Прочитайте онлайн Поверь и прости | Глава 2

Читать книгу Поверь и прости
2016+727
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 2

Ринна закрыла глаза, стремясь вычеркнуть этот образ из своего сознания. Неправда, думала она, невозможно! После стольких лет, после всего, что ей пришлось пережить, судьба не может быть так жестока к ней. Это дурной сон. Ее воображение сыграло с ней шутку.

— Черт побери, что это вы себе позволяете? — прозвучал его вопрос.

Нет, воображение тут ни при чем, поняла Ринна. Пусть этот голос дрожит от ярости, но это тот же хриплый голос, та же протяжная манера говорить. Да, это он. Боже, это действительно он. От страха ее сердце бешено заколотилось. Она почувствовала, как покачнулась, и ее окутала полная тьма.

Резкая боль в руке, там, где он с силой схватил ее, вернула Ринну к действительности.

— Ах вы, проклятые хиппи! — кричал он, толкая ее впереди себя по направлению в дому. — Или как вы там себя зовете! Я разрешил вам разбить лагерь на своей земле и терплю ваши выходки, но, черт побери, я не позволял касаться моих лошадей!

Сквозь туман Ринна вспомнила, как мистер Мартин и Джонатан беседовали о группе студентов колледжа, расположившихся лагерем на границе их владений. Они называли себя «дети вигвама», и этот человек, видимо, счел ее одной из них. Но Ринна была слишком потрясена, чтобы разубеждать или спорить с ним. Она не сопротивлялась, пока он тащил ее к дому, и пыталась мысленно собрать воедино обрывки его фраз. Он назвал «Мартин Оукс» своей землей. Его земля? Кто же он такой?

— Чарли! — крикнул он конюху, бегущему навстречу. — Накинь узду на Экскалибура и отведи его в стойло. Теперь, когда он понял, что изгородь ему не помеха, этот чертов жеребец покроет всех кобыл на ферме. И позови Дэвида.

Ринна в замешательстве моргала глазами, пока они поднимались по ступенькам особняка. Он так крепко держал ее за руку, что ей ничего не оставалось, как бежать за ним сломя голову. Почему он упомянул Экскалибура? Она скакала на Стальном Кинжале, или, по крайней мере, так думала. Ей вдруг стала понятна горькая ирония происходящего, и что-то похожее на первые признаки истерики шевельнулось внутри. Она перепутала лошадей. А мужчина, оказавшийся отцом ее ребенка, был не кем иным, как Трэвисом Мартином. Внезапно она начала хохотать.

— Рад, что вам это кажется смешным, — пробормотал он, втолкнув ее внутрь с такой силой, что дверь затряслась на петлях. — Через несколько минут вам будет не до смеха.

— Трэвис, что, черт возьми, происходят? — Джонатан замер на пороге. — Что случилось? С Дженни все в порядке?

Вслед за ними в дверях появился Дэвид, и тут же из-за угла показался мистер Мартин.

— Боже, Трэвис, отпусти ее, — приказал старик. — Разве ты не видишь, что делаешь ей больно?

— Проклятье, ты прав, я делаю ей больно, — отпарировал Трэвис, подталкивая Ринну к кабинету. — Ей еще повезло, что я не свернул ей шею. Что касается Дженнифер, то с ней все в порядке, — сообщил он, поворачиваясь к Джонатану, — но я только что поймал эту женщину, когда она перескочила через изгородь на Экскалибуре. Я вызываю полицию. На этот раз мы подадим жалобу.

— Полиция? Зачем полиция? — воскликнул Джонатан. — Они не станут ее арестовывать.

— Посмотрим!

— Трэвис, — еще строже сказал мистер Мартин. — Ты причиняешь Ринне боль. Отпусти ее сейчас же.

Они говорили в один голос, перебивая друг друга, но вдруг крики умолкли, и наступила полная тишина. Ринна прекратила свой истерический смех и теперь бесстрастно поглядывала на трех мужчин. Она отмечала каждую мелочь, но внутри нее словно все застыло, словно она не являлась участницей происходящего. Трэвис медленно отпустил ее руку.

— Ринна?

Сквозь оцепенение Ринна почувствовала на себе его пристальный взгляд и, подняв голову, посмотрела на него. Его лицо, так хорошо ей знакомое, выражало крайнее изумление. Под насупленными бровями в серых со стальным блеском глазах застыл немой вопрос. Выбившаяся прядь волос спадала на лоб. Привычным нетерпеливым движением он отбросил ее назад.

— Это Ринна Уилльямсон, учительница Дженнифер, — сказал мистер Мартин.

— Учительница? — переспросил Трэвис.

— А этот буйный маньяк — мой сын, Трэвис. — Гордость, звучавшая в голосе старика, смягчила резкость его слов. — С вами все в порядке, дорогая?

Ринна утвердительно кивнула и потерла запястье там, где пальцы Трэвиса впились в ее нежную кожу.

— Спасибо, — ответила она, — все в порядке.

Но это было не так, далеко не так. Она упала с лошади, встретила человека, которому в блаженном неведении пять лет назад отдалась, подверглась грубому обращению с его стороны — и все это в течение каких-то десяти минут.

— Прошу извинить меня. — Трэвис все еще казался смущенным. Он хмуро смотрел на нее. — Вам следовало сказать, кто вы на самом деле.

Ринне его невинное замечание показалось нелепым. Что ей следовало сказать? «А, привет! Извини, что взяла твою лошадь, по-моему, мы уже встречались?» Или: «О, привет! Помнишь меня? Мы провели вместе ночку пять лет назад!»

— Прошу прощения, что без спроса взяла коня, — пробормотала она. — Я поступила глупо и безответственно.

— Экскалибур прекрасна преодолевает препятствия, — впервые заговорил Дэвид. — Мы все знали, что его прыжок через изгородь — лишь вопрос времени. А Трэвис взбесился, потому что Экскалибур его любимая верховая лошадь. Кстати, Чарли сказал, что вы скакали без седла. Почему вы не говорили нам, что вы опытная наездница?

Потребовалось несколько секунд, прежде чем Ринна поняла, что Дэвид обращается к ней с вопросом. Нахмурившись, она пыталась собраться с мыслями.

— Я ездила верхом очень давно, — удалось ей, наконец, выдавить из себя. — Думаю, мой сегодняшний поступок объясняется минутным порывом.

— Хорошо, что вы наткнулись на Экскалибура, а не на Стального Кинжала. — Дэвид повернулся к брату. — Трэвис, Стальной Кинжал — самый мерзкий конь из всех встречавшихся мне. Ему легче лягнуть, чем подчиниться. Не понимаю, что ты в нем нашел.

Ринна вспомнила, как несколько дней назад Дэвид рассказывал ей, что Трэвис купил Стального Кинжала на призовых скачках после того, как владелец отказался от беспокойного животного. Трэвис заметил что-то необычное в этом коне, поверив в его чемпионское будущее.

— Конечно, по характеру он не подходит для нашей конюшни, но ведь происхождением он из Кентукки, — заявил мистер Мартин, явно гордясь репутацией своей фермы. В мире скачек его лошади были известны послушным, даже образцовым поведением. — Только почему его не было на южном пастбище? Я послал Ринну туда.

— Я перевел Кинжала на тренажный круг еще с утра, — объяснил Дэвид. — Хотел начать с ним работать. А поскольку Экскалибуру надо было порезвиться на просторе, я и отправил его туда.

— Похоже, ему удалось порезвиться, — хмыкнул мистер Мартин.

— Да, конечно, — пробормотал Трэвис, продолжая, нахмурившись смотреть на Ринну. Затем тихо заметил: — Ринна, какое необычное имя.

На подобное замечание ей приходилось отвечать тысячи раз.

— Меня назвали так в честь матери.

— Вы всегда жили в Кентукки?

— Что? — В смятении Ринна прикоснулась рукой ко лбу. Почему он спрашивает об этом?

— Откуда вы родом?

— Откуда? — повторила она. — Я жила во Флориде.

Ринна понимала, что ей нужно сбросить с себя охватившее ее оцепенение, но, по-видимому, полное безразличие является чем-то вроде защитной реакции, предохраняющей от истерики. Происходящее по-прежнему не умещалось в ее сознании. В течение пяти лет она пыталась узнать, кто он, отец ее ребенка, а он все время находился в нескольких милях от нее. Она два года учила его племянницу в школе. Совпадение просто невероятное.

— А когда мы решили, что Дженнифер нужна учительница? — через некоторое время спросил Трэвис. — Кажется, у нее лишь небольшая задержка в развитии.

Всем этот вопрос показался пустяковым замечанием, но Ринна ощутила в тоне, которым он был задан, скрытую враждебность. Его слова прозвучали холодно и резко. Удивившись произошедшкоеЏ ервзвй ?

как Т