Прочитайте онлайн Поединок двух сердец | Глава 15

Читать книгу Поединок двух сердец
4118+3327
  • Автор:
  • Перевёл: Ольга Литинская
  • Язык: ru

Глава 15

Мэри была так потрясена, когда Барлоу поцеловал ее, что не могла и вздохнуть. Она широко раскрыла глаза и стала похожа на испуганного зверька. Барлоу не обращал внимания на ее замешательство. Сопротивление было бесполезно, Тай крепко сжимал ее запястья, так что ее бездействию было оправдание.

Когда Тай привлек ее ближе и обнял за талию, она поняла, что все это время, пока ей казалось, что ее руки у него в плену, она сама обнимала его за шею. Страстный поцелуй словно подхватил жар недавних ласк в парке, но сейчас ничем не сдерживаемое возбуждение нарастало с невероятной быстротой.

Господи, сопротивляться этому поцелую было все равно, что сопротивляться потребности дышать.

Язык Тая нежно разомкнул ее уста, и Мэри ответила ему такой же лаской, тихо застонав от удовольствия. Впервые пламя страстного желания разгорелось в ее душе с такой силой. Она привстала на цыпочки. Возбужденная плоть Тая, зажатая между их телами, была неопровержимым доказательством того, что он собирался делать. Если она позволит.

Мэри прижалась к Таю всем телом. Этого он и хотел. Избавляя ее от необходимости тянуться к его губам, он поднял ее и прижал спиной к двери. Она обхватила его ногами. Дверь глухо скрипнула под тяжестью их тел. Тай крепко сжимал ее в объятиях. Его дыхание обжигало ее губы, воспламеняя все ее чувства, лишая сил.

Барлоу целовал уголки ее губ, ее подбородок, ее щеки, ее веки. Он провел рукой по бедру, а затем начал поднимать ее юбки. Его пальцы ласкали обнаженную кожу над подвязками.

— Господи, как же я хочу тебя, — прошептал он.

Она тоже хотела его. Ее желание было столь глубоко, столь неотвратимо, что, казалось, не утоли она его немедленно, ее существованию придет конец.

Миссис Пиблз ударила кулаком в дверь.

— Мистер Барлоу? Мисс Гейтс? Что вы там делаете?

Послышался раздраженный голос Джейн:

— Оставьте их в покое. Им есть о чем поговорить.

— Я вообще не слышу, чтобы они разговаривали, — не унималась миссис Пиблз.

— Идите спать, — непривычно резко приказала Джейн. — Оставьте их в покое.

— И пойду, и вам же будет лучше, если утром я не застану тут ни вас, ни вашей сестры!

Тяжело ступая, она отошла от двери.

Барлоу прервал поцелуй, но не выпускал Мэри. Он положил подбородок ей на макушку, а она прижалась к его груди и услышала, как в бешеном темпе колотится его сердце, попадая в такт ее собственному сердцебиению.

Безумие начало медленно отступать перед здравым смыслом. Тай первым нарушил молчание.

— Мы отправимся в Шотландию[19] как можно скорее.

Мэри прижала ладонь к его груди. Сердце стучало уже не так неистово, но все еще возбужденно. Мэри покачала головой.

— Один поцелуй не заставит меня изменить решение. — Мэри сама едва верила в то, что говорила.

— Это было не для того, чтобы убедить тебя в чем-либо, — ответил Тай. — Мне необходимо было привлечь твое внимание.

— Поцелуем заставил меня замолчать? — Она запрокинула голову и посмотрела в его бездонные голубые глаза. — У тебя получилось.

— Тогда почему ты продолжаешь спорить?

На эту реплику Мэри неожиданно ответила тихим и несколько нервным смешком. Посмотрев вниз, она поняла, что порванное платье самым непристойным образом демонстрирует Таю ее грудь, ее напряженные соски. Он смотрел на нее. Его губы приоткрылись, он наклонил голову.

Мэри выскользнула из его объятий. Она отошла подальше и закуталась в его жакет. Если она позволит ему прикоснуться к себе, то вновь потеряет голову.

Таю потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя. Мэри чувствовала, что он так же, как и она сама, смущен внезапным всплеском эмоций.

— Брак — это лучшее решение, — заявил Тай.

— Почему же?

— Это остановит досужие разговоры, и мы оба получим то, что хотим.

— Что? — кратко спросила Мэри.

— Таннера Дерби-Малыша.

Мэри не сразу сообразила, о чем речь. Из-за всех потрясений она почти забыла о лошади. Более того, мысль о Таннере утратила для нее роль жизненного ориентира. Это потрясло ее до глубины души.

— Мэри, все в порядке? Ты побледнела.

Она жестом остановила его.

— Я в порядке.

Рядом с ним ей было тяжело собраться с мыслями. Она пыталась понять, как так вышло, что ее давняя страсть к лошадям, ее неодолимое желание во что бы то ни стало купить Таннера теперь не имеет ни малейшего значения. По правде говоря, она теперь и сама не знала, чего хочет. Но в одном она была уверена: она не может выйти за Барлоу. У нее не было ни одного разумного довода, только интуиция и чутье, которым она предпочитала доверять.

— Я не могу выйти за тебя, — сказала она.

— Не можешь или не хочешь? — В его голосе чувствовалось напряжение.

Мэри опустилась на диванную подушку, набитую гусиным пухом. Не хотелось ни спорить, ни ссориться. Она сама еще толком не знала ответ на этот вопрос.

Барлоу подошел к ней. Кулаки решительно сжаты.

— Мэри?

— Я не хочу, — прошептала она.

И ее сердце немедленно сжалось от невыносимой боли. Она заставила себя сделать вдох.

— Тебе не понять. В моей жизни нет места мужчине. Все глупости, которые я когда-либо совершала, так или иначе связаны с мужчинами. Вспомни хотя бы сегодняшний вечер.

Тай опустился на колени.

— Мэри, любовь — это единственная совершенная тобою глупость. Довериться и полюбить дурного человека — еще не значит совершить преступление.

— Любовь? — Она горько усмехнулась, слезы сдавили ей горло. — Я не знаю, что такое любовь. Меня никто никогда не любил. — Она посмотрела на него. — Барлоу, влюбляться — это очень скверно. Цена любви может оказаться больше, чем кто-либо захочет заплатить.

Тай слегка сжал ее кисть. Рука Мэри казалась такой холодной.

— Тогда выходи за меня. Ты и так знаешь, что мы не любим друг друга, поэтому не будет никаких несбывшихся ожиданий. И ты видела, что было минуту назад. Нас связывает желание. Этого достаточно. Пусть наш брак будет без любви, зато мы будем свободны от всех неприятностей, которые может доставить любовь.

Мэри опустила голову, пряча лицо за пеленой волос. Тело все еще жаждало его прикосновений, требовало разрядки и удовлетворения. Она ощущала вкус его губ и боялась тех чувств, которые могли в ней пробудиться. Возможно, он не намеревался заходить слишком далеко, но Мэри сама не позволила бы ему остановиться.

Она сжала его руку, как тогда, когда считала его своим возлюбленным. Тогда все было невинно, и она еще умела доверять.

— Посмотри, в кого мы только превратились… — Ее голос замер.

Тай понимал ее чувства.

— Это было так давно, Мэри. С тех пор и ты, и я многое пережили.

— Возможно, если бы я тогда была взрослее…

Тай, не размыкая рук, выпрямился.

— Забудь о прошлом. Подумай о будущем. У нас будет Таннер.

— И, возможно, в один прекрасный день ты полюбишь другую и станешь сожалеть о нашем соглашении. Что тогда? Что ты будешь делать, когда поймешь, насколько обременительна нелюбимая жена.

— Я не Джерген, — мрачно сказал он.

— Я и не говорю, что ты такой.

— Нет, говоришь. Джерген — выродок, я — нет.

Он притянул Мэри к себе, обнял, прижав к груди.

— Ты же чувствуешь это пламя между нами? Нам будет хорошо вместе.

Да, им будет хорошо. Уже сейчас она готова была растаять от этого огня. Кроме того, появится человек, который сможет управлять «Эдмундсоном». Тай был прав, когда говорил, что у них общие ценности: семья, лошади и земля.

Словно откликаясь на ее мысли, Тай произнес:

— Знаешь, я тоже не готов к браку. Я никогда не был влюблен и, с учетом возраста, видимо, никогда уже не буду. Так почему бы нам не жениться ради чего-то ценного? — Его голос прозвучал глухо.

Таннер. Жениться на ней из-за лошади. Но разве не то же самое хотела сделать она сама? Ее страстная природа, которую она изо всех сил пыталась укротить, требовала большего. Неосознанно она все же надеялась, что это лондонское приключение приведет ее к настоящей любви, как и обещала Джейн. Она всегда хотела больше, чем могла получить. Возможно, это стремление к невозможному, к игре ва-банк досталось ей от отца и тяготело над ней, как проклятие.

Мэри повела плечами, высвобождаясь из его объятий. В глубокой задумчивости она обошла комнату по периметру.

— Я захочу контролировать график спаривания Таннера, — сказала она, приняв решение.

Тай нахмурился.

— Единоличный контроль? Категорически нет. Мы в равной степени будем заниматься этой лошадью.

— Тогда ты должен пообещать, что не будешь ничего планировать без моего согласия. — Она расправила плечи. — И примешь меня такой, какая я есть.

Ему не понравилось это заявление, он насторожился.

— Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду свою независимость. Я хочу в полной мере сохранить ее. Наш брак будет всего лишь деловым соглашением.

— Разумеется, — хмуро согласился Тай. — Но ты же не думаешь вернуться к своим прежним фокусам? К тому, чтобы действовать у меня за спиной и тому подобное?

Мэри почувствовала, как к ней возвращается прежняя уверенность. Это было старое, хорошо знакомое поле боя.

— Знаю-знаю, у тебя нет особых причин доверять мне, но если мы намерены быть партнерами, то нам придется учиться доверию. Как говорится, начнем с чистого листа?

Видя, что Тай не спешит соглашаться, она добавила:

— Ну же, Барлоу, если мне чего-то очень хочется, я и впрямь могу немного слукавить, но история с Таннером меня кое-чему научила. К тому же, если я обману тебя, то ведь сама окажусь обманутой.

Тай нахмурился.

— И где же подвох?

Мэри примирительно подняла руки.

— Нет никакого подвоха.

Его это не убедило. Нетерпеливо вздохнув, Мэри сказала:

— В конце концов, жениться предложил ты. Я всего лишь объявляю свои условия. Или мне стоит напомнить, что лорд Спендер продал Таннера мне? Если тебе нужен этот конь, мы должны прийти к взаимовыгодному соглашению.

Тай подозрительно поднял бровь.

— Но у тебя нет денег.

— Есть. Немного… Но ведь и ты часть своих денег потратил на эту поездку?

— Ну в общем, да. — Поразмыслив минуту, Тай сказал: — Хорошо, ты сохраняешь независимость, но только если это не вредит лошадям и нашему делу.

— Это справедливо. Но я буду носить бриджи.

— И спать в моей постели.

На секунду показалось, что в комнате стало нечем дышать. Едва заметно Мэри кивнула.

— Хорошо, — сказал Тай. Его голос был совершенно спокоен.

Их разделяло всего лишь несколько дюймов, но казалось, между ними выросла стена. Мэри не знала, что сказать. Наверное, нужно как-то скрепить их перемирие.

Она протянула ему руку.

— Égalité!

Неисправима! Она прекрасно знала, что это слово раздражает его. В глубине души она ожидала, что сейчас он разозлится и пойдет на попятную, и тогда — Мэри сама не знала, что тогда: почувствует ли она облегчение или разочарование.

Но Тай только пожал ей руку.

— Договорились, — твердо сказал он.

Взаимное влечение, возникшее между ними, вряд ли можно было назвать иначе, чем похоть. Во всяком случае, Мэри считала так. Да, она тоже хотела оказаться в его постели. Возможно, после этого она обретет спокойствие и к ней вернется способность рассуждать здраво.

Тай отпустил ее руку. Чувство неловкости охватило их с новой силой.

— Уже поздно, а нам еще нужно собрать вещи. И Джейн тоже. Мы отправим ее в Лифорд Медоуз поездом. А я должен вернуться в гостиницу и позаботиться о Данди.

— Что ты решил?

— Хочу с погонщиком отправить его домой. — Он обвел глазами стены. — Здесь нет часов, во сколько мне вернуться за вами? Поедем почтовой каретой, хорошо? — Тай сделал паузу. — Думаю, это наиболее выгодный вариант в финансовом отношении.

— Хорошо, — согласилась Мэри. И, немного помолчав, добавила: — Я буду рада, когда мы окажемся дома.

— Я тоже. — Неожиданно Тай добавил: — Мы заведем детей.

Мэри кивнула.

— Очень хорошо. — Тай замер на пороге, за его спиной коридор разинул черную пасть. — Я скоро вернусь.

Она слышала, как он спустился по лестнице, как открылась, а затем закрылась за ним входная дверь.

Мэри села на диван. Дети. Она представила, как держит в руках младенца. Видела себя в церкви, на крещении, представляла, как другие женщины обступают ее, чтобы полюбоваться ребенком. Тай подарит ей сильного, здорового, прекрасного малыша.

Появилась Джейн, ее глаза горели от возбуждения.

— Я слышала, — прошептала она. — Ты выйдешь замуж за Тая.

Мэри кивнула, и Джейн радостно взвизгнула. Она села на диван и заключила сестру в объятия.

— Я все слышала, — призналась Джейн.

— Все? — На щеках Мэри появился румянец.

Ну, только то, что следовало.

— Ты виделась сейчас с Барлоу?

— С Таем, — поправила ее Джейн. — Его зовут Тай, пора тебе привыкнуть к этому имени. Никакого «Барлоу», да еще твоим резким тоном! Нет, я с ним не виделась, я спряталась, когда услышала, как открывается дверь. Я ведь не знала, как мой будущий зять отнесется к тому, что я подслушиваю.

Тай. «Барлоу» — это позволяло держать дистанцию. Проговаривая про себя его имя, Мэри остро почувствовала, что это не сон, все происходит на самом деле. Господи, на что она согласилась?

— Может быть, тебе стоит поехать с нами в Шотландию?

Джейн лукаво улыбнулась.

— Да? И быть буфером между вами? Ни за что. Ты теперь сама по себе, сестренка.

На улице Тай остановился. До него едва слышно донесся радостный возглас Джейн. Значит, Мэри рассказала ей новости.

Он отправляется в Гретна-Грин[20] с Мэри Гейтс. С ума сойти!

Брюстер, Блэки и даже Дэвид будут потрясены. Но что тут сделаешь? Он до сих пор не был уверен в правильности своего решения. Уверенность касалась только одного: он хотел Мэри страстным порочным желанием. И так или иначе искал бы способ его удовлетворить. Даже если б на кону и не стоял Таннер.

Тай направился к гостинице.