Прочитайте онлайн Поединок двух сердец | Глава 2

Читать книгу Поединок двух сердец
4118+3560
  • Автор:
  • Перевёл: Ольга Литинская

Глава 2

Мэри всю жизнь знала Тая Барлоу, но никогда еще не видела его таким взбешенным. Она одержала над ним верх! Ее отец гордился бы ею. А главное, сейчас она сама испытывала гордость. Из глаз Тая в ее сторону летели свирепые молнии, его взор был затуманен гневом и яростью, но она ответила ему спокойным уверенным взглядом, хотя внутри готова была плясать и петь от счастья.

Их взгляды пересеклись. Она смотрела на него не мигая. Когда-то они играли в такую детскую игру, и сейчас ей показалось, что это было совсем недавно. Однако сегодня Тай был не намерен играть. Он стиснул челюсти, сверкнул глазами, затем резко повернулся и зашагал прочь. И только тогда, впервые с того момента, как назвала свою последнюю цену, она смогла наконец-то легко и свободно вздохнуть.

Рядом с ней оказался викарий Несмит.

— Благослови вас Господь, мисс Гейтс, — сказал он, пожимая ей руку. — Вы спасли нас! Таннер Дерби-Малыш останется в Лифорд Медоуз!

Брюстер не то обнял Мэри, не то похлопал ее по плечу, а Блэки поддержал викария:

— Да-да! Вы молодец, мисс Гейтс! Я вам так скажу: этот конь — на вес золота! Золота! — повторил он, как будто Мэри не понимала значения этого слова.

У нее забрали пустую кружку из-под пунша и тут же вручили новую, наполненную до краев. К ней подходили, говорили слова благодарности и поздравления. Это был самый упоительный миг для нее, уже почти привыкшей считать себя неудачницей в жизни!

— Как думаете, Барлоу расстроился? — обратилась она к Блэки, заранее зная ответ, но желая услышать это от него.

— Да. Он вне себя от ярости, — ответил кузнец, поднося кружку к губам, но внезапно остановился, наткнувшись на предостерегающий взгляд викария. Смутившись, Блэки тут же поспешил исправиться: — Прошу прощения, мисс Гейтс, я хотел сказать, что Тай не тот человек, который сможет так просто стерпеть поражение.

— Особенно от женщины, — насмешливо вставил Брюстер.

Краем глаза Мэри заметила хмурого Дэвида и поняла, что зять отнюдь не рад ее победе. Ну что ж, даже если и так, им не в чем ее упрекнуть — она честно выиграла торги.

Всегда выступая в роли миротворца, викарий Несмит постарался сгладить ситуацию:

— Друзья хотели сказать, что Тай, конечно же, расстроен, но он справится с этим. Он хороший, честный человек, хотя порой немного упрямый. Я думаю, он вскоре согласится, что такой жеребец, как Таннер Дерби-Малыш, в конюшне по соседству — это просто замечательно! Ведь он сможет в любой момент взять его у вас для своих кобыл.

— Отнюдь! У него теперь не будет ни шанса, — парировал Дэвид. — И Тай об этом знает. — Он допил пунш и вернул бокал одному из лакеев. — Старый сквайр в гробу перевернулся бы от мысли, что его дочь помогает семейству Барлоу.

— Он и так уже там перевернулся после вашей свадьбы с Джейн, — спокойно ответила Мэри. — Но тогда, если ты помнишь, я поддержала вас.

Улыбка Дэвида сделалась чуть теплее. Он по-братски ущипнул Мэри за щеку и постарался как можно мягче задать ей главный вопрос:

— Да, и я признателен тебе за это, но, только ответь честно, ты же позволишь Таю случать своих кобыл с Таннером?

Выражение, возникшее на ее лице, вполне красноречиво передало все, что она думает по этому поводу. Кобылы Барлоу были предметом зависти всей округи. Жеребцы, полученные от них и Таннера, вне всякого сомнения, обязательно бы стали чемпионами. Чтобы Гейтс предоставила Барлоу такой шанс? Никогда в жизни! Но, к счастью, от необходимости прилюдно давать прямой ответ ее спасло приближение лорда Спендера, которого слегка покачивало от выпитого пунша. Казалось, он источает довольство каждой порой своего тела.

— Мои поздравления, мисс Мэри, — проговорил он, поправляя парик. — Вы приобрели отличного коня! Я оплакиваю его потерю, но искренне рад, что Таннер останется в Лифорд Медоуз. Мне было невыносимо тяжело принимать решение о его продаже.

— Так какого черта вы пошли на это? — спросил Брюстер довольно грубо. Остальные тоже зашумели.

Почувствовав, что атмосфера накаляется, лорд Спендер взял Мэри под локоть и повел ее прочь.

— Пойдемте, дорогая. Я должен вас предупредить, что первое время вам придется не спускать с коня глаз, — он доверительно понизил голос. — Боюсь, еще найдется много таких, кто до сих пор злится из-за моего решения продать Таннера.

— Я думаю, больше всего их огорчило то, каким образом вы решили его продать, — возразила Мэри. — Если бы вы приняли мое предложение, с которым я пришла к вам неделю назад, то избавили бы всех от беспокойства за судьбу Таннера.

— Но мисс Мэри, я должен был поступить по справедливости. Барлоу каждый день обивал порог моей гостиной с тем же предложением, что и вы. Единственным верным решением было выставить коня на аукцион. Я искренне восхищаюсь вами обоими! Вы два непревзойденных талантливых заводчика!.. В смысле, заводчик и заводчица…

— И поэтому вы захотели сорвать куш побольше, — откровенно заявила Мэри.

— Ну, не без этого, дорогая. Как видите, теперь я получу вдвое больше против вашего прежнего предложения.

— Да, в расчетливости вам не откажешь, — ответила она сухо, помрачнев от своих мыслей, но затем, отбросив сомнения в сторону, сменила тему: — Значит, Барлоу приходил к вам каждый день?

— Так же, как и вы. Оба проявили завидное упорство.

— С тем лишь отличием, что только один из нас стал владельцем лошади. — Она самодовольно улыбнулась.

— Да, я рад за вас. А мой племянник теперь получит возможность обосноваться в Лондоне. Он очень требовательный, знаете ли. Своих детей у меня нет, а он для меня как благословение. — Он подвел ее к стоящему посреди двора Жеребцу и пропел: — Вот мы и пришли, мисс Мэри. Взгляните, теперь это ваш конь.

В отличие от большинства жеребцов, лидеров скачек, Таннер Дерби-Малыш обладал спокойным характером — это была еще одна причина, по которой Мэри хотела приобрести именно его. С агрессивным жеребцом высотой около семнадцати ладоней в холке ей было бы трудно справиться.

Таннер невозмутимо стоял среди суматохи, поднявшейся после торгов, и любопытно смотрел на Мэри внимательными карими глазами.

— Ты помнишь меня, малыш, правда же? — прошептала она, дотрагиваясь рукой до его бархатистого на ощупь носа. В ответ он провел носом по ее ладони. Мэри с благоговением обошла коня, поглаживая его шелковистую, каштанового оттенка щетину. Солнечные блики играли медью на его мускулистом теле. Таннер повернул к ней голову. Он был само совершенство, абсолютное совершенство! Мэри мечтала о нем с того самого момента, когда впервые заприметила его еще жеребенком. Ему исполнился тогда всего лишь один день, а она уже знала, что он обязательно будет чемпионом. И вот наконец Таннер принадлежал ей! С ним она восстановит семейное наследие и, конечно, вернет себе доброе имя, освободившись от груза прошлых ошибок.

Она провела рукой по его правой передней ноге, ощупывая мускулы.

— Эту он повредил? Я что-то ничего не нахожу.

Лорд Спендер расчувствовался, в его глазах показались слезы.

— Рану залечили, но скакать, как прежде, он уже не будет никогда. С тех пор как произошел тот несчастный случай, мое сердце разбито навеки. — Он смахнул слезу и как ни в чем не бывало продолжил: — Я не хочу показаться вам неделикатным, мисс Мэри, но… гм… у нас с вами остались, так сказать, дела, требующие завершения…

— Деньги? — уточнила Мэри. Она еще не продумала до конца этот пункт плана, полагая, что его светлости совершенно незачем об этом знать. Она надеялась, что позже, выбрав удачный момент, сможет лично уладить с ним финансовый вопрос. Ведь наверняка столь блистательный джентльмен, как племянник лорда Спендера, не нуждается в деньгах незамедлительно. Возможно даже, ей удастся уговорить их выплатить им сумму частями. Преисполненная радужных надежд, она взяла поводья у грума, собираясь увести лошадь домой, и как можно беспечнее спросила: — Могу я принести вам деньги завтра?

Лорд Спендер снисходительно улыбнулся, забрал у Мэри поводья и вновь передал их груму.

— Разумеется. Но Жеребец останется здесь до тех пор, пока сделка не будет завершена.

— Да-да, конечно, — пробормотала Мэри, стараясь не выдать голосом своего смятения. Она снова погладила блестящую щетину коня, любуясь красивым изгибом спины. Его мышцы заходили под кожей. У нее все должно получиться! Завтра она поговорит с лордом Спендером с глазу на глаз и объяснит все нюансы своего положения. Мэри знала, что найдет способ убедить его. Она давно вручила свою судьбу в руки Господа и верила, что он научит, как поступить, ведь каждый вечер она молилась Ему…

Внезапно чья-то крепкая ладонь накрыла сверху ее руку, сильнее прижав ее к лошадиной спине и не позволяя вырваться. Возвышаясь над внушительным торсом Таннера, с другой стороны на нее сердито смотрел Барлоу. Мэри пришлось признать, что, когда он злился, становился довольно красив. Его темно-синие глаза ярко блестели, прямые черные волосы свободно свисали до широких плечей, а крепкое тело играло мускулами — другие мужчины рядом с ним выглядели бы довольно жалко. Но Мэри знала, что женские сердца трепещут вовсе не от достоинств, а, напротив, — от недостатков. Их тоже хватало: улыбка была слегка нервной и хищной, как у лиса, который забрался в курятник; шрам над правой бровью придавал лицу бесшабашное выражение, а горбинка на носу свидетельствовала о бесстрашии и мужестве — она появилась после того, как они с Блэки, Дэвидом и Брюстером ввязались в драку с парнями из соседней деревни, в которой победили, конечно. Но все это нисколько не трогало Мэри, она не принадлежала к числу его глупеньких поклонниц. Она была слишком умна, чтобы доверять красивым мужчинам, способным запросто вскружить голову женщине.

— Барлоу! — дружески приветствовал его лорд Спендер. — Жаль! Жаль, что вы проиграли торги. Я знаю, как сильно вы хотели купить Таннера. Но я уверен, что вам, как добропорядочному соседу, мисс Гейтс предоставит право на разведение, не так ли?

При упоминании о праве на разведение рука Барлоу сжала ее ладонь словно тисками. Мэри постаралась не показать виду. Лорд Спендер, перебравший пунша, и грум ничего не заметили. Вместе с тем присутствие Барлоу подавляло. От всей его крепкой фигуры веяло какой-то угрозой. Пламя гнева словно перебросилось с его ладони на руку Мэри, обдав жаром, — его грозной силы хватило бы на то, чтобы тут же испепелить ее. Но Мэри не позволила себе испугаться.

— Что вам нужно, Барлоу? — твердо спросила она.

На его скулах от напряжения заиграли желваки. Не отрывая злого взгляда от Мэри, он обратился к Спендеру:

— Милорд, ваш племянник желает поговорить с вами. С ним прибыл один джентльмен из Лондона, он хотел бы вам его представить.

— В самом деле? — Лорд Спендер обернулся к толпе, высматривая племянника, а затем, заметив его, улыбнулся и кивнул. — Я вынужден откланяться, мисс Гейтс, прошу прощения. Оставляю вас в компании мистера Барлоу. Думаю, вам есть о чем поговорить.

— Несомненно, — ответила Мэри сдавленным голосом. Она попыталась сжать в кулак попавшую в плен руку, но Барлоу не отпускал ее. Жеребец повернул к ним свою массивную голову, выясняя, что происходит.

Едва лорд Спендер, пошатываясь, отошел от них, Мэри с силой выдернула свою ладонь.

— Что вам нужно? — вновь спросила она, выглядывая из-за лошади, разделявшей их, как барьер. Барлоу наклонился вперед и произнес тихим низким голосом:

— Вы украли у меня эту лошадь.

Мэри не поверила своим ушам.

— Что?

— Вы намеренно завышали цену, потому что не хотели, чтобы конь достался мне.

— Я завышала цену? — Она покачала головой. — Это уже слишком, Барлоу! Это из-за вас я заплатила вдвое больше, чем намеревалась!

— Из-за меня? — Он определенно шагнул бы вперед, если б не жеребец у него на пути. Раздраженно нахмурившись, Тай приказал груму: — Уведите коня.

— Нет, оставьте его здесь, — распорядилась Мэри.

— Нет необходимости вынуждать его стоять весь день на солнцепеке, — прошипел Барлоу.

— Он не просто так здесь стоит, — отрезала Мэри. — Его осматривает новый владелец!

Грум переводил взгляд с одного на другого, не понимая, кому подчиниться. Но когда Барлоу сверкнул в его сторону полными гнева глазами, он немедленно, бормоча что-то о необходимости почистить Таннера и поклонившись Мэри, ретировался вместе с лошадью.

Теперь ничто не спасало Мэри от гнева Барлоу. Она постаралась не выказать своего страха.

— Браво, Барлоу. Запугать конюха у вас получилось великолепно. Но вы не сможете запугать меня! Я выиграла торги. Конь мой. Всего хорошего.

Она повернулась, чтобы уйти, но Барлоу схватил ее за локоть и резко развернул лицом к себе. Это застало ее врасплох. От неожиданности она потеряла равновесие и налетела прямо на Тая, как будто столкнулась с каменной стеной. Он поддержал ее, крепко схватив руками за плечи. Его взгляд был настойчивым и пронзительным.

— Мэри, я знаю, у вас нет денег. Что вы делаете? Это настоящее безумие. Вы не можете позволить себе этого коня.

На мгновение ее охватила паника. Как он узнал о состоянии ее дел? Она всегда все тщательно скрывала и была уверена, что вне семьи никто ни о чем не подозревает, а ее сестра Джейн и брат Найл знают не больше того, что им положено знать.

Сейчас она стояла лицом к лицу с Таем так близко, что могла разглядеть в его усах отдельные волоски и ощутить легкий запах одеколона. Исходившие от него сила и могущество на какую-то долю секунды словно загипнотизировали ее, так что она готова была поддаться соблазну и выпалить правду. Но гордость все-таки одержала вверх. Мэри взяла себя в руки. Да как он смеет грубить ей! Состояние ее дел — это ее забота, и уж никак не его. Она гордо вздернула подбородок.

— Я могу позволить себе этого коня, Барлоу, и я уже купила его. Он мой. А вы — досадный неудачник!

Ее слова попали в цель. Тая словно ударили, его хватка ослабла. Воспользовавшись случаем, Мэри отскочила от него. Два шага — и она могла опять вздохнуть свободно.

Тай устало произнес:

— Ваше упрямое безрассудство погубит вас, Мэри.

Это задело ее. Она не была безрассудной. Гордой — да, но не безрассудной. Усилием воли подавив вздымающуюся внутри бурю, она спокойно сказала:

— Это было сугубо деловое решение. Ничего личного.

Убийственная колкость его взгляда свидетельствовала, что он думает как раз наоборот.

— И где, позвольте узнать, вы намерены взять деньги, чтобы выплатить стоимость коня? — он произнес эти слова так тихо, чтобы слышала только она.

— Я не стеснена в средствах, — ответила Мэри сухо.

— Господи, Мэри, да прекратите ломать комедию! Вы на мели. И это не ваша вина. Ваш отец…

— Не смейте упоминать моего отца! После того, что ваша семья сделала с ним…

— Я ничего не сделал вашему отцу. А если вы считаете иначе, то вы — упрямая ослица!

Мэри потеряла дар речи. Она снова подошла к нему так близко, что практически касалась его.

— Если б я была мужчиной, мы бы поговорили по-другому.

— Но вы не мужчина, Мэри. Да, вы хорошо управляетесь с лошадьми, но, черт возьми, вы все равно остаетесь женщиной! Хотя единственное, что вы еще не переняли у мужчин, — это привычку плеваться, но теперь от вас и этого можно ожидать! Станьте, наконец, собой, какой вас задумал Создатель, а Таннера продайте мне…

— Я так и знала, что все сведется именно к этому, — удовлетворенно произнесла Мэри. — Что ж, ваши методы убеждения омерзительны мне, Барлоу. Оскорблениями вы ничего не добьетесь. И я никогда не отдам вам Таннера. Никогда!

В этот момент к ним подошел викарий Несмит, решив осторожно вмешаться в беседу:

— О, Тай, я вижу, вы захотели еще раз поздравить Мэри! Очень хорошо. Но все же вам не следует злоупотреблять вниманием прекрасной леди.

Внезапное появление викария напомнило, что они здесь не одни, о чем Мэри позабыла в горячке спора. Обернувшись, она увидела, что рядом стоит Блэки, внимательно рассматривая дно пустой кружки. Тут же оказался и подвыпивший Брюстер. Она смутилась от того, что их могли услышать, но тут же успокоилась, зная, что добрый викарий никогда не станет разносить сплетни, и за это Мэри его очень ценила.

Барлоу быстро сменил грубую манеру изъясняться на официальный тон. Дотронувшись до полей шляпы, он учтиво произнес:

— Прошу меня извинить. Я должен вернуться к своим лошадям.

Не дожидаясь ответа, он зашагал прочь, преодолевая широкими шагами расстояние до привязи с лошадями гостей. Мэри проводила его взглядом. Она должна была бы чувствовать облегчение, но вместо этого ощутила тревогу. Ей не давала покоя мысль о том, как он мог узнать о ее финансовых трудностях? Кто-то вручил ей кружку пунша. Затем стали спрашивать о планах относительно Жеребца, и это отвлекло ее от раздумий. Она решила, что лучше выкинуть из головы тревожные мысли и немного помечтать. Беспокоиться о Барлоу и деньгах она будет завтра. А сегодня ей хочется насладиться пьянящим вкусом победы! Жеребец теперь принадлежит ей, и Мэри сделает все, чтобы удержать его! Абсолютно все. Хотя бы ради того, чтобы утереть нос наглому Барлоу.