Прочитайте онлайн Поединок двух сердец | Глава 19

Читать книгу Поединок двух сердец
4118+3339
  • Автор:
  • Перевёл: Ольга Литинская
  • Язык: ru

Глава 19

Мэри и Тай проехали часть пути домой в почтовой карете, затем удачно встретили экипаж, который направлялся прямо в Лифорд Медоуз. В карете они вновь оказались в компании любопытных попутчиков, поэтому спокойно поговорить не удалось.

Неясно, то ли у Мэри разыгралось воображение, то ли так и было в действительности, но она чувствовала, как Тай отдаляется от нее. Будущее казалось ей все более непрочным. Это усугублялось тем, что возвращение домой вызывало противоречивые чувства.

Она привыкла, что дом — это «Эдмундсон». Теперь все изменится. Мэри еще не поднимала этот вопрос, но было ясно, что Тай и обсуждать не станет переезд в ее поместье. Будущее для него было связано только с «Садлбруком».

Мэри покрутила золотой ободок на пальце. Никогда до этого она не переступала порог «Садлбрука», хотя из любопытства однажды подкралась к самому дому. Это было очень давно.

Основная часть поместья была восстановлена из руин старого аббатства. Здание было одноэтажным и казалось слишком приземистым. Мэри полагала, «Садлбруку» недостает величественности и изящества. По словам Тая, за последние десять лет он значительно улучшил поместье. Согласится ли он изменить что-нибудь в доме, если она попросит?

По мере приближения к Лифорд Медоуз, «Эдмундсон» в ее воображении все больше превращался в символ утраченной свободы.

Ей хотелось верить, что жертва была не напрасной. Возможно, так и окажется, если только Тай сделает шаг ей навстречу. Но в ее мозг закралась мысль, что он получает все, а она — ничего. Эта фантазия, помноженная на бесчисленные сомнения, порождала в ее воспаленном воображении красочные видения будущей катастрофы. Мэри никак не могла объяснить свой пессимизм, кроме как сославшись на прошлый опыт. Поначалу она маскировала свой страх тем, что вела себя как самая послушная и милая жена во всем мире. Тай осведомился, не заболела ли она. Тогда она перестала притворяться.

Они смогли обменяться парой слов только после того, как пересели в частный почтовый экипаж — небольшую коляску, которой управлял юный посыльный. Тай подождал, пока они тронутся, и сказал:

— В последнее время ты очень молчалива.

Мэри вздохнула с облегчением. Наконец они смогут поговорить. Возможно, сейчас она сможет собраться с мыслями и развеять все свои сомнения.

Но тут Тай одной рукой обнял ее за плечи, другой — обвил талию.

— Я соскучился.

И начал целовать ее в шею. Мэри мгновенно откликнулась на его прикосновения, но запаниковала. Неужели между ними было только это? Только физическое влечение?

— Тай, возница…

— Он занят.

Ладони накрыли ее грудь. Касаясь языком мочки ее уха, Тай прошептал:

— Как же мне не хватало этого.

Он усадил ее на колени, прижался к ее груди и стал зубами расстегивать перламутровые пуговицы легкого платья. Его дыхание обжигало кожу.

— Тай? — Мэри положила руки ему на плечи.

Она была в замешательстве, следует ли ей покорно уступить его желанию?

Он начал расстегивать бриджи, продолжая губами ласкать ее грудь.

— Не надо, — сказала Мэри, хотя ее тело говорило о противоположном. — Как я буду выглядеть, когда мы приедем?

— Ты будешь как всегда прекрасна! — Он зубами оттягивал кружева ее сорочки.

— Нам нужно п-поговорить, — запинаясь попросила Мэри.

Кончик его языка, прикасавшийся к коже, заставлял ее тело дрожать.

— Позже, — прошептал Тай, — мы поговорим позже. Я хочу тебя прямо сейчас.

Он поднял юбки. Его губы вновь коснулись ее груди. И Мэри растворилась в истоме. Тай вошел в нее. Она закрыла глаза, позволяя ему работать за двоих. Каждое его движение приносило ей неземное наслаждение, особенно когда они совпали с ритмом самого экипажа.

«Я хочу тебя», — он произнес это! Ее сердце дрогнуло от этих слов. Мэри тоже хотела его. Но не только тело. Она жаждала его любви…

Пламя желания сжигало ее, она не могла сопротивляться. Тай не был эгоистом в любви и всегда заботился сначала о ее удовольствии. Только когда ее мышцы судорожно сжимались на пике наслаждения, когда она была переполнена им, только тогда он получал удовольствие сам. В самый яркий миг их близости Мэри показалось, что она верит в его любовь. Он крепко сжал ее в объятиях и тяжело дышал, целуя ее грудь. Потом с довольной улыбкой констатировал:

— Я даже не испортил тебе прическу.

Казалось, слова доносятся до нее издалека. Ее тело звенело от удовольствия, но она чувствовала себя… какой-то распущенной. Даже тогда, когда переживала разрыв с Джоном и недавний скандал на герцогском вечере, она не чувствовала этого. С грустью она подумала, что только настоящая любовь Тая — именно любовь, а не просто желание! — сможет очистить ее в ее же собственных глазах.

Мэри соскользнула с его коленей. Он почуял неладное. Приводя себя в порядок, она ощущала на себе его пристальный взгляд.

— Что случилось? Ты сама не своя с тех пор, как мы покинули Гретну.

«Я люблю тебя, Тай».

— Я переживаю. Думаю о Таннере и нашем возвращении.

Они ненадолго замолчали.

— Ведь ты… — Тай колебался, — жалеешь, да?

Она сделала вид, что не понимает.

— Жалею? О чем?

Мэри пристально смотрела на него, надеясь, что он произнесет что-нибудь в ответ.

Несколько секунд, показавшихся ей целой вечностью, они просто смотрели друг на друга. Тай думал о чем-то, но Мэри не могла понять, о чем именно. Что, если она признается ему? А если он тоже скажет, что любит ее, будет ли это искренне?

— Почему ты думаешь, что я жалею о чем-то? — наконец не выдержала она.

— Да нет, ерунда. — Тай изобразил подобие улыбки. — Забудь.

Несколькими скупыми точными движениями он поправил одежду. Потом пересел на противоположную скамью. Он по-прежнему занимал большую часть экипажа, но выглядел настолько далеким, что создавалось впечатление, будто он едет в отдельной карете.

Они сидели молча. Молчание с каждой минутой становилось все более напряженным.

— Я не знаю, чего ты хочешь, Мэри. Я не понимаю тебя, — внезапно выпалил Тай.

Злые, колкие слова. У нее был ответ, но гордость не позволила ей озвучить его. А потом — просто не оказалось возможности: экипаж замедлил ход, и Тай, выглянув в окно, увидел окраины Лифорд Медоуз.

— Мы дома, — сказал он.

— Да, дома, — эхом откликнулась Мэри.

Тай провел рукой по сиденью, нащупывая ее руку. Нервы Мэри были на пределе. Но когда Тай прикоснулся к ней, она, сжав его пальцы, сразу почувствовала себя лучше.

Совсем недавно прошел дождь. Черепичные крыши и каменные дорожки блестели от воды, пахло землей.

Они проехали кузницу. Блэки нигде не было видно. Его брат, Нед, разводил в горне огонь. Он оторвался от мехов, взглянул на экипаж. Тай махнул ему, но Нед не узнал его.

— Интересно, где же Блэки? — Тай подался вперед, нетерпеливо всматриваясь. — Посмотрим, не у Брюстера ли он. А затем нанесем визит Спендеру и выкупим нашу лошадь.

Мэри кивнула.

Высунувшись в окно, Тай объяснил посыльному, куда ехать. Его голос словно обладал волшебной силой, призывая соседей тут и там распахивать двери. На самом деле всех просто интересовало, закончился ли дождь, и уже потом их вниманием завладевала проезжая карета.

Тай помахал рукой. Кто-то узнал его. Почтовый экипаж и возвращение односельчан было большой новостью по меркам Лифорд Медоуз. Дети бежали за их каретой, выкрикивая имя Барлоу и наперебой спрашивая, правда ли, что он женился.

Брюстер дожидался их во дворе паба. Он открыл дверцу экипажа еще до полной его остановки.

— Ну-ка, господа хорошие, немедленно выходите! Что это еще за новости? Правду говорят, что вы поженились?

Деревенские собрались вокруг, всем хотелось получить информацию из первых рук.

Тай ловко спрыгнул на землю. Отвечая Брюстеру, он выглядел как самый счастливый человек на свете:

— Есть такое дело. Позволь представить тебе миссис Барлоу.

Мэри обратила внимание, что Тай с некоторым вызовом произнес ее новое имя. Она заставила себя улыбнуться и выглянула из кареты, приветствуя собравшихся. Она знала этих людей всю свою жизнь, но все же не могла предположить, как они примут это известие.

Брюстер от удивления раскрыл рот.

— Мисс Гейтс, вы выглядите как настоящая леди.

Женщины пожирали ее глазами. Миссис Питерз, известная своей набожностью, воскликнула:

— Мои молитвы были услышаны. Она в юбке. Ах, мистер Барлоу, вы сотворили чудо!

Мэри посмотрела на свое платье из голубого муслина. Уже много лет в Лифорд Медоуз ее не видели в чем-либо другом, кроме бриджей. Она надела свою шляпку, завязала ленты под подбородком и выбралась из кареты, опираясь на руку Тая.

Брюстер потряс головой.

— Просто загляденье, миссис Барлоу! — Повернувшись к Таю, он продолжил: — Вначале я было подумал, что ты женился на мисс Мэри из-за лошади, но теперь…

Нелепо взмахнув руками, он попытался изобразить перемены, произошедшие с ее гардеробом. Слова Брюстера задели Мэри, особенно потому, что Тай не возразил ему.

Миссис Питерз забросала Мэри вопросами о Лондоне и Шотландии. Мэри старалась отвечать как можно подробнее, но на самом деле все ее внимание было приковано к тому, что Брюстер говорил Барлоу, который — как новоиспеченный муженек — немедленно сделался объектом подтрунивания. В разговор вступили двое деревенских парней, они и Брюстер, переходя иногда на тихий шепот, отпускали такие шуточки, от которых щеки Мэри начинали гореть. Но едва показался викарий Несмит, они тут же умолкли.

— Кого я вижу! Я так расстроился, узнав, что вы сбежали, — пожурил он Тая. — И мои дочери тоже огорчились. Но в любом случае примите мои поздравления. Когда вас ждать на венчание?

Мэри напрягла слух, чтобы услышать ответ Барлоу, но в этот момент миссис Дарби, деревенская портниха, попросила разрешения поближе рассмотреть шляпку, которую Мэри привезла из Лондона. Мэри сняла капор и отдала ей.

Брюстер, перестав веселиться, вмешался в разговор:

— Тай, у нас есть и плохие новости…

— Да, так и есть, — подтвердил викарий Несмит.

Мэри ближе подошла к мужчинам.

— О чем речь? — спросил Тай.

— Лорд Спендер. Он вверил душу Всевышнему, — ответил викарий.

— Ага, преставился на следующий же день после твоего отъезда, — как всегда без обиняков пояснил Брюстер.

Не веря собственным ушам, Мэри схватила Тая за руку.

— Не может быть, — удивленно протянул Тай и посмотрел на Мэри. — В последний раз, когда я говорил с ним, недели три назад, он выглядел вполне бодро.

— Нам не дано знать, когда Господь призовет наши души, — ответил викарий.

Мэри волновала более насущная проблема:

— А что стало с лошадью? Где Таннер теперь?

— Думаю, с ним все в порядке, — сказал Брюстер. — На похороны приехал тот щеголь, племянничек Спендера, он потом и занялся наследством. Кажется, лошадь все еще в поместье.

Мэри посмотрела на Тая.

— Я оставила Спендеру залог, — напомнила она.

— Я знаю. — Тай обеспокоенно нахмурился. — Племянник Спендера должен выполнить условия сделки.

Викарий Несмит обнадеживающе добавил:

— Мне известно, что вчера из Лондона прибыл адвокат. Возможно, он привез подтверждение передачи титула и другого наследства. У Спендера не было других родственников, поэтому в деле не возникло никаких вопросов.

— Что ж, замечательно, — сказал Тай. — Но я буду чувствовать себя спокойно только после того, как Таннер окажется в моей конюшне. Пойдем, Мэри.

Она вновь забралась в экипаж. Тай сказал «моя конюшня», Мэри это приметила. Отдав распоряжения кучеру, Тай уселся рядом с ней. Брюстер крикнул вслед, что приглашает пропустить по пинте после того, как они уладят все вопросы.

Они ехали в молчании. Мэри надела шляпку и то и дело завязывала и развязывала ленты. Даже подумать страшно, что будет, если она потеряет Таннера. После всего, что ей пришлось пережить ради его покупки, сама только мысль о провале была невыносима. И, конечно, все может обернуться тем, что Тай зря на ней женился…

— Ты не хочешь больше оставаться моей женой, да? — сказал он.

Слова Тая потрясли ее до глубины души.

— Почему ты так думаешь?

Неужели Тай говорит это потому, что сам думает так? Сердце бешено забилось в груди.

— Потому что это написано у тебя на лице, — с горечью сказал он. — И возле паба ты игнорировала все поздравления. Ты вела себя так, словно не желаешь ничего слышать о своем браке.

— Нет, — быстро ответила Мэри. — Я всего лишь хотела подслушать, что тебе говорил Брюстер.

Тай отодвинулся, насколько это было возможно в небольшом экипаже.

— Но ты чем-то обеспокоена. Я привык говорить простыми словами, Мэри. Так что прости, если это прозвучит слишком прямо, но ты ведь передумала, да? С каждым днем после отъезда из Гретны ты делалась все тише и тише. И потом в экипаже тогда… что-то беспокоило тебя, но ты не захотела поделиться со мной, ведь так?

Мэри положила руки ему на колени.

— Ты не прав. Я никогда не думала ничего подобного.

Мэри чувствовала себя обманщицей, потому что действительно не до конца открылась ему.

Тай понял это, стоило ему только посмотреть на нее. Он с силой ударил кулаком по дверце.

— Довольно, Мэри! Можешь и дальше делать вид, что все хорошо. Но я знаю, ты что-то скрываешь. Я знаю. Просто скажи мне! Если дело только в лошади, тогда не нужна она мне. Я помогу тебе купить Таннера и покончим с этим. Он будет только твоим. Я сдаюсь. Я не могу вечно разыгрывать из себя джентльмена, которого ты будешь избегать.

Отказаться от лошади? Она ему важнее, чем Таннер?

Мэри была потрясена. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы прийти в себя.

— Тай, я никогда не думала о тебе так. Никогда. После всего, что ты сделал для меня… Я считаю, в целом мире не найти более благородного мужчины, чем ты.

Он сильнее нахмурился.

— Благородный? Это я — благородный? — воскликнул Тай, в его словах звучал неприкрытый сарказм. — О да, я чертовски благороден!

— И… Я-люблю-тебя, — скороговоркой выпалила Мэри, боясь, что мужество покинет ее.

В этот миг между ними словно искра пробежала.

Мэри, затаив дыхание, ждала.

Тай наклонил голову, сделав вид, что не расслышал.

— Что ты сказала?

Она прижала руки к животу. Мэри не знала, сможет ли еще раз повторить эти слова, если не получит хотя бы намек, что тоже небезразлична ему.

— Мэри?

Экипаж свернул на дорогу, ведущую к поместью Спендера.

Тай придвинулся ближе. Положил руку на сиденье позади нее.

— Ну же, Мэри. Скажи еще раз.

Мэри глубоко вздохнула. Ее руки дрожали, она сжала их коленями.

— Я люблю тебя.

Еще один глубокий судорожный вздох, и с мужеством, превосходящим ее ожидание, она повторила:

— Я люблю тебя, я люблю тебя… — Она умолкла, а затем нежно добавила: — Люблю.

Слезы стояли в ее глазах, но она не плакала. Казалось, мир рухнет, если Тай отвергнет ее любовь.

— Ты любишь меня? — просто спросил он.

Мэри кивнула.

— Наверное, я влюбилась в тебя на приеме у миссис Виллоуби, когда ты уговаривал меня остаться там. Или, возможно, той ночью, когда ты ударил Джона в нос. Или, может быть, когда ты так рассердился на меня в парке. Я же тогда могла просто оттолкнуть тебя, но, знаешь, мне так понравился поцелуй…

Тай наклонился к ней, и остаток фразы утонул в поцелуе. На этот раз все было как-то иначе. Нежнее, чем раньше, но в то же время с привкусом странной одержимости. Мэри обвила его шею и ответила.

Они остановились только тогда, когда им понадобился воздух. Мэри открыла глаза, и то, что она прочла в его взгляде, заставило ее сердце запеть.

Подушечками пальцев он дотронулся до ее губ.

— Боже, я и не надеялся услышать эти слова от тебя. Мэри, я так люблю тебя! — сказал он. — Всегда любил.

— Всегда?

Тай кивнул.

— Всегда. Я делал вид, что меня интересует только лошадь, но на самом деле я не мог смириться с мыслью, что кто-то другой будет рядом с тобой. Поэтому поехал за тобой в Лондон, хотя и сам долго не мог понять себя. Я думал, что сумел тебя забыть, но, по правде говоря, не переставал любить тебя с нашей первой встречи. Но я и представить не мог, что ты когда-нибудь меня действительно полюбишь.

— Тай, я всегда искала мужчину, похожего на тебя.

— А Джерген? Он тоже похож на меня?

— Нет, — признала Мэри. — Возможно, я была увлечена им потому, что он был полной противоположностью тебе. Теперь я понимаю, что во мне говорила только ревность. Я не могла выносить, что другие женщины флиртуют с тобой. Мне хотелось уязвить тебя, чтобы хоть как-то спасти ситуацию.

Тай рассмеялся.

— Ты единственная женщина, с которой мне никогда не было скучно. Даже тогда, когда мы считали друг друга врагами.

Он вновь медленно поцеловал ее. Мир мог рушиться, но ему было все равно, пока он держал ее в объятиях.

Они не заметили, что экипаж остановился.

Возница кашлянул, привлекая внимание, и они вынуждены были прерваться.

— Сэр, мы на месте, — громко сказал он и перешел на шепот: — Тут дворецкий ждет. Пока вы не выйдете из экипажа, он не сможет доложить о вашем прибытии. — И открыл дверцу.

Ни капли не смутившись, Тай и Мэри весело рассмеялись.

— В самом деле, — ответил Тай.

Он подождал, пока Мэри наденет шляпку.

— Ты очень красива. А теперь давай купим самого лучшего жеребца в Англии.

— Да, — согласилась Мэри.

Тай помог ей выбраться из экипажа, подхватил чемодан, в котором они привезли деньги, и они направились к дому. Дверь была задрапирована черным крепом, к ней был прикреплен траурный венок, а к рукаву Вильяма, дворецкого лорда Спендера, — черная лента.

Он сдержанно приветствовал их:

— Мисс Гейтс. Мистер Барлоу.

Тай снял шляпу.

— Теперь мы супружеская чета, Вильям. Мы пришли засвидетельствовать наше почтение. Пожалуйста, объяви нас как мистера и миссис Барлоу.

Вильям знал Мэри с самого рождения. Он тепло и искренне улыбнулся.

— Мой поздравления, мистер Барлоу, мои поздравления. Я доложу нынешнему лорду Спендеру, что вы прибыли с визитом. Можете пока подождать в гостиной.

— Мы подождем здесь, — сказал Тай, кладя шляпу на столик в передней, которая снова была заполнена саквояжами и шляпными картонками.

— Как вам угодно, — сказал Вильям и удалился.

Мэри развязала ленты на шляпке и посмотрела на Тая.

— Старый лорд Спендер никогда не дожидался, пока ему кого-то объявят. — Она постучала пальцами по крышке одной из шляпных коробок. — Эта прихожая выглядит точно так же, как во время моего последнего визита. Очевидно, новый лорд Спендер не собирается надолго задерживаться здесь.

Мэри положила капор рядом со шляпой Тая.

— Забавно, я думала, что буду больше нервничать. Но после того, как призналась тебе, покупка Таннера кажется мне чуть ли не скучной рутиной.

Тай улыбнулся, соглашаясь с ней.

Они прождали больше четверти часа, прежде чем вернулся Вильям.

— Лорд Спендер готов принять вас.

Он повел их в ту же библиотеку, где Мэри совсем недавно упрашивала старого лорда повременить с продажей Таннера. Зеркала и картины были закрыты черным крепом.

Мэри будет немного скучать по нему. Жаль, не удалось его убедить, что Гейтсы все же могут держать слово. А как бы он удивился и, конечно, обрадовался, узнав, что она вышла замуж за Тая.

— Мистер и миссис Барлоу, — объявил Вильям и отступил, пропуская внутрь Тая и Мэри.

Племянник совсем не изменился со времени торгов, на которых они видели его в последний раз. Он все так же предпочитал одежду кричащих оттенков — на этот раз на нем был ярко-голубой жилет в оранжевую полоску — и накрахмаленные воротнички до самых щек. Черная лента странно смотрелась на рукаве его канареечного жакета.

Он восседал за письменным столом дяди и казался маленьким мальчиком, который играет во взрослого. Он не предложил гостям сесть, и они остались стоять перед ним, словно нашкодившие дети.

— Милорд, примите наши соболезнования в связи с утратой, — произнес Тай.

Племянник действительно выглядел расстроенным.

— Вы собрались в путешествие? — спросила Мэри, чуть не забыв добавить «милорд». Она была о нем не слишком высокого мнения.

— В Лондон, — сухо ответил он. Юный лорд поставил локти на стол и сцепил пальцы перед лицом, давая им понять, что не намерен тратить время на пустую болтовню. — Чем обязан визиту?

То, что причина ему не очевидна, встревожило Мэри. Тай, должно быть, разделял ее опасения, поскольку сразу перешел к делу.

— Мы здесь, чтобы забрать Таннера Дерби-Малыша. — Тай поставил на стол кошель с деньгами.

Племянник нахмурился, словно впервые слышал это имя. Интуиция подсказывала Мэри, что он затеял какую-то игру. Она вмешалась:

— Вы знаете о скакуне. Я купила его на аукционе у вашего дяди.

— Да, я знаю, о чем идет речь, — сердито ответил он. — Но, к сожалению, вы не можете забрать его.

— Почему же? — спросил Тай.

Племянник развел ладони.

— Потому что я его продал.