным преступлениям. Позовите слуг этого человека!»

По приказу своего господина рото Огури ввели во двор испуганных мужчин и женщин, а также жену Мантё. Плотной толпой, молчаливой и боязливой, их построили, чтобы засвидетельствовать наказание. «Сёдзи, – сказал Сукэсигэ, – поручаю этого человека твоей заботе». Сёдзи выступил вперед и низко поклонился. «Готов ли мой господин выслушать заявление? Икэно Сёдзи считает себя буси, пусть имя его известно немногим, зато у него чистые руки. Его меч не запятнан позором. Кровь этого подлеца испачкает его. Извольте выслушать ходатайство Сёдзи. Давайте я просто оторву этому злодею голову». Сукэсигэ хлопнул ладонью по колену. «Пусть будет по-твоему! Твое предложение выглядит безупречным со всех сторон. Наказание выбрано». Как только Сёдзи приблизился и положил руки на плечи Мантё, этот трус заверещал от ужаса. Самурай проворчал: «Вытяни шею, мерзавец! Умри без выкрутасов, раз уж смерть твоя неизбежна. Чем больше ты будешь сопротивляться, тем дольше продлится приложение усилий. Ваш Сёдзи просто полностью отделит голову от тела одним только усилием своих рук». Он прижал Мантё коленом между плечами и крепко взял его за голову, ухватив ее под нижней челюстью. Фоном этой казни стали стон ужаса из самой глубины тела Мантё, пронзительные крики его жены, слезы забившихся в истерике присутствующих служанок.

Тут распахнулись сёдзи палат в тыльной части дома. В проеме двери появилась Тэрутэ-химэ. Приблизившись, она простерлась перед своим господином и вытянула в сторону Мантё руку протестующим жестом.

Сукэсигэ подал Сёдзи знак подождать. «Что случилось, Тэрутэ? Понятно, что ты не собираешься просить о сохранении жизни этому малому! Разве ты не видишь, что это Мантё? Именно он на протяжении долгих недель всячески пытался лишить Тэрутэ жизни своими притеснениями, именно он осмелился поднять на нее руку? Никакой петиции по поводу его помилования Сукэсигэ не примет. Такое наказание Мантё представляется слишком мягким, чем того требуется с учетом его злодеяний. На протяжении лет процветание этого подлеца основывалось на произволе. Теперь пусть он умрет так, как того заслужил». Тэрутэ подняла глаза на своего господина. В ее глазах нашли отражение боль, а также любовная привязанность. «Нет, мой господин! Этот человек обратился за милосердием и сочувствием к владыке Огури. Представьте себе, будто ничего прозвучавшего здесь сказано не было. Пока Тэрутэ считалась обитательницей его дома, этот человек предоставлял ей пропитание и пристанище для ее тела. Если бы Тэрутэ не нашла пристанища у Мантё, вряд ли бы произошла ее встреча со своим господином. Тот, кто совершил два таких поступка, по закону Каннон Сама заслуживает снисхождения. Извольте принять прошение Тэрутэ. Сохраните жизнь этому мужчине». Сукэсигэ надолго задумался, прикрыв ладонями глаза. Потом с улыбкой взял Тэрутэ за руки, при этом изобразив восхищение и нежность к супруге. «Отпусти его, Сёдзи». Недовольно ворча, буси ослабил хватку, которой держал свою жертву. Сукэсигэ же сурово произнес: «Помилование Мантё объявляется только лишь при выполнении следующих условий. Муж и жена должны отказаться от мирской жизни: он – в качестве нищенствующего жреца, она – в качестве монахини. Этих женщин следует отпустить по домам, щедро одарив имуществом. Добытое неправедным путем богатство будет распределено по монастырям в качестве дара. На таких условиях Мантё сохраняется жизнь. Таково решение вашего Сукэсигэ». Поднимаясь, владыка Огури взял Тэрутэ за руку и повел внутрь дома. Под руководством Гото Хёсукэ каро с согласия настоятеля (дзюсёку) храма Кокудзо Босацу это указание было выполнено. На следующий день рото Огури со своим господином и госпожой отправились маршем на север. В это же самое время новый нищенствующий монах со своими мисками стоял на коленях у обочины дороги. Срок его послушничества сократили за счет внесенного имущества, присвоения статуса нюдо и из-за спешки владыки Огури.

Онлайн библиотека litra.info

Привлечение Мантё к ответу

В Суруге присоединились отряды владыки этой провинции Имагавы Суруга-но Ками Норимасы, провинции Синано под командованием Огасавары Масаясу и Каи под руководством Такэды Сигэнобу. На перевалы через Хаконэ и к подножию Фудзи подошла армия численностью 50 тысяч человек. Уэсуги Норинао поставил на кон очень многое. Он располагал еще 3 тысячами воинов. Великая армия преодолела сопротивление противника, что на этих сложных перевалах представлялось делом совсем непростым. Последнее усилие пришлось приложить у перевала Кавадзири. Оставили Норинао, чтобы он оценил потенциальный результат своей головой, а его должность передали другим. Как только армия медленно миновала Банюгаву, известия о выполнении им задания поступили командованию. Когда стало видно знамена армии Норитомо (то есть отрядов Хокурикудо), пора было нанести последние штрихи к пассивной осаде, которую армия Канто принца Мотиудзи вела перед Хираи-дзё. Отряды Юки, Тиба, Сатакэ моментально свернули свой флаг и скрылись за линией горизонта равнины Мусаси. Освободившуюся армию отправили за ними в погоню. Появился Норизанэ с указом сёгуна на руках, чтобы принять командование на себя и призвать Канто на свою службу. В Коандзи прибыли Иссики, причем без свиты, а только лишь в сопровождении собственных самураев. Это место находилось слишком близко к приближающемуся противнику. Мотиудзи отошел к городу Эбина. Пока ждали известий из Камакуры, малочисленный отряд день ото дня сокращался. Бегство из армии Норизанэ продолжалось с завидным постоянством. Потом наступил окончательный развал. Из северной столицы прибыл курьер. Миура Токитака, оставленный командовать войском Камакуры, энергично взялся за расшифровку. Так как армия Мотифусы прошла перевалы Хаконэ, а также поступили сообщения о том, что армия Норизанэ теснит Иссики в низовья Мусаси, сложить два и два труда не составляло. На следующий день с рассветом сигналом к его мятежу послужил поджог лавок и домов простого народа. Крики «как будто пламенем обжигаемых чертей в аду Сёнэцу (огня) поднялись. Жалость отбросили в сторону». 3 тысячи человек барабанили в ворота дворца Окура. Ночную стражу составляла всего лишь сотня человек. Все до одного они погибли. Принц Ёсихиса сбежал через холмы в Огигаяцу. Здесь его догнали преследователи.

В окружении, защищая своего господина, сложили головы два его преданных самурая Янадабо и Надзукабо. Ёсихиса попал в плен. Армия Киото входила в город, и его сторона потерпела полное поражение.

Мотиудзи должен был тотчас же исполнить обряд харакири. Иссики Наоканэ высказал возражение: «Так поступают солдаты, чтобы ввести окружающих в заблуждение. Легко наложить на себя руки, когда наступает момент безнадежной неудачи. В настоящее время извольте не торопиться. Его светлость найдет достойный выход из сложившегося положения. Сначала постарайтесь разобраться с намерениями Сицудзи». Этот талантливейший и храбрейший из братьев высказался откровенно и прямолинейно. Его собственная судьба определилась давно. Непримиримая вражда с Норизанэ передалась ему по наследству. Он уже сделал попытку спасти своего принца. Тогда, пока Иссики продолжал ведение своего последнего отчаянного сражения, принц Мотиудзи вступил в храм Сёмёдзи района Канадзава. Здесь ему побрили голову, и он униженно просил прощения у Сицудзи. От Норизанэ мало что зависело, но он взял на себя смелость, чтобы испросить новых распоряжений и изменения приговора со стороны Киото. Между тем Мотиудзи отконвоировали в Камакуру. Здесь под стражей Нагао Инаба-но Ками Ходэна его поместили в храм Эиан-дзи на территории долины Момидзигаяцу. Там он коротал дни и месяцы в ожидании окончательного решения его судьбы. Здесь он устраивал аудиенции своим вассалам, осмеливавшимся явиться пред его светлым ликом. Причем среди получивших аудиенцию вельмож можно назвать много дам, представлявших своих супругов. Мотиудзи высказался напрямик: «Это последнее восстание выглядело примером какого-то сыновнего поведения! Если самим принцем, считающимся отцом своего народа, так грубо пренебрегли, а потом его предали, отодвинули в сторону те, что должны были служить ему, как дети своему родителю, что должны ждать матери таких сыновей, жены таких мужей в нынешнем воплощении или в следующем? Эти вельможи повели себя самым подлым образом. Вашему Мотиудзи от такого результата ни холодно, ни жарко; только вот они нанесли смертельный удар по всей преданности ребенка и вассала». Юки Удзитомо поднялся, чтобы дать ответ. «Идза! С трепетом и почтением, августейший принц, вся трудность состоит не со всеми вассалами, а только немногими из них. Слух нашего господина заглушила клевета. Злонамеренные люди встали между ним и его вассалами, чтобы помешать общению или извратить его. Положение вещей совсем не достигло такого отчаянного предела. Избавьтесь от корня и верви этих Иссики, этого злословящего Ямана. Откройте настежь двор принца своим вельможам из Канто. Кто потом осмелится встретиться лицом к лицу с вой ском восьми провинций, объединившимся для защиты своего сюзерена? Ваш Удзитомо всегда доказывал преданность своему принцу, но нашлись люди, получившие выход на своего господина исключительно через Иссики или Ямана. Прошу моего господина действовать соответству ющим образом». Принц обратил на него добрый взор. «Удзитомо на самом деле оставался практически в одиночестве. Мотиудзи воздает благодарность. Ты пришел с какой-то просьбой? Говори!» После этих слов Удзитомо подал прошение от Огури Сукэсигэ, в котором Камакура-доно дает указание на смертный приговор Иссики Акихидэ и Ёкоямы Таро. Тем самым у представителей рода Огури и Сатакэ появилось право на официальное требование по поводу восстановления их чести и вотчин. Мотиудзи без промедления одобрил их ходатайство. Потерпевший в битве поражение Наоканэ вспорол себе живот, а с ним это сделали и его основные слуги. Почему бы не предоставить такую же точно возможность Акихидэ?! Тут он подозвал Удзитомо к себе поближе. Они шепотом о чем-то поговорили. Недовольный вид Удзитомо поняли все. Мотиудзи досадливо улыбался. Он представлял себе ход предстоящих событий лучше, чем этот простосердечный и где-то даже недалекий самурай. Наконец-то он сказал вслух: «Все это требуется запомнить; ведь это – обвинение, предъявленное его принцем самому Удзитомо. Когда придет время – действуйте. Доверия к этому человеку в Киото не осталось. В приговоре Удзитомо его принц упоминает наследие того, что ему больше всего дорого». Плача, Удзитомо простерся перед своим господином лицом вниз. «Удзитомо клянется собственной жизнью, что он лично будет докладывать своему господину в Мэйдо о выполнении поручения».

Принц Мотифуса первым узнал о провозглашенном задании по катакиути (кровной мести). Он действовал стремительно и в доброжелательной манере. Сама задача казалась не из простых. Ёкояма Сёгэн и Иссики Акихидэ, предвидевшие падение канрё, решили организовать оборону в горной крепости, некоторое время назад возведенной Сёгэном в Гокэнмуре. Они рассчитывали на укрепление своего положения со временем, а если удастся затянуть упорное сопротивление на несколько месяцев, у них должна появиться возможность уладить отношения с заинтересованными кругами в Камакуре. Надежда еще теплилась, тем более что Акихидэ рассчитывал на поддержку в окружении сёгуна. В округе позади Фудзисавы на одной линии с Банюгавой горы простирались длинными грядами, рассеченными и лишенными порядка в силу эрозии. Удобные для обороны участки в этой очень резко пересеченной местности на высоте больше сотни футов встречались редко. Эту крепость Гокэнмура возвели на горе Курияма, причем ее изначальное название значительно сократили при помощи ри из 6 тё (меньше полумили), так как именно эту меру длины использовали в данном округе. Среди земледельцев этот холм точно так же известен как гора Ёкояма. В соответствии с сохранившейся до сих пор традицией здесь возведено прибежище разбойников. Акихидэ и Ёкояма собрали около полутора тысяч человек, в основном ронинов и разбойников. Главное заключалось в том, что эта позиция выглядела надежной. Когда Имагава Норитада прибыл с распоряжением принца Мотифусы и предостережением о сосредоточении 2 тысяч человек, Сукэсигэ очень развеселился. Братья Имагава тоже совсем не расстроились. Этот парень Ёкояма достаточно часто совершал налеты на Суругу. Теперь предоставлялась редкая возможность покончить с ним навсегда.

Отряды Суруга никогда не переходили на противоположный берег реки Банюгавы. Огури Сукэсигэ по-прежнему воздерживался от активных действий, но держал принца Мотиудзи зажатым в тисках с юга с севера. Две группировки войск, нацеленные на Иссики и Ёкояму, стояли лагерем в городе Оисо и его окрестностях. Таким образом, надо было еще переправляться через реку Банюгаву. Планом предусматривалось ночью осуществить марш и на рассвете перед крепостью разбойников поднять боевой крик. Однако, когда 3 тысячи человек вышли на берег реки, ни одной лодки на нем они не увидели. В этой осложнившейся обстановке вперед вышел Икэно Сёдзи. «Можно предположить, что враг ждал нападения и поэтому заранее переправил все суда на противоположную сторону реки. На случай вероятного своего бегства они вряд ли стали бы их уничтожать. Прошу моего господина отправить вашего Сёдзи на ту сторону реки, а когда я вернусь, обо всем вам доложу. С собой в помощники мне хватит одного только Онти-доно. Таким способом мы проясним все дело. Многие из этих людей не умеют плавать. Форсирование без лодок ночью будет предприятием опасным». Совет его приняли без оговорок. Сёдзи снял с себя доспехи и одежду. Прихватив с собой только меч, он храбро вошел в реку, держа конец прочной веревки. Привязав второй ее конец к дереву, Онти Таро последовал за ним. Любая обезьяна могла бы поучиться у Таро лазанью по деревьям и прыжкам по камням; при этом Таро пошел бы ко дну, как тот же примат. Сёдзи был настоящим Канто-беем своей провинции, граничащей с морем. И плавал он не хуже рыбы. Таро преодолел поток, по ходу дела прилично наглотавшись воды. В полутьме он ступил на берег. «Там перекинут мост, но совсем плохонький. Если по нему отправить 3 тысячи человек, Акихидэ-доно с этим Ёкоямой помрут от старости, но не дождутся нашего наступления». – «Позаботьтесь о том, – приказал Сёдзи, – чтобы лодки постоянно находились под рукой. С помощью Таро-доно ваш Сёдзи должен упомянуть их в своем докладе господину».

Такое предположение подтвердилось. Они шли вверх по течению чуть меньше часа, и тут им на пути попался один из сторожей, сидевших у костра, болтающих ни о чем и попивающих вино. Шел холодный двенадцатый месяц (конец декабря), и дрожащим от озноба Сёдзи и Таро костер казался большим благом. Они вбежали в центр круга сидящих вокруг него разбойников, чтобы согреться. При появлении двоих обнаженных мужчин с мечами в руках сторожа в суматохе прыснули во все стороны. Сёдзи оседлал их начальника и прижал его к земле, приставив меч к его горлу. Таро перекрыл собой узкую тропинку через запруду, служащую преградой для паводка и защищавшую от него низинные земли. Он закричал: «Негодяи, мерзавцы, ни один из вас от меня не скроется! Мы совсем голые, и страха или стыда для нас не существует. Более того, перед вами находятся известные всем рото, состоящие на службе Огури Сукэсигэ, по имени Икэно Сёдзи и Онти Таро. Высуньте свои головы и предоставьте нужные армии его светлости лодки, а также принесите одежду для нас двоих. Тем самым вы сохраните свою жизнь, мы согреемся, в его светлость приобретет новых сторонников в вашем лице. Из разбойников вы превратитесь в сэндо (лодочников). Притом что грабителями вы так и останетесь». Сёдзи возмутил громкий смех со стороны разбойников и хихиканье скрученного их соратника. За всех своих приятелей ответил Кидзукури Онияся: «Извольте, милостивые государи, воспользоваться нашим теплым приемом. Онияся прекрасно знает имя Огури. Он стоит здесь в готовности выполнить свое обещание. Второй раз Акамацу-доно терпит поражение в схватке с Сёдзи-доно». В некотором замешательстве Сёдзи признал в поверженном разбойнике бывшего владыку алтаря Аманава. Отсюда происходило его радостное хихиканье. Позволить себе смех с мечом у кадыка мог человек с рассудком покрепче, чем у Норикиё. Сёдзи отошел в сторону, чтобы не мешать ему встать. Разбойники собрали им кое-что из одежды прикрыть наготу. Онияся дал описание складывающейся обстановки. Она вполне позволяла затевать дела с шайкой Ёкоямы. Жителей сельской местности нагло заставляли нести на себе бремя войны, а также велась масштабная подготовка к отражению нападения. Известия о распоряжении, полученном Огури, достигли Сёгэна так же оперативно, как и Сукэсигэ. Таким образом, его ждали. Лодки отогнали, чтобы максимально затруднить ему маневрирование, а также на случай бегства, если до него дойдет дело. Заниматься ими поручили Ониясе и Акамацу. Оба разбойника ничего лучшего не придумали, как только влиться в состав войска владыки Огури. Но где же он собирается перебраться через реку? Послали лазутчиков, но до сих пор известий от них не поступило. С почтением и уважением услугу предложили и с радостью ее приняли. С этими новыми рекрутами на веслах лодки в скором времени находились на пути вниз по течению. Сначала Сукэсигэ не мог разобрать, что за отряд спускается по реке. Никто не мог пройти заставу у нижней переправы. Когда лодки подошли ближе, все увидели, что сплавом командуют Сёдзи и Онти Таро. Уже на берегу Онияся и Акамацу выполнили ритуал приветствия и подали прошение о приеме их отряда в армию Киото. Их петицию удовлетворили, после этого началась и вскоре завершилась переправа всей армии. Затем начался выход в холмы походным маршем.

Ёкояма Сёгэн слишком многое поставил на кон, чтобы отступить из-за каких-то дошедших до него слухов. На протяжении лет крепость Гокэнмура наполняли награбленным товаром. Он рассчитывал на нечто большее, чем обычное сопротивление властям. Он собирался устроить наступающей армии засаду во время преодоления ею реки. Беда заключалась в том, что «совет разбойников – учреждение робкое и неорганизованное». Его не ведающий дисциплины сброд предпочитал попойки любым вылазкам в темную ночь начала зимнего сезона. В темноте перед самым рассветом противник подошел к логову разбойников. В соответствии с общим замыслом штурма люди Имагавы обошли холм с тыла, чтобы отсюда почти перейти в наступление, когда Огури бросятся на главные ворота. Но как было Сукэсигэ выйти на нужный ему объект? Со всех сторон крепость окружал глубокий ров. Стены поднимались прямо из воды этого рва. Через ров существовал бамбуковый мост, но с той стороны его подняли вверх. Стояла практически мертвая тишина. Разбойники спокойно спали. Даже караула они не выставили. Сёдзи вышел вперед и заглянул в ров. Муха или жук точно, но человек с трудом мог вскарабкаться на осклизлую стену с той стороны. Его взгляд упал на два мощных дерева. Они росли на разных берегах рва, но где-то далеко вверху их ветви сходились. Он ухмыльнулся: «Таро-доно, а вот и задание для тебя. Извольте опустить вон тот мост, чтобы Сёдзи мог свободно переправиться. Эти ворота позволят нам сосредоточить силы перед началом дела». Через мгновение Онти Таро уже карабкался на вершину дерева. Со всей предусмотрительностью горца и обезьяны он перебрался на вытянувшиеся ветви. Под его весом они начали прогибаться и раскачиваться. Напружинив тело, он совершил прыжок. С подавленным ликованием свидетели порадовались тому, как он ухватился за ветку дерева, росшего напротив. Под тяжестью его тела она согнулась, но не переломилась. Таро некоторое время так и висел над водой, наполнявшей ров. Скоро он уже стоял на твердой почве. Юноша опустил мост. Рото Огури ринулись по нему на противоположную сторону. Прошло совсем немного времени, и ворота подались под их напором. С криками солдаты ворвались во внутренний двор крепости.

Среди ее обитателей возникла великая неразбериха. Разбойники пробуждались от хмельного забытья, чтобы увидеть штурмующие отряды. Они едва собрались оказать сопротивление рото Огури, рубившим и гнавшим перед собой гарнизон, когда рев послышался уже с тыла. Услышавшие шум штурма люди Имагавы ворвались в ворота черного хода. Разбойники вскакивали на спины лошадей и давали им шпоры, однако животные оказывались привязанными к своим коновязям. Шлемы напяливали задом наперед. Доспехи в спешке натягивали судорожно, как попало. В таком одеянии оставалось только что искать спасения бегством. Сукэсигэ и Норитада отдали приказ поджечь все строения. Задача заключалась в том, чтобы поймать Акихидэ и Сёгэна. Их головы были нужны больше всех остальных. Но для простых солдат главную ценность представляли скорее трофеи, добытые в этом логове разбойников. Ёкояма Таро многие годы устраивал поборы со всех проходящих мимо, со всех, кто жил на расстоянии доступном для его алчных клыков. Первыми в конный авангард выдвинулись два сына Ёкоямы – Таро Ясукуни и Дзиро Ясуцугу. Беспорядочной толпой, с воплями шайка грабителей попыталась прорваться наружу через ворота черного хода. Представители Имагава уже занялись мародерством. Одни только воины Огури могли оказать им сопротивление. Ясукуни со своим братом так и не покинули внутреннего двора крепости. Их старший брат, размахивая алебардой, рванул напропалую. Ему навстречу выскочил Онти Таро. Своим железным шестом он перебил его лошади ноги. На голову упавшему на землю Ясукуни тут же обрушился все тот же железный шест. «Шлем, голову, мозги, тело он разбил в бесформенную лепешку. Он скончался, погруженный в парящую кровь». Катаока Катаро вонзил свою стрелу прямо в живот Ясуцугу. В мгновение ока его голова отлетела прочь. В страхе разбойники стали разбегаться, а рото Огури порубили практически всех их насмерть.

Тут вперед выехал всадник на высоком вороном коне. На нем были черные латы и кираса из черного лака, прошитая черной нитью. То был сам Ёкояма Таро. Он с вызовом прокричал: «Ну где же этот Огури Сукэсигэ, этот трусливый тайсё? Как раз с ним Таро собирается сразиться, чтобы уладить соперничество многих лет. Владыка Огури, приглашаю тебя на бой». Сукэсигэ со смехом выехал вперед. «Битва с Таро-доно для Сукэсигэ – не великая часть. Дар в виде его головы принадлежит другому человеку. Извольте получить удар мечом». С презрением к противнику он перешел в наступление. Сёгэн яростно размахивал алебардой, и она вертелась, как крылья мельницы под сильным порывом ветра. Тут Сукэсигэ как бы из-за собственной неповоротливости упал прямо под ноги лошади Ёкоямы. Разбойник издал победный крик и поднял свою алебарду для нанесения удара. В следующий момент человек и его оружие покатились в противоположных направлениях, так как лошадь ткнулась головой в землю. Сукэсигэ воткнул свою пику в живот лошади и выпустил ей внутренности. Он стоял в сторонке и наблюдал, как поднимается Ёкояма. «Позовите деву Тэрутэ», – потребовал Сукэсигэ.

Тэрутэ в сопровождении Мито-но Котаро и Онти Таро вышла вперед. Все перед ней расступились. Она оделась в брюки из белого нери (вышивального шелка), повязала хатимаки (белая головная повязка), а сверху накинула плащ из белого ая (дамаста). В руке она покачивала длинную алебарду. Ёкояма Таро взирал на нее, хохоча от ярости. Мито-но Котаро проворно подобрал его меч с кинжалом, и он остался безоружным. «От этой руки погиб Сатакэ Ацумицу. Эта рука и этот ум принесли погибель многим другим людям. Теперь Таро умирает от руки слабой женщины! Такой позорный конец можно назвать наказанием Небес. Выполнение данной задачи будет делом совсем непростым». Так оно и случилось. Тэрутэ старалась, как могла, но ей не хватало ни сноровки, ни силы. У нее никак не получалось нанести смертельный удар. Ёкояма все пятился и пятился, он медленно приближался к стене и воротам, отмечая свой путь кровью, капающей из пустячных порезов, полученных при отражении ударов алебарды Тэрутэ. Потом две сильных руки схватили его и сжали как тисками.

Ёкояма попытался вывернуться, но у него ничего не вышло. Алебарда Тэрутэ вонзилась ему между ягодицами, и он свалился на землю. «Обычная уловка женщины, – простонал он. – Заканчивайте это представление». Он повернулся всем телом к своему истязателю, подставляя под удар грудь и живот. Алебарда прошла сквозь его сердце. Мито-но Котаро отсек ему голову. Так вот умер Ёкояма Таро. С пылающим лицом и испуганными сверкающими глазами Тэрутэ предстала перед Сукэсигэ. Мито-но Котаро исполнил победный танец.

Онлайн библиотека litra.info

Тэрутэ в Гокэнмуре – битва

Его жена приветствовала бодрым выражением лица, а самурай стоял в глубокой задумчивости. Норитада попытался его хоть как-то подбодрить. Пристанище разбойников разграбили в пух и прах. Сиро Ясутаке и Горо Ясунаге, обнаруженным скрюченными под коновязью, головы рубить не стали. Найти хотя бы тени Акихидэ не удалось. Хотя Онияся и Акамацу утверждали, что он находился где-то здесь. Принялись искать во рве, но в сети попадались только рыбы и лягушки. Иссики даже след пропал. Неужели все это кровопролитие и усилия закончились ничем? Тут с горного склона донесся крик. Огури и Имагава пошли навстречу нарушителю спокойствия. К некоторому удивлению, им оказался Юки Удзитомо. «От этого Ёкоямы, – сказал он, – дом Сатакэ перенес многочисленные страдания. Удзитомо тоже хотел принять участие в отправлении мести. Ах! Голову с плеч Таро уже сняли, да к тому же сделала это сама дева Тэрутэ! Миссия Удзитомо в таком случае увенчалась успехом. У подножия вот этого холма на дороге в Фудзисаву мы вышли на стоянку разгромленных вами разбойников. Мы в них сразу же признали дезертиров какого-то боя, поэтому сразу же окружили и взяли в плен. Извольте взглянуть. Среди них не кто иной, как сам Иссики-доно. Милостивый государь, примите от Удзитомо этот дар. Акихидэ передается Огури-доно в качестве пленника».

Крепко связанного Акихидэ, одетого как асигару (обычный солдат), подтащили к свите начальства. «Так вот заканчивается это соперничество! – произнес Сукэсигэ. – Так заканчивается катакиути со стороны О-доно». Он медленно поднял свой меч. Разрезанные путы Иссики упали на землю. Потом Сукэсигэ бросил перед Акихидэ свое оружие. После этого он обратился к Удзитомо: «Извольте, Юки-доно, оказать услугу твоим мечом вашему Сукэсигэ». Повернувшись к Акихидэ, он продолжил свою речь: «Сукэсигэ не нападает на безоружного человека, попавшего к нему в плен. Соизвольте, сударь, поднять оружие и сразиться вот с ним. Тем самым выполнится воля Небес». Акихидэ оставался в скорченном положении и не поднимал головы. Тут послышался голос, исходящий как будто из земли: «Всему делу конец. Акихидэ проиграл схватку. С падением его господина его собственные надежды развеялись как дым. Плод лет всегда горький на вкус. Акихидэ не станет сражаться с Огури-доно. Он заранее признает поражение. Немедленно предайте его смерти».

Затем Сукэсигэ обратился к Удзитомо: «Так как он ваш пленник, милостивый государь, вам принадлежит право нанести удар мечом и получить награду в виде головы этого трусливого злодея. Разделяю вашу великую радость. Источником всех бед дома Сатакэ, а также всех напастей Мотиудзи K° служил этот малый». Но Удзитомо в свою очередь ответил отказом на такое предложение: «Месть касается личности Огури Мицусигэ. Эта награда принадлежит Кодзиро-доно». Препирательству между ними не видно было конца. Выход предложил Имагава: «Пусть Огури Доно соизволит нанести первый удар мечом, а Удзитомо-доно – второй». Так и поступили. Сукэсигэ своим мечом нанес удар по правой стороне шеи Акихидэ. А Удзитомо после него ударил по левой. Наконец, Сукэсигэ отсек голову от тела. С выполнением им последнего взмаха мечом рото домов Огури и Сатакэ издали радостный крик.

Доставшуюся добычу поделили между победителями, а крепость разбойников предали огню. Закончив дело, все отправились в обратный путь: Имагава – в свой лагерь у Оисо; Огури – через Сицудзи в Камакуру, чтобы представить отчет своему сюзерену принцу Мотиудзи и получить санкцию на восстановление в правах домов Огури и Сатакэ. По пути господин с вассалами заехали внутрь монастыря Югёдзи у города Фудзисава. Встречать их приковылял сам ветхий Дзёа Сёнин. Ему уже исполнилось без малого 90 лет. Закрывшийся деревянный бутон лотоса этого монастыря служил своевременным предупреждением о приближающемся конце. Престарелый жрец вернулся как раз за ним. Старца очень радовал такой успех, венчавший его продолжительную жизнь. Место для будущего упокоения Сукэсигэ выбрал на склоне холма. Из складок своей одежды Тэрутэ достала лаковую шкатулочку. Приблизившись, она встала на колени и передала ее в руки своего господина. То был подарок Мицусигэ, посланный своему любимому сыну Кодзиро: локон волос. После этого под торжественную мессу и песнопения жрецов этот локон похоронили в заранее выбранном месте. Сукэсигэ и его Десять доблестных воинов отрезали локоны своих волос. Эти локоны похоронили здесь, а потом, когда придет время, тела этих мужчин вернут сюда, и они будут лежать в земле все вместе. Прихватив с собой голову Акихидэ, все повернулись лицом на север, чтобы скакать в Огури и положить этот боевой трофей к монументу, воздвигнутому монахом из Ундзэна, который таким способом доказал свою преданность старому господину.

Так заканчивается легенда о владыке Огури и его жене Тэрутэ-химэ. На протяжении многих десятилетий истории этого народа, увлеченного воспеванием героев, эта легенда пользовалась большой популярностью среди романтических сказочников и постановщиков кукольных представлений. Но больше о Сукэсигэ можно услышать от рассудительных историков. Дом Огури восстановили со всеми его почестями и богатствами. На протяжении долгого времени он числится прямым вассалом сёгуна и получает свои новогодние дары в виде аягину или нэригуну (дамаст или вышивной шелк). Когда на склоне лет Сукэсигэ увидел, что подрастающее поколение достаточно созрело, он сложил с себя полномочия владыки и покинул этот мир (сюккэ). Перебравшись в киотский храм Сококудзи, он попросился к наставнику по имени Сюбун, считавшемуся видным художником и ставшему предтечей китайской школы изобразительного искусства в Японии. «Умом Сюбун признавал манерно-изысканные правила. Глазами же он тщательно следил за кьяроскуро (контрастным распределением света и тени в графике). Образцом из трех секретов рисования он выбрал стиль мастера Дзёсэцу. Произведения, выполненные в этом стиле, всегда вызывали изумление. Позже по стопам Сюбуна пошли Сэссю, Огури, Кано и другие живописцы. Дальнейшее развитие этот стиль получил в школе Сотана».

Вот так Огури Кодзиро вновь обрел имя Сотана, одетого в настоящую робу жреца, а также занялся любимым искусством под руководством величайшего художника своего времени. Школы живописи Сун и Мин дали великолепные результаты в развитии искусства передачи света и тени, чуждого древним китайским художникам, пишущим кистью. Японские приверженцы этого стиля ничуть от них не отставали. Любимыми сюжетами Сотана оставались пейзажи, но «с его знаниями и прилежанием лучше всего ему удавалась передача замысла. Поэтому Кикэи Осё назвал его Дзимаки. На своих картинах он изображал пейзажи, живых существ, траву, цветы, птиц и зверей. Его произведения выполнены с огромным вниманием к мелочам и полутеням. Его кисть отличается мощным и решительным мазком, глубоко передающим ощущение эпохи Со. С его репутацией Ками Масанобу взялся за освоение стиля рисования Сотана и поэтому превратился в последователя школы Сюбуна». В преклонном возрасте Сукэсигэ под именем Дзёдза перебрался в монастырь Дайкокудзи. И здесь он выступает в роли учителя и вдохновителя своего сына Огури Сорицу. На девятый день первого месяца 5 года эпохи Гуансё (16 февраля 1464 года) он скончался.

Онлайн библиотека litra.info

Тёсё-ин Буцу (Тэрутэ) у алтаря Фудзисавы

Тэрутэ покинула этот мир под именем монахини Тёсё Сюбуцу. Своей цели в жизни она достигла. Дома Огури и Сатакэ при ее сыновьях процветали. Рядом с местом захоронения владыки Огури и его самураев возвышается небольшой храм, возведенный благодаря ее благочестию. «Утром, пока лежал еще густой туман, она собирала цветы. Вечером, когда дождь хлестал в окно, она вывешивала фонарь». Так прошли годы, перед ее глазами появлялись одна могила за другой. Она оставила стихотворение:

При виде этого мира меня осаждает хандра; Наконец-то по этой дороге Хотокэ приходит спасение.

Заняли ли кости монаха Сотана свое место рядом с похороненными волосами Мицусигэ и Сукэсигэ – документальное подтверждение отсутствует. Но в положенное время пришел вызов и к Тэрутэ. «Глядя на запад и сидя со сложенными руками, она умерла». Рядом с остальными могилами под сенью сосны стоит могильный камень с именем Тэрутэхимэ. Неподалеку находится прудик, на котором светил подвешенный фонарь. Для особенно любознательных посетителей тех мест все еще остается металлическое изображение девы Каннон, которое носила на груди эта верная и храбрая жена. Так в тени сосны и кедра Тёсё-Ин завершилась катакиути Кодзиро Сукэсигэ, а также эпопея Тэрутэ-химэ.