Прочитайте онлайн Поздняя свадьба | ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Читать книгу Поздняя свадьба
3416+937
  • Автор:
  • Перевёл: О. Добрыгина
  • Язык: ru

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

– Мам, что, папа приехал?

Абби подскочила как ужаленная, судорожно натягивая простыню на свое обнаженное тело. В этот момент дверь распахнулась и в спальню ворвалась разгоряченная Кати. Она застыла, не веря своим глазам. Ее лицо медленно заливала краска смущения. Она была готова увидеть что угодно, только не это.

– Ой! – прошептала Кати, уставившись в пол, пытаясь скрыть улыбку, предательски расплывавшуюся по ее лицу. – Извините… Я не знала… Ой, как здорово! Пап, мам, наконец-то! Ой, вот Стюарт обрадуется! Да ладно вам стесняться! Вот глупые, все брыкались, брыкались… А сами… Господи, какое счастье!

Не обращая внимания на сконфуженный вид родителей, она бросилась к ним, чмокнула каждого и, пританцовывая, побежала к двери, заговорщически шепнув, что приехала не одна.

– И вообще я тут из-за тебя с ума схожу, потому что не люблю, когда моя мама в плохом настроении, а ты тихоня такая… Ладно, ладно…

– Кати, – Абби сделала робкую попытку умерить восторг своей дочери. Куда там!

По лестнице зацокали каблучки, и раздалось торопливое перешептывание. Абби переглянулась с Сэмом. Можно себе представить, в каких красках описывала Кати увиденную сцену!

– Мы рады. – Кати просунула голову в дверь и церемонно кивнула каждому родителю. – Но, к сожалению, ужасно спешим. – При этих словах она бросила взгляд на разбросанную одежду и показала язык. – Надеюсь, вы не забыли, как это делается!

Это делается! Абби ошарашенно смотрела на дверь. Шаги стихли. Мда!

Раздалось деликатное покашливание.

– Извини, что так получилось, мне следовало уйти раньше и…

Абби издала грозное рычание и осеклась, боясь, что их могут услышать.

Она чувствовала себя отвратительно беспомощной. Ее застукали, как школьницу! Возмутительно! Абби нацепила беспечную маску прожженной светской львицы.

– Не извиняйся. Ничего страшного не произошло. Не знаю, как ты, а я считаю, что секс необычайно благотворно сказывается на женском организме. Так что считай, дорогой, что наша мимолетная встреча пошла на пользу нам обоим. Никто не остался внакладе, все довольны…

Абби с ужасом прислушивалась к собственным словам. Что за околесицу она несет!

Старательно избегая его взгляда, она сделала глубокий вдох.

– Кстати, вот теперь нам действительно есть что обсуждать. Например, что делать, если… если я вдруг забеременею. Твоим ребенком.

Она наконец решилась поднять глаза и поразилась перемене, произошедшей в нем. Мускулы перекатывались на его литой груди. На шее темнело синее пятно. Абби вздрогнула. Она вспомнила, в какой момент оставила это доказательство. А его припухшие губы… У нее наверняка такие же. Она провела языком по своим губам и заалела как маков цвет.

– Ты… Ты серьезно все это говорила? – спросил Сэм.

Абби ушла от ответа, надеясь, что у него хватит ума понять, что она сейчас взвинчена. Лучше переключить его внимание на проблему, которую им теперь предстоит решать вместе, а в том, что проблема уже возникла, Абби не сомневалась. Она хорошо знала, какой у Кати длинный язык.

– Я…. я… Сэм, подожди, ты слышал, что сказала Кати? Не пройдет и получаса, как об этом будет знать весь город. Она подумала, что ты и я…

– А что в этом плохого? Может, попробуем все начать сначала?

Его голос звучал на удивление беспечно. Если его окрыляла надежда, то ее душили злость и обида.

– Почему ты ее не остановил? Что же теперь делать? Господи! Позор какой!

– Но ты же тоже промолчала, – поддел ее Сэм.

– Я вообще ни слова выговорить не могла. Подумать только, собственный ребенок находит мамочку в постели с… – Тут она осеклась и с вызовом посмотрела на сидевшего в ее постели мужчину.

Она чувствовала себя как затравленный зверек, попавший в ловушку. В полном смятении она откинулась на подушку. Кажется, он не видит ничего ужасного в том, что они провели ночь вместе, а утром их нашла в постели дочь. С ума можно сойти!

Что же делать? Глаза были сухие и горели. Она посмотрела на свои руки. Все в красных пятнах.

– Что это? – услышала она голос Сэма.

Не дожидаясь ответа, он перевел взгляд на свое тело и, увидев те же следы, произнес с ноткой удовольствия:

– Хм, теперь несколько дней вход в спортивный клуб заказан… Знатно получилось!

– Что получилось? – растерянно захлопала глазами Абби.

– Да так, – небрежно проронил Сэм. – Впрочем, если тебе изменила память, могу освежить….

– Что же делать, Сэм? Кати сейчас растрезвонит всем про счастливое воссоединение семьи. Чего доброго, выстроится очередь из поздравляющих. Объясняй всем, что это просто… просто…

Она замолчала. Слова давались ей с трудом.

– Что – просто? – требовательно спросил Сэм.

Вся игривость неожиданно исчезла. Он пытливо вглядывался в нее, словно хотел понять что-то очень важное.

– Просто занимались сексом.

«Можно подумать, что между ними может быть что-то большее, – разозлилась Абби. – Неужели он считает ее такой идиоткой, которую, кроме секса, ничего не интересует?! О нет, она докажет, что он ошибается. Причем очень сильно!»

– Просто сексом… – повторил как эхо Сэм. – И часто ты так… ммм… расслабляешься?

– Не твое дело, – отрезала Абби. – Ты не имеешь права задавать мне такие вопросы. Я же не спрашиваю тебя, что и с кем ты делал. То, что между нами случилось, не дает тебе ровным счетом никаких прав.

– Ты меня удивляешь. Неужели ты научилась так хорошо лицемерить?

– Лицемерить? – Абби поперхнулась.

Сейчас он уличит ее в непоследовательности. В самом деле, то она рассуждает об оздоровительных сеансах, то дрожит, стоит ему коснуться ее. Нет, война продолжается, она не намерена сдаваться.

С чего он взял, что она его любит? Совсем она его не любит, убеждала себя Абби. После того, что он сделал!.. Ну, а сегодняшняя ночь – просто стечение обстоятельств.

– Вчера ты выглядела вполне счастливой, – словно сквозь пелену слышала она голос Сэма. – Что случилось? Какая муха тебя укусила?

– Ничего. Все очень хорошо. – Слава Богу, он ничего не заметил. – Просто я думаю, как мне жить дальше? Ты сегодня есть, завтра тебя нет, а мне расхлебывай! – Боже, как же больно и трудно бороться после такой ночи! – Ну почему, почему Кати вздумалось прийти именно сегодня? Нет, я расскажу ей всю правду и…

– Не думаю, что это хорошая идея, – перебил ее Сэм.

– Но что я еще могу сделать? – спросила она его. – Все равно она рано или поздно узнает. Я еще могу остановить ее. Могу представить, что скажут родители Стюарта! Особенно его мамочка. Она и так думает, что я плохая мать. А теперь вообще смешает с грязью.

– Послушай, Кати уже не маленькая девочка. Ты сейчас сама как ребенок. Глупо обижаться, что дети влюбляются, не спрашивая родительского разрешения. Спасибо, хоть ставят в известность о свадьбе. И причем тут его мать? Сама возводишь на себя напраслину, а приписываешь ее другим. Давай подумаем вот о чем… Может, пусть все остается как есть?

– То есть как это? – не поняла Абби.

– Кати считает, что у нас все наладилось, может, не стоит ее разубеждать? Ей трудно будет с этим смириться. Она будет чувствовать себя обманутой.

– Ах, вот оно что! Неужели ты думаешь, что одна ночь может перечеркнуть двадцать лет, даже двадцать два? Ты просто шантажист. Я не желаю об этом говорить. – Абби демонстративно зажала уши руками.

Что он несет? Что он о себе возомнил! Абби уже сожалела, что поддалась голосу страсти. Слишком высокой грозит быть расплата за то, что она вновь не устояла перед его обаянием.

– Абби…

У нее мурашки пошли по коже от его прикосновений. Ей сразу же стало холодно. Она взглянула на него глазами затравленного зверька, который во второй раз попался в одну и ту же ловушку.

– Прости, если расстроил тебя, – начал он тихо.

Абби удивленно вскинула бровь:

– Вовсе нет. Ты не можешь меня расстроить. У тебя нет такой власти. Больше – нет. Однажды ты очень сильно ранил меня, но я смогла пережить это, и теперь меня сложно обидеть.

– Абби… – начал Сэм снова, но она отрицательно замотала головой.

– Никто не поверит, что мы ни с того с сего вдруг решили начать все заново.

– Кати это уже сделала. Зачем портить девочке праздник? И, знаешь, мне кажется, Что все не так уж плохо складывается.

– В самом деле? Ты действительно так думаешь? Нет, Сэм, это не сработает.

– Если мы постараемся, то почему бы и нет?

– Что? – воскликнула Абби. – Но их свадьба будет только в следующем году. Ты не можешь… мы не можем… Нет, Сэм, – взмолилась она. – Это невозможно.

– Невозможного нет. Трудно, сложно, долго – может быть, но не невозможно.

Она слышала его успокаивающий голос, смотрела в светящиеся глаза. Он уговаривает ее начать новую жизнь. В ней поднялась теплая ответная волна, а злость и раздражение начали потихоньку отпускать. В уголках рта дрогнула несмелая улыбка, сказавшая Сэму больше, чем все слова. И все же Абби продолжали раздирать сомнения.

Прошлой ночью руки Сэма заставили ее позабыть, какую боль он ей причинил. Она словно заново училась жить, радоваться жизни и получать от этого удовольствие.

Да, прошлая ночь показала, какой сильный отпечаток наложило на нее время, она стала умнее, уверенней и для себя уже решила, что это была ночь любви. Но ему совсем не обязательно знать об этом.

– Мы не можем, Сэм. Я не могу… слишком трудно…

– Ты хочешь сказать, что мы должны убедить Кати, что у нее были галлюцинации?

«Да, Сэм хорошо знает ее слабые места», – сокрушенно подумала Абби.

– Не надо ее ни в чем убеждать. Но у меня нет сил притворяться и делать вид, что мы счастливая пара. Пойми, это выше моих сил. – Она немного помолчала, а затем добавила: – Это мой дом, здесь моя семья, друзья, работа. Мне же проходу не дадут. Это ты можешь в любой момент собрать вещички и – адью! А у меня все несколько сложнее.

– Тебя послушать, так я действительно чудовище. – Сэм сообразил, что Абби имеет в виду беременность, которая может наступить после бурно проведенной ночи. – Господи, что за мысли бродят в этой прелестной головке! Напридумывала невесть чего! И городок с твоей легкой руки тоже небось считает, что я самый распоследний подлец.

– А что прикажешь думать о том, кто ревновал свою невесту к каждому столбу, твердил, что больше всего на свете боится ее потерять, а потом вбил себе в голову Бог знает что и сбежал?

– Хорошо, – сказал он агрессивно, явно не желая обсуждать эту скользкую тему. – Лгать ты не хочешь? И что же ты собираешься делать? Рассказать правду? А как ты это себе представляешь?

Абби чувствовала себя загнанной в угол. Она затравленно посмотрела на Сэма.

– Ну, смелее, заодно и отрепетируешь. – Боль, мелькнувшая в ее глазах, заставила его мгновенно переменить тон. – Абби, ты сама видишь, как важно для Кати, чтобы мы снова были вместе. Так зачем же толкать ее в тот ад, где будут одни проблемы? Пусть верит в то, что у нас все наладилось. Я помню, какой дерганой ты была накануне нашей свадьбы, то же самое происходит сейчас и с ней. Ей предстоит войти в другую семью. Зачем создавать девочке лишние проблемы? Или ты не рада, что она выходит замуж? – спросил Сэм и внимательно посмотрел на нее.

Слишком внимательно. Абби отвернулась, ей не хотелось встречаться с ним глазами.

– Кати любит его, – просто ответила она.

– Да. А он любит ее. Что тебя грызет? – допытывался он. – И не вздумай отпираться. Несмотря ни на что, я неплохо тебя изучил. У тебя на лице всегда все написано. Но сейчас твои страхи не связаны со мной. Поэтому я и спрашиваю, что все это значит?

Неужели она действительно открытая книга? Он так убедителен, если только…

– Абби… – тормошил ее Сэм.

– Да слышу я тебя, слышу. Мне все его мамочка покоя не дает. От Кати теперь только и слышно: она сказала то, она сказала это… Будто и не моя дочка. И дома у них все по струнке ходят, боятся не угодить этой мегере.

– Абби, ну что ты такое говоришь? – Сэм посмотрел на нее удивленно. – Во-первых, никакая она не мегера. Во-вторых, никто по струнке не ходит, а, в-третьих, Стюарт показался мне вполне самостоятельным молодым человеком, способным принимать ответственные решения в своей жизни. Он любит Кати и…

– Это он сейчас любит, – упрямо проговорила Абби. – Но что, если… если возникнет ситуация, когда Кати действительно будет нужна его любовь, понимание, нужно будет опереться на его плечо, сможет ли он быть такой опорой?

– По-моему, ты сейчас говоришь не про Стюарта и Кати, а про нас с тобой. Я прав? – в упор спросил Сэм. – Это мне не хватило любви, понимания, силы поверить в то…

– Я не собираюсь говорить об этом… о нас, – оборвала она его. – Ты сказал, что Кати и Стюарт любят друг друга, и я знаю, это правда. Но когда-то мы тоже любили, точнее, думали, что любим. А чем все закончилось? Для того чтобы создать семью, мало быть влюбленным. Надо что-то большее… – Она немного помолчала и добавила: – Прошлая ночь ничего не изменила. Мы просто поддались минутному порыву, это быстро проходит… Мы… я… Сэм, это не… Я не хочу того же для Кати, – оборвала она сама себя, не в силах продолжить то, что собиралась сказать.

Ей не хватало сил сохранить самообладание и передать словами те чувства, которые она испытывала.

– Я не хочу, чтобы она, проснувшись однажды утром, узнала, что мужчина, которого она любит…

– Скажем так: вовсе не тот, за кого себя выдает… – досказал за нее Сэм, когда она замолчала.

– Тебе этого не понять, – безразлично сказала Абби.

Она чувствовала себя так, будто из нее выкачали весь воздух.

– Напротив, я очень хорошо понимаю, – довел до ее сведения Сэм. – Но я не Стюарт, а ты не Кати. У них есть свой собственный шанс построить свое будущее. А мы должны думать о себе.

– Ты и в самом деле считаешь, что будет лучше, если Кати поверит, что мы снова вместе? – неуверенно уточнила Абби.

– Да, – без колебаний подтвердил Сэм.

Он встал с кровати, и Абби резко отвернулась, чтобы не видеть, как он уходит. Прошлой ночью все было совершенно другим, а сейчас у нее не было сил смотреть правде в глаза.

Он увидел, как Абби съежилась, словно хотела защититься от чего-то. У него сжалось сердце. Какого черта? Почему он надеялся, что ночь что-то изменит?

Да, в сексуальном плане она реагировала и отвечала на его ласки, как и прежде. И один только Бог знает, как он ее хочет, но здесь между ними лежит большая пропасть. Ему нужна ее любовь, а не только тело. Очень нужна. Как трудно сдерживать себя и не говорить ей, что он до сих пор ее любит и сходит с ума оттого, что она так недоступна.

Да он просто дурак, знал же, что вчера она жила прошлым, воспоминаниями о том, как им было хорошо вместе. Ею двигало просто желание, просто секс. А утром все вернулось на круги своя, и никаким замечательным сексом этого не исправить.