Прочитайте онлайн Правила вождения за нос | Глава 2

Читать книгу Правила вождения за нос
3116+942
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 2

— Откуда я мог знать, что две эти грымзы — твои бабушки? — защищался Руслан. — У тебя другая фамилия.

Разве догадаешься? В сущности, ты сама виновата. Могла бы познакомить меня со своей родней заблаговременно.

— Не собираюсь я тебя ни с кем знакомить! — заявила Настя, нервно теребя пару перчаток.

Руслану она казалась особенно красивой после того, как он получил от ворот поворот.

— Настенька, я, конечно, верю в телекинез и прочие чудеса природы, но близко к сердцу все это не принимаю.

Если ты всерьез считаешь, что проклятие, адресованное твоей прабабке, передается по наследству, то я, конечно, могу сходить с тобой к экстрасенсу…

— Нет! — перебила Настя. — Самый лучший выход для нас — вообще перестать встречаться. Нам и сегодня не стоило видеться тет-а-тет. Нужно было ограничиться телефонным разговором.

— А если я хочу видеться с тобой? — негромко, почти интимно проговорил Руслан, и Настя застонала и схватилась за щеку, словно у нее заболел зуб.

— Я выбрала тебя только потому, что ты — самый легкомысленный мужчина из всех, кого я встречала в своей жизни! По крайней мере, был таким, — сказала она. — Я наводила о тебе справки.

— Да-а-а?

— Да! Мне говорили, что в твоих руках женщины похожи на песок: ты набираешь их целыми горстями, а они в считанные секунды просачиваются сквозь пальцы.

— Редкая болезнь, — усмехнулся Руслан. — Недержание женщин Они стояли на краю Тверского, не обращая внимания на начавший накрапывать дождь и бегущих прохожих.

— Я рассчитывала на то, — продолжала Настя в запале, — что мы будем просто приятно проводить время, понимаешь? Что я для тебя — всего лишь одна из многих, никто.

При этих ее словах Руслан перестал улыбаться и, нахмурившись, строго сказал:

— Все то время, что мы вместе, я не встречался больше ни с одной женщиной, клянусь.

— В том-то весь и ужас! — воскликнула Настя, едва не плача. — Если бы я узнала об этом раньше, я бы давно тебя бросила.

— Спасибочки.

— Придется тебе все рассказать, — вздохнула она.

— Да уж, наверное! — с иронией сказал Руслан. — Должен же я знать страшилку, из-за которой ты ведешь себя, как истеричная школьница.

— Ты не ведаешь, над чем смеешься! Ладно, слушай.

Все началось с моей прабабки Анны. В 1915 году ей только-только исполнилось девятнадцать лет. Она, как говорят, была красавицей невероятной. Молодая певица, талантливая, сводившая с ума публику и.., мужчин. Одного Анна выделяла особо — двадцатишестилетнего ротмистра Дмитрия Шестакова. Не знаю в точности, как развивались их отношения, но как-то развивались, потому что в конце концов она согласилась стать его женой, а потом взяла и сбежала из-под венца.

— Чтобы выйти замуж за другого? — предположил Руслан. — За кого же она вышла?

— За графа Сергея Пустова. Взбешенный ротмистр явился на свадьбу и прилюдно проклял свою вероломную возлюбленную. Причем проклятие его было изощренным.

— Он сказал, что когда-нибудь ее правнучку убьет блондин по имени Руслан Фадеев. — Руслан показал крепкие зубы бизнесмена.

— Он сказал, что ни одна женщина в ее роду никогда больше не сможет насладиться долгим личным счастьем.

Век мужчин, отважившихся полюбить всякую из наследниц Анны, будет недолог. Как недолог был век его, Шестакова, любви. Понимаешь, он в гневе пообещал мужчинам смерть. Всем влюбленным в женщин из нашего рода мужчинам.

— Наверное, гости испугались, — заметил Руслан, пряча в усах улыбочку.

— Еще бы. Ротмистр Шестаков был рослым красавцем — брюнетом с темными глазами. С голосом низким и пугающим…

— Вижу, эту историю ты уже обкатала. Все звучит так драматично.

— Не только звучит, — похлопала его по плечу Настя. — Теперь давай пройдемся по нашей родословной.

— Давай.

— Через год после замужества моя прабабка родила дочку Елизавету, следом за ней Василину. Тут грянула революция. Графа Пустова расстреляли. Анна тогда впервые всерьез задумалась о проклятии Дмитрия Шестакова. Она так больше никогда и не вышла замуж. Да и вообще… Времена были еще те. Все пропало — муж, состояние и даже талант, которым она больше ни разу не блеснула.

— Несладкая женская доля!

— Жених моей бабушки Лизы, — не обращая внимания на его реплику, продолжила Настя, — буквально накануне свадьбы свалился с лошади и сломал себе шею.

— Бедняга, — пробормотал Руслан.

— Она так и осталась старой девой.

— Наверное, теперь она об этом пожалела и стала бегать за мной, — попытался сострить он.

— Бабушка Василина, — упрямо продолжала Настя, — вышла замуж в январе сорок первого года. В самом начале войны ее муж погиб на фронте, а через шесть месяцев родилась моя мама, Наташа.

Слово «мама» заставило Руслана воздержаться от комментариев. Мама была уже чем-то близким, человеком из сегодняшнего мира, а не из какого-то невнятного прошлого, которым его пытались пугать.

— Когда мне было всего полгода, мои родители погибли. Прямо на глазах у бабушки. Мы ехали в машине, мама держала меня на руках. Остановились неподалеку от заправочной станции. Бабушка Василина вышла первой.

Мама передала ей меня. И в этот момент машину сзади протаранил грузовик с пьяным водителем.

— Господи, я не знал, — Руслан сочувственно сжал ее руку. — Тебя растила бабушка?

— Обе бабушки. Мы жили все вместе.

— Полагаю, бабушки тебя здорово накрутили. Конечно, все, что ты рассказала, звучит довольно печально… Но в жизни случаются и не такие повороты, поверь мне, ласточка. Просто несчастливая судьба. А много ты знаешь счастливых женщин? — Руслан снова перешел на покровительственный тон. — Ну почему, почему ты думаешь, глупышка, что во всем виновато проклятие? Посмотри на себя — запуганная, взвинченная! Зачем все это? Неужели ты всерьез полагаешь, что твоего избранника тоже ждет могила?

— Что значит «ждет»? — взбеленилась Настя. — Я не экзальтированная дура. У меня уже было три жениха! — Она растопырила перед его носом три пальца. — Три!

И все они умерли. Погибли. Понимаешь?! Их больше нет!

И тут ты со своим идиотским предложением руки и сердца!

На чело незадачливого ухажера набежала тень.

— Можешь рассказать толком, что случилось с твоими поклонниками?

— Конечно, — отрывисто сказала Настя. — Вкратце, чтобы не углубляться. Не могу относиться к этому спокойно. Мне было девятнадцать лет, когда я получила первое предложение руки и сердца. Жених оказался завидный: собственная квартира, машина и еще — загородный дом с большой деревянной лестницей, ведущей на второй этаж.

С этой лестницы он и свалился. Недели не прошло, как он сделал мне предложение.

— Ты, конечно, впала в депрессию, — сказал Руслан, нервно теребя пуговицу.

— И надолго. Потом все более или менее успокоилось, я поступила на биофак, с головой погрузилась в учебу.

— А затем?

— А затем в меня влюбился мой сокурсник. Просто голову потерял. Ходил за мной, как привязанный. Поторопился сделать предложение. Через неделю после этого он исчез. Испарился. Ушел из дома — и не вернулся.

— Кошмар какой, — угрюмо прокомментировал Руслан.

— Три года назад, после биофака, я устроилась в «Экодизайн». Там работал Леша Самсонов. Когда он начал за мной ухаживать, я ему все рассказала. Но Леша, — Настя остро взглянула на Руслана, — стал убеждать меня, что фамильное проклятие — не более чем миф. Просто такое стечение обстоятельств, говорил он…

Руслан зажег для нее сигарету, и Настя тянула ее коротенькими нервными затяжками.

— И вот он решил познакомить меня со своими родителями. Договорился на воскресенье. А в субботу ночью свалился с балкона своей квартиры. Милиция сказала, он немного выпил, так что…

— Разбился насмерть? — уточнил Фадеев.

— Насмерть, пятый этаж.

Лицо Руслана вытянулось и слегка побледнело. А его потрясающие незабудковые глаза теперь шныряли по сторонам, словно уже искали в ставшем вдруг враждебным мире неведомую опасность. Настя невесело усмехнулась, но тут же одернула себя: «Нечего грустить. Во-первых, Руслана все равно надо было ввести в курс дела. А во-вторых, я ведь не люблю его. Он для меня просто очередной навязчивый поклонник».

— Почему ты рассказала мне обо всем только теперь? — кашлянув, спросил поклонник, кажется, уже пожалевший о своей навязчивости.

— Ну, до сих пор наше знакомство ни к чему не обязывало. И вдруг это кольцо…

— Кольцо — ерунда! — пробормотал он. — Я сказал всем своим друзьям, что без памяти влюблен в тебя и собираюсь жениться. Я был чертовски несдержан в выражении эмоций. Я прилюдно пил за твое здоровье и называл тебя лучшей девушкой в мире.

— Какой ужас!

— Полагаешь, мне придется из-за этого умереть? — криво усмехнулся Руслан и подергал себя за бороду. — А у тебя нет какого-нибудь противоядия? Ну.., чтобы заблокировать проклятие?

— Если бы было, я бы давно уже вышла замуж, нарожала детей и жила бы себе припеваючи, — ответила Настя.

Взгляд Руслана сделался отрешенным, словно у нерадивого студента на лекции. В голове его родилась оригинальная мысль, которую он рассматривал так и сяк, покуда она не оформилась окончательно.

— А ты никогда не думала, — наконец спросил он у Насти, — что в твоих бедах может быть виновен не злой рок, а злой человек?

— Что? — Настя даже рот разинула от изумления. Однако Руслан и не подумал сдаваться.

— Возможно, у тебя есть кровный враг? Враг, который хочет сделать тебя несчастной?

* * *

— Это в самом деле страшная история, — предупредила Настя, смущаясь оттого, что оказалась в центре внимания.

На нее с интересом смотрели целых пять пар глаз. Они собрались все — Бессонов, который начал дело, заинтригованная Вероника Матвеевна, улыбчивый Таганов и респектабельный Пучков. Встречу организовал Руслан, привыкший решать любые проблемы с помощью личного банковского счета. Физиономия у него была решительная.

Еще бы! Ставки высоки: старое родовое проклятие против новых русских денег. Руслан убедил себя, что проклятия не существует, и решил доказать это во что бы то ни стало.

С помощью детективов, разумеется.

Во время Настиного рассказа диктофон, стоящий в центре стола, крутил и крутил пленку, фиксируя все подробности, даты и имена.

— Это может быть тайный враг, — предположил Руслан. — Он решил навсегда испортить Настенькину жизнь.

Может быть, он даже надеется на то, что она покончит с собой.

— Вы с девятнадцати лет несчастны? — сочувственно спросила Вероника Матвеевна, которая любила все подлинное — слезы, драгоценности и мелодраматические истории.

— Вернее сказать, запугана, — ответила Настя.

Она испытывала сложные чувства. С одной стороны, отчаянно хотелось, чтобы ей помогли. С другой — было страшно, что у сыщиков ничего не получится. С упрямым Русланом случится какая-нибудь трагедия, и тогда ей придется уходить в монастырь.

Пучков закинул ногу на ногу и задал более важный вопрос:

— Скажите, а когда впервые вы услышали историю своей прабабушки? Про ротмистра, бегство из-под венца…

И от кого именно?

— От бабушек, разумеется, — удивилась Настя. — А вот когда? Я уж и не помню. Мне кажется, я знаю ее с младенчества.

— Ей дали негативные психологические установки, — авторитетно заявил Руслан. — Настя росла с убеждением, что на ней лежит проклятие.

— Думаешь, это мое биополе?

— Собственно, какова наша задача? — вмешался Стас, стараясь не глазеть на Настю, как подросток на девицу легкого поведения.

— Собрать максимум информации, чтобы верно оценить ситуацию, — вот какая ваша задача, — ответил Руслан. — Я имею в виду и непосредственно проклятие, и в особенности последние три несчастья с Настиными.., гм… женихами.

— Вы ознакомились с нашими тарифами? — вкрадчиво спросил Пучков, украсив лицо мягкой улыбкой.

Вероника Матвеевна усмехнулась. При Насте Руслан, конечно же, не станет мелочиться. Заплатит как миленький. Она, безусловно, оказалась права. Шеф увел дорогого клиента к себе в кабинет, а Стас пересел поближе к Насте.

Когда Руслан Фадеев, закрывая зонт, только переступил порог агентства, она неожиданно появилась из-за его плеча, и Стас остолбенел.

— Настя, — поздоровалась гостья и ему первому протянула руку.

Стас пожал ее пальчики и почувствовал, что его кровь превратилась в газировку — в нее ворвались пузырьки воздуха и весело побежали по венам, наполняя тело необыкновенной легкостью. Однако подошел красавец Руслан, и пузырьки немедленно полопались.

Но вот Вероника Матвеевна отправилась варить кофе, Саша Таганов полетел отвечать на телефонный звонок, и Стас с Настей остались наедине. Он придвинул к ней большой блокнот и ручку:

— Напишите, пожалуйста, коротенькие справочки по каждому персонажу дела.

— Начиная с прабабушки? — Настя подняла на него не правдоподобно большие глаза, но Стас с честью выдержал взгляд в упор.

— Да, с прабабушки.

Он сидел и смотрел, как она пишет, и вспоминал свою институтскую подружку Лерку Михайлову, которая была помешана на Роберте Рэдфорде. Она скупала журналы с его фотографиями и таскала Стаса на все фильмы с его участием, повизгивая во время сеанса, как болонка в предвкушении прогулки. Стаса бесило ее дурацкое обожание, поэтому он всячески принижал звезду мирового кинематографа, особенно напирая на его маленький рост. «Стасик, не сердись! — ныла Лерка. — Понимаешь, когда я вижу Рэдфорда, в моем организме происходит какая-то химическая реакция. Или даже мистический процесс».

Похоже, сейчас в организме Стаса происходил такой же мистический процесс. К счастью, Анастасия об этом, кажется, не догадывалась и старательно выводила в блокноте ровные буковки. Мистический процесс внутри Стаса был грубо прерван появлением довольного Руслана Фадеева.

— Я уже заканчиваю, — сказала Настя и, протянув Стасу свою работу, заметила:

— В случае чего, у вас есть номер моего телефона.

Стас понял, что сегодня же выучит его наизусть. Когда Фадеев и Настя ушли, он взял блокнот со стола и прижал его двумя руками к груди. Появившаяся Вероника Матвеевна поставила перед ним чашку кофе, но он не обратил на нее никакого внимания.

— Стасик, — вкрадчиво напомнила секретарша. — Тебя дома кое-кто ждет.

— Как будто я могу забыть, — пробормотал тот, нахохлившись.

Дома его и в самом деле ждала жена — дама, которой он когда-то предложил руку. Правда, сердце оставил себе.

Возникший дискомфорт в отношениях до сих пор не особо его волновал.

Сестра Наталья рассказывала всем, что Стас в жизни «не благоустроился», потому что женился на финтифлюшке. С ее точки зрения, настоящая семейная жизнь начиналась с тарелки горячего борща и заканчивалась кучей вопящих отпрысков. Вика же никуда не годилась — готовила она кое-как, не мариновала огурцы, когда начинался сезон, плохо следила за домом, не обихаживала мужа и до сих пор не озаботилась родить наследника. Наталья полагала, что, выйдя замуж, женщина должна осесть, как кочевое племя, обнаружившее уютный уголок.

Войдя в приемную, Саша Таганов успел перехватить взгляд Стаса, устремленный на только что закрывшуюся дверь.

— Стас, жена целует тебя, когда ты возвращаешься с работы? — весело спросил он.

— Нет, она показывает мне штампик в паспорте.

— Он просто недоцелованный, — пояснил Таганов Веронике Матвеевне.

Этой же ночью Бессонову приснилась Настя Шорохова. Она грозила ему пальцем и говорила: "Смотри, Стас!

Влюбишься в меня — и фамильное проклятие падет на твою голову. Берегись, Стас…"