Прочитайте онлайн Поединок двух сердец | Глава 4

Читать книгу Поединок двух сердец
4118+3338
  • Автор:
  • Перевёл: Ольга Литинская
  • Язык: ru

Глава 4

Мэри и Джейн вошли в дом через заднюю дверь, сначала проникнув в маленькое помещение, где хранилась рабочая одежда. Оставаясь незамеченными, они могли наблюдать за Барлоу, нетерпеливо кружившим в прихожей. Мэри придвинулась поближе к Джейн.

— Только посмотри, — шептала она, — он явно не из тех, кому нравится ждать. Определенно, он привык, что женщины ждут его. — И добавила удовлетворенно: — Но сейчас не тот случай.

Джейн стукнула ее по руке:

— Мне кажется, или ты наслаждаешься?

— Еще как!..

Покинув укрытие, Мэри вошла в прихожую и направилась к гостю, напустив на себя такую важность, словно была сэром Френсисом Дрейком[6], ступившим на палубу захваченного испанского галеона. О да, чувство власти пьянило!

— Вы отлично нарядились, — заметила она, осмотрев Барлоу с ног до головы.

Действительно, она и не припомнит, когда в последний раз он так изысканно одевался. Сейчас на нем был темно-зеленый сюртук для воскресной церковной службы, белые бриджи, обтягивавшие мощные бедра, и сапоги для верховой езды, начищенные до блеска. Шляпу он держал в руках. Мэри отметила прямую сильную спину, широкие плечи и светящиеся умом глаза, за которые его так обожали местные девушки. От ее взгляда не укрылось и то, что он был гладко выбрит и свеж! Умевшая распознавать породу, Мэри была вынуждена признать, что Тай Барлоу — великолепный экземпляр. И она повергла его ниц! Сейчас она собиралась сполна насладиться предстоящей беседой.

— Что вам здесь нужно, Барлоу? — спросила она.

Джейн ахнула, возмущенная грубостью ее тона, но Мэри проигнорировала ее. Это не светская беседа. Она отлично знает, что делает.

Барлоу сжал скулы, взгляд его синих глаз стал более серьезным.

— Я пришел поговорить о Таннере Дерби-Малыше.

Мэри откровенно упивалась моментом.

— Вы хотите купить его у меня, — произнесла она вкрадчиво.

— О боже, разумеется! — воскликнул он. Его смирение мигом испарилось, он бросил шляпу на стол и шагнул вперед, обращаясь к хозяйке: — Мэри, нам нужно все обсудить. Должно существовать решение, приемлемое для нас обоих.

— Я не расположена к разговорам, Барлоу, — ответила она, веселясь, — но я не прочь послушать, как вы будете меня умолять.

Она прошла в гостиную, уселась поудобнее на диване и водрузила ноги на деревянную скамеечку.

— Я жду!

Барлоу замешкался на пороге, озираясь по сторонам. Мэри насмешливо предположила, что он опасается, будто ее отец может где-нибудь незаметно притаиться. Потом она поняла, что Тай никогда до этого не бывал внутри усадьбы. Отец не пустил бы его и на порог, не говоря уже о том, чтобы позволить ему зайти в дом. Она тоже осмотрелась и словно впервые заметила, как обеднела обстановка комнаты. Вазы, наполненные свежими цветами, яркие ковры, статуэтки, украшавшие комнату в те времена, когда была жива ее мать, — все давно исчезло. Многое было продано, чтобы оплатить карточные долги отца. А то, что оставалось, она подарила Джейн на свадьбу. Ужаснее всего была пыль, лежавшая повсюду толстым слоем. Мэри не была домохозяйкой, а без прислуги поддерживать порядок в доме было трудно. На уборку совсем не оставалось времени. Она всецело посвящала себя конюшням, и уж там все принадлежности были начищены до блеска, полы выметены идеально, а паутины не было и в помине. В доме же о прежней счастливой жизни напоминали лишь портреты отца и матери, висевшие над камином. Хотя картины стоили немалых денег, Мэри не хватило духа расстаться с ними. Кроме них не оставалось больше никакой памяти о родителях. Она подумала, что отец был бы ужасно разочарован.

Мэри посмотрела на сестру, ожидавшую, пока Барлоу наконец осмелится войти в гостиную.

— Джейн, проходи и садись. Я горю желанием послушать нашего гостя.

— Мэри, пожалуйста, помни о манерах, — чуть слышно предупредила ее добропорядочная сестра, но Мэри было не до манер. Она целую вечность ждала момента щелкнуть Барлоу по носу, и теперь такой случай предоставился.

— Я жду-у-у-у, — нараспев повторила Мэри, напоминая ему о необходимости начинать, — у меня мало времени. Я должна успеть на встречу с лордом Спендером сегодня в полдень.

Ее нескрываемое самодовольство побудило Тая к действию. Он решительно шагнул в комнату, расправив плечи и придав лицу серьезное выражение. Присутствие Тая сразу изменило атмосферу в гостиной: вокруг словно завихрились потоки энергии. Он собрался было усесться на стул напротив дивана, но Мэри остановила его возгласом:

— Ну и ну, Барлоу, джентльмен никогда не позволит себе сесть, пока дама стоит. — Она кивнула в сторону Джейн.

Тай покраснел и поспешил выпрямиться.

— Прошу прощения, — сказал он Джейн.

— О, Тай, не беспокойтесь. — Джейн бросила гневный взгляд на Мэри. — Это мне должно быть стыдно за манеры моей сестры! — Она села на другой край дивана и сбросила ноги Мэри с подставки.

Мэри не отреагировала. Ее мысли были заняты тем, что Барлоу очевидным образом смутился из-за ее насмешки. Она думала, ничто не может привести его в замешательство. Возможно, он был совсем не так самоуверен, как она полагала. И вовсе не такой уж подлец. Мэри отдавала себе отчет в том, что на самом деле она просто завидовала ему так же, как и ее отец. Удача благоволила Таю Барлоу, и это благоволение подкреплялось его талантом. Если его отца все считали хорошим коневодом, то Тай превзошел его во много раз. Мэри неоднократно слышала, как ее отец проклинал Тая и тут же сожалел, что у него нет такого сына. Найл был слишком мал, чтобы ощутить горечь этих слов, но Мэри чувствовала ее сполна.

Внезапно ей стало неуютно от нахлынувших воспоминаний, и она постаралась отгородиться от них сарказмом.

— Привычка унижаться не свойственна вашей натуре, не так ли?

— Не больше, чем вашей, — пробормотал Тай, присаживаясь на стул. Он сразу посерьезнел и, слегка подавшись вперед, перешел прямо к делу: — «Эдмундсон» не может позволить себе такого коня, как Таннер Дерби-Малыш. Во всяком случае, не за ту цену, которую вы назначили.

Мэри вызывающе спросила:

— Вы обвиняете меня в том, что я не смогу заплатить?

Следует отдать должное Таю, он не растерялся:

— Такая цена немыслима для любого. Если вы заплатите, то рискуете потерять все, что имеете.

Он был тысячу раз прав, но Мэри не отступала:

— Почему вы так уверены?

Тай посмотрел на Джейн, которая тут же отвела взгляд, и продолжил:

— Мэри, все знают, что вы едва держитесь на плаву, заделывая бреши чем под руку попадется. Это ни в коей мере не говорит о вас дурно, — поспешил добавить он. — К вам относятся с уважением. Но что хорошего в том, чтобы потратить все сбережения на коня, если потом вы не сможете содержать его должным образом, потому что у вас ничего не останется?

— Я не уступлю коня вам.

— Я знал это еще до того, как прийти сюда, — сказал Тай с сожалением. — Но у меня есть предложение, которое может заинтересовать вас. — Он выдержал секундную паузу и твердо произнес: — Я предлагаю разделить затраты на покупку Таннера Дерби-Малыша. Половину заплачу я, половину — вы, и лошадь будет принадлежать нам обоим в равной степени.

Джейн заинтересованно приподнялась, но Мэри не шелохнулась. Делиться лошадью? Никогда! Хотя… пульс Мэри, участившийся от одной только мысли, что можно сэкономить половину суммы, никак не хотел униматься.

— Продолжайте, — процедила она.

— Наше соглашение будет очень простым, — стал объяснять Барлоу. — У нас будет право случать жеребца с нашими собственными кобылами. Прежде чем принимать предложения от посторонних, мы договоримся о сумме комиссии. Прибыль будем делить пополам. Наши поместья граничат, поэтому не будет никаких преград для совместной работы.

Было забавно слышать, как Тай называет свою ферму поместьем. Ее отец всегда насмехался над названием, которое выбрали для себя Барлоу — «Садлбрук» — «Покорный ручей[7]». Но предложение Тая звучало заманчиво. Слишком заманчиво.

— И, конечно же, мы будем содержать Жеребца в «Эдмундсоне», — вставила Мэри.

Тай откинулся на спинку стула, отрицательно покачав головой:

— Не глупите. Животное будет находиться в конюшнях «Садлбрука».

Ах, вот оно что. Мэри так и знала, что ему нельзя доверять.

— Почему, скажите на милость? — Ее вопрос прозвучал слишком дерзко, и Джейн с тревогой посмотрела на Мэри.

— Потому что мои конюшни лучше — это первая причина, — ответил Барлоу, по всей видимости, не осознавая, что наносит ей оскорбление. — Они новее и больше. Таннер — крупный жеребец, ему требуется много места.

— В мире нет такой лошади, которой требовалось бы места больше, чем может предложить «Эдмундсон», — уверенно сказала Мэри.

Барлоу перехватил ее взгляд.

— Второй причиной является само спаривание. Как вы знаете, при этом могут возникать сложные и даже опасные моменты. Мужчина моего телосложения может управиться с таким жеребцом, как Таннер. Но это работа не для слабых.

Мэри выпрямилась.

— Слабых?

Джейн примирительно коснулась ее руки.

— Дорогая, я уверена, Тай имел в виду не тебя, — сказала она, бросив на Барлоу выразительный взгляд.

Тот быстро поправился:

— Конечно, не вас. Вы очень сильная… для женщины.

Мэри поднялась, внезапно устав играть, тем более что Джейн, похоже, склонялась к предложению Барлоу.

— Я не хуже вашего могу управляться с жеребцами, Тай Барлоу. Вы просто хотите заполучить Таннера и думаете, что сможете легко обвести меня пустыми разговорами о партнерстве.

Тай вскочил на ноги. Встревожившись, Джейн тоже встала, намереваясь разнять их, если потребуется.

— Я никоим образом не пытаюсь обмануть вас, — пылко воскликнул он. — Я все тщательно продумал, Мэри. Вы замечательная заводчица, пожалуй, лучшая в Англии. Вы хорошо знаете дело. Но мои конюшни более современны…

Мэри фыркнула в ответ:

— Конюшни современны? И что с того? Процесс спаривания не менялся вот уже… погодите, дайте вспомнить… ах, да — с момента сотворения мира.

Барлоу нахмурился. Он бросил взгляд в сторону Джейн и резко произнес:

— Есть еще одна деталь, которую важно учитывать, если принимать во внимание других коневодов… Истинная причина заключается в том, что приезжие заводчики не будут иметь с вами дел!

Джейн тихо ахнула. Барлоу попытался смягчить свой выпад:

— Я хочу сказать, что все жители Лифорд Медоуз знают и принимают вас такой, какая вы есть. Иное дело — чужаки. Они не будут знать, как вести себя с женщиной, которая расхаживает по округе в штанах и работает на собственной конеферме.

Мэри почувствовала, что у нее вскипает кровь.

— Что вы несете, Барлоу? Вы боитесь, что потеряете из-за меня прибыль?

Джейн встала между ними.

— Пожалуйста, Мэри, успокойся, — умоляюще произнесла она. — Но Тай прав. Знаешь, мы с Дэвидом давно переживаем, что люди могут неправильно истолковать эту твою привычку жить в одиночестве на племенной ферме.

— У меня есть Питер, — напомнила Мэри.

— Да, дорогая, я знаю. Все соответствует приличиям. Но, боюсь, если что-то случится, Питер не сможет тебя защитить.

— Я годами справлялась в одиночку, — ответила Мэри, понимая, к чему клонит сестра. — Мне казалось, мы уже обсуждали этот вопрос. В любом случае, я всегда буду рассчитывать только на себя.

— Да, конечно, — быстро согласилась Джейн, — мы это прекрасно понимаем. Но речь идет о том, что слава Таннера Дерби-Малыша привлечет в «Эдмундсон» разных людей, которые могут воспользоваться твоим положением. Возможно, не все будут вести себя как джентльмены. Коневоды могут быть очень грубыми.

— Тогда придется объяснить им правила хорошего тона, — решительно заявила Мэри, — с помощью кнута.

Она отошла к камину, а Тай и Джейн остались стоять рядом рука об руку, как будто объединившись против нее.

— У меня свои правила. — Голос Мэри слегка дрогнул. — Мне не нужен мужчина, который бы защищал меня.

Барлоу шагнул к ней.

— Я уважаю вашу независимость. И Джейн тоже. Но мы обеспокоены…

— Обеспокоены? — засмеялась Мэри. — Вы обеспокоены только тем, чтобы Жеребец попал в ваши конюшни.

— Это не так… — Он сделал паузу, а затем, словно осознав беспомощность своих слов, признался: — Вы правы. Но, Мэри, согласитесь, в моем предложении есть здравый смысл. Вы никогда не покидали деревню. Вы ничего не знаете об опасностях большого мира. Неужели вы не заметили, что вчера на торгах все мужчины смотрели на вас с вожделением? Если бы там не было Брюстера, Блэки, меня и других, то вас затащили бы в кусты, несмотря на всю вашу гордость!

Джейн вздрогнула от перспектив, обрисованных Таем. Опомнившись, он развернулся к ней вполоборота, вновь покраснев.

— Прошу прощения, Джейн. Возможно, я был слишком груб. Я забылся.

Его извинения перед Джейн всколыхнули в Мэри такие чувства, о существовании которых она даже не подозревала. Он вовсе не считал нужным просить прощения прежде всего у нее, хотя именно она была оскорблена!

В порыве гневных чувств Мэри холодно процедила:

— Вам не нужно беспокоиться обо мне, Барлоу. Лифорд Медоуз ничем не отличается от мира за его пределами. Я уже участвовала в этом сражении и прекрасно обошлась без вашей защиты.

— Мэри! — воскликнула Джейн с ноткой сострадания.

Но Мэри проигнорировала сестру. Это касалось только ее и Барлоу.

— Никто не причинит мне вреда, — отчеканила Мэри. — И покровительство, которое вы так настойчиво предлагаете, доказывает только то, что у вас властная натура. Вы полагаете, все в Лифорд Медоуз должны плясать под вашу дудку? А я не буду. И еще — позвольте спросить вас как опытного человека, столь хорошо знающего мир. Где вы бывали? В Ньюмаркете[8]? Ах, да, я помню, однажды вы ездили в Оксфорд. Какой распутный и полный опасностей город, не так ли?

— Но я мужчина, — ответил он с вызовом. — И общество по-разному воспринимает нас. Вы до сих пор не понимали этого, потому что мы всегда опекали вас.

— Опекали? Меня? — Ей показалось это полным абсурдом. — Я всего добилась сама! — Она рассекла воздух рукой. — Запомните, Барлоу, Таннер Дерби-Малыш — мой, и мне не нужна ваша так называемая «помощь»! А теперь убирайтесь вон вместе со своим мужеством, пока я не прибегла к помощи кнута!

Он не сдвинулся с места.

— Если б вы позволили подобное по отношению ко мне, я бы забрал у вас кнут, переломил его надвое и… и…

— И что? — Она с вызовом шагнула вперед.

Он сердито махнул рукой:

— Черт с вами, Мэри! Вы упрямы, вздорны, вдобавок глупы…

— Я не глупа! — Его выпад разом оживил старых призраков междоусобной войны. Мэри сжала кулаки, готовая броситься на него, если потребуется. — Вы, может быть, и правы насчет остального, но я не дура!

— Но сейчас вы ведете себя именно так, — ответил он. — Если Таннер вырвется из загона и доберется до кобыл, ни вы, ни старик Питер не сможете помешать ему. Это у Таннера в крови. Как же вдолбить это в вашу упрямую голову?

— В мою упрямую голову?.. Вы… возмутительный… заносчивый… — она, задыхаясь от злости, подбирала нужное слово, — индюк! Вам посмела противостоять женщина, и это задело ваше самолюбие? Ну что ж, у меня для вас неприятная новость, Барлоу. Не все женщины готовы жеманничать и скакать по вашей команде только потому, что вы считаете себя первым самцом округи! На этот раз вы получите достойный отпор!

— Пожалуйста, вы, оба… — попыталась разнять их Джейн.

— Не вмешивайся! — грубо сказала Мэри. — Это касается только меня и Барлоу. Давно пора кому-нибудь сбить с него спесь. Он слишком высокого о себе мнения!

— Кому, как не вам, знать, что такое высокомерие, — парировал он. — Вы задрали свой нос так высоко, что удивительно, как вы еще видите из-за него!

Это замечание несколько охладило ее пыл.

— Неправда! В Лифорд Медоуз я ко всем отношусь с уважением. Кроме вас.

В ответ Тай покачал головой:

— Зачем я с вами спорю? Это лишь пустая трата времени.

— Вы просто не можете выслушать мнение женщины, Барлоу. Вы сразу угрожаете насилием.

— Насилием? — Он наклонился вперед, так что их носы едва не соприкоснулись. — Я никогда бы не смог поднять руку на женщину. Никогда. Но не беспокойтесь, Мэри, вы — последняя женщина, ради которой я мог бы нарушить свои принципы. У вас отвратительный характер, вы упрямы, раздражительны, грубы…

— Боже мой, какие слова, — оборвала его Мэри.

— Вы — непробиваемы, — заключил Барлоу. — Не понимаю, как я мог предложить вам партнерство.

Он направился к двери, но внезапно остановился.

— И позвольте вам сказать еще кое-что. Вы никогда не будете владеть Таннером Дерби-Малышом, Мэри. Я нутром это чую. А мои предчувствия никогда меня не обманывают!

Чтобы сравняться с ним по росту, Мэри вскочила на скамеечку для ног и закричала:

— Вы завистливый неудачник, Барлоу. Чертов завистливый неудачник!

Он нахмурился и помрачнел, а потом согласился:

— Да, вы правы. На этот раз вы правы. Всего хорошего.

Громыхая сапогами, Тай вышел из комнаты, схватил шляпу со столика в прихожей и хлопнул дверью с такой силой, что затрясся весь дом.

Мэри торжествующе ликовала:

— Я все сказала ему. Пусть знает! — Она рассекла кулаком воздух и спрыгнула со скамеечки.

Джейн выглядела ошеломленной и измученной, казалось, она готова лишиться чувств. Мэри, посмотрев на сестру, постаралась ее подбодрить:

— Дорогая, не будь такой впечатлительной! Барлоу переживет.

— Но вы оба… — Джейн схватилась за голову. — Это какая-то битва титанов!..

Мэри рассмеялась, довольная таким сравнением. Перепалки с Барлоу всегда доставляли ей удовольствие, особенно, если она выходила из них победителем. Конечно, теперь, когда Тай ушел, ей показалось, что в комнате совсем не осталось воздуха. Такое часто случалось между ними. Когда он был рядом, Мэри ощущала себя бодрой, готовой к борьбе. Но стоило ему уйти… внутри у нее будто образовывалась пустота, которую ничем нельзя было заполнить. От Барлоу исходило что-то такое, что заставляло окружающих, в том числе и Мэри, остро ощущать потребность в нем.

— Он чересчур высокого мнения о себе, — проворчала она под нос. — Надо же! Сказать мне, что я ничего не знаю о мире! Да я знаю гораздо больше, чем он может себе представить! — Последнюю фразу она произнесла с горечью, хотя и опасалась, что Джейн, обычно чуткая к таким деталям, поймет больше, чем следовало. Но та лишь мрачно спросила:

— И как ты теперь собираешься платить за лошадь?

Ликования вмиг поубавилось.

— Ты тоже сомневаешься во мне?

— Я просто спросила. Не нужно сердиться на меня, как на Тая.

— У меня все продумано, — заверила Мэри. — Я ведь не зря после смерти отца вытянула «Эдмундсон» на себе.

— Ты прекрасно справляешься, но я все же беспокоюсь. Тысяча фунтов — это целое состояние!

Мэри обняла ее за плечи.

— Таннер и есть целое состояние. Пойдем-ка я тебе кое-что покажу.

Она повела сестру в соседнюю комнату, служившую кабинетом. На столе, одна поверх другой, лежали раскрытые бухгалтерские книги. Мэри взяла с книжной полки деревянный сундучок, сдула с него пыль, подошла к столу, затем локтем расчистила место среди книг и, водрузив шкатулку на стол, подняла крышку. Внутри лежало много золотых монет. Глаза Джейн стали размером с блюдца. Словно желая убедить себя в реальности происходящего, она коснулась золота рукой.

— Это мои сбережения, — с гордостью сказала Мэри. — Шестьсот тридцать два фунта. В общем-то, большая их часть — мое приданое. Помнишь, отец порядочно раскошелился в надежде, что на меня клюнет толстосум.

Джейн отбросила монеты так, словно они обожгли ей руки.

— Но без приданого ты не сможешь выйти замуж!

Мэри фыркнула:

— Посуди сама, Джейн. Мне двадцать шесть. Поздно думать о замужестве. Деньги пропадут впустую. А так я вложу их в будущее «Эдмундсона» — куплю Таннера.

Джейн покачала головой.

— Но деньги предназначались тебе, а не поместью.

— Моя жизнь — это «Эдмундсон», — твердо сказала Мэри.

— А если ты встретишь человека, с которым захочешь растить детей? Которого ты сможешь полюбить и который будет заботиться о тебе? Что ты сможешь предложить ему?

Мэри посмотрела сестре в глаза.

— Этого не случится.

«Больше не случится», — добавила она про себя. Когда-то она имела неосторожность влюбиться в бесчестного человека, и это практически погубило ее. Но объяснить это Джейн она не могла. Несмотря на близость, она не хотела открывать ей свою тягостную тайну. Вместо этого Мэри сказала:

— Мне не нужен никакой мужчина. «Эдмундсон» — единственное, что имеет для меня значение.

— И все? — с грустью спросила Джейн.

— Да… если здесь будет Жеребец.

— Но, Мэри…

— Прекрати! Этот конь — все, чего я хотела, и я могу себе это позволить. Я выиграла его. Он мой. И если я сейчас потеряю его, то перестану себя уважать.

Джейн молча посмотрела на монеты в сундуке, затем тихо произнесла:

— Этих денег все равно не хватит. — Она сделала паузу. — Вероятно, тебе все-таки стоит рассмотреть предложение Тая…

В Мэри взыграла гордость.

— Нет! Как ты не видишь, он хочет всем управлять самостоятельно и только делает вид, будто его интересует мое мнение. Но я не настолько доверчива.

— Мэри, тебе больше негде взять недостающих четырех сотен фунтов. У нас с Дэвидом есть кое-какие сбережения, которые мы могли бы тебе предложить, но этого все равно не хватит.

— О, Джейн, спасибо, спасибо. Я так благодарна тебе за понимание. Но, думаю, мне не понадобятся твои деньги.

Мэри извлекла из стола какие-то бумаги.

— Я предложу лорду Спендеру «Дауэр Хаус» в качестве компенсации недостачи.

— Разве так можно? — спросила Джейн. — Я думала, дом входит в наследство Найла.

— Да, это так. Но дом не был включен в завещание, поскольку в свое время дед подарил его маме. Разумеется, он стоит четырехсот фунтов.

Джейн сомневалась.

— Там не так много земли. Только дом и небольшая территория вокруг него. Этого будет явно недостаточно. К тому же нельзя забывать о Найле. Разве по закону это не его собственность? А если он не захочет продавать дом?

— Он же ребенок. Что он понимает? Таннер сможет прославить его родовое поместье, Найл должен быть просто счастлив.

— Ты обсуждала этот вопрос с дядей Ричардом? — спросила Джейн, имея в виду дальнего родственника, который был назначен опекуном Найла.

— Его годами не было слышно. Я всегда самостоятельно принимала решения относительно судьбы Найла, сама искала деньги на его учебу, и сейчас тем более не собираюсь ни о чем его спрашивать.

Джейн плотно сжала губы. Она была не в восторге от такого поворота дел.

— Если бы был другой выход.

— Но его нет.

После недолгого молчания Джейн неуверенно произнесла:

— Что ж, может быть, все получится.

Мэри закрыла сундук.

— Все обязательно получится!