Прочитайте онлайн Поединок двух сердец | Глава 5

Читать книгу Поединок двух сердец
4118+3337
  • Автор:
  • Перевёл: Ольга Литинская
  • Язык: ru

Глава 5

Лорд Спендер, должно быть, сидел у окна, поджидая Мэри, поскольку, когда она приехала, он выскочил из дома, чуть не сбив с ног дворецкого.

— Как всегда вовремя, мисс Гейтс, — улыбнулся он. — Принесли деньги? — Лорд Спендер постучал пальцем по крышке сундука, который Мэри держала перед собой. — Прошу вас в дом. За удачную сделку я предлагаю выпить по бокалу пунша!

Мэри не могла даже думать о пунше лорда Спендера.

— Я лучше ограничусь чашкой чая, милорд, — улыбнулась она.

Грум в бордовой ливрее принял у нее поводья.

— Могу я понести ваш сундук? — спросил лорд Спендер, протягивая руку.

— Нет-нет, только после того, как мы все уладим.

Втайне она боялась, что сундук может показаться ему слишком легким. К счастью, лорд решил быть деликатным и не стал спорить. Он приказал груму:

— Скажи Харли, чтобы он подготовил Таннера Дерби-Малыша. Уверен, мисс Гейтс захочет забрать его сегодня же.

Мэри утвердительно кивнула, хотя внутри почувствовала укол раскаяния. «Все получится!» — мысленно успокоила она себя. В конце концов, любые препятствия существуют лишь для того, чтобы их преодолевать. Так или иначе, она будет владельцем Таннера! Она чувствовала это своим сердцем.

Войдя в дом и сняв шляпу, она чуть не споткнулась о пирамиду из шляпных коробок и, пытаясь удержать равновесие, едва избежала встречного столкновения с большим дорожным сундуком.

— Вы готовитесь к путешествию? — спросила она лорда Спендера.

Он махнул в сторону багажных терриконов:

— Нет, не я, это вещи племянника. Он уезжает в Лондон.

— Так скоро? — удивилась Мэри. От дурного предчувствия у нее свело живот. Она переложила шкатулку в другую руку.

— О, да, — ответил лорд. — Он молод, нетерпелив и в некотором роде напорист. Какое счастье, что я могу помочь осуществить его мечту о жизни в Лондоне. Проходите сюда, пожалуйста. Можете отдать шляпу Вильяму.

Он обратился к дворецкому:

— Принесите в библиотеку чай для мисс Гейтс и бокал пунша для меня.

— Слушаюсь, милорд, — ответил Вильям и, забрав у Мэри шляпу, покинул прихожую.

— Пройдемте в библиотеку, — распорядился Спендер.

Следуя за ним по коридору, Мэри невзначай заметила:

— Лондон — опасный город. Возможно, для вашего племянника было бы лучше задержаться в деревне подольше.

— Чепуха! — Лорд Спендер открыл дверь и, остановившись на пороге, повернулся лицом к Мэри. Его затуманенный взгляд и покрасневший кончик носа свидетельствовали о том, что он был уже навеселе. — Признаюсь, я счастлив, что отныне Жеребец будет именно ваш. Мы с вашим отцом были хорошими друзьями… Или, по крайней мере, я был ближе всех к тому, что он подразумевал под словом «друг».

— Вы правы, милорд, — пробормотала Мэри.

— Что ж, возможно, он был жестким человеком, — продолжал лорд, — но он отлично разбирался в лошадях. Вы, может быть, не знаете, но ведь именно он разглядел Таннера Дерби-Малыша, когда ему еще и года не исполнилось.

Ваш отец не мог позволить себе купить этого коня, но, поскольку был моим должником, он вместо денег дал мне несколько ценных советов, как правильно его тренировать. И видите, что из этого вышло! Это была лучшая уплата долга, которую мне когда-либо доводилось принимать!

«Если б только отец поменьше играл в карты и сумел купить эту лошадь, — с горечью подумала Мэри, — то «Эдмундсону» сейчас бы ничего не угрожало».

С другой стороны, Мэри не меньше отца винила себя в том, что удача отвернулась от них. Отец поставил все, что имел, на ее брак с богатым мужчиной, но она подвела его, став его очередным проигрышем. Она молилась, чтобы удача вновь вернулась к ним, и ради этого готова была идти ва-банк.

Вслед за лордом Спендером она вошла в библиотеку. Вдоль стен здесь стояли стеллажи с ровными рядами книг, внешний вид которых говорил о том, что их вряд ли когда-нибудь раскрывали. Убранство комнаты дополняла массивная роскошная мебель. Лорд предложил ей кресло.

— Спасибо, я лучше постою. Я так волнуюсь, — сказала она, нервничая слишком сильно, чтобы усидеть на месте. Наконец набравшись мужества, она сделала глубокий вдох и… ощутила какой-то знакомый запах, который ей что-то напоминал. Это показалось ей странным.

Стараясь не отвлекаться, она поставила сундук в центр стола. Лорд Спендер плотоядно улыбнулся и, подойдя ближе, уставился на шкатулку с нескрываемым удовольствием. Мэри очень не хотелось огорчать его, но тянуть дальше уже было нельзя, и она выпалила на одном дыхании:

— Я-не-принесла-все-деньги!

Она проговорила эту фразу так быстро, что лорд Спендер замер, сомневаясь, правильно ли он расслышал.

Затем, медленно опустившись в кресло у стола, он растерянно спросил:

— У вас нет денег? — И, указав на сундук, добавил: — А это что?

Мэри с трудом подбирала слова.

— Там большая часть денег. Я готова вручить их вам прямо сейчас…

Разговор был прерван появлением лакея, который поставил напитки на кофейный столик. Лорд Спендер поднялся, подошел к подносу, взял бокал пунша и залпом осушил его. Заметив, что лакей все еще здесь, он приказал ему:

— Выйдите и закройте за собой дверь.

Как только дверь закрылась, он вернулся к столу и резким движением открыл шкатулку. Его пальцы коснулись золота — монеты ответили тихим металлическим звоном. На удивление трезвым голосом он отрывисто спросил:

— Сколько здесь?

Мэри ответила, запинаясь:

— Шестьсот тридцать два фунта. Больше половины. Этих денег достаточно, чтобы молодой человек годами жил в Лондоне, ни в чем себе не отказывая.

Уголки губ лорда Спендера презрительно опустились вниз.

— Отнюдь, потребности у всех разные. Мой Генри не сможет преподнести себя в обществе должным образом без тысячи фунтов. — Он снова опустился в кресло и с отсутствующим выражением стал смотреть в окно. — Что я ему скажу? Разразится ужасный скандал!

Мэри достала дарственную на «Дауэр Хаус» и протянула ему.

— Милорд, я хочу предложить вам кое-что получше денег.

— Не существует ничего лучше денег, мисс Гейтс, — назидательно сказал он. — Ваш отец должен был научить вас этому.

— О нет, существует, — возразила она. — Например, документы на «Дауэр Хаус». Это замечательный дом, который стоит намного больше четырех сотен фунтов. Вы станете самым крупным землевладельцем в округе.

Лорд Спендер не двинулся с места:

— Я и так самый крупный землевладелец. И вообще, зачем мне дом, который едва больше коттеджа? Чтобы заняться его ремонтом?

— Вы можете подарить его племяннику. Он сможет продать его. — Мэри положила дарственную на стол.

Лорд Спендер вскочил на ноги. В бешенстве он схватился за голову, сбив назад тесный парик.

— Моему племяннику не нужны земли! Ему нужны деньги, чтобы уехать в Лондон! Там для него откроется множество перспектив!

Мэри не могла даже вообразить, что человек может так безрассудно отказаться от недвижимости. Она сама пошла на это только ради элитного жеребца.

Лорд Спендер в отчаянии пнул ногой стол.

— Вы такая же, как и ваш отец, — пробормотал он. — Именно так. — Лорд повысил голос. — Вы торгуетесь так же, как и старый прохиндей. Он всегда проделывал этот трюк: сначала обещал заплатить сполна, а потом наглым образом предлагал лишь какие-то жалкие крохи от того, что действительно должен.

Лицо Мэри побагровело.

— Я не такая! И не клевещите на отца. Вы сами только что признались, что обученный по его методу Таннер принес вам втрое больше отцовского долга.

Лорд Спендер перегнулся через стол и, указывая на Мэри пухлым пальцем с перстнем, стал вопить:

— Ага, видите, какая вы! Пытаетесь сбить меня с толку так же, как ваш отец. Всегда ищете выгоду для себя и хитрите при всяком удобном случае! — Он выпрямился и окинул Мэри презрительным взглядом. — Нужно было продавать коня Барлоу, пока была такая возможность. А ведь он, стоя на этом самом месте, предупреждал меня: нельзя верить тому, что у вас есть деньги!

— Тай Барлоу был здесь? — Ее охватила ярость. Теперь она поняла, откуда ей знаком запах, витавший в библиотеке. Это был запах его одеколона.

— Он ушел десять минут назад.

Мэри сжала кулаки.

— Вот негодяй! Двуличный сплетник…

— Он оказался прав! — отрезал Лорд Спендер. — А я не послушал его, понадеявшись, что вам можно доверять. Но сейчас же, сию секунду, я напишу ему, что конь снова выставлен на продажу.

Он направился к столу.

Только не Барлоу! Мэри бросилась к нему навстречу.

— Нет, пожалуйста, подождите. У него все равно нет таких денег. У него нет тысячи фунтов!

Лорд Спендер на мгновенье замешкался.

— Не думаю. Он предложил больше, чем вы. — Лорд обошел Мэри стороной. — Я не собираюсь разочаровывать своего Генри.

Он извлек из стола лист бумаги и обмакнул перо в чернильницу. Мэри положила свою руку поверх листа.

— Я выхожу замуж! — слова сами слетели с ее губ.

Это заявление настолько поразило лорда, что он потряс головой, пытаясь понять, не послышалось ли ему.

— Замуж? — Он слегка отклонился назад. — Вы?

Мэри судорожно сглотнула, в горле у нее внезапно пересохло, а пульс участился. Она лихорадочно придумывала, что сказать дальше.

— Это тайна, семейная тайна. Я не хотела, чтобы кто-нибудь узнал об этом, но мой жених богат. Очень богат. И он подарит мне эту лошадь.

— Тогда почему же он не дал вам денег на свой подарок?

— Почему он не… — повторила она едва слышно и пустилась в самую невероятную ложь, какую ей только случалось говорить в своей жизни. — Потому что он еще не знает, что я купила Таннера. Но он уже спрашивал, что я хочу получить в качестве свадебного подарка. Просто мне еще не представился случай ответить, — придумывала она. — О, он согласится на все, включая Таннера! Ведь он обожает меня. Просто боготворит.

— Значит, вы… выходите замуж… — лорд Спендер медленно повторил фразу, как будто ее смысл ускользал от его понимания. Он прошелся взглядом по ее растрепанной косе, бриджам, потертым ботинкам, и она пожалела, что не оделась лучше. — Я ни слова не слышал об этом, — выдавил он наконец. — А ведь объявления о предстоящих бракосочетаниях уже оглашены, не так ли? Разумеется, все бы обратили внимание на ваше имя рядом с именем какого-нибудь джентльмена.

— Нет, о свадьбе не было объявлено… — она металась в поисках решения, — поскольку мой жених не из Лифорд Медоуз.

— И откуда же он?

— Из Лондона, — выпалила Мэри первое, что взбрело ей в голову. — О нашем бракосочетании объявят в Лондоне.

Лорд Спендер нахмурившись сидел в кресле.

— Я один из диаконов[9] нашей церкви и должен предупредить вас, мисс Гейтс, что по закону имена вступающих в брак должны быть оглашены также и здесь, в приходе, к которому принадлежит невеста.

— Да… но… он достаточно богат, чтобы рассчитывать на особые привилегии.

— Да? Зачем тогда вообще объявлять о свадьбе? — Он подозрительно прищурил глаза. — Чувствую, здесь что-то не так.

Мэри отбросила условности. Она обошла стол и преклонила колени перед лордом. Коснувшись его ладоней, она молилась только о том, чтобы он не заметил, как дрожат ее руки.

— Милорд, поверьте мне. У моего жениха есть связи. Он мог бы помочь вашему племяннику в Лондоне.

— Правда? — Лорд Спендер пожевал губами так, как будто заглатывал наживку, которую она ему подбросила.

Мэри поняла, что подцепила его на крючок.

— Я расскажу вам все! Но вы должны мне пообещать, что сохраните мою историю в тайне.

— В тайне, — тихо повторил он. Секунду лорд Спендер колебался, но потом любопытство одержало в нем верх. — Можете рассчитывать на мое молчание.

— В течение многих лет я была обручена, — заговорщицким тоном сообщила Мэри.

— Многих лет? — Лорд удивленно распахнул глаза.

— Отец устроил нашу помолвку еще до того, как я достигла совершеннолетия. Поэтому я и была все это время одна — я ждала своего суженого. — Мэри совершенно не привыкла лгать, но постепенно стала вживаться в роль.

— Как зовут вашего жениха?

Мэри не знала, что ответить. Вместо этого она поднесла палец к губам.

— Простите, я не могу. Вы были бы шокированы, если б узнали.

— Признаться, никто в округе не мог даже заподозрить, что все обстоит именно так. Я имею в виду, после того происшествия с сыном Джергена… — Он внезапно умолк. Посмотрев на дверь, словно опасаясь, что кто-нибудь может подслушивать, лорд Спендер тихо спросил: — Мисс Гейтс, скажите, речь идет о сыне лорда Джергена?

— Что? — воскликнула она, пораженная его осведомленностью.

Лорд Спендер наклонился вперед и вкрадчиво произнес:

— Я хочу сказать, теперь, после смерти старого лорда Джергена, титул перешел к сыну. Говорят, его влиятельность в Лондоне — сила, с которой невозможно не считаться. — В его глазах промелькнула внезапная догадка. — Насколько я помню, лорд Джерген был в ярости из-за того, что его сын увлекся вами. Поговаривали, юноша был от вас без ума, но отец не позволил продолжиться вашей связи и категорически запретил сыну приезжать сюда.

— Мой жених не он, — сухо ответила Мэри.

Лорд Спендер с видимым разочарованием откинулся на спинку кресла.

— Ну, что ж, это была только догадка. Хотя тогда все в округе считали, что он обязан сделать вам предложение. Мы были уверены в этом. Он был так обходителен. Должно быть, вы потеряли голову из-за того, что за вами ухаживал молодой наследник огромного состояния. Другие девицы были вне себя от ревности. Но потом он так внезапно уехал… — Лорд Спендер склонил голову набок и лукаво прищурил глаза. — Многие считают, что… ну, вы понимаете. В конце концов, вы проводили с ним много времени наедине… Хотя, знаете, люди любят болтать о подобных вещах, не особенно заботясь, правда это или нет.

У Мэри зарделись щеки. Ей не раз приходилось сожалеть о былом юношеском безрассудстве. Ни ее молодость, ни наивность не могли служить ей оправданием. Связь с Джоном была ее самой большой ошибкой. И она, и ее отец оказались жестоко обмануты. Джон разрушил ее жизнь лживыми обещаниями, украл ее сердце, веру, невинность и ушел, даже не взглянув в ее сторону на прощанье.

Ей было известно, что о них ходят слухи: некоторые могли лишь догадываться, иные утверждали, что знают наверняка. Но она упорно отказывалась что-либо говорить по этому поводу. На самом деле она старалась вообще не вспоминать о своем романе. Тогда она была глупой, безрассудной, хотела выйти замуж по любви, а не по расчету. Она, без сомнения, слепо доверяла Джону и наивно верила в его любовь. Но теперь она точно знала: любви не существует. По крайней мере, в ее жизни. Возможно, Джейн и обрела любовь с Дэвидом, но Мэри понимала, взаимная любовь — редкая удача, которая выпадает в жизни далеко не каждому. Любить безответно — это слишком больно. Зачем потом оплакивать разбитое сердце и чувствовать себя беззащитной и потерянной?

Отец строго-настрого приказал ей хранить молчание по поводу того, что произошло. Даже Джейн не должна была знать. Тогда-то Мэри и нарядилась в бриджи, стянула волосы в косу и с головой погрузилась в дела «Эдмундсона». Работа была для нее искуплением греха, ценой, которую она платила за то, что опозорила себя и свою семью, и за то, что потеряла голову от любви.

Мэри с трудом оторвалась от своих тяжелых мыслей.

— Ничего, — словно со стороны услышала она свой собственный голос, — ничего не было между мной и сыном лорда Джергена.

Спендер недоверчиво покосился на нее.

— Так уж и ничего?

— Ничего. В Лондоне у сына Джергена были более важные дела, чем флирт с дочерью какого-то провинциального помещика. Так что наши пути разошлись.

— Да, но вы были так красивы в юности. Вы и сейчас еще очень красивы. Вы могли бы удержать его. Все молодые джентльмены восхищались вами. Он вряд ли нашел бы кого-нибудь лучше вас.

— Даже если и так… — Мэри закашлялась. — Милорд, спасибо за комплимент, но мужчина, за которого я выхожу, гораздо лучше него.

Лорд Спендер расцвел.

— Более влиятельный?

— И богатый, — заверила его Мэри.

— А он знает, что вы разгуливаете по окрестностям в штанах? — строго спросил лорд. — Его не тревожит ваша, так сказать, самостоятельность?

— Он любит меня такой, какая я есть, — ответила она, сильно сомневаясь, что такой мужчина вообще может существовать.

— Так почему же вы до сих пор не сочетались браком?

Мэри попыталась изобразить смиренность.

— После смерти отца… Мне нужно было немного времени.

— Он умер несколько лет назад!

— Да, но вы же знаете, в каком положении он нас оставил. К тому же нужно было заботиться о Найле. — С самым кротким видом она добавила: — И мне действительно необходимо было время. Мой жених настолько добр и внимателен, что предоставил мне его. Он терпеливо ждал все эти годы. Он знал, что я должна в первую очередь позаботиться об «Эдмундсоне», и был единственным, кто не порицал меня. Он поддерживает меня и очень хорошо меня понимает. — Подумав, она мечтательно произнесла: — И любит меня такой, какая я есть…

Сердитый голос лорда Спендера вернул ее с небес на землю:

— Как по мне, так лучше бы он держал вас на привязи, у плиты, пока вы не уразумеете, где ваше настоящее место. Покупаете лошадь, за которую не можете заплатить… — Он хмыкнул. — И не думайте, будто я не догадывался, что сначала вы захотите забрать товар, и только потом станете искать деньги на покупку. Не следовало мне допускать вас к участию в торгах!.. — Он погрозил ей пальцем.

Мери покачала головой.

— Нет, милорд, не говорите так, прошу вас. Я хочу Таннера Дерби-Малыша больше всего в мире. Вы даже не подозреваете, чем я готова пожертвовать, чтобы получить его.

Выражение его лица смягчилось.

— Но я не могу ждать вечность. Мой племянник…

— Завтра. Джейн и я едем в Лондон завтра. Когда я вернусь в Лифорд Медоуз, я буду замужней женщиной. Вы должны дать мне шанс.

— Мисс Гейтс…

— Пожалуйста. — В это слово она вложила всю свою душу, присовокупив нежный взгляд, которым в свое время порабощала мужчин.

На миг она испугалась, что он откажет. Но он произнес:

— Как долго вы будете отсутствовать?

Мэри перевела дух и быстро прикинула. Сколько времени уйдет на поиски мужа?

— Три-четыре месяца.

— Четыре месяца?! Я не могу ждать так долго. Генри придет в ярость!

Он отнял свою руку у Мэри и потянулся за пером.

— Два, я хотела сказать, два месяца. Это совсем недолго, правда же? Если смогу, я вернусь даже раньше.

Лорд Спендер молча обдумывал ее слова.

У Мэри перехватило дыхание. Она понимала, что сейчас решается судьба лошади и вместе с тем ее собственная, и на всякий случай приготовилась к худшему.

Лорд Спендер неторопливо изрек:

— Мой племянник будет разочарован.

— Мой муж позаботится о том, чтобы вознаградить его терпение, — постаралась смягчить его Мэри. — Он представит его в высшем свете и сделает вхожим в лучшие дома.

— Я искренне на это надеюсь. — Взгляд лорда упал на сундук с деньгами. — А пока я постараюсь задобрить его вот этим.

Мэри облегченно вздохнула и тут же спохватилась: ей могли понадобиться деньги для охоты на мужа. Она схватила сундук прежде, чем Спендер прикоснулся к нему.

— Милорд, на самом деле, это мое приданое. Я предложила его вам, чтобы убедить в серьезности своих намерений, но, как вы понимаете, деньги предназначаются для моего мужа.

Как непривычно ей было произносить «мой муж»!

— Но вы принесли их сюда, — запротестовал он. — Вы сказали, что готовы вручить их мне.

— Я так сказала в надежде, что смогу договориться с вами. Но теперь придется подождать моего мужа. К тому же, как вы сами изволили заметить, для поездки в Лондон мне нужно приобрести соответствующий наряд.

Еще ей понадобятся документы на «Дауэр Хаус» — как приманка для женихов. Ее красота, возможно, и привлечет к ней внимание, но лондонские джентльмены, по слухам, с большим пиететом относятся к недвижимости. Она схватила дарственную со стола и сунула обратно в свой карман.

Седые брови лорда Спендера сошлись на переносице.

— Племянник определенно поднимет шум.

— Я не прошу его ждать слишком долго. К тому же, признайтесь, вы ведь в глубине души понимаете, что настоящее место Таннера — только в «Эдмундсоне».

Мэри удалось его тронуть. Он поднялся.

— Вы хорошая девушка, мисс Гейтс. Долгие годы ваши несчастья глубоко волновали меня. Хотел бы я, чтобы ваш отец был другим человеком. — Он глубоко вздохнул. — Я даю вам два месяца, чтоб вы получили полную сумму у вашего жениха. Это будет моим свадебным подарком. Разумеется, каждой невесте необходимо приданое, поэтому я возьму у вас всего четыреста фунтов, чтобы утешить племянника.

Мэри не возражала. Она быстро отсчитала деньги. Двухсот фунтов вполне должно хватить для знакомства с женихом. Бывает, люди годами живут на эту сумму.

— Спасибо, спасибо, спасибо! Вы не разочаруетесь! — В порыве чувств Мэри чмокнула старика в щеку.

Ее поцелуй окончательно растопил лед.

— Я желаю видеть вас счастливой, мисс Гейтс. Через два месяца, ни днем больше! Мой племянник не будет ждать.

— Два месяца, — пообещала она и поспешила к двери, пока он не успел передумать.

Сорок минут спустя она была на окраине Лифорд Медоуз, у дома Джейн и Дэвида. Не выпуская сундука из рук, она постучала. Как только Джейн отворила дверь, она первым делом спросила:

— Тетя Дэвида действительно может найти мне мужа? Это серьезно?

— Конечно. Как я говорила, сватовство — ее хобби. При условии, что мы финансируем предприятие.

— Хорошо, — Мэри сунула шкатулку в руки сестры. — Мы выезжаем завтра.