Прочитайте онлайн Поединок двух сердец | Глава 8

Читать книгу Поединок двух сердец
4118+3601
  • Автор:
  • Перевёл: Ольга Литинская

Глава 8

— Кх, кх… — осторожно кашлянула Мэри, намекая, что Тай держит ее руку в своей слишком долго. Яркий блеск победы в ее глазах произвел на него отрезвляющий эффект. Сквозь внешний лоск он угадал в ней прежнюю Мэри и слегка сжал кончики ее пальцев, давая понять, что чары на него не действуют. Она приподняла бровь, отдавая должное его проницательности и признавая в нем достойного противника.

Миссис Пиблз и Джейн все еще не могли опомниться.

Джейн первой обрела дар речи:

— Милая, ты прекрасно выглядишь. — Она подошла к сестре. — Сейчас ты очень похожа на маму. Я и забыла, как блистательна она была, пока не заболела. Сегодня ни один мужчина не сможет отвести от тебя глаз!

— Да-да… — изумленно согласилась миссис Пиблз.

Нежно-розовый румянец разлился по щекам Мэри.

— Спасибо.

Таю не понравилось, как засияли ее глаза.

Он по-прежнему пребывал в мрачном расположении, когда миссис Пиблз хлопнула в ладоши и объявила:

— Мы готовы к выходу. Все, кроме мистера Барлоу.

Мэри вскинула голову и посмотрела на Тая.

— А в чем дело?

— В одежде, — вздохнула миссис Пиблз. — Он одет неподобающим образом. Даже без перчаток!

Джейн немедленно встала на его защиту:

— Как же так, тетушка! Минуту назад вы признали, что все не так уж плохо.

— Теперь я сомневаюсь! — произнесла миссис Пиблз с надменным выражением.

Мэри обошла вокруг Тая, осматривая его так, будто оценивала лошадь. Ему захотелось спросить, не открыть ли рот, чтобы она взглянула на зубы. Но вместо этого он обратился к миссис Пиблз:

— Полагаю, вы напрасно беспокоитесь. Все мужчины, которых я видел в Лондоне, одеты точно таким же образом.

— О, замечательно! — воскликнула Мэри. — Вот и решение всех проблем! Ведь Барлоу всегда прав, а все остальные — нет. Лондон, должно быть, ничем не отличается от Лифорд Медоуз, где Барлоу — законодатель мод!

Ее насмешливый тон был еще одним подтверждением того, что, несмотря на новообретенный лоск, Мэри осталась прежней внутри. Он повернулся, чтобы осадить ее, но вмешалась Джейн:

— Экипаж ждет на улице. Мы готовы? — Она втиснулась между Таем и Мэри, чтобы не дать им возможности поссориться.

— Да-да! — быстро согласилась миссис Пиблз. — Мы тратим время впустую! Идемте!

Она взяла Мэри под руку и повела ее к двери, давая по пути последние советы и наставления.

Тай предложил руку Джейн.

— Хоть она вам и сестра, но надеюсь, она сегодня опозорится! — сознался он и был немало удивлен, когда Джейн расхохоталась.

— Вы находите это смешным?

— О нет, это совсем не смешно, но вы двое… — Она махнула рукой.

— Что мы… двое?

— Да так. Просто это заметно…

— Что заметно?

Она остановилась.

— Вы оба отлично ладите с другими, но стоит вам оказаться рядом, как напряжение в комнате становится таким, что его можно потрогать руками.

— Ее нападки у любого вызовут напряжение. Я уже устал защищаться. Будь она мужчиной, я бы, наверное, ее поколотил.

— Будь она мужчиной — не думаю, что вы вообще испытали бы хоть какое-то напряжение, — заметила Джейн и направилась к двери.

— Не понимаю, о чем вы, — он растерянно проводил ее взглядом.

— Конечно, не понимаете!..

Нанятая карета была рассчитана на четырех пассажиров, сидения располагались по два — друг напротив друга. Тай подождал, пока дамы рассядутся, и занял оставшееся свободное место — рядом с миссис Пиблз, напротив сестер. Карета была очень тесной даже для дам, не говоря уже о Тае с его ростом. Он сидел напротив Мэри, чьи ноги были почти так же длинны, как и его. Так что ему пришлось обхватить их коленями. Его гнев испарился сразу же, как только экипаж с грохотом покатился по мостовой, чуть подскакивая на булыжниках. Колени Мэри теперь слегка терлись о внутреннюю поверхность его бедер. Он не двигался. Не мог — недоставало места, и к тому же какой мужчина стал бы избегать таких прикосновений!

Мэри перехватила его взгляд. Он ожидал от нее язвительного намека. Но она только упрямо сжала губы и вздернула подбородок. Что ж, если ее это не стесняет, то его и подавно.

Миссис Пиблз и Джейн не догадывались о той молчаливой драме, которая разыгрывалась рядом с ними. Они непринужденно болтали в предвкушении грядущего вечера и нисколько не переживали, что Тай и Мэри не поддерживают их разговор.

Рассматривая ее утонченное лицо, Тай вспомнил, как он впервые обратил внимание на длину ног Мэри Гейтс. Он случайно подсмотрел, как она скакала по пастбищу недалеко от разделительной линии их земель — без седла, без обуви и чулок, подняв юбку до колен, обхватив ногами спину лошади и управляя ею, используя только колени. Сперва он даже не узнал ее. Волосы цвета спелой пшеницы свободно разметались по спине. Руки в каком-то порыве она подняла к небу, напоминая луговую нимфу, молящуюся богам. Он не мог отвести от нее глаз…

Ерзанье сидящей напротив Мэри вернуло его на землю. Она коснулась его ноги и с силой надавила каблуком на носок сапога. Не причинив ему боли, она явно хотела его осадить. Удивительно, сколь хорошо она читала мысли по его лицу! Тай засмеялся, впервые за весь день по-настоящему развеселившись.

Джейн и миссис Пиблз посмотрели на них.

— В чем дело? — спросила Джейн сестру. — Тебе не тесно?

— Нет, уже нет, — ответила Мэри, одарив Тая ледяным взглядом, и переключилась на пейзажи, мелькающие за окном. Несколько минут спустя она, казалось, полностью ушла в себя.

Тай сложил руки на груди. Ей незачем беспокоиться. Он, конечно, сколько угодно может фантазировать, как ее длинные ноги обхватывают его, но и только. Пустые фантазии. Спать с ней было безумной затеей: один из них наверняка бы убил другого задолго до рассвета. Правда, это была бы роскошная ночь. Роскошная…

— Мистер Барлоу? — Резкий голос миссис Пиблз прервал его размышления.

— Да?

— Мы приехали, — заявила она.

— Приехали?

Экипаж остановился, а он и не заметил.

— Не будете ли вы столь любезны открыть нам дверь? — Она бросила беглый взгляд на Джейн, словно выказывая сомнения в его умственных способностях.

Чувствуя себя последним идиотом и стараясь не встречаться глазами с Мэри, он виновато сказал:

— Что-то я замечтался.

— Мы заметили, — сказала миссис Пиблз. — Так вы откроете дверь?

Джейн опустила голову, чтобы скрыть улыбку, но Мэри оставалась безучастной.

Тай открыл дверцу, спрыгнул на землю и, опустив подножку, помог выбраться дамам.

Дом, в котором должен был состояться прием, утопал в таком количестве огней, какое ему не доводилось видеть никогда в жизни. Очаровательную улицу из нескольких домов со всех сторон окружал парк. У Тая возникло первое дурное предчувствие — такая обстановка резко отличалась от скромности уютных посиделок в Лифорд Медоуз. Он даже было подумал, не надеть ли ему все-таки перчатки для верховой езды.

Многие приглашенные прибыли практически одновременно с ними. У парадного входа и на ступеньках, ведущих к дому, образовалась небольшая толпа из гостей.

Мэри до сих пор оставалась в экипаже. Миссис Пиблз и Джейн вынуждены были перебираться через ее колени, чтобы выйти. Тай протянул ей руку в последнюю очередь. Она не отреагировала. Он заглянул внутрь.

— Пойдемте, Мэри. Не станете же вы сидеть здесь всю ночь.

В лунном свете ее лицо показалось ему совершенно белым. Она продолжала сидеть неподвижно.

— Мэри, — позвал Тай, проведя рукой у нее перед лицом.

Она пошевелилась и, вложив свою обтянутую перчаткой руку в его ладонь, медленно вышла из экипажа.

Миссис Пиблз заметила друзей и завязала с ними оживленную беседу. Она представила им Джейн, которая при этом нисколько не смутилась, и они все вместе мило защебетали. В противоположность им Мэри была необычайно тиха. Тай тоже чувствовал себя немного неуютно.

Затем миссис Пиблз вместе с Джейн вернулись к Мэри и Таю, и пожилая леди шепотом стала давать распоряжения.

— Мистер Барлоу, сначала в дом зайдем мы с Джейн. Вам предстоит сопровождать Мэри. Досчитайте до десяти, прежде чем последовать за нами. Или нет, стойте лучше здесь, я сама подам вам сигнал — выйду на ступеньки и помашу рукой. Мэри я представлю, когда она войдет. — Миссис Пиблз впала в полуистерическое состояние восторженности. — Все будут без ума от нее! Если повезет, мы получим хорошее предложение еще до конца недели! — Она бросила на Мэри беглый взгляд. — А учитывая такую красоту, может быть, и раньше!

Тай хлопнул дверцей экипажа намного сильнее, чем требовалось, и отрапортовал:

— Как скажете!

Экипаж отбыл. Миссис Пиблз, взяв Джейн за руку и гордо подняв голову, уверенно двинулась вперед, словно вожак стаи.

Тай и Мэри остались ждать. Рассматривая прибывающих гостей, Тай все больше хмурился. Входящие в дом джентльмены все как один были в черных или темно-синих сюртуках, белых бриджах и белых жилетах. Ни на ком не было сапог. И у всех были белые перчатки. Тай быстро натянул свои перчатки для верховой езды.

Видимо, весть о том, что Мэри уже здесь, разлетелась молниеносно. Люди, толпившиеся возле парадного входа, вытягивали шеи, стараясь ее разглядеть. Тай сразу же отстранился, и Мэри почувствовала себя неловко, как будто она была выставлена на продажу.

Они стояли в совершенном молчании. Внутреннее напряжение и беспокойство росло с каждой секундой. Внезапно Тай услышал легкий шорох платья и увидел, как Мэри, резко развернувшись, без оглядки бросилась в парк. Только огоньки засверкали в блестках ее воздушной пелерины.

Ни миссис Пиблз, ни Джейн, занятые гостями, не заметили этой выходки. Тай понял, что, кроме него, возвращать Мэри в строй больше некому. Тяжело вздохнув, он поспешил за ней. Она чуть ускорила шаг, быстро пересекла парк и уже достигла ближайшего перекрестка. Огромными шагами он нагнал ее, прежде чем она успела скрыться за углом. Блеск огней и атмосфера праздника остались позади. Здесь они были одни.

— Вы куда? — спросил он глухо.

Она не остановилась. Он схватил ее за плечо.

— Вы слышите меня?

Она обернулась, удивленно распахнув блестящие в темноте глаза, словно не ожидала увидеть его рядом.

— Мэри, с вами все в порядке? — осторожно спросил он.

Она облизала пересохшие губы.

— Я не могу. Не могу войти туда. Мне не следует здесь оставаться.

Ее своенравное упрямство было поразительным, но сейчас был неподходящий момент для ссоры.

— И что вы задумали? Идти пешком в Лифорд Медоуз?

— Да, если придется.

Она попыталась ускользнуть, но он крепко держал ее.

— Слушайте, я и сам бы не прочь убраться отсюда, только ни вы, ни я не можем себе этого позволить. Меня не волнует миссис Пиблз, но ваша сестра может попасть из-за вас в затруднительное положение. Поймите, она сейчас представляет вас как принцессу чуть ли не голубой крови. Вы опозорите ее, если так просто сбежите, а она не заслуживает этого. Хотите выбросить очередной фортель, подождите до завтра. Сегодня вы — почетный гость, так что будьте любезны вести себя соответственно!

Ее брови взметнулись вверх. Он собрался выслушать ее гневную отповедь, но она вдруг вся задрожала и попятилась, едва слышно прошептав:

— Я не могу.

Боже милосердный, куда подевалась та Мэри, которую он знал?!

Сзади раздались торопливые шаги.

— Мэри? Тай? Все в порядке? — Джейн с тревогой смотрела на сестру.

Мэри спряталась за спину Тая и попросила его:

— Я не могу сейчас говорить с ней. Пожалуйста… Я даже дышать не могу. — Она крепко схватилась за его сюртук, как ребенок, который боится упасть.

Тай сжалился.

— Все в порядке, Джейн. Мы просто держим паузу. Мэри хочет сделать свое появление еще более грандиозным, чем задумала миссис Пиблз.

— Более грандиозным? — переспросила Джейн, останавливаясь.

— Да, она хочет, чтобы все собрались и, когда она войдет, смотрели только на нее.

— Джейн, где вы? — Услышали они приближающийся голос миссис Пиблз. — Да где же вы все? Уже пора! Я махала, махала, но никто так и не сделал, как требовалось!

Джейн взглянула на Тая с беспокойством. Мэри продолжала прятаться у него за спиной. Джейн секунду колебалась в нерешительности, но потом твердо ответила:

— Тетя Элис, я с Мэри. Она подождет еще минутку и устроит по-настоящему торжественный выход.

— Торжественный? — миссис Пиблз нетерпеливо хмыкнула. — Отлично, но я не собираюсь прятаться в темноте, ожидая ее выхода, в то время как могу наслаждаться превосходным шампанским в окружении разноцветных огней. Пойдемте, Джейн. Не оставляйте меня в одиночестве.

Джейн вопросительно посмотрела на Тая, который кивком подбодрил ее. Мэри так и не показалась.

— Хорошо, — сказала Джейн и удалилась.

Тай сомневался, что она смогла уловить действительный смысл происходящего.

Мэри вздохнула свободнее и отодвинулась от него.

— Хорошо, что она ушла. Не хочу, чтобы она чувствовала себя неловко.

Тай повернулся к ней.

— Тогда идите внутрь.

Она разглядывала пуговицы на его сюртуке, секунды тянулись словно вечность.

— Я не могу. — И стала пятиться.

Он позволил ей отступить на три шага, затем нарочито громко произнес:

— Я думал, Гейтсы ничего не боятся!

Слова произвели магический эффект. Она внезапно застыла на месте.

— Я не боюсь.

— Нет, боитесь. Вы артачитесь перед этим препятствием, как пугливая лошадь.

Тай вновь ожидал встречного выпада. Вместо этого глаза Мэри наполнились слезами, и Тай по-настоящему встревожился: кто угодно мог пускать в ход слезы, только не Мэри. Потом, разозлившись на себя за то, что он все видит, Мэри вытерла их.

— Вам не понять.

Тай шагнул вперед.

— Так объясните. Откройтесь мне, и давайте уже покончим с этим. Вы боитесь, что над вами будут смеяться? Или заметят деревенские манеры? Об этом вам совершенно нечего беспокоиться. Уж если кто и будет посмешищем, так это я.

Мэри не ответила, ее застывший взгляд был направлен в сторону, хотя там нечего было высматривать, кроме едва различимой в темноте кирпичной кладки.

Он предпринял еще одну попытку вразумить ее.

— Вы приложили столько усилий, чтобы подготовиться к сегодняшнему вечеру. И, поверьте, они оказались не напрасны. При взгляде на вас никто не заметит ничего другого, кроме прекрасной женщины, какой вы и являетесь.

В ее глазах вновь блеснули слезы, и она вскинула голову, чтобы их унять.

Тай глубоко вздохнул. Он не мог оставить ее в таком состоянии, но, черт побери, он совсем не знал, что еще можно сказать. И стал говорить то, что чувствовал сам:

— Я знаю, я не тот человек, с которым вам хотелось бы откровенничать. Но поскольку вы не хотите посвящать в это Джейн, вам придется довериться мне.

Крупная слеза скатилась по ее щеке. По-прежнему глядя в сторону, она часто заморгала, не давая сорваться с глаз остальным.

— Ну же, Мэри, расстаньтесь с этим грузом. Что бы вас ни беспокоило, пусть оно останется здесь, покончим с этим раз и навсегда. Ни одна живая душа не узнает от меня ни слова. — Он поднял руку. — Богом клянусь. Оставим наши склоки, должно же быть какое-то доверие между соседями в деревне.

Последние слова он произнес в надежде вызвать у нее улыбку. Но вместо улыбки он увидел в ее глазах столько боли и страха, что его сердце дрогнуло.

— Да скажите же, наконец, в чем дело?

— Я боюсь, что там будет он. — Ее голос был едва слышен. — Он живет в Лондоне. Что, если я войду, а он будет там?

Таю не нужно было объяснять, кто такой «он». Ему было абсолютно ясно, что речь идет о сыне лорда Джергена.

— Вы точно так же могли бы столкнуться с ним на улице в любой момент, — сказал он почти грубо.

Она кивнула.

— Я знаю. Поэтому я отказывалась выходить и так скверно вела себя с Джейн и миссис Пиблз… — Ее голос оборвался. Она беспомощно огляделась. Блестки на пелерине, всколыхнувшейся от ее движения, на миг вспыхнули в лунном свете. — Мне не следует быть здесь, — продолжила она тихо. — Я не вправе даже думать о замужестве.

— Почему вы так решили? — требовательно спросил Тай.

— Потому что я… нецеломудренна… я нечиста…

Его руки похолодели, под ложечкой неприятно засосало. Он спрашивал, не рассчитывая на такой ответ. Значит, это правда. Сын лорда Джергена спал с ней. Каждый сплетник в округе убеждал его в этом, но Тай не хотел верить.

— Почему? — прохрипел он. Только и смог произнести одно слово.

Мэри скрестила руки на груди, и блестки на ткани снова вспыхнули. Она покачала головой.

— Папа хотел, чтобы я завлекла его. Любым способом. — Она сделала паузу. Тай ждал. — Он хотел, чтобы Джон сделал мне предложение до отъезда в Лондон. Это сэкономило бы сезонную выручку, — добавила она с горечью. — Папа все еще злился из-за того, что поймал нас с вами, а я хотела, чтобы он был счастлив. А еще хотелось верить Джону, когда он сказал, что любит меня. Я была так влюблена в него.

От тяжелого и глубокого чувства, что его предали, у Тая оборвалось все внутри. Он был поражен силой своего переживания. Ведь он знал, что она не любит его. Она была единственной женщиной, которая отвергла его. И эта боль, по всем правилам, со временем должна была бы только утихнуть…

— Мне не следовало говорить вам этого, — спохватилась она, прочитав его мысли.

Ему удалось выдавить из себя улыбку.

— Не выдумывайте. Все, что случилось между нами, давно в прошлом. Мы были детьми.

— О, да.

— Я и думать забыл о той истории, — заверил он. Она чуть заметно кивнула. — Мы словно огонь и вода. Они никогда не смешиваются. Никогда.

— Точно, — согласилась она.

Тай на мгновение замолчал, давая себе передышку, но потом сорвался:

— Как же ваш отец мог допустить такое? Сколько вам тогда было лет? Семнадцать? Он должен был оградить вас!

— Как бы вы оградили? — спросила она и сразу пожалела об этом. — Простите, не следовало проводить таких параллелей.

— Я бы никогда не использовал вас, Мэри.

— Я знаю.

Она опустила глаза и плотнее завернулась в пелерину.

— Я не знаю, как все произошло. Он…

Тай жестом остановил ее.

— Не нужно мне ничего объяснять. — Он действительно не желал слышать ее исповедь. И тем более не хотел знать никаких подробностей.

Она протянула руку.

— Пожалуйста, я должна кому-то рассказать. Я так долго держала это в себе. Я знаю, ходили слухи, но я не сказала никому ни слова. Даже Джейн. Если я сейчас не откроюсь хоть кому-нибудь, я не знаю, что со мной может случиться. — Она прикоснулась к его запястью. — И, возможно, вы именно тот человек, которому я больше, чем кому бы то ни было, должна все объяснить.

— Вы ничего не должны.

И все же он не оставил ее. Мэри молчала, и он первым нарушил молчание:

— Джейн рассказала мне, что ваш отец, когда узнал о нас, сильно вас избил. Полагаю, этого достаточно, чтобы девушка отказалась от своей детской влюбленности.

Ее пальцы судорожно сжали запястье Тая. Осознав, что делает, Мэри отдернула руку.

— Да, после этого я научилась никогда не перечить отцу.

Он хотел спросить, не жалеет ли она. Вспоминает ли о прошлом с тем же странным чувством, которое все время мучает его?

— А потом я встретила Джона, — почти шепотом призналась она.

— И сразу ему отдались, — ядовито заметил он.

Она посмотрела ему в глаза, но сразу отвела взгляд.

— Да. Когда Джон стал навещать нас, отец приказал соблазнить его. Вот и все. Я была так наивна, что часто оставалась с ним одна. — В ее голосе появилась забота. — Потом я никогда не оставляла Джейн наедине с мужчинами…

— Он вынудил вас? — спросил Тай, выискивая повод, чтобы излить всю свою злость на соперника.

— Нет, — с грустью ответила Мэри. — Это не его вина. Не только его вина. Я была слишком молода. И так хотела любви. — Их взгляды встретились. — Я не оправдываю себя этим. Я заплатила свою цену, Барлоу. Заплатила свою горькую цену.

«Да, — вынужден был признать он, — она заплатила». И он тоже заплатил, поскольку после Мэри никому больше не смог доверять. Дэвид был прав. Он подпускал к себе только тех женщин, которые ничего для него не значили и ни на что не претендовали.

— Мне вообще не следовало покидать Лифорд Медоуз, — сказала она, раскаиваясь. — Тай, Таннер — ваш. Мне его не получить.

Она повернулась на каблуках и ушла бы прочь, если бы Тай вовремя не опомнился. Он развернул ее, положил руки на плечи и заглянул прямо в глаза.

— Мне не нужен Жеребец. Не такой ценой. Никто из нас не идеален, Мэри, и все совершают ошибки.

— Да, но некоторые ошибки намного ужаснее других.

— Вздор, — он будто сам себя уговаривал, — это прошлое, Мэри, его уже нет. Вы не можете всю жизнь жить этим. Более того, нельзя всю жизнь прятаться за мужской одеждой и грубым поведением. У вас есть право жить, веселиться на балах, улыбаться, танцевать и быть самой счастливой.

— Да, но…

Он слегка встряхнул ее.

— Никаких «но». Не позволяйте сыну Джергена или отцу управлять вашей собственной жизнью! Их уже нет. Они остались в прошлом, — продолжал он убеждать ее.

— Как вы не понимаете? Я недостойна порядочного мужчины. Я грязна, Барлоу. Я согрешила.

— Этот грех стар, как мир, — нетерпеливо ответил он, — покайтесь и забудьте. Только не губите свою жизнь из-за этого! Знаете, если бы я боялся наткнуться на особ, с которыми когда-то спал, мне бы, наверное, пришлось вообще не выходить из дома.

Это заявление шокировало ее.

— Вы шутите? — недоверчиво спросила она.

Он ухмыльнулся.

— Я же «первый самец округи», помните? Разве можно заработать такую репутацию, сидя дома за вязанием?

Боевой дух вновь засиял в ее глазах.

— А вы действительно самодовольный тип!

Это была Мэри, та самая, которую он знал. Его Мэри.

— Да, действительно, — с иронией согласился он. — А еще я прав относительно того, что ваши страхи беспочвенны. Сын Джергена и близко не подойдет к этому месту. Вы можете себе представить, чтобы такой, как он, общался с такими, как миссис Пиблз или кто-нибудь из ее круга?

Очевидная нелепость предположения заставила ее улыбнуться.

— Она ему не ровня, да?

— Ну конечно! Если только она что-нибудь не скрывает от нас.

— В чем я сомневаюсь, — усмехнулась она.

Тай слегка приподнял ее подбородок.

— Смелее, моя девочка. Нас, деревенских ребят из Лифорд Медоуз, не так-то просто испугать!

В ее глазах появилось выражение печали и сожаления.

— Но ведь мы в Лондоне.

— Вот именно, и я планирую вернуться отсюда владельцем лошади, очень хорошей лошади, лучшего жеребца в Англии!

Ее глаза вдруг снова ярко заблестели.

— Не выйдет, если все пойдет по-моему! — Она сделала шаг по направлению к дому, затем остановилась. — Знаете, вы ведь только что сами упустили возможность украсть у меня Таннера.

— Украсть? Две минуты назад вы сказали, что он мой. — Он опешил от произошедшей в ней перемены.

— Да, но вы отказались от своего шанса. Разве не так?

Она казалась такой величественной и прекрасной, когда стояла перед ним, озаренная светом луны. В этот миг он почувствовал, что старые призраки, стоявшие между ними, исчезли, по крайней мере — для него. Прошлое было забыто. Он понял… и простил ее. Через столько лет. Возможно, ему было суждено попасть в Лондон не ради лошади, а только ради этого момента.

Но от своего желания заполучить Таннера Дерби-Малыша он так просто не отступится!

— Я не переживаю на этот счет, — ответил он.

— А следовало бы! — Ее ответ был преисполнен прежней колкости и едкости. Она совершенно ожила. Подняв голову, Мэри смело направилась в сторону дома, словно на битву.

Несколько мгновений Тай смотрел, как она идет, решительно виляя бедрами, затем покачал головой. Она неисправима! Сначала почти отдала ему лошадь, а потом заявила, что он упустил момент. Ну, это мы еще посмотрим! Он усмехнулся и последовал за ней.