Прочитайте онлайн Позор семьи | Вторник. 20:15 Досуг в гламурных тонах

Читать книгу Позор семьи
2716+4017
  • Автор:

Вторник. 20:15

Досуг в гламурных тонах

Клуб «PARTYзан» оказался реликтом, какого давно не сыскать в Европах и окрестностях. Полнейший мезозой! Здесь вместо танцпола имеет место огороженная веревками рудиментарная яма с жидкой грязюкой, в которой по пояс голые питекантропы тузят друг друга кулаками, а другие интеллектуально недоразвитые мужские особи бегают вокруг ямы и делают ставки на исход поединка. Малочисленные барышни испуганно прячутся в темных уголках и утешаются иллюзией, что их спутники выиграют денег и перевезут подружек в более цивильное место.

Только одна отважная девушка бесстрашно восседала на высокой табуретке у бара и наслаждалась коктейлем. Девушка в роскошном туалете и золотых локонах, с толстенным слоем грима, надежно скрывавшего пожелтевшие в тон платью синяки, похожая на экранных див времен расцвета немого кино. Очень жаль, что эпоха благородной немоты в кинематографе давно окончилась, — таким девушкам, как моя бывшая сокамерница Лариса, лучше молчать, чем кричать!

Я оставила Алену бояться драчливых мужиков в одиночестве, направилась к бару и взгромоздилась у стойки рядом с Лориком.

— Ой, привет, Ника! — радостно зачирикала она, — Отдыхаешь?

— Да нет… Ищу одного…

— Кого? Я здесь всех знаю! — Судя по всему, Лорка уже здорово наглоталась алкогольных смесей и теперь с трудом соображает и движется.

Я хотела сразу спросить про Жеку, но вместо этого без всякой рациональной причины протянула:

— А… Дольников — часто сюда ходит?

— Дольников? Нет, ты что — он никогда никуда не ходит!

— Домосед?

— А чего ему ходить без толку? Он офис — классный, нулевый — только построил! И отдал той твари, которая Трифона закрывала… А дом — тоже у него был неплохой — отдал Элке — бывшей жене. Бедная Элка, столько девчонкам жаловалась, что он нудный — просто ужас, сидит и играет сам с собой в шахматы, и она с ним сидит дома целый вечер, вообще никуда не выходит… Так она, представь, научилась по компьютеру с мужиками знакомиться. Нашла одного в Сицилии, у него там яхта, отель, фейерверки каждый день, дом продала, уехала… Чего теперь Дольникову ходить, куда ему девушек приглашать — только в свой гастроном! Может, он тоже за границу подался… Здесь его точно нету! — В подтверждение слов Лорик раскинула руки, словно собиралась обнять сразу всех присутствующих, без разбора пола и возраста.

На запястье у нее блеснули золотые часики с плавающими брюликами.

Вещица пошловатая, но аутентичная и откровенно дорогая.

— Славные у тебя часики, — похвалила я обновку.

— Трифон подарил, мы помирились…

Бывает же такое! Раньше я была уверена, что в быту — за пределами виртуального мира любовных романов, слащавых мелодрам и утренних грез — настоящих бриллиантов девушкам не дарят! Вздохнула и созналась, что ищу вовсе не Дольникова, а всего лишь Жеку-«террориста».

— Идем, я тебя отведу!

Лорик неуверенно сползла с табуретки, покачиваясь, как механическая кукла, у которой вот-вот закончится завод, пошла вперед, указывая путь через зал, и деловито распахнула дверь с табличкой «Раздевалка».

За дверями едкий неоновый свет обливал голые потные торсы, шеи и бицепсы.

— Лорик, чего тебе? Давно голых мужиков не видела? — беззлобно поинтересовался у моей провожатой смуглый брюнет.

Я его почти не разглядела, поскольку стала излишне внимательно изучать мускулистое предплечье: среди средневековых острых шипов колючей проволоки томилась трепетная роза — тонкая работа, философский сюжет, достойный пособий по татуажу.

— У него еще саламандра есть на заднице… — уведомила меня Лорка.

— На какой заднице — на бедре! Лорик, чего ты вообще сюда прискакала?

— Я привела девушку к Жеке! — Моя провожатая обиженно качнулась и удалилась.

Я заглянула внутрь, пытаясь углядеть искомое мужское тело. Но ужас — там, в недрах помещения, огромное зеркало отразило бродячее недоразумение в армейских ботинках, старых джинсах, белесые лохмы торчат вокруг бледного лица, под глазами лежат синеватые готичные тени.

А ведь это я! Страдаю в мужской раздевалке, размышляю об обстоятельствах места и времени, когда мне надо немедленно бежать в парикмахерскую и солярий.

— Ника! Как ты меня нашла? — Перепуганный Жека натягивал штаны быстрее, чем солдат по сигналу тревоги, — Папа тебя наругает, а мне вообще голову отвинтит!

— Девушка, проходите, — ослепительно улыбнулся мне брюнет, сдвинул чьи-то вещи с лавочки, чтобы я могла сесть, и уточнил: — Я не стеснительный и вашего папу не боюсь!

— Паша, ты просто не знаешь, кто ее папа! — Жека нервно облизнул губы, — Это дочка Гоша Шеремета!

— А я думал, у Шеремета дочка маленькая, он рассказывал, за границей учится…

— Видишь — уже научилась!

Отважный Паша повернулся ко мне и радостно сообщил:

— Твой папка просто супер! Я его фанат!

Еще один поклонник? Моему родителю здорово повезло: если у него внезапно закончатся деньги, он сможет открыть фан-клуб имени себя!

Жека отодвинулся от меня подальше и двумя руками ухватил фаната за локоть:

— Если Шеремет меня будет закапывать, Паша, скажи ему, что ничего не было!

— Да откуда я знаю, что у вас было?

Мне пора вмешаться и перевести разговор в более конструктивное русло. Я снова изложила проблему, церемонно обращаясь к Жеке на «вы».

Он утешился, кивнул и объяснил:

— Ника, тебе мой бывший начальник не поможет, тебе надо попросить Геббельса! Он кого хочешь с маршрута развернет — хоть президента США. Он же федерал!

Мои брови невольно поползли к линии роста волос — хорошая шутка! Честно — не ожидала от агрария вроде Жеки иронии такого геополитического масштаба.

Благо за долгие годы пребывания в Британии я достаточно поднаторела в черном юморе и резко ответила:

— Может, лучше самого Берию попросить?

— Зачем тебе Берия — он же коррупционер! Чем он тебе поможет — только деньги с тебя возьмет… Без него сами договоримся! Правда, Паша?

— Легко! Я ему сейчас позвоню…

Паша извлек телефон в титановом, крепком, как кастет, корпусе, вызвал арийского духа на сеанс прямой связи, поинтересовался, хочет ли тот познакомиться с красивой девушкой, а Жека выдернул трубку и от себя добавил, что мой папа ужаснее любой жены.

— Можешь ехать, он тебя дождется! Только, Ника… — Жека засмущался и потянул меня за сумку. — Слушай… Ты мне, конечно, о-о-очень нравишься… и я — хоть завтра, хоть сейчас… Но раз твой папа запретил, я же не могу! Поэтому… Может, ты знаешь телефон той беленькой девочки, которая курила около офиса?

Я с трудом сообразила, о ком толкует Жека, устыдилась собственного эгоизма и махнула рукой в сторону зала:

— А… Она там сидит — ее зовут Алена…

— Я тебя подброшу, — Галантный Паша успел упаковать смуглое тело в хрустящую белую сорочку, поправил увесистые золотые запонки, завершил туалет двубортным пиджаком в тонюсенькую полосочку, и я поняла, что эпический образ дона Корлеоне продолжает смущать умы провинциальных бандюганов. Зато в таком великосветском прикиде можно отправляться прямиком хоть на свадьбу, хоть на похороны.

Колоритный персонаж!

— Погоди.

Паша бибикнул брелком, оставил меня глазеть, как пафосная машина почти бесшумно трансформируется в кабриолет, через минуту загрузил на переднее сиденье перебравшую Лорку, а моя новая приятельница уточнила:

— Ты с нами поедешь?

— Нет, — я нервозно заерзала на сиденье, — мне надо… к Геббельсу!

Лорка привстала и перегнулась ко мне через спинку сиденья:

— Ника, ну зачем тебе Геббельс? У него двое детей, он не разведется… Лучше поехали с нами, мы едем в «Марио» есть пиццу! Скажи, Трифон!

Значит, Паша — тот самый Трифон, обладатель тяжелой руки, догадалась я.

— Лорик, — Паша предусмотрительно стащил «девушку» обратно на сиденье, — Ника едет к нему решать вопросы. Это у тебя всего проблем — с кем перепихнуться и сходить в кабак! Ты прямо в кухне с голоду помрешь, ты даже спагетти варить не умеешь!

— От макарон толстеют — я их не ем!

— А я ем!

— Потому что ты на всю голову больной! — Лорка обиженно насупилась и потыкала Пашу острым когтем в вытачку пиджака, но споткнулась на длинном ругательном слове: — Ты, Тюфан, не-вми… не-мев… ми-нев… Ой!

Авто резко тормознуло перед стальными воротами, Лорик едва убереглась от столкновения с лобовым стеклом. Пашка посигналил, высунулся и помахал невидимым наблюдателям рукой. Железные ворота в кирпичном заборе, увитом проржавевшей колючей проволокой вместо плюща, плавно распахнулись, открыв мне путь к казенному сооружению.

— Видишь там дверь? Сейчас откроют. Поднимешься наверх по лестнице, — излишне подробно инструктировал меня Трифон, — Тебе нужен Глеб Васильевич Чупаха, третий этаж, третья дверь! Найдешь? Может, с тобой сходить?

Сексист! Думает, все женщины клинические идиотки вроде его «девушки»! Я выплюнула дорожную пыль, набившуюся в рот, и гордо ответила:

— Я умею считать до трех! Третий этаж, третья дверь! Я — найду!