Прочитайте онлайн Потоп | Глава двенадцатая «АССОЛЬ»

Читать книгу Потоп
3116+1825
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава двенадцатая

«АССОЛЬ»

«Значит, нам туда дорога, значит, нам туда дорога… Брестская улица… на Запад нас ведет…»

Полная чушь, конечно.

Дорога — она и вправду туда.

На северо-запад.

Итак, Рокотов, как ни было в этом неприятно признаться себе, понял, что его снова использовали втемную.

На сей раз им манипулировал неплохой человек, не какой-нибудь монстр уровня Одиночки. Но это не особенно утешало.

Факт манипулирования огорчал сильнее.

Налицо был коммерческий спор, в котором обе стороны вынули из ножен политические шпаги. И Рокотова, как д’Артаньяна, молили спасти королеву и вернуть подвески.

Впрочем, метафора неудачная, ибо речь шла о большем.

Туда дорога…

Оно ясно, оно понятно. Он съездит на эти буровые и выяснит, в чем там дело. Но баки — проклятые баки — не давали ему покоя.

На хрена и какие сдались этим нелюдям баки? Неужели для такой акции достаточно жидкой взрывчатки, залитой в баки? Тут тектонические катастрофы, совсем иные масштабы…

Сам по себе процесс представлялся уже понятным — в общих чертах. Особым методом бурится скважина — Касьян Михайлович не покривил душой, когда признал, что шахты не будет и людей в шахте тоже не будет. В скважины заливается гадость…

Огонь, запал или что еще — и город Санкт-Петербург исчезает с политической карты мира.

Из-за ружья.

Из-за гусака.

Из-за того, что два микробарона чего-то там не поделили, и первый отправился с ябедой к губернатору.

Да еще из-за безумных идей, которые — с детства, не иначе — втемяшились в голову деятельному дураку. Возможно, он начитался Майн Рида или Буссенара. Потом на это легли фильм «Петр Первый» и поэма «Медный всадник».

Хотя Влад сомневался, что Боровиков мог столь сильно впечатлиться творчеством Пушкина. Осмотр особняка позволял заподозрить, что тот, как многие грешные люди, впечатлялся иными вещами…

Итак, баки.

Визит представителя Ватикана… Ну уж нет, извините. Много чести.

Памятник. Это тоже мелко.

«Русские богатыри»?

Влад задумался. Это было прославленное звено истребителей, которое показательно летало над городом и демонстрировало разные воздушные трюки. Заподозрить их в заговоре — последнее дело. Классные мужики. Но базу… вот базу неплохо бы навестить.

Перед вылетом.

Когда состоится выступление? Послезавтра? Нет, еще два дня есть.

Но вся эта братия зашевелилась и тянуть не будет…

Ясеневский уже ушел, но Рокотов бесстрашно связался с оскоромившимся начальством и затребовал для себя специальный допуск.

— Там муха не пролетит. — Голос генерала звучал утомленно.

— Там летают истребители, — напомнил Влад. — Мне нужно проникнуть в ангары… осмотреть все, на чем они полетят. Нет, они сами пока вне подозрений.

«Как и вы сами», — захотелось добавить ему.

Генерал выдержал паузу.

— Хорошо, — отозвался он наконец. И удивленно добавил: — В конце концов, генерал я или что? Будет тебе допуск. Но ты должен быть на местности не позднее послезавтрашнего дня. Это понятно?

— Не совсем. О какой местности идет речь?

— О той самой. Где буровые установки.

— Оперативно. Могу завтра вечером, — не стал спорить Влад. — Мне только взглянуть…

— Они тебе все покажут. Правда, радушного приема не обещаю. У них полкан… — Ясеневский закашлялся в трубке.

— Я тоже не подарок, — бодро отреагировал Рокотов.

— Это я знаю… Значит, все же «Русские богатыри»?

— Это единственная возможность, заслуживающая серьезного рассмотрения.

— Ну, будь по-твоему.

Генерал, явно недовольный просьбой, отключился. А ведь еще недавно грозился целовать ноги…

Рокотов обернулся, прощальным взором обводя всю свою микробиологию.

Возможно, в астрологии есть своя правда, и покойный Рубинштейн был прав. Ракообразные оказывались явно не по части Влада. В скором времени примерно о том же подумал его внезапно ослепший неприятель. Об астрологии, не о рачках.

* * *

Утро выдалось нелетное, но над аэродромом стоял такой грохот, что Рокотов, позоря фамилию, то и дело пригибался.

Генерал Ясеневский сдержал слово: с Владом общался новый, уже прославленный полковник, участник боевых действий на Северном Кавказе, подтянутый, самоуверенный и не считающий себя чем-либо обязанным спецслужбам.

Его фамилия была Корнеев, и он считался человеком с незапятнанной репутацией.

Это был безупречный офицер.

Когда позвонили из ненавистных ему органов и попросили оказать поддержку какому-то вшивому агенту, Корнеев поначалу пришел в ярость.

Что эти сволочи думают проверять?

Может быть, боятся, что он разбомбит губернатора?

Направит истребитель на Смольный?

Накроет напалмом Невский проспект? Или просто нарочно обрушит звено на беззащитный город?

Поэтому Влада он принял очень и очень холодно. Тот поспешил разрядить обстановку.

— Товарищ полковник, — заявил он с ходу, сразу после дежурного рукопожатия. — Вы должны понимать, — соврал он, — что это не моя личная инициатива. К вашему звену проверочные мероприятия не имеют отношения. Вы и ваши летчики вне каких-либо подозрений. Просто по долгу службы я должен осмотреть дополнительное оснащение ваших машин…

— Никогда. — Корнеев рубанул воздух рукой. — Никогда еще наша эскадрилья не подвергалась унизительным досмотрам… Вы что, специалист? Техник? Вы хоть разберете, где кабина, а где хвост?

— Но случай исключительный, товарищ полковник. Поверьте. Мы просто так гоношиться не станем. Использовать могут любого — и вас, и меня, и мы даже не догадаемся. Скажите: не планируется ли на показательных выступлениях чего-то необычного? Такого, чего еще не было ни разу?

В этом пункте полковник испытал нечто вроде угрызений совести. Действительно, ничего нового… А пора бы!

— Все будет выполнено по стандартной схеме, — сухо сказал он. — Полеты. Фигуры высшего пилотажа. Государственный триколор… Бомбу на губернатора я не сброшу.

— Вот-вот-вот, — обрадованно зачастил Рокотов, рядившийся под очкарика-службиста. — Этот ваш триколор. Вы используете для этого…

— Это не только мы используем, — презрительно ответил полковник Корнеев. — Это же делают и французы, и итальянцы… Желаете отхлебнуть из баков? Там краска для распыления.

Вот оно!

Баки!

Краска для распыления!

— Только если закусочка за мой счет, — поклонился Влад.

Командир эскадрильи впервые внимательно посмотрел на этого хлыща.

В конце концов, человек на работе. Он выполняет задание, и видно, что он не слишком этому рад. Он никого ни в чем не обвиняет… хотя с этой публикой нужно держать ухо востро.

Чего ему нужно? Осмотреть аксессуары, ангары? Допуск есть, так что…

Тон Корнеева помягчел.

— Простите за резкость, — сказал он вынужденно. — Здесь шастает много…

Он не договорил, но Рокотов вцепился в недоговоренное:

— В том-то и беда. Я службист, вы сами понимаете. Мне только взглянуть, с чем вы полетите…

Корнеев помягчел еще больше.

— А закусочка? — спросил он неожиданно. — Я понимаю, у нас серьезный режим, но…

Он уже почти пожалел, что раскрылся перед этим гэбистом. Но тот настолько радушно откликнулся, что идти на попятный было нельзя.

Гость похлопал себя по сумке:

— Все предусмотрено, товарищ Корнеев! Двадцать минут вашей доброй воли — и здесь начнется пир горой…

Пир горой — явление не такое редкое, но и не такое частое на авиабазе. Полковник Корнеев подобрел еще больше, усы его распушились.

А спортивная сумка Рокотова изрядно полегчала.

Он уже прошел не один блокпост… Имя Ясеневского далеко не на каждого оказывало магическое действие.

Они приблизились к ближайшему самолету.

— Ну… тут вот у нас шасси, — благожелательно объяснил Корнеев.

— Я догадался, — кивнул Рокотов. — Но хочется в закрома…

— В закрома, стало быть… Так парашютами вы не интересуетесь?

— Не особенно.

— Добро…

Полковник, испытывая неожиданные голод и жажду, провел незваного гостя в закрома. Там в глазах у малоопытного Рокотова потемнело от двигателей, запчастей и прочих устройств непонятного ему назначения.

— Хлам все, — угрюмо сказал Корнеев, пнув первую подвернувшуюся железку.

Влад не стал возражать.

«Богатырям» виднее.

Его намного больше интересовали емкости с разного рода жидкостями. И в третьем ангаре Рокотов таковые обнаружил.

Семь новеньких алюминиевых бочек, зачем-то прикрытых брезентом. На каждой — нагло-красная маркировка: «фирма „Ассоль"».

— Вот! — воскликнул Влад, бросаясь к бакам, как к старым друзьям. — Вот же! Что это такое, товарищ Корнеев?

Тот уже ждал чего-то подобного.

Эти бочки ему самому не глянулись с самого начала.

Едва увидел. Потому что не сам согласовывал.

— Это красители, — с усилием вымолвил он. — Триколор, понимаете? Самолеты летят и распыляют нейтральное вещество… Красящее. Окрашивающее небеса в цвета российского флага.

— Очень патриотично, — с чувством отозвался Рокотов. — По-государственному, сразу чувствуется. Нейтральное, говорите?

— Нейтральное, — сдержанно кивнул полковник Корнеев. — Желаете отнюхать?

— Не желаю, — с живостью отозвался Влад. — А вы?

Внезапно полковник Корнеев ощутил, что и у него нет ни малейшего желания отнюхать содержимое баков. Он не знал, как сокрыть этот факт.

Визитер, однако, не настаивал.

— «Ассоль», — проговорил он задумчиво. — Вы уже имели дело с этой фирмой?

Корнеев напрягся.

Фирм было много. С какими он имел дело, а с какими — нет?

— Надо справиться у снабженцев, — проворчал он.

— Надо! — радостно подхватил Рокотов.

У снабженцев, к которым пошли, дело запуталось еще больше.

Фирма «Ассоль» народилась совсем недавно и специализировалась в выпуске лакокрасочных изделий — типа тех, что победоносно распыляли над русскими городами «Русские богатыри».

Полковник Корнеев пришел в ярость и вызвал заместителя по тылу:

— Мандавошка вас забодай! — орал он. — Где вы, чудо-юдо, нарыли этих поставщиков?

Качеством продукции он уже не интересовался. Его заботила надежность и проверенность поставщика и производителя.

Как и Рокотова.

Последний лишь вышел на связь с Ясеневским, после чего получил добро на обещанное застолье.

— Я сейчас к вам присоединюсь, — пообещало начальство, любившее застолья — даже под пир во времена чумы. По тону Влада он понял, что тот уже наполовину справился с задачей.

— Мне нужны опытные химики! — вдогонку прокричал Рокотов. — Немедленно!