Прочитайте онлайн Поединок двух сердец | Глава 18

Читать книгу Поединок двух сердец
4118+3320
  • Автор:
  • Перевёл: Ольга Литинская
  • Язык: ru

Глава 18

Мэри не знала, как реагировать: радость и чувство неловкости захлестнули ее. Она заметила смущенный взгляд миссис Дональдсон, а Том и мистер Ривалинг улыбались до ушей. Она хотела остановить Тая, но не стала. У него на лице было написано животное желание. Остановить его было невозможно. Слишком долго он ждал.

Он ногой распахнул дверь и ногой же захлопнул за спиной. Затем он бросил ее на кровать. Набитый хлопком матрас был весь в буграх, что не способствовало особому комфорту. Мэри затихла.

Она знала, что ей предстоит. Любовное соитие не было для нее тайной. С ней произошло это давно. К тому же она разводила лошадей и относилась к моменту спаривания как к естественному жизненному процессу. Будет несколько приятных поцелуев, немного ласки, а потом она закроет глаза и позволит ему делать все, что он захочет. От нее требовалось только лежать тихо и спокойно.

Тай встал возле кровати, глядя на нее сверху вниз. Весенний ветерок приподнимал и раскачивал белые занавески на окнах. Она знала, что он чувствует. Его обтягивающие бриджи не оставляли места для сомнений.

Нарочно медля, Тай снял жакет. Аккуратно положил его на резное изголовье кровати. Он не сводил с нее глаз. Она чувствовала, как колотится сердце. Широко раскинув руки, Тай, как был, в сапогах, лицом вниз рухнул на кровать рядом с ней.

Мэри взвизгнула от неожиданности. Кровать скрипнула и прогнулась под его весом. Мэри скатилась прямо в его объятия. Он положил руку ей на бедро и несколько долгих минут изучал ее лицо. В глазах плясали искорки смеха.

— Не то, чего ты ждала, да?

Мэри отрицательно помотала головой и замерла, ожидая от Тая чего угодно.

— Мэри, я не буду поступать с тобой, как он.

— Кто? — спросила она, хотя прекрасно знала ответ.

Тай начертил пальцем замысловатый узор на ее бедре и ничего не ответил.

— Я знаю, что ты другой. Почему ты думаешь, что я могла ждать от тебя чего-то плохого?

— Ты напряжена. Сжимаешь колени, как тиски. И вообще, ни капли не похожа на влюбленную женщину. По правде говоря, я всегда думал, что ты наверняка чистишь жеребцов в особо чувствительных местах именно с таким лицом. Только, судя по твоему выражению, чистить — не так противно. — Он убрал руку с ее бедра и обхватил подушку.

Забросив ногу поверх ее бедер, он произнес:

— Следующий шаг за тобой.

— Я не понимаю.

— Мэри. — По его тону она поняла, что Тай ожидал от нее большего. — Ты понимаешь, о чем я говорю. Если б я набросился и грубо овладел тобой, хотя это не такая уж и скверная идея, в этом случае у тебя появился бы повод сравнивать меня с ним. Хотя ты и так этим занимаешься.

— Ничего подобного, — соврала Мэри.

Он не ответил, и она не выдержала:

— Ну, хорошо, и что теперь? Будешь вот так лежать?

Он потерся ногой о ее бедра — жест одновременно и невинный, и интимный.

— Надеюсь, что нет. Но все зависит от тебя.

— А что, если я просто возьму и усну? — Мэри притворно зевнула.

Тай мягко рассмеялся. Прядь волос скользнула на его лоб.

— Ты не уснешь, — Тай придвинулся ближе, — потому что тоже хочешь меня.

Он был прав: она чувствовала тепло его тела и ощущала, как ее собственное тело реагирует в ответ. Теперь, после того как ушло первое чувство неловкости, Мэри очень хотелось, чтобы он прикоснулся к ней. Но все же…

— Почему ты так уверен, что знаешь, о чем я думаю?

В глазах Тая появилось умиление.

— Ах, Мэри. Все твои мысли, все идеи, возникающие в твоей прекрасной головке, немедленно отражаются у тебя на лице. Взглянув на тебя, я могу определить, боишься ли ты или будешь упрямиться и доказывать свою правоту. Я знаю тебя, наверное, даже лучше, чем себя самого. — Тай осторожно коснулся ее волос. Словно шелк, они заструились у него между пальцами. — Но больше всего я хочу видеть тебя счастливой. Это выражение твоего лица я еще не успел изучить.

— Наверное, потому, что в моей жизни было мало поводов для радости, — мягко сказала она. — Я даже не знаю, как находят счастье.

— Счастье само найдет тебя. И однажды, когда ты меньше всего будешь ожидать этого, ты поймешь, что счастье всегда было рядом.

Мэри задумалась над его словами, а затем улыбнулась:

— Барлоу, я и не знала, что ты такой поэт.

Взгляд Тая застыл в одной точке, словно он подумал о чем-то далеком.

— Наверное, я становлюсь поэтом, — произнес он задумчиво и немного удивленно.

Мэри улыбнулась, затем сама прикоснулась к нему, к его щеке, провела пальцами по щетине. Он повернулся и нежно поцеловал ее пальцы.

— Почему ты так заботишься обо мне? — спросила Мэри.

Никто не относился к ней так.

— Потому что я твой муж.

Ответ Тая тронул ее до глубины души. В порыве безграничной нежности, не давая себе времени опомниться, Мэри обняла его.

Он так долго ждал этого. Мэри смотрела на его красивое, мужественное лицо, и ее сердце заходилось от счастья. Этот мужчина принадлежал ей. Ее муж.

Мэри наклонилась к нему и поцеловала. В этом поцелуе была вся ее душа, вся страсть, вся любовь.

Больше никаких слов, никаких уговоров. Руки Тая, словно видимые узы любви, опутали ее тело. Не вырваться. Он жадно ответил на ее поцелуй. Она не остановилась, потому что хотела большего. Ведь он весь принадлежал ей.

Они начали раздевать друг друга, теребить мешающую одежду, им хотелось избавиться от всех преград. Пальцы Тая оказались более проворными. Он распутал шнуровку платья, и оно тут же упало с плеч, оставляя на ней только сорочку.

Мэри удалось развязать его шейный платок, снять рубашку, но самым трудным оказалось избавиться от сапог. Когда Мэри оторвалась от его губ и села, чтобы стащить их, Тай тоже поднялся. Он помогал ей справиться с обувью и одновременно целовал ее плечи.

Мэри не могла дышать, не могла ни о чем думать. Забывшись от наслаждения и переполнявших ее чувств, она запустила пальцы в его волосы. Прежде никто не прикасался к ней так. Кровь все быстрее бежала по венам. Ее соски затвердели. Он это заметил и уделил им должное внимание: стал ласкать языком и нежно покусывать напрягшиеся бугорки. Каждое его движение заставляло ее сердце трепетать.

Затем его рука скользнула под юбку, он коснулся самого интимного. Мэри вздрогнула.

— Тш-ш-ш-ш, — успокоил ее Тай. — Расслабься. Отдайся чувствам.

Его пальцы кругообразно гладили чувствительный бугорок, пока ее дыхание не участилось и не превратилось в стон. Она теснее прижалась к нему, его пальцы погрузились во влажный жар ее тела, он осыпал поцелуями ее грудь.

Мэри сжимала коленями его бедра, царапала ногтями плечи. Жар губ, прикосновения, эти волнующие, волшебные прикосновения лишали ее рассудка. Но тело и без подсказок разума знало, что делать. Внутри все сжималось и пульсировало. Выгибаясь в руках Тая, она снова и снова шептала:

— Еще… пожалуйста…

Тай знал ее тело лучше, чем она сама. Он знал, чего она хочет, о чем умоляет. И он исполнял все ее желания.

— Тай, — прошептала она.

Пальцы проникли глубже. Она воспарила над землей. Внезапно все тело зазвенело, как натянутая тетива. Она словно превратилась в комету, проносящуюся по ночному небу. Яркую, прекрасную, опаляющую комету.

Она выкрикнула его имя, прижимаясь к нему всем телом, желая еще полнее насладиться им, хотя, казалось, это было уже невозможно. Кто-нибудь знал, что нечто подобное существует в этом мире? Она не знала. Даже не подозревала.

Уложив ее на кровать, Тай растянулся рядом и провел ладонью по ее животу, поднимаясь к груди. Свежий воздух из открытого окна остужал ее разгоряченную плоть, но Мэри не могла пошевелиться, чувствуя, как наслаждение, волна за волной, охватывает ее тело.

Тай смотрел на нее, а Мэри погружалась в сладостное забытье. Удивительно, насколько отзывчивой, чувственной и страстной она была. Ему хотелось бесчисленное количество раз воздать хвалу небесам за то, что эта невероятная, прекрасная женщина стала его женой. Разумеется, он сделает все возможное, чтобы не разочаровать ее.

Мэри открыла глаза, ее взгляд медленно сфокусировался на Тае.

— Что ты делаешь? — слабым голосом спросила она.

Вместо ответа он обвел пальцем влажную кожу вокруг ее твердого соска. Она застонала, и этот звук был очарователен.

— Ты назвала меня Таем.

Мэри улыбнулась.

— Неужели… Тай?

Он сбросил один сапог, потом другой. Они упали на пол с глухим стуком. Мэри наблюдала за ним с большим интересом.

— Ты все это время мог так просто их снять?

— Хм, вообще-то да. Но интерес был в том, чтобы это сделала ты.

Мэри приподнялась на локте, ее волосы заструились по плечам. В томном взгляде отражалось послевкусие пережитого удовольствия.

— Это всегда так?

— Это всегда так со мной, — поправил Тай.

Ревность, которую он годами испытывал к Джергену, испарилась. Этот мужчина для них больше не существовал. Он исчез.

Теперь настала его очередь.

Тай лег на спину, положив руки за голову, и тихо приказал:

— Расстегни.

Сперва Мэри изумилась, но затем, прищурившись, с любопытством посмотрела на него. Тай наслаждался сменой ее эмоций. Она откинула назад волосы, сделала то, что он просил, и провела пальцами по обнаженной коже.

Тай словно впитывал легкие касания ее пальцев, от которых по всему его телу волнами расходилось сладостное томление.

Его реакция заинтриговала Мэри. Она обвела неровный круг, в центре которого располагался его пупок, и — ей захотелось подразнить его — двинулась вверх. Только Таю было уже не до игр.

Он поймал ее руку и прижал к своему паху, который сделался таким твердым, что ему требовалась немедленная разрядка.

Мэри расстегнула верхнюю пуговицу на его штанах. Их взгляды встретились… За первой последовала вторая… Мэри действовала все увереннее. Кончик пальца задел головку возбужденного члена. Тай выгнулся, стараясь продлить миг прикосновения.

Мэри обольстительно улыбнулась — кажется, теперь она знала, что делать. Она расстегнула все пуговицы, и ее рука скользнула в бриджи.

Тай подумал, что сейчас не выдержит. Он накрыл ее руку своей. Если Мэри продолжит в том же духе, то его мужская гордость будет растоптана из-за слишком быстрого финала.

Мэри нахмурилась. А потом сделала нечто такое, чего он никак не ожидал. Она наклонилась и потерлась щекой о гладкую головку пениса.

Тай почти зарычал. Достаточно игр! Быстрым движением он снял бриджи и выпрямился перед ней полностью обнаженным.

Ее сердце застучало так громко, что он мог считать удары. Платье все еще обвивало ее талию. Мэри опустила бретельки сорочки и обнажила упругую грудь. Соски были темно-красного цвета и твердые, как его плоть. Тай помог ей избавиться от платья и, отбросив его в сторону, придвинулся ближе. Кончик возбужденного члена касался ее живота. Тай развязал подвязки, на которых держались чулки, и те немедленно сами сползли по ногам. Ее грудь касалась его груди.

Он впервые увидел все ее тело. Оно было сильным и рельефным, и она совсем не походила на его прежних пышных и томных любовниц. У нее были сильные руки, упругий живот, ниже которого… — Тай взглянул и потерял терпение.

Он схватил ее за плечи, бросил на кровать и вошел в нее одним плавным движением.

Мэри чувствовала себя, как в раю. Ее мускулы напряглись. Секунду она не могла двигаться. Она и была в раю.

Тай все глубже проникал в нее. Мэри обхватила его ногами. Он прошептал:

— Назови меня по имени.

С судорожным вздохом она проговорила:

— О, Тай!

Он стал ритмично двигаться. Сперва Мэри не отвечала ему и лежала неподвижно. Тай поцеловал ее в шею.

— Любовь моя, давай вместе, — подстегнул он.

Это было все, что ей требовалось. Возможно, Джерген был первым, кто спал с ней, но Тай был первым, кто занимался любовью.

Мэри стала отвечать ему, вначале робко, но затем все более и более страстно. Пламя ее желания было таким же горячим, как и его. Отдавая столько же, сколько брала, она в самом деле была его половинкой. Его женой.

Он почувствовал, как ее мускулы начали сокращаться в преддверии скорой разрядки. Она выкрикнула его имя, ее ноги сильно сжали его талию.

Тогда и только тогда он перестал сдерживаться. Три глубоких сильных толчка, и он забыл обо всем… заполняя ее.

Никогда прежде он не испытывал ничего подобного. Никогда.

Тай на мгновение замер, а потом рухнул в кровать, обнимая Мэри так, словно она была спасательным кругом в бушующем море. Она обхватила его столь же крепко.

Они тихо лежали, оцепенев от счастья.

В открытое окно влетали звуки повседневной жизни. Ревели волы, требуя пищи. Пели птицы. Занавески колыхались на ветру. Но Тай понимал, что его жизнь изменилась навсегда.

Ветерок коснулся разгоряченного тела Мэри, и она вздрогнула. Он неохотно выбрался из тепла ее объятий и потянулся за одеялом. Вздохнув и вновь прижавшись к нему, Мэри закрыла глаза и сама не заметила, как погрузилась в сон.

Тай смотрел на нее, ощущая чуть ли не благоговение.

Как там Дэвид описывал свои чувства к Джейн? Тай вспомнил: он называл ее своим светом и смыслом жизни.

Тай улыбнулся. Сейчас он понимал, о чем это.

Легко коснувшись губами щеки Мэри, он прошептал:

— Мой свет, мой смысл жизни… моя любовь.

Проснувшись, Мэри обнаружила, что лежит под одеялом в объятиях мужа. Тай еще дремал. Был поздний вечер.

Она провела рукой по его спине. Ее тело еще горело после любовных игр и требовало продолжения. Мэри представила, что произойдет, если она разбудит Тая.

В полумраке на пальце тускло блеснуло обручальное кольцо. Она прикоснулась к теплому металлу. Теперь она — миссис Тай Барлоу, жена «лучшего самца округи».

Ее счастье омрачалось мыслью, что он женился на ней из чувства ответственности, а не по желанию. Словно рыцарь из старинных легенд, он спас ее от собственной глупости и ошибок. Ей не нравилось, что так случилось. Но она успокоила себя, что он тоже получит свое вознаграждение — Таннера.

Но даже если он и не был влюблен, того чувства, которое внезапно пробудилось в ней, хватит им на двоих. Мэри обняла Тая, поцеловала его спину, пробуя на вкус его кожу.

Он пошевелился, повернулся к ней, обнял за плечи.

— Привет, — сказал он сонным голосом.

— Привет.

Он улыбнулся. Это была улыбка, от которой у нее замирало сердце, игривая улыбка.

— Я знаю другой способ сказать «привет».

— Какой же?

Он заговорщицки поднял бровь. Рука скользнула к ее талии, быстрое сильное движение — и она лежит перед ним на спине. Он был во всех смыслах готов к продолжению.

— Я не уверена, что правильно поняла тебя, — кокетливо произнесла она. — Возможно, тебе следует объяснить получше.

И он объяснил.

Целых три дня они не покидали комнаты. Миссис Дональдсон приносила им горячую еду. Что она при этом думала, Мэри не знала и знать не желала. Она была слишком поглощена страстью, чтобы думать о чем-либо за пределами окружавших ее стен.

Они занимались любовью несколько раз в день и всю ночь напролет. Казалось, они никак не могли насытиться. Тай был изобретательным и страстным любовником, который знал толк в наслаждениях. Они перепробовали все позиции, и даже любовь в теплой ванне — в мыльной пене с ног до головы. Правда, Тай был слишком велик для маленькой ванны миссис Дональдсон, и они изрядно повеселились, пытаясь забраться туда вместе. В итоге они перевернули все вверх дном, но им было безумно весело.

Если они не занимались любовью, то просто молча лежали в объятиях друг друга, наслаждаясь уже тем обстоятельством, что они вместе. Если они и говорили, то, как заметила Мэри, преимущественно о лошадях — это была самая безопасная тема.

Таю нравилось строить планы насчет Таннера. Но Мэри совершенно утратила к этому всякий интерес. Конечно, ей по-прежнему хотелось получить Жеребца. Но сейчас ее больше волновало, как изменятся их отношения — и изменятся ли? — по возвращении в Лифорд Медоуз. Порой ей даже хотелось остаться в Шотландии. Она стала почти ревновать Тая к Таннеру.

Он неустанно просил ее повторять его имя и очень гордился этим достижением, а она с радостью ему подчинялась.

Ей так хотелось признаться ему в любви, но она медлила, ожидая, что он первым подаст ей знак. Он же, за исключением того, что до полного изнеможения занимался с ней любовью, ничем не выдавал своих чувств. А Мэри была научена горьким опытом и понимала, что заниматься любовью и любить — это далеко не одно и то же… Хотя алхимия страсти, соединявшая их тела, была очень сильна.

Случайно она поймала его на том, что он разглядывал ее. Выражение его лица и глаз показалось ей странным. Мэри спросила, о чем он думает. Он задумался, прежде чем ответить. Она ждала, ее сердце громко стучало в груди.

Тай улыбнулся.

— Я думал о том, как сильно хочу проникнуть в тебя прямо сейчас.

И они занялись любовью. Но Мэри чувствовала, что думал он не об этом.

Ночью накануне отъезда они разложили на кровати оставшиеся деньги и пересчитали их. На Мэри была сорочка, Тай оставался обнаженным.

— Я оставила лорду Спендеру четыреста фунтов в задаток, — сказала Мэри, затем добавила: — Он, наверное, очень удивится, узнав, за кого я вышла замуж.

Тай отвлекся от денег и откинулся на спинку кровати.

— Интересно, что ты ему тогда наговорила? Вынужден признать, твое умение вести дела достойно уважения. Я всегда гордился своей деловой хваткой, но ты превзошла меня.

Мэри, довольная комплиментом, рассмеялась.

— Я сказала ему, что мой отец обручил меня с лондонским джентльменом.

Ее слова, против ожидания, не вызвали ответного смеха. Вместо этого Тай как-то пронзительно посмотрел на нее.

— Наверное, твой отец прямо сейчас перевернулся в гробу.

— Возможно, — согласилась Мэри.

Они какое-то время помолчали. Тай начал осторожно собирать монеты.

— Тебя не беспокоит, что он наверняка был бы разочарован?

Мэри отбросила волосы назад.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, ты же знаешь, он ненавидел меня. И даже одна только мысль о том, что мы можем быть вместе, была ему отвратительна.

Тай продолжал раскладывать монеты в высокие стопки, как будто строил башенки.

— Это глубоко в прошлом.

Он рассеянно кивнул. Затем разрушил возведенные им золотые пирамиды и сказал:

— Некоторые будут думать так же, как он. Не все одобрят наш брак.

Она не поняла, о чем это он.

— Потому что мой отец был сквайром?

— А я — внук простого конюха. — Тай не смотрел на нее.

Мэри подалась к нему, стоя на коленях.

— Тай, почему тебя это беспокоит? Я хочу сказать, меня этот вопрос совершенно не волнует. Джейн тоже. Для Найла ты — просто герой.

Тай вернулся к деньгам. Она остановила его, положив руку на его ладонь.

— Тай?

Он посмотрел на нее.

— Но ведь все может измениться, Мэри. Совсем недавно ты ясно дала мне понять, что я тебе не ровня, не джентльмен. Когда мы вернемся в Лифорд Медоуз, сохранится ли твое нынешнее отношение ко мне?

Мэри уселась на кровать рядом с ним.

— Получается, ты думаешь о тех же вещах, которые волнуют и меня.

— В каком смысле?

— Что будет, когда мы вернемся домой? К нашей привычной жизни?

Брови Тая сошлись на переносице.

— И что ты думаешь?

Мэри потерла монету в пальцах.

— Думаю, следует оставить все, как есть.

Он ссыпал горсть монет в кошелек.

— Дорогая, ты вышла замуж. Не пожалеешь ли ты когда-нибудь об этом?

— По крайней мере, свадебных клятв я не нарушу никогда. Я твоя жена.

— Я знаю, — он плотно сжал челюсти, — знаю.

— Но ведь и я — простая деревенская чудачка, Тай. Знаю, люди принимали меня, но некоторые посмеивались за моей спиной. Не будешь ли ты сожалеть?

Тай покачал головой.

— Ты умна, Мэри. Я женат на женщине с умом адвоката.

— А я горжусь называть тебя своим мужем! — Она ни слова не сказала о любви. Сейчас это было бы слишком.

Ее ответ заметно обрадовал Тая. Вместо слов он столкнул кошелек на пол и потянулся к жене. Снял одну тесьму сорочки с плеча, затем другую и повалил ее на кровать. Она раскрыла объятия. Перед ним невозможно было устоять, это было проклятием ее страстной натуры. Но невысказанные сомнения стали мучить ее с еще большей силой.

Они занимались любовью. Вопреки ее нетерпению, Тай не спешил и только постепенно довел ее до состояния безумного восторга. Это было почти демонстрацией той власти, которой он обладал над ней. Но как бы он повел себя, если б она все же призналась ему?

Когда они закончили, Мэри повернулась на бок и отодвинулась от него.

Он потянулся за ней:

— Мэри, что-то не так?

Она притворилась спящей.

На следующее утро они покинули свой маленький райский уголок и вернулись в реальный мир. Они отправлялись в Лифорд Медоуз.