Прочитайте онлайн Позор семьи | Вторник. Рабочий полдень. 12:35

Читать книгу Позор семьи
2716+4012
  • Автор:

Вторник. Рабочий полдень. 12:35

Впервые я вышла от шефа в самом благодушном настроении.

Но оно мигом испарилось, когда рядом с моим рабочим столом обнаружилась Алиса Духова — великовозрастная дочка крестного. Она меня старше года на три, а возможно, с учетом достижений пластической хирургии, на все пять лет и поет попсу по окрестным ночным клубам. Не дай бог, кто-то из нас двоих уродился бы сыном — отцы бы уже давно нас поженили, ради чистой мужской дружбы наплевав на нашу взаимную неприязнь. Я изобразила на лице мимический этюд «Радушие».

Местная дива презрительно сложила губки трубочкой и явила миру жевательную резинку в форме пузыря. Точно такого же пронзительно-розового цвета, как ее норковая кацавейка. Пузырь раздулся, выцвел и с треском разлетелся в мелкие клочья.

После арт-подготовки Алиса перестала меня разглядывать и томно прошелестела:

— Никуся, тебе нужен стилист…

Зачем мне стилист, когда у меня есть шопер! Платить человеку за то, что он ходит вместо тебя по большим и маленьким магазинам, в любой день недели, любую погоду и любом городе мира, — это намного прогрессивнее, чем материально поддерживать лузера, который просто роется в твоей гардеробной комнате.

Я гордо выпрямилась и спросила как можно официальнее:

— Алиса, ты пришла по поводу страховой компании Дим-Дима?

Закатная звездочка тут же указала мне на ошибку:

— Вероника, я не работаю — ни у папы, нигде вообще! Я пою. У вас буду размещаться с рекламной программой, рекламировать новый диск! Игорь сказал, ты мне должна выбрать пять билбордов с нулевой скидкой.

— С нулевой скидкой? Ты не ошиблась? — уточнила я, сильно подозревая что «ноль» — единственная арабская цифра, сохранившаяся в Алисиной девичьей памяти со средней школы.

— Игорь, скажи! — Алиса обернулась, поймала за рукав пробегавшего по офису шефа и обиженно засопела.

Чигарский остановился за спинкой стула, обнял диву за плечики, чтобы утешить, а мне приказал:

— Ника, поставь ей нулевую скидку!

Понятия не имею, как это сделать, да и вообще носиться с куцей программой размещения в пять билбордов недостойно функций корпоративного менеджера.

Пока я пыталась сформулировать вопрос — куда и что мне поставить, Алиса захныкала сладеньким капризным голосочком:

— Мася, ты свободен? Ты меня подбросишь?

Фу, какое гадкое словечко… неужели Чигарскому приятно, когда его так обзывают? Интересно, шеф за глаза Лиду тоже называет «девушкой»? Или у нее другое функциональное назначение?

— Угу, — мяукнул Чигарский, и чета удалилась с таинственно-счастливым видом.

Что мне теперь с этой нулевой скидкой сделать — отнять или прибавить? Или помножить? Я попробовала набрать нолик в графе «скидка», но программа испуганно мигнула и зависла. Придется идти в бухгалтерию, хотя я на дух не переношу тамошних теток — все, кроме Светки, как на подбор клуши и сплетницы!

К моей радости, в этот полуденный час главбухша, похожая на оплывшую свечку, тосковала в захламленной комнатушке, среди пыльных бумажных груд, в одиночестве. Она предусмотрительно прикрыла двери, выслушала про мои мытарства, покачала головой, сдвинула тяжелые старомодные очки на кончик носа и закудахтала:

— Вероника, нулевая скидка — это значит, что он забесплатно — за ноль целых ноль десятых — своей девахе щиты отдает! Это он умеет — девок менять… А как мне в учете проводить его нулевые скидки? Как мне отвечать, когда сюда налоговая нагрянет?!

Потом оглянулась на двери, привстала, чтобы дотянуться до моего уха, и спросила противным шепотком:

— Как он — уже развелся?

— Я не знаю!

— Не знаешь?

Почему люди никогда не верят в правду? Главбухша обиженно отстранилась, от огорчения вывалилась обратно на стул и всецело отдалась делу, которое я ненавижу больше всего на свете. Сплела пальцы в замок, стала покачиваться на стуле и поучать меня, как жить на белом свете:

— Напрасно ты, Вероника, со мной так разговариваешь. Твой отец тоже скоро найдет новую вертихвостку — дурное дело нехитрое! И быстренько забудет, что наш обещал поставить тебя финансовым директором. Я за три года на таких умниц насмотрелась! Приходят, каждая с амбициями — сделай им возмещение, лизинг, да пятое, да десятое! А потом замуж повыходят, и ищи-свищи их… А я должностное лицо, это мне и квартал, и год закрывай, и проверки, и взятки — все на мне! Ваш шеф дождется — уйду к предпринимателю на едином налоге и буду спать спокойно…

Надо срочно бежать в аудиторскую фирму!

Положа руку на сердце или на Уголовный кодекс, могу заявить: мне глубоко наплевать, даже если к Чире нагрянет самая грозная из всех проверок, признает его кругом виноватым и приговорит к казни через утопление в центральном городском фонтане. Придумывать, как шефу избежать подобной горькой участи, не входит в мои должностные обязанности.

Я вообще социально аморфная личность — не верю в женскую дружбу и принципиально против победы феминизма во всем мире, просто я — как порядочный человек — привыкла благодарить тех, кто мне помогает. А платиновая леди мне здорово помогла, даже дважды, и уж никак не заслуживает такого отношения от ничтожества, готового откликаться на обозначение «Мася»! И только поэтому я чувствую острую, настоятельную необходимость посоветоваться с аудитором!

Я стала быстренько пятиться к двери, автоматически соглашаясь с бухгалтершей:

— Конечно, идите отдыхайте! — и помчалась вызывать такси.

А убегая, краем уха успела услышать скрипучий бухгалтерский голос:

— Какая хамка Шеремет! Говорит мне: увольняйся, иди отдыхай! Ведет себя в офисе как дома!