Прочитайте онлайн Пожар любви | Часть 7

Читать книгу Пожар любви
2016+775
  • Автор:
  • Перевёл: Евгений Абрамович Кац
  • Язык: ru
Поделиться

7

Дамьен следил, как она идет по автостоянке. Ее походка была далеко не такой ровной, как хотелось самой Фредди. Когда она открыла дверцу и села за руль, он вздохнул и провел рукой по волосам. Этого он не ожидал. Не ожидал, что какая-то женщина сможет обойтись с ним так.

Он сидел в прохладном салоне лимузина и думал. Дело заключается не в сексе. Точнее, не только в сексе. Причем так было с самого начала. Как ни странно, речь идет о жизни, о ее незнакомых и неожиданных поворотах. Да, такого поворота Дамьен не предвидел. Не надеялся, что сумеет найти женщину, ту самую женщину, которая предназначена для него. Не надеялся, что она вообще существует на свете. А когда это случилось, она ушла, уверенная, что избавилась от него. Черта с два он позволит ей уйти!

Дамьен думал о сестре Амели, которая очень обрадуется, если он женится, думал об Эме, который нуждался в отце не меньше, чем в матери, и о себе самом, выросшем без родителей. Он стиснул кулак и легонько стукнул себя по колену. Черт побери, неужели это любовь? А что же еще? Что еще могло заставить его подумать о семье и отцовстве?

А Фредди уверена, что он исчезнет, забудет ее, Эме и то чувство, которое только что пронизало его до костей… Глупая женщина. Глупая и смешная.

О да, она решила, что он согласился оставить ее в покое. Но он ничего такого не говорил и не думал. Она не обрадуется, когда поймет это, однако он найдет способ разрушить стену, которой она себя окружила. Честно говоря, он уже знает этот способ. Эме. Победить Эме — значит победить Фредди. Поэтому сейчас ему нужно сосредоточиться на мальчике. Это будет нелегко, но он найдет путь к сердцу ребенка. Ради всех них. И в конце концов Фредди полюбит его за это.

Он наклонился и нажал кнопку переговорного устройства.

— Отвези меня домой, Пьер.

— Да, месье.

Дамьен улыбнулся и подумал о том, понравится ли Эме пентхаус или они все переселятся в дом, где Фредди провела детство. Он и сам с удовольствием поживет в этом доме. Хотя бы немного. Пока они не построят себе новый. Вместе спроектируют и построят. Это будет чудесно. Особняк, замок — что-нибудь способное вместить всех их детей.

Эта мысль удивила его. Всех их детей… Да, он хочет этого. В данный момент Дамьена не интересовало, откуда они возьмутся. Может быть, Фредди не может рожать. Не поэтому ли распался ее прежний брак, не поэтому ли она так отчаянно хочет усыновить Эме? Впрочем, какая разница? Ничто не помешает их счастью. Он просто не позволит этого. В конце концов, он Ди Эй Бержера. Эта мысль быстро улучшила его настроение.

Нужно будет найти способ сказать об этом Фредди. Нельзя позволить, чтобы она продолжала считать его Дамьеном Берже. Но, чтобы объяснить это, придется поискать подходящие слова. Наверное, сначала нужно победить Эме, а признаться уже потом. Как она к этому отнесется? Конечно, Дамьен Берже — человек не бедный, но Ди Эй Бержера — один из богатейших людей юга Франции. Это кое-чего стоит. Он отогнал от себя хвастливую мысль и сосредоточился на том, как завоевать доверие и любовь Эме и вместе с тем сердце любимой женщины.

Лимузин остановился в нескольких метрах от его личного лифта. Дамьен поблагодарил Пьера, сунул двадцатку в окно шикарной длинной машины, хотя и без того платил парню приличное месячное жалованье. Потом обвел помещение глазами, убедился, что его никто не подстерегает, и пошел к лифту. До лифта он добрался благополучно, но дверь не открылась. Удивленный Дамьен сделал вторую попытку. Когда снова ничего не вышло, он нажал кнопку интеркома.

— Охрана слушает.

— Привет. — Дамьен повернулся лицом к крошечной видеокамере в углу и помахал рукой. — Карточка не работает. Не могу открыть дверь лифта.

— Месье Бержера, я отключу систему и открою дверь, — донеслось из репродуктора, вмонтированного в переднюю панель лифтовой шахты. — Это займет несколько минут.

— Нет проблем. Только пришлите кого-нибудь починить эту штуку.

— Да, месье.

Дамьен сунул руки в карманы и покачался на каблуках, дожидаясь, пока дверь откроется. Через две секунды из-за угла вышла Рене.

— О нет! — сказал Дамьен, вынув руки из карманов. — Только не это. — Он шагнул к двери на лестницу, но Рене оказалась быстрее и прислонилась к двери спиной.

— Выслушай меня, а то хуже будет! — злобно предупредила она его.

— Тебе нечего мне сказать, — равнодушно ответил ей Дамьен и свернул к подземному гаражу. Но Рене метнулась наперерез и раскинула руки.

— Черт побери, за тобой должок!

Это было уже чересчур.

— Должок? — фыркнул он. — За что? За то, что ты бесплатно жила здесь больше года?

— Я отработала за это! Сам знаешь!

Изумленный Дамьен покачал головой.

— Ты слишком дорого ценишь свои услуги, — парировал он и снова нажал кнопку интеркома.

— Охрана.

— Можете не отключать систему. Я поднимусь на лифте для жильцов.

— Месье, сейчас все будет сделано! — искренне удивился охранник.

— Слишком долго, — процедил Дамьен и отвернулся, готовясь протиснуться мимо Рене. К его изумлению, она отошла в сторону и сложила руки на груди. Он решительно протиснулся мимо, но не успел свернуть за угол, как его схватила за предплечье сильная рука и заставила повернуться.

— Нет, погоди! — прошипела Рене. — Предупреждаю тебя, Дамьен, я долго ждала этого момента и не уйду с пустыми руками!

Он вырвался и сделал шаг назад.

— Ну, интриганка! Ты спланировала все заранее, верно? Решила соблазнить меня, а я, дурак, позволил тебе сделать это. Потом ты договорилась с товаркой, с которой вместе снимала квартиру, и сказала мне, что та выставляет тебя на улицу. Рассчитывала, что я предложу тебе переехать ко мне, верно?

Рене даже не пыталась отрицать это. Только вздернула подбородок.

— Если бы я переехала к тебе, все было бы намного проще. Но ты решил соблюсти приличия и поселил меня в другой квартире. Ты что, чувствуешь себя богом, швыряя деньги направо и налево и играя по правилам, которые трудно соблюдать?

— Ты хотела сказать, невозможно, — невозмутимо поправил Дамьен. — Когда ты поселилась в моем доме, то наверняка думала, что сумеешь еще раз заманить меня в постель. Так вот, ты сильно переоценила себя. То, что ты живешь здесь, дало мне повод расстаться с тобой. Причем очень удобный повод. Избавило от необходимости объяснять, как мало ты для меня значишь.

Рене дала ему пощечину. Голова Дамьена дернулась. Он схватился за челюсть, потрогал языком зубы, сжал кулаки, но через секунду справился с гневом.

— Ладно, я заслужил это. Но теперь все кончено. Даю тебе сорок восемь часов, Рене, — сказал он, глядя ей в глаза. — Если к тому времени ты не съедешь, я обращусь к своему адвокату.

— Я съеду только в том случае, если ты вынешь свою чековую книжку! — парировала Рене.

— С какой стати? Я тебе ничего не должен.

— Ты можешь себе это позволить.

— По-твоему, это достаточно уважительная причина? — Он покачал головой. — Рене, я думал, что у тебя больше самоуважения.

— Какое мне дело до самоуважения? — фыркнула Рене. — Единственное, что меня волнует, это деньги! Так что оставь упражнения в психоанализе и пойми: если ты хочешь, чтобы я ушла из твоей жизни, то должен заплатить, причем заплатить много.

— Ты никогда не была в моей жизни, Рене.

Рене сложила руки на пышной груди и тряхнула копной волос.

— И все же ты заплатишь, — нахально сказала она. — Мог бы не заплатить, но для этого ты слишком порядочный человек. Так что заплатишь, даже против своей воли. Уж я позабочусь об этом.

Дамьен не удостоил ее ответом. Просто повернулся и ушел. Вышел из гаража, обогнул угол дома и прошел к лифтам вестибюля, не желая ни секунды находиться рядом с Рене. Дамьен не мог знать, что, как только он скрылся из виду, Рене разорвала на себе блузку, растрепала волосы, расцарапала шею, сделала испуганную мину, зарыдала и повернулась лицом к видеокамере.

Дамьен улыбнулся, помахал рукой и вышел на поле. Удивленная Фредерика дунула в свисток, остановила тренировку, забрала мяч, чтобы не вводить детей в соблазн, и пошла к нему навстречу. День выдался теплым, и на Дамьене были только очень шедшие ему шорты и майка. При виде его длинных мускулистых ног у Фредерики все напряглось внутри. Тем не менее она не стала тратить время на обмен приветствиями.

— Что вы здесь делаете?

— Вы о чем? — с невинным видом спросил он.

— Я думала, мы с вами договорились.

— Договорились. И договор остается в силе.

— Но вы сказали, что, если одному из нас придется уйти, это будете вы.

— Если, — подчеркнул он. А потом вполголоса спросил: — Фредди, вы заставляете меня бросить команду?

— Ничего я не заставляю. Я просто думала…

Дамьен взглядом предупредил ее, что они не одни. Потом широко улыбнулся, опустился на колено, протянул руку и погладил мальчика по голове.

— Привет, Эме! Как поживаешь? Я следил за тобой со стороны и понял, что ты сделал очень большие успехи. Думаю, пора учиться дриблингу. Что скажешь?

Эме посмотрел на Фредерику, пожал плечами и сказал:

— Ладно.

— Вот и отлично. Тогда возьми Паскаля и пойдем на другой конец поля. Будем учиться дриблингу, а мама тем временем займется остальными. Согласен? — Потом он посмотрел на Фредерику и добавил: — Конечно, если вы не возражаете.

Фредерика закусила губу. Было ясно, что он еще не готов бросить команду и пытается держаться подальше от нее, выполняя условия договора. Она перевела взгляд на Эме. Тот стоял и серьезно смотрел на мать, ожидая разрешения. Если она скажет «нет», кто будет учить Эме и Паскаля дриблингу (кстати говоря, что это такое?) и как она объяснит свое решение? Наконец она кивнула Дамьену.

— Пожалуй, не возражаю. — Фредди повернулась, Махнула Паскалю рукой и крикнула: — Паскаль, иди сюда и поработай с Эме и тренером Дамьеном!

Когда Паскаль прибежал, Дамьен встал между мальчиками, положил им руки на плечи, подтолкнул вперед и сказал:

— Нам нужен мяч. Я покажу технику, а потом вы попытаетесь повторить.

— Я схожу за мячом, — вызвался Паскаль и побежал к центру поля.

— Встретимся на том конце! — крикнул ему вслед Дамьен. Фредди слышала, как он сказал Эме, шагая с ним бок о бок: — Не переживай, если сразу не получится. Это требует времени.

Эме кивнул. Дамьен взял мальчика за руку, утонувшую в его широкой ладони. Фредерика быстро отвернулась; у нее в горле стоял комок.

Полчаса спустя они устроили двустороннюю игру. Эме и Паскаль играли друг против друга, что уравновешивало силы. У Паскаля был сильный удар, но Эме умело пользовался приемом, показанным ему Дамьеном, и вел мяч, стараясь держать его между ног. При этом он так внимательно смотрел вниз, что столкнулся сразу с двумя ребятишками. Но сомневаться не приходилось: он понимает, что делает.

— Молодец, Эме! Только смотри, куда бежишь. Смотри на ворота. Вот так, правильно! Теперь останови мяч. Останови мяч. Бей! Бей!

Тщательно прицелившись, Эме ударил по воротам. Мяч полетел правее, но Паскаль перехватил его и тут же отправил в сетку, совсем забыв, что это ворота его команды. Фредерика на мгновение закрыла глаза. Дамьен прикрыл рот рукой, откашлялся, а потом крикнул:

— Молодцы! Эме, в следующий раз не старайся довести мяч до самой ленточки. А ты, Паскаль, помни, что сегодня у вас с Эме разные ворота. — Он хлопнул в ладоши. — Софи, вбрось мяч из-за боковой.

Фредерика уже готовилась дать сигнал к окончанию игры, когда Эме снова прорвался в штрафную площадку и нанес удар. Мяч пролетел над головой и поднятой рукой Мадлен и опустился на сетку ворот. Тем не менее Дамьен подпрыгнул, взмахнул сжатой в кулак рукой и крикнул:

— Браво! — Он посмотрел на Фредди и воскликнул: — Этот мальчик настоящее золото! — Потом спохватился, что его могут неправильно понять, сложил ладони рупором и крикнул: — Молодец, Мадлен! И все остальные тоже!

Паскаль подбежал, схватил мяч, бросил его на землю и начал повторять упражнения, которым учил его Дамьен, но без особого успеха. Фредерика свистнула, дав понять, что тренировка окончена, однако Паскаль не успокоился. Эме начал показывать ему технику. Тем временем Дамьен вышел на поле, чтобы дать мальчикам указания. Фредерика отправила остальных ребятишек в раздевалку, обняв и похлопав по плечу каждого, потом собрала инвентарь и положила его в багажник своей машины. Все это она проделала, не сводя глаз с того, что происходило на поле.

Дамьен продолжал осыпать мальчиков похвалами, и вскоре техника Паскаля и Эме улучшилась. Наконец отец Паскаля нажал на гудок своего микроавтобуса, и Дамьен отпустил мальчика. Потом сказал несколько слов Эме, быстро обнял его, помахал рукой Фредерике и зашагал к своей машине. Эме смотрел ему вслед, пока она его не окликнула.

— Ну что, едем?

Мальчик взял мяч под мышку и побежал к ней.

— Паскаль любит бить по мячу, — заявил он. — У него мяч летит далеко-далеко! Но тренер Дамьен говорит, что нужно играть умно, а дриблинг — это умная игра, хоть я и не сумел забить гол.

— На тренировке счет не имеет значения, — напомнила ему Фредерика. — Здесь самое главное — учеба, а ты сегодня научился чему-то новому.

— Да, — с широкой улыбкой подтвердил Эме. — Тренер Дамьен говорит, что я хороший дриблер.

— Конечно, — сказала она, жалея, что не может обнять Дамьена Берже.

…В субботу утром им предстоял парад. Фредерика решила позвонить Дамьену и выяснить, как он собирается транспортировать платформу.

— Не беспокойтесь, — сказал он. — Я уже обо всем позаботился.

— Гм… Хорошо. Я… Я была уверена, что вы это сделаете.

— Но должны были проверить, — ответил он. — Я вас понимаю.

— Ну, тогда увидимся.

— Я приеду, — заверил он, — но буду держаться на расстоянии.

— Меня это не волнует, — небрежно сказала она.

— Вот и отлично, — так же небрежно ответил он. — Раз так, до встречи.

— До встречи.

Она положила трубку, чувствуя, что нарушила условия договора. Но ведь она сама хотела ему позвонить, верно? Хотела… Нет, не то слово. Это было необходимо, вот и все. Только боль оказалась слишком острой…

Боль повторилась, когда в субботу Дамьен приехал на новеньком «вольво» родного для «Болидов» зеленого цвета. С машины еще не были сняты ярлычки дилера. На мгновение она подумала, что Дамьен специально выкрасил машину в цвет команды, но потом вспомнила, что машины этой марки и модели часто бывают зелеными. И все же ее не оставляло чувство, что на сей раз Дамьен зашел слишком далеко.

— Только не говорите, что вы купили эту машину специально для парада!

— Конечно, нет, — засмеялся он. — Я взял ее взаймы у приятеля.

— Интересно, что за приятель одолжил вам новенький «вольво»? — скептически спросила она.

Дамьен прижался бедром к бамперу и сказал:

— Вообще-то он дилер. Понимаете, он заинтересован в рекламе.

Фредерика почувствовала себя набитой дурой.

— Ох…

— Если бы я хотел купить «вольво», — промолвил Дамьен, оттолкнувшись от машины и обойдя ее сзади, чтобы прицепить трейлер, — то взял бы модель побольше, чтобы там могла поместиться половина команды. И купил бы голубой, а не зеленый.

Фредерика пошла следом. В конце концов, человек разговаривает с ней. Но когда Дамьен обернулся, улыбнулся и подбоченился, она попятилась и покачала головой.

— Неправда!

— К несчастью, я не мог получить машину почти месяц. Достать голубой оказалось труднее, чем я ожидал.

— Дамьен! — негодующе воскликнула она.

— Пришлось поторговаться, — деловито ответил он. — Видели бы вы лицо моего приятеля, когда я сказал, что я сам поведу «вольво»! — Он хихикнул.

Фредди только покачала головой.

— Догадываюсь, что вы давно не садились за руль роскошного седана.

— Вообще-то я покупал у него спортивную машину. Держу пари, что вы ее еще не видели. В последнее время я мало на ней ездил.

— И сколько же у вас автомобилей? — спросила она.

— Гм… Три. Точнее, пять, но на двух чаще ездят мать и сестра.

Три. Точнее, пять. Один из них — зеленый «вольво». Вторая — лимузин. Третья — трейлер… Фредди покачала головой и отошла. Он покупает машины для матери и сестры. Бросает деньги на ветер и, кажется, может себе это позволить. Спонсирует и тренирует детскую футбольную команду, тратит кучу времени на то, чтобы обклеить картон цветной бумагой. Любит, хвалит и учит ребятишек. О Господи, сам готовит… От близости этого человека у нее кружится голова. А она изо всех сил пытается оттолкнуть его. Да она просто выжила из ума.

…В тот день Эме забил решающий гол. Игра состоялась сразу после парада, и команда была в прекрасном настроении. Дамьен привез платформу прямо к футбольному полю. Ребятишки вышли на игру с таким азартом, что ни одна команда в лиге не смогла бы у них выиграть. Но победа далась нелегко. Эме так увлекся своим «дриблингом», что буквально загипнотизировал соперников. Они дружно остановились и со стороны следили, как мальчик ведет мяч обеими ногами по очереди, едва касаясь мяча. Когда он наконец ударил по воротам, мяч прошел в добрых трех метрах от штанги. Однако следующий удар оказался удивительно точным. Противник ответил ударом, пришедшимся в грудь Мадлен. Все остальное время малыши толкались, били друг друга по ногам, падали навзничь, а один маленький мальчик — слава Богу, из другой команды — схватился за ширинку и убежал с поля, крикнув, что хочет пи-пи.

К окончанию матча Фредди устала так, словно сама провела на поле сорок пять минут. Дамьен обнял нескольких ребятишек за плечи, посадил Эме на плечи, объявил его лучшим игроком матча и совершил с ними круг почета. Потом сказал, что отбуксирует трейлер на стоянку лимузина, разберет платформу и вернет «вольво» дилеру. Кое-кто из родителей предложил помочь ему, и Дамьен с радостью согласился. Но, когда Фредерика сказала, что отвезет Эме к бабушке и приедет тоже, он ответил, что в этом нет необходимости.

— Мы справимся, — улыбнулся он и повернулся к Эме. — Эй, дружок, если твоя мама не будет возражать, я хотел бы позаниматься с тобой, Паскалем и Бернаром дополнительно. Что ты об этом думаешь? Сможешь приходить в ваш парк по воскресеньям? На пару часов во второй половине дня?

Эме бесстрастно пожал плечами и посмотрел на мать, но Фредерика ему не поверила. Она видела, что у мальчика горят глаза. Паскаль и Бернар, подслушавшие этот разговор, сломя голову понеслись к родителям за разрешением.

— Если все в порядке, то я заеду за ними, — заявил Дамьен.

— А вам это не трудно? — осторожно спросила Дамьена мать Бернара.

— Нет. Это доставит мне удовольствие.

— Ну что ж…

— Я заеду за вами к часу, — сказал Дамьен Паскалю и Бернару, — и привезу домой к половине четвертого. — Он посмотрел на родителей и добавил: — Конечно, если вы не возражаете.

— Может быть, я тоже сумею выбраться, — сказал отец Паскаля Дидье.

— Это было бы замечательно, — весело ответил Дамьен. — Устроим мальчишник!

Дидье обнял Паскаля за плечи. Отец Бернара погиб, и мать — плотная седая женщина — в одиночку растит трех старших дочерей и сына. Перспектива отдохнуть хотя бы раз в неделю пришлась ей по душе. Кроме того, она была рада, что мальчик получит возможность общаться с мужчинами.

— Конечно, придется пораньше вернуться из церкви, — осторожно промолвила Фредерика, — но Эме будет готов. — Хотя лицо сына осталось непроницаемым, она поняла, что малыш очень доволен.

— Ну, мальчики, если так, то до завтра, — весело сказал Дамьен и пошел к машине.

Эме сунул крошечную ладошку в руку матери и негромко спросил:

— А ты что будешь делать?

Фредерика улыбнулась.

— Красить ногти, — внезапно решила она. — Приму горячую ванну, наложу на лицо маску и почитаю какую-нибудь хорошую книгу.

Он презрительно сморщил нос, а затем тяжело вздохнул, словно хотел сказать, что можно было бы найти занятие и поинтереснее. Фредерика засмеялась. Эме улыбнулся, и она поняла, что он с нетерпением ждет завтрашнего мальчишника в парке.

Конечно, деньги — вещь хорошая, но Дамьен быстро понял, что двое взрослых мужчин с тремя мальчишками, парой мячей и несколькими бумажными змеями могут чудесно провести время, не потратив ни цента. Дидье принес с собой дешевый набор, из которого можно было собрать целых пять игрушек. Разместившись на переднем сиденье седана, он улыбнулся Дамьену и сказал:

— Запустим после тренировки.

— А… Потренироваться можно когда угодно, — небрежно ответил Дамьен.

Дидье хмыкнул.

— Я и не думал, что вы говорили серьезно.

Паскаль унаследовал от отца высокую спортивную фигуру, но отнюдь не характер. Дидье был спокойным человеком, довольным собой и окружающим. Дамьен с самого начала ощутил к нему симпатию, но удивился, когда тот предложил составить им компанию.

В парке было много народу. Погода стояла хорошая, но немного прохладная. Мальчишки тут же побежали на детскую площадку, а Дидье и Дамьен начали собирать змеев.

— Когда я был мальчишкой, планки делали из дерева, — неторопливо промолвил Дидье, держа тонкую пластмассовую трубку прямоугольного сечения.

— А мы с сестрой обклеивали их раскрашенной от руки газетой, — откликнулся Дамьен, вставляя в рамку пластмассовое туловище змея.

— Значит, вы не всегда были богатым, — негромко заметил Дидье.

— Нет.

Дидье привязал к змею пластмассовый хвост и прямо спросил:

— Как это у вас получилось? Я вот о чем… Вы не кичитесь этим, но сразу видно, что денежки у вас водятся.

Дамьен посмотрел ему в глаза.

— Сказать правду?

Тот кивнул.

— Везение. Чистое везение. Нужное время, нужное место, нужный товар.

— Может быть, доля везения тут есть, — покачал головой Дидье, — но для такого успеха нужно уметь принимать правильные решения и работать как черт.

— Так и было, — чистосердечно признался Дамьен.

— Ну а я принимал только неправильные решения, — со вздохом ответил Дидье. — Бросил школу и женился, когда Франсуаза забеременела нашей первой дочкой. Понимаете, нельзя сказать, что я не люблю жену и детей, но прилично заработать на стройке — единственное, что я умею, — можно только в том случае, если ты сам руководишь бизнесом, а это требует денег.

— Может быть, вам следовало бы подумать о банковской ссуде.

Дидье фыркнул.

— Ага, конечно… В банке на меня и смотреть не захотят. Жилье я снимаю, кредита у меня нет; к счастью, и долгов тоже. К тому же Жаклин поговаривает о колледже. — Он огорченно покачал головой. — Эта девочка умна как черт, десятая в своем классе, но десятому на стипендию рассчитывать не приходится.

Дамьен внимательно посмотрел на Дидье. Все говорило о том, что он любящий и заботливый отец, ради семьи готовый на все. У Дамьена есть возможность помочь ему.

— Вот что я вам скажу, — осторожно начал Дамьен. — Составьте план. Напишите, в чем будет заключаться ваша работа, где вы собираетесь получить заказ, сколько работников вам требуется, какое оборудование, сколько денег понадобится на первое время — скажем, на полгода, — и, если план окажется разумным и работоспособным, я субсидирую вас за процент от прибыли.

Дидье застыл на месте и уставился на него во все глаза, но Дамьен видел, что в этих темных глазах зажглась мысль. Наконец неф улыбнулся.

— Похоже, мой счастливый день все же наступил!

Дамьен улыбнулся в ответ, и они продолжили собирать змея.

К концу дня Дамьен чувствовал себя довольным и счастливым. Бернар умудрился упустить двух змеев, несмотря на то, что вторая игрушка была привязана к его запястью. Мальчишки бегали, возились и веселились вовсю. Их одежда была перепачкана сахарной пудрой и разноцветным сиропом от трубочек с кремом и всевозможных напитков. Вскоре змей Эме запутался в ветвях дерева. Дамьен встал на край фонтана, мальчик забрался ему на плечи и осторожно достал игрушку. Когда они сели на скамейку, чтобы отдышаться, уставший Эме привалился к Дамьену, а потом позволил посадить себя на колени, чтобы освободить место для Бернара.

На обратном пути Дамьен завез сначала Бернара, а затем высадил отца и сына у их дома неподалеку от тренировочного поля, предварительно договорившись с Дидье о встрече в конце будущей недели. Потом он молча повез Эме через весь город, думая, что мальчик уснул на заднем сиденье, и очень удивился, когда малыш внезапно сказал:

— Вы не должны возиться со мной только потому, что вам нравится моя мама.

Дамьен посмотрел в зеркало заднего вида, ничего не увидел, съехал на обочину, поставил машину на тормоз, повернулся и уставился на Эме.

— Хочешь сказать, что ты мне не нравишься?

Малыш отвернулся.

— Вам нравится моя мама! — сердито повторил он.

— Очень нравится, — подтвердил Дамьен. — Но с чего ты взял, что к тебе я отношусь по-другому?

Мальчик пожал плечами.

— Вы не повели бы меня в парк, если бы вам не нравилась моя мама.

— Если бы мне не понравилась твоя мама, я бы вообще не познакомился с тобой, — напомнил ему Дамьен. — Я занялся командой только для того, чтобы поближе узнать твою маму, а в результате познакомился с тобой, Бернаром, дядей Дидье, Паскалем и всеми остальными. Сейчас у меня появилось множество Новых друзей, а твоя мама нравится мне еще сильнее, чем раньше. Объясни, почему ты решил, что не нравишься мне.

— Потому что я мешаю! — выкрикнул Эме. — Я всегда мешаю!

У Дамьена сжалось сердце, но он сумел совладать с собственным голосом.

— Если ты так думаешь, — спокойно сказал он, — то не знаешь ни меня, ни Фредди. Она любит тебя. Ты нужен ей. Фредди делает все, чтобы усыновить тебя, и хочет, чтобы ты всегда жил с ней. А поскольку она мне небезразлична, я тоже хочу этого. Ты никому не мешаешь, Эме. Совсем наоборот. Без тебя мы с Фредди не сможем быть счастливы.

Эме задумался. Его глаза стали огромными, в пол-лица.

— Это не значит, что вы должны со мной возиться, — наконец пробормотал он.

— Это значит, что я должен что-то сделать, — ответил Дамьен, не скрывая от мальчика досады и огорчения. — Мне нужна Фредди. Ты нужен ей, а она нужна тебе. Я нравлюсь Фредди, но она не хочет видеться со мной, потому что ты этого не одобряешь. Эме, единственное, что я могу сделать, это помочь тебе узнать меня. Не бойся, что я заберу твою маму и причиню тебе вред. Если ты поверишь мне и полюбишь так же, как люблю тебя я, мы все сможем быть счастливы. Но без тебя это будет невозможно.

Мальчик наморщил лоб и отвернулся, размышляя над словами Дамьена. Наконец он поднял голову и сказал:

— У вас куча денег, верно?

— Верно, — откровенно признался Дамьен. — И, знаешь, это не так уж плохо. Эме, с деньгами можно сделать много хорошего, можно жить весело, но одних денег недостаточно. К человеку, у которого много денег, люди относятся по-другому. Они набиваются ему в друзья, но не потому, что знают и любят его. Деньги хороши только тогда, когда есть с кем их разделить. Иначе они просто бесполезны. Я надеюсь, что вы с Фредди позволите мне разделить их с вами. Эме, я хочу, чтобы ты дал мне шанс.

Мальчик смотрел на него и молчал. Наконец Дамьен включил двигатель и повез Эме домой.

Он довел малыша до самых дверей, не уверенный в том, что добился успеха. Фредди встретила их тревожной улыбкой. Внезапно воодушевившийся Эме бросился в объятия матери.

— Мы запускали змея! Ели пирожные, пили вишневый сок, и я стоял в дереве на макушке у Дамьена!

Брови Фредди взлетели вверх.

— Это значит, — перевел Дамьен, — что он стоял у меня на плечах и снимал змея с дерева.

— Да, — кивнул Эме. — Это было весело! Но Бернар упустил двух змеев. Они улетели так высоко, что их и видно не было! Папа Паскаля сказал, что они долетят до самого солнца!

Эти слова заставили Дамьена улыбнуться. В глазах Фредди плясали веселые искры.

— А как прошла тренировка?

Дамьен откашлялся.

— Ну… на это у нас не хватило времени.

— Я так и думала.

— Это все Дидье, — хихикнув, сказал Дамьен. — Он принес змеев.

Фредди рассмеялась.

— Похоже, мужчины всегда остаются мальчишками!

— Не стану отрицать, — с деланно серьезным видом ответил Дамьен.

Фредди снова засмеялась.

Дамьен невольно улыбнулся, довольный собой. Лучшего момента не представится. Куй железо, пока горячо, подумал он, удивился тому, что нервничает, и продолжил:

— И все же я не мальчик, чтобы ходить на мультфильмы в одиночку. Может быть, составите мне компанию? Очень хочется посмотреть, а Эме нужен мне в качестве предлога.

К его удивлению, Эме воспринял эту идею на ура.

— Мама, можно? Можно? Пожалуйста!

Фредди неуверенно посмотрела сначала на Дамьена, а потом на сына.

— Гм… Думаю, вы сможете обойтись без меня. Идите вдвоем.

— Нет, ты тоже. Пожалуйста! — взмолился Эме. — Так нам будет веселее.

Дамьен бросил на мальчика благодарный взгляд, на который тот не обратил никакого внимания, и мягко сказал Фредди:

— Пожалуйста.

Фредди смерила его подозрительным взглядом, заколебалась, и Дамьен приготовился к отказу, но она неожиданно согласно кивнула. Дамьену отчаянно захотелось поцеловать Фредди. Вместо этого он привлек к себе Эме, нагнулся, красноречиво заглянул ему в глаза, погладил по голове и слегка обнял.

Эме, в котором ожили старые страхи, тут же напрягся. Дамьен отпустил его, выпрямился, улыбнулся, помахал им рукой и отбыл, предвкушая удовольствие сходить на мультфильм с пятилетним ребенком и его матерью. Интересно, что об этом напишут в колонках светских сплетен? Он уже видел крупный заголовок:

«Плейбой играет отца в местном кинотеатре».

Дамьен начал подозревать, что именно для этой роли он и родился. Похоже, он нашел то, чего хотел больше всего на свете.