Прочитайте онлайн Поединок двух сердец | Глава 13

Читать книгу Поединок двух сердец
4118+3319
  • Автор:
  • Перевёл: Ольга Литинская
  • Язык: ru

Глава 13

Джон мало изменился. Он стал старше, но возраст почти не отразился на его лице, которое, как и прежде, казалось совсем юным. Должно быть, ему исполнилось тридцать.

Одного возраста с Барлоу.

Светло-русые волосы небрежными локонами падали на лоб. Джон возмужал — в его чертах угадывалась зрелость, но, несмотря на строгую складку губ и волевой подбородок, в лице было что-то детское, мальчишеское, отчего ей сделалось не по себе. Словно прожитые годы ничему его не научили. Ему как будто не хватало той мужественности, которой обладал Барлоу.

Мэри неосознанно попятилась, но, опомнившись, остановилась, безвольно опустив руки. Терраса опустела. Они остались наедине.

— Здравствуй, — ее голос не дрогнул. Хорошо.

Джон протянул бокал шампанского.

— Я видел Дабни. Он сказал, что несет это тебе. Я избавил его от беспокойства.

— О! — Мэри неловко приняла бокал, но пить не стала. Тело не слушалось ее, в голове не было ни единой мысли. — Спасибо.

Джон подошел ближе и сел на перила балюстрады совсем рядом с ней. Он улыбнулся.

— Герцог Этриджский рассказал мне о богине, которая почтила своим присутствием сегодняшний вечер. О женщине, столь красивой, что мужчины сходят с ума от желания потанцевать с ней. — Он придвинулся ближе. — Герцог сравнивал тебя с Дианой, девой-охотницей. Все только и говорят о том, как ты остановила испуганного пони и спасла юного виконта.

Мэри провела пальцами по кромке бокала. Она не могла себе представить, чтобы суровый герцог позволил бы себе изъясняться столь нелепо и высокопарно. Это были слова Джона, его манера морочить голову. Мэри продолжала стоять неподвижно.

Джон протянул руку и забрал у нее бокал. Она посмотрела ему в глаза, которые в лунном свете казались непроницаемыми. Интересно, о чем он сейчас думает.

— Еще до того, как он произнес твое имя, я уже знал, что эта богиня — ты, — прошептал он. — Только одна женщина в мире умеет держаться в седле так, что может запросто перепрыгнуть ландо.

К Мэри начало возвращаться самообладание.

— Уверена, ты и не подумал, что речь обо мне. Ты не мог даже представить, что я могу оказаться в Лондоне.

— Но я хотел верить, что это возможно, — быстро нашелся он и поставил бокалы на балюстраду.

Мэри ждала продолжения, сердце колотилось, как безумное.

— Мэри, за все эти годы ты хотя бы раз вспомнила обо мне?

— Разве я смогу когда-нибудь забыть… — она остановилась на секунду, — как ты бросил меня?

Боль, причиненная его предательством, вновь охватила ее. Вдруг она поняла, что не может больше выносить его присутствие, что боится совершить какую-нибудь глупость.

— Я должна вернуться.

Мэри направилась к двери, но он схватил ее за руку.

— Мэри…

— Прошу тебя, Джон, прошлого не исправить.

— Я не хотел причинить тебе боль…

— Но причинил. — Она посмотрела ему в глаза. — Знаешь ли ты, что мне пришлось пережить? Ты ушел, не сказав ни слова.

Повисло неловкое молчание.

Джон отвел глаза и невидящим взглядом смотрел вдаль.

— Я хотел вернуться к тебе.

— Так почему же не вернулся? — сказала она, и в этих словах была вся боль ее сердца.

— Отец. — Джон пожал плечами и посмотрел на Мэри. — Он бы не позволил мне вернуться. Твой отец рассказал ему о нас, требуя, чтобы я сделал тебе предложение, но мой отец не позволил этому случиться.

— Мой отец рассказал?! — Мэри, схватившись за голову, отпрянула к балюстраде. Неужели отец, решив выдать ее за Джона, действительно не гнушался никакими средствами? — Я ничего не знала об этом.

Ей потребовалось несколько секунд, чтобы осмыслить сказанное.

— Но ты говорил, что любишь. Ты обещал, и я верила тебе. Что изменилось из-за того, что мой отец рассказал все твоему.

— Ничего. Для меня ничего не изменилось. Я никогда бы не отказался от тебя — моей избранницы. Я желал тебя как никогда и никого не желал.

Это было чересчур. Мэри не могла поверить, что это не обман слуха, что воображение, боль или гордость не играют с ней злую шутку, заставляя слышать то, чего нет.

— Тогда почему ты ушел? — едва слышно спросила Мэри.

Она бы никогда так не поступила. Никогда бы не бросила его одного. В эту секунду время обратилось вспять: Мэри снова чувствовала себя наивной девочкой, которой хочется верить в любовь и которая готова пожертвовать всем ради любви.

— Я не хотел. — Джон небрежно провел рукой по волосам. — Но в моем сословии личные желания — это не главное. У меня были свои обязанности, обусловленные тем местом, которое я должен был занять в обществе, и мы были так молоды. Отец отказался даже выслушать мою просьбу. Ах, Мэри, ты должна понять.

Он притянул ее к себе. Его губы коснулись ее лба. Это было почти бесплотное касание. Мэри не решалась поднять глаза.

— Ты любил меня? — прошептала она. Ей нужно было знать. Слишком долго она боялась, что его чувства были обманом. Что его любовь была лишь на словах. Ей необходимо было знать, что ее жертвы были не напрасными.

— Да, — ответил он, — ты была небезразлична мне.

В одно мгновение силы покинули Мэри. Она закрыла глаза, стараясь сдержать слезы облегчения. Джон любил ее!

— И сейчас ты так прекрасна, — прошептал Джон. Его губы нежно коснулись ее глаз. Он обнял Мэри за талию и привлек к груди.

Мэри позволила ему обнять себя, она словно растворилась во всепоглощающем покое — теперь она знала, что ее детская вера в любовь не была ошибкой. Да, она была глупа, но ею двигали чистые побуждения. Джон любил ее!

Он наклонился к ее губам и поцеловал. Мэри несмело ответила ему.

— Вы не видели Мэри? — осведомился Тай у Джейн.

— Нет, а что? — Она привстала со стула и огляделась вокруг. Барлоу отвлек Джейн от оживленной беседы в кругу молодых дам. Ее собеседницы смотрели на него с нескрываемым интересом.

Тай нахмурился. Он начинал понимать, что чувствует жертва, попавшая в логово хищников. Пять замужних женщин уже предлагали ему уединиться и, без сомнения, речь шла о развлечении на одну ночь. В Лифорд Медоуз люди себя так не ведут. Во всяком случае, он никогда не позволял себе такого.

— Совсем недавно она танцевала с лордом Дабни, а следующий танец, кажется, обещала лорду Фонтейн. — Джейн покачала головой. — Но в этой толпе невозможно отыскать кого-либо. Возможно, следует походить по залу.

Джейн извинилась перед своими новыми друзьями и взяла Тая под руку.

— Я уверена, Мэри где-то рядом, — сказала она.

Тай не ответил. Ему пришлось резко нагнуться, чтобы не получить удар веером от великосветской дамы, которая, несколько перебрав шампанского, изображала летящую птицу. Дама презрительно посмотрела на Тая, будто это он допустил оплошность, но, рассмотрев его получше, моментально сменила гнев на милость. В ее взгляде зажглась откровенная похоть и она, чуть ли не раздевая его глазами, решила обойтись без лишних церемоний.

— Мне дурно. Сопроводите меня в будуар, — предложила она.

Тай молча прошел мимо. Среди танцующих пар Мэри не оказалось. Он повел Джейн к обеденному залу.

— Мне неприятен этот город. Я хочу скорее вернуться домой, — признался Тай.

— В Лифорд Медоуз, — задумчиво подхватила Джейн. — Я так скучаю по Дэвиду. Но вы же не можете уехать сейчас, правда? Я имею в виду, нам так нужна ваша поддержка, хотя ведь на самом деле ничто не держит вас здесь… но все же вы не уезжаете. — Она остановилась. — Почему?

Вопрос заставил Тая почувствовать себя неловко. У него не было ясного ответа.

— Я здесь для того, чтобы защищать свои деловые интересы. Меня интересует только Жеребец Спендера.

— Да? — нахмурилась Джейн. — Я думаю, это не совсем так.

— Что вы имеете в виду? — спросил Тай.

Джейн притворилась, что не расслышала, и сделала вид, будто полностью поглощена осмотром пустого обеденного зала.

— Что ж, Мэри здесь нет. Дальше по коридору должны быть комнаты с карточными столами. Пойдемте.

Барлоу преградил ей путь.

— Почему вы сомневаетесь?

— Относительно причин, удерживающих вас тут? — переспросила Джейн.

— Да.

На ее губах заиграла загадочная улыбка, словно она знала какой-то секрет.

— Как только заходит спор о лошадях, и вы, и Мэри превращаетесь в разъяренных драконов. Но в то же время я спрашиваю себя, неужто только лошади причина таких страстей?

— А какие еще возможны причины? — удивился Тай.

— Ну, скажем, сама Мэри.

Несколько шагов Барлоу сделал в молчании. Затем ответил:

— Я не понимаю, о чем вы говорите.

Он зашагал дальше по коридору.

— О, нет, думаю, вы все прекрасно понимаете, — возразила Джейн, последовав за ним. — Все признаки налицо.

— Какие еще признаки? — бросил он через плечо. Барлоу заглянул в первый кабинет. Мэри там не оказалось.

— Например, ваши постоянные ссоры.

— Мы ссоримся потому, что терпеть друг друга не можем, — быстро нашелся он. — Мэри и я плохо ладим.

— Неужели? — заметила Джейн.

Барлоу остановится и в упор посмотрел на нее.

— Что значит это «неужели»?

— Значит, что, как мне кажется, вы испытываете к сестре нечто большее, чем просто дружеские чувства.

— Мы не друзья, — решительно заявил Тай.

— Так даже интереснее, — ответила Джейн.

— Повторю еще раз: я не понимаю, о чем вы говорите, — пренебрежительно сказал Барлоу. Затем развернулся и направился к следующему кабинету.

— Я всегда считала, что вы будете прекрасной парой, — сказала Джейн ему в спину.

Тай рассмеялся.

— Вы шутите. Мэри и я? — Он покачал головой, отгоняя эту мысль. — Никогда. Без того, чтобы не разругаться, мы не можем даже пройти по одной стороне улицы, не говоря уже о том, чтобы жить под одной крышей. Или спать в одной постели.

Мэри не было и во второй комнате.

— Вы опять ошибаетесь. Особенно в том, что касается постели, — сказала Джейн. — Думаю, там у вас не возникнет никаких разногласий.

Тай осмотрелся вокруг, убеждаясь, что никто не слышит этот абсурдный разговор.

— Джейн, что за выдумки?!

Черт подери, что за пьянящие, безумные, эротичные выдумки? Здравый смысл отрицал само сочетание слов «постель» и «Мэри», но, если быть откровенным, у его плоти на этот счет были свои аргументы.

Словно прочитав его мысли, Джейн сказала:

— Когда вы спорите, вы всегда стоите так близко друг к другу, что между вами даже боком не протиснуться. Я заметила это, еще когда в «Эдмундсоне» вы просили уступить вам Таннера.

— Я разозлился.

Барлоу направился к последней комнате, но слова Джейн заставили его остановиться.

— Тай, не надо обманывать себя. Вы же разводите лошадей, могли бы и сами обо всем догадаться. Вы уже который год исполняете какой-то замысловатый брачный танец перед моей сестрой.

Барлоу обернулся к ней.

— Я не делаю ничего подобного.

— Делаете, — ответила Джейн с упрямством, которое больше подходило ее сестре. — Вы с Мэри просто дразните друг друга, как жеребец и кобыла, честное слово.

Барлоу, пораженный ее прямотой, воскликнул:

— Черт возьми! Джейн, думайте, что говорите!

— Тай, я замужняя женщина. Я кое-что знаю о мужчинах. — Воинственный блеск появился в ее глазах. — Вы хотите Мэри и не успокоитесь до тех пор, пока она не окажется в ваших объятиях. Поэтому так злитесь сейчас. Вы просто не желаете признаться себе в этом.

На секунду Тай потерял дар речи. В голове не было ни единой мысли. Первым делом он отверг ее догадки, хотя и понимал, что они близки к истине:

— Мне нужна только лошадь.

— И ваш брак даст вам обоим то, что вы хотите, — резонно заметила она.

— Мэри и я не сможем быть вместе, — повторил Тай. Но он понимал, что это неправда. Вчера в парке им было очень даже хорошо. Вкус ее губ невозможно было забыть.

Джейн вздохнула.

— Возможно, вы правы, — признала она. — Дэвид всегда говорил, что я никудышная сваха. Но я ничего не могу поделать с этим своим ощущением.

Она прервала свою мысль и покачала головой.

— Пойдемте, нужно еще раз проделать весь путь и поискать внимательнее в бальном зале. Наверное, мы просто не заметили ее.

Барлоу не сдвинулся с места.

— Ощущением?

Джейн пояснила:

— Мне кажется, сегодняшний вечер самый важный в жизни Мэри, что сегодня определится ее судьба, она встретит своего суженого. И когда я увидела вас вдвоем у тети Элис… — Джейн не закончила и пожала плечами. — Что ж, как вы и сказали, я часто выдумываю то, чего нет.

Она направилась в сторону бального зала.

Тай смотрел ей вслед. Его разум отвергал все, что она ему наговорила, как пустой романтический вздор. Возможно и существует человек, который был бы достаточно кроток, чтобы ужиться с Мэри в браке. Но сам он отнюдь не таков. И что бы Джейн ни воображала, его планы относительно Жеребца он считал главным поводом оставаться в Лондоне.

Однако в бальном зале он напрасно вглядывался в толпу. Как он и думал, Мэри там не оказалось. Он словно чувствовал это. Он понял бы, что она рядом, даже если б не мог увидеть ее.

Два вопроса крепко засели в мозгу Тая. Первый: куда же, черт возьми, запропастилась Мэри?

И второй: почему он так беспокоится о Мэри и избегает компании других женщин?

Мэри хотела прервать поцелуй задолго до того, как Джон позволил ей сделать это. Любопытно, когда они были моложе, Мэри забывалась в его поцелуях. Теперь она хотела скорее поговорить с ним.

Поцелуй не захватил ее. Она вдруг подумала, что в будущем и не вспомнит о нем, что все ее воспоминания о поцелуях останутся витать вокруг невинных детских поцелуев Барлоу и той страстной, уверенной ласки, которую он подарил ей вчера в парке.

Эта мысль ее поразила и расстроила.

Она стала отстраняться, давая понять, что ей нужен глоток воздуха. Но Джон тут же снова наклонился к ней, его карие глаза горели страстным желанием.

Мэри отступила и уперлась спиной в стену. Джон положил руку на прохладную кладку рядом с ее головой и стоял, нависая над Мэри. Выражение его лица было странным и напряженным.

— Почему ты так смотришь на меня?

— Потому что я не могу насмотреться. Ты гораздо красивее, чем была в шестнадцать. — Он легко коснулся ее щеки. — Я помню все, Мэри. Ты была великолепна. Такая страстная, такая откровенная.

И такая одинокая. Воспоминания заставили Мэри содрогнуться. Она была всего лишь одинокой девочкой. Она закрыла глаза, защищаясь от мрачных видений прошлого.

По-своему истолковав ее жест, Джон позволил себе более смелую ласку, он коснулся ее живота и медленно поднялся к вырезу декольте, его рука замерла в ложбинке между ее грудей.

— Я хочу тебя, Мэри.

Она открыла глаза. Его слова словно эхом прозвучали из прошлого. Он уже говорил это.

Ладонь Джона накрыла ее грудь.

— Нам было хорошо вместе. Ты помнишь?

На мгновение она мысленно возвратилась в прошлое, силясь вспомнить то хорошее, что было между ними, но пришли только тяжелые воспоминания. Горячие, потные руки, бесцеремонно терзающие ее тело, нетерпеливые пальцы, толчки и давление его тела, страстное дыхание. Она старалась никогда не вспоминать этого. Теперь постыдные образы обрушились на нее.

Джон наклонился, чтобы снова поцеловать ее. Она отвернулась, и его губы коснулись ее шеи.

Мэри хотела ускользнуть, но Джон, положив руку на ее талию, удержал ее. На мгновение она замерла, и он, восприняв это как согласие, теснее прижался к ней. Она почувствовала, как его возбужденный орган упирается ей в живот.

— Знаешь, мой старик уже в могиле, — шепнул он ей. — Умер в прошлом году. Теперь я граф.

Джон игриво укусил ее за ухо и начал поднимать подол платья. Мэри отшатнулась и одернула подол.

— Мне жаль, — сухо сказала она.

— Да нет, ничего, просто настал его черед. — Он нащупал под тканью ее сосок. — Теперь я весьма влиятельный человек.

Пытаясь избежать его прикосновений, Мэри вновь прижалась к стене.

— Перестань, ты ведешь себя неразумно.

Джон рассмеялся и коленом раздвинул ей ноги.

— Я хочу тебя, Мэри. Я хочу тебя прямо сейчас.

Когда она попыталась вырваться, Джон навалился на нее всем своим весом. Он качнул бедрами, возбужденный член терся об ее тело.

— Пойдем. Я знаю укромное место, где нам никто не помешает.

Мэри попыталась оттолкнуть его.

— Ты делаешь мне предложение, Джон?

Он рассмеялся легко и беззаботно.

— Я уже женат. И, если верить слухам, ты тоже скоро выйдешь замуж.

— Ты женат? — повторила Мэри в надежде, что она ослышалась.

— Конечно. — Джон впился губами в ее нежную шею, легкая боль и шок от услышанного придали Мэри сил.

Она высвободилась из его объятий и пристально посмотрела на него.

— Женат? — повторила она.

— Да-да, женат. — Он снова потянулся к ее груди. — Почему это должно нам помешать?

Она отбросила его руку.

— Если любят, то не женятся на других.

Джон убрал руку.

— Нет, нет, я очень тебя люблю.

— Это не любовь, — сказала Мэри, — и ты никогда не любил меня.

Джон хмыкнул.

— Я и забыл, насколько ты провинциальна. Ничего не изменилось за это время.

Что-то оборвалось внутри Мэри. Словно разбились цепи, которыми Джон опутал ее разум.

— Провинциальна? Мне было шестнадцать, Джон, шестнадцать. И я была влюблена. Твой поступок уничтожил меня.

— Но теперь же с тобой все в порядке, — возразил Джон. Он пренебрежительно махнул рукой. — Довольно, Мэри. То, что случилось между нами, — давнее дело. Я не могу вернуться назад и все исправить. Мы не можем изменить прошлое.

Он вновь подступил к ней вплотную, касаясь грудью ее груди.

— Все, что у нас есть, — это будущее. — Он обнял ее за плечи и нагнулся, чтобы поцеловать, но Мэри выскользнула из-под его руки, и он едва не поцеловал стену.

— Иди домой к жене, Джон.

— Не могу, — беззаботно ответил он. — У нее свидание с любовником. Сегодня вечер, который мы проводим порознь.

Потребовалось несколько секунд, чтобы Мэри осознала смысл сказанного, и, когда она поняла, о чем говорит Джон, безнравственность этих людей потрясла ее.

Она отпрянула от него, словно от прокаженного.

— Нет, Джон, между нами давно все кончено.

Она бросилась прочь, но он схватил ее за руку и с силой развернул к себе.

— Ты не уйдешь от меня просто так! — Его хватка усилилась. — Я еще не закончил с тобой.

Он попытался грубо поцеловать ее. Мэри отвернулась, но он схватил ее за подбородок. Он был сильным и делал, что хотел, несмотря на ее сопротивление.

Тогда она ударила его в пах.

Джон разжал руки и, задыхаясь, упал на колени.

Мэри попятилась.

— Никто не заставит меня делать то, чего я не хочу, — сказала она. — Больше никогда не заставит.

Она развернулась и направилась к бальному залу. Во время инцидента она потеряла несколько шпилек, и теперь ей нужно было привести себя в порядок.

Сильные руки яростно дернули ее назад. Джон бросил ее в угол, используя всю силу своего тела. Его глаза горели недобрым огнем.

— Вот чертовка, — прошипел он. — Решила покалечить меня? Или тебе просто нравятся грубые игры?

Его губы требовательно и злобно терзали ее уста. Мэри отбивалась изо всех сил. Его хватка усилилась, он до крови укусил ее за губу и толкнул в тень. Гнев придавал ему сил, но еще сильнее было его желание сделать ей больно.

Внезапно он оторвался от земли, ей показалось, что он летит, а потом она разглядела Барлоу, который держал Джона за шиворот. Любопытные лица выглядывали из приоткрытой двери бального зала.

— Джерген, — сказал Барлоу глубоким голосом, словно приветствуя знакомого на улице.

— Мы знакомы? — спросил Джон, на его лице отразилось замешательство.

— Тай Барлоу из Лифорд Медоуз, — представился Барлоу. — Я давно мечтал сделать это.

Его кулак с такой силой впечатался в челюсть Джона, что тот действительно отправился в полет. Он ударился о балюстраду, потерял равновесие и неуклюже упал в кусты по ту сторону террасы.