Прочитайте онлайн Потоп | Глава десятая РЕЗИДЕНЦИЯ

Читать книгу Потоп
3116+1450
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава десятая

РЕЗИДЕНЦИЯ

Пока карета скорой помощи на всех парах, подгоняемая террористом, мчалась к отдаленной резиденции Хозяина, тот как раз выслушивал донесение снайпера, снявшего предателя Шныгу.

До того он всю ночь совещался со штабом, в котором были высокопоставленные военные и депутат Афиногенов. Его Хозяин уже прозвал про себя серым кардиналом за пронырливость и относился к нему не без подозрения и опаски.

Речь шла о самом главном: строениях на месте двух будущих лазерных бурильных установок.

Дело, с которым связался Хозяин, оказалось несколько мудренее, чем ему виделось первоначально.

Выяснилось, что не он первый успел ознакомиться с подземными перспективами. С ними успели ознакомиться компетентные люди, которых эти перспективы встревожили настолько, что к делу подключилось — в незапамятные уже времена — Министерство обороны.

Загвоздка была в том, что геологоразведочными работами, хотя бы и на советской территории, занимались и представители не вполне дружественных государств. Грубо говоря — потенциальный противник.

Потенциальному противнику было ведомо, что двух небольших атомных бомб за глаза и за уши хватит, чтобы стереть город Ленинград с лица земли, если нанести удары именно в местах предполагаемого нынче бурения.

И хотя теперь депутатские планы парадоксальным образом совпадали с уже отброшенными планами недавнего противника, вокруг опасных мест успели понастроить всякой-разной противоракетной обороны.

Чтобы не дай Бог! Не приведи Господь!

Теперь все эти станции находились в состоянии известного упадка. Не то чтобы они полностью вышли из строя и утратили боеготовность, но остро нуждались в дополнительных финансовых вливаниях, которых было шиш.

Собственно говоря, на этих вливаниях и было выстроено обсуждение. Это было предметом беседы.

Хозяин, вальяжно развалившись в кресле и потягивая коньяк, обещал военным золотые горы, которые в их воображении сразу претворялись в дачи и прочие приятные вещи.

Он обещал им акции, паи, участие в будущем алмазном концерне и прочие вещи.

Лишь бы ему позволили развернуть на их заскорузлых базах небольшое строительство и приступить к бурению. В качестве доказательства он демонстрировал людям в погонах все те же злополучные алмазы.

Что будет твориться за стенами этих сооружений, должно было остаться ведомым одному Хозяину и его людям. Это будет секретный объект внутри секретного объекта.

В принципе, все уже было оговорено, остался вопрос о сроках.

Да и не только оговорено: переговоры шли давно, здания были возведены, лазерные бурильные установки с легкой руки Боровикова изготовлены и доставлены на место. Оставалось назначить день, и тут у Хозяина имелся свой план, не лишенный даже некоторого демонизма, но о том ниже. В этот план он не собирался посвящать даже своих собеседников.

Те же настолько размякли, что были готовы вообще временно законсервировать первый, внешний секретный объект, чтобы не мешать деятельности второго, внутреннего. Вопрос уже был принципиально решен — тем паче что в обозримом будущем атомной бомбардировки не предвиделось.

Беда была в том, что всех горожан, даже большую часть, все равно не спасти. Пригородных ресурсов не хватит плюс общая неразбериха. Значит, нужно как можно больше списать на разбушевавшуюся стихию.

Именно о сроках — без деталей — он собрался рассказать, когда стали поступать сообщения с дачи Касьяна Михайловича Боровикова.

И первое доставил расторопный снайпер, связавшийся с Хозяином сперва по специальной засекреченной мобильной связи, а после явившийся лично.

Снайпер не тот человек, с которым станет точить лясы фигура уровня Хозяина.

Однако на сей раз тот попросил высоких гостей подождать, прихватил отставного доктора Афиногенова и вышел в приемную, где дожидался высохший, как жердь, человек в пятнистом комбинезоне.

Вид у гостя был донельзя усталый, а на руках были изодранные перчатки.

С перчатками как раз все было ясно: сидел на дереве дни напролет, специально посаженный туда следить и действовать в случае чего.

И вот этот случай чего наступил.

— В чем дело? — отрывисто и нервно спрашивал Хозяин. — Почему вы проявились?

— Там пошел разговор. В хозяйском кабинете. Беседовали какие-то жлобы, один в генеральской форме, а второй — просто детина, громила на подхвате.

— Почему их не кончил?

— Не представилось возможности.

— Так… И кто же у нас жертва?

— Местный халдей. Долго и взахлеб рассказывал им лишнее, а те слушали очень внимательно. Я решил заткнуть ему рот.

Доктор Афиногенов, сидя в кресле, внимательно изучал свои ногти.

— Что там вообще за дела? — осведомился он. — Боровиков сейчас летит в Зеленогорск частным рейсом. Что происходит?

Снайпер утерся рукавом:

— Обычные дела. Попалили объект со всеми потрохами.

— Сожгли?

— В том-то и беда, что нет.

— Коротаев что-то там бухтел про зачистку улик, — вставил словечко Афиногенов.

Снайпер посмотрел на него вопросительно.

В намерения и привычки Хозяина не входило посвящение рядовых исполнителей в тонкости дела, но сейчас он решил сделать исключение для мастера экстра-класса.

— Речь идет о тамошнем начальнике службы безопасности. Бывшем.

Снайпер пренебрежительно махнул рукой:

— Какая там служба! Какой начальник! Налетели, разгромили все подчистую… Причем сделал это, насколько мне удалось рассмотреть, один человек…

На лице его собеседников написалось недоумение.

— Один? Что же это за богатырь такой — один, да на укрепленный объект?

— Кровь с молоком, здоровяк. Он-то и был с генералом, когда им халдей настукивал.

— Коротаеву была поручена полная зачистка, — деревянным голосом повторил бывший доктор, а ныне — депутат Госдумы. — Он отчитался в исполнении.

— Знаете, — позволил себе вольность снайпер, — сдается мне, что и Коротаева этого вашего уже либо нет в живых, либо он валяется закованный в браслеты. Приехал спецназ, да только все уже сделали без спецназа…

— Возможно, он говорил правду, — задумчиво проговорил Хозяин. — Но что-то могло остаться. Какой-то документ… И потом — ведь было же о чем трепаться этому халдею…

— Что мог знать халдей, — пренебрежительно ответил доктор.

— А многое мог. Вы ведь сами там гостевали, не так ли?

— Случалось.

— Ну и? Какие шли застольные разговорчики?

Афиногенов мрачно сдвинул брови:

— Ни о чем особенном там не говорилось. Конечно, могло проскользнуть словцо-другое…

— Вот именно что словцо. Словца иной раз бывает вполне достаточно. Наш друг снял этого гада вполне обоснованно, — Хозяин обернулся к снайперу: — На дно. Выпить, но не напиваться.

— Я не пью.

— Тем лучше. Спать сколько получится — может, час, может, сутки. Ваша деятельность будет отмечена.

— Слушаюсь.

Когда гость ушел, Хозяин вспомнил о других своих гостях. Уже занимался день.

Он вышел в кабинет.

— Товарищи дорогие, — сказал он участливо, — у нас возникли мелкие проблемы. Давайте, ненадолго отложим нашу беседу. Весь особняк в вашем распоряжении…

Но военные отказались от гостеприимных предложений, начали собираться и вскоре покинули здание, полные надежд, хотя и слегка встревоженные.

Оставшись вдвоем, заговорщики переглянулись.

— Пахнет жареным, — спокойно заметил Афиногенов. — Накануне какой-то тип шлялся по поселку, вынюхивал…

— Почему не задержали?

Депутат пожал плечами:

— Все тот же Коротаев. Выражаясь по-детски, — не догнали.

— Все, списать его. На хрена нам такой помощник.

— Я думаю, его уже списали…

Но в этом доктор Афиногенов сильно просчитался. Полетели звонки один другого радостнее. На дачу прибыл разгневанный Боровиков и в простоте душевной наболтал там черт-те чего представителям органов.

Затем сообщили о бойне в больнице, которую устроил только что прооперированный офтальмологический больной.

— Офтальмологическому можно, — пробормотал Афиногенов.

— Черт знает что творится, — Хозяин ударил кулаком по столу.

Мало того, что устроил бойню, так еще и сбежал с оружием, взяв в заложники водителя «скорой помощи» и сестру-хозяйку.

— Чутье подсказывает мне… — начал доктор, и в этот момент поступило третье донесение: к воротам подъехал медицинский «рафик», и какой-то полоумный, с повязкой на глазах, требует допуска к высочайшим персонам.

— Предчувствие меня не обмануло, — вздохнул Афиногенов.

— Кто это еще? — Хозяин вскинул брови.

— Коротаев, кто же еще, — устало откликнулся доктор. — А куда ему было еще податься? Тот еще головорез…

Хозяин, сжав кулаки, зашагал по кабинету.

Все выветрилось у него из головы: и бурильные установки, и город Питер, и конкурент-капиталист с губернаторской бумагой, и недавно выпитый коньяк.

Кончить этого психа прямо здесь?

Но это форменный скандал.

— Охранников заменить потом, — распорядился он. — Тех, что видели машину, — пока под арест. Домашний. «Рафик» пропустить. Слепого сюда. Что? Заложники? — Он задумался. Заложников отпускать нельзя. — Пока что в подвал, а дальше решим… перекинем на объект, может быть, или…

Хозяин, как и доктор Афиногенов, как и сам Касьян Михайлович, не был записным убийцей. Жизнь обязывала к решительным действиям, но до чего же нелегко они давались…

Одно дело — накрыть волной город, которого и не видно. Совсем другое — лично решать судьбы конкретных живых людей, стоящих перед тобой.

Разоружить слепого — что тут хитрого, казалось бы?

По Коротаев не уступил ни одной единицы оружия.

Судьба заложников его больше не волновала, и он предоставил хозяевам поступать с ними как заблагорассудится.

Медицинский «рафик» загнали в подземный гараж.

Там произошла короткая схватка, в результате которой водитель «скорой» остался сидеть на полу с окровавленной головой, один из охранников Хозяина отскочил, держась за располосованную щеку, а помещение наполнилось визгом заложницы.

Хозяин к тому моменту немного успокоился и смотрел в окно, смешивая себе коктейль.

— Неужели нельзя поаккуратнее, — пробормотал он. — Ну ничего: придет время — всем сестрам будет по серьгам.

В этом он был совершенно прав.

Коротаева ввели таким, каким прибыл: с автоматами, пистолетами, ножами. Даже с повязкой на глазах вид у него был совершенно безумный.

— Усадите его в кресло, — велел доктор Афиногенов, вспомнив, видимо, старые докторские привычки. — Как вы себя чувствуете, Андрей Васильевич?

Бывший начальник охраны осклабился. Черт его знает, как это выходило, но в улыбке его все еще сохранялось какое-то завораживающее обаяние.

— Устал ужасно, — пожаловался он. — Повязка давит, глаза побаливают. И выпить. Дайте, ради бога, чего-нибудь выпить, да покрепче.

Хозяин кивнул.

Афиногенов вручил Коротаеву стакан, полный виски, и тот принял его вдруг задрожавшей рукой.

Опрокинул в себя единым махом.

— Вы ведь не кончите меня прямо сейчас, правда? — Он снова улыбнулся. — Раз уж еще не сделали этого. Поверьте, я еще смогу пригодиться. Сами оцените, какие номера я проделал.

Довольно лаконично, но красочно, он описал свои подвиги в стационаре.

— И это, заметьте, вслепую.

Хозяин горестно заметил:

— Было бы лучше, Андрей свет Васильевич, если бы столь же эффективно вы действовали на вверенном вам участке…

— Даже Бог ошибается, — парировал Коротаев. — Это, кажется, из Бабеля? Быть бы мне сейчас в Женеве. Впрочем, отныне мне не дано любоваться красотами архитектуры. Буду довольствоваться кофе с пончиками. Дайте еще выпить.

— А не много вам будет?

— Дайте.

Выглотав второй стакан, Коротаев расслабился.

— Ну? — Афиногенов сел перед ним на корточки. — Что у вас там вышло? Кто вас так?

— По всей очевидности, — Коротаев усмехнулся, ибо не ему теперь было толковать об очевидностях, — постарался тот самый господин Лошаков. И я положу остаток жизни на то, чтобы найти его и сделать с ним приблизительно то же самое.

— Но как ему это удалось?

— Бритвы. Бритвы во рту. Плюнул ими, как гадюка.

Хозяин подал голос:

— Не конкурент ли мой? Это не спецслужба, так действуют матерые уголовники. Я читал книжку… Корецкий, по-моему.

— Я не знаю, кто он такой. Я знаю лишь, что он один перебил всю мою группу, а меня искалечил.

Насчет бритв Хозяин был прав, но жизнь в скитаниях, среди отребья в том числе, научила Рокотова многим необычным штукам, принятым в уголовной среде. Да еще спецкурс…

Супермен, плюющийся бритвами, меняющий внешность, общающийся с ментами и умеющий разгромить небольшой вооруженный отряд, не входил в замыслы Хозяина. Но в конце концов, это всего лишь машина для разовых акций.

Куда больше волновал его Касьян Михайлович — блаженный все же… Наплетет с три короба. Но и с этим надо решать.

Он распахнул дверь:

— Снайпер уже ушел?

— Нет, еще здесь, столуется.

— Зови.

Когда снайпер, дожевывая что-то, вернулся в кабинет и в некотором удивлении уставился на Коротаева, Хозяин попросил последнего как можно подробнее описать любопытного господина Лошакова, сотрудника австрийской фирмы.

Едва тот начал, снайпер удивленно вытаращил пока еще зрячие глаза:

— Так это он с генералом и стоял! Когда я халдея снимал… Я его, считайте, сфотографировал.

Хозяин покачал головой:

— Слушай внимательно. Ты в оптику смотрел, а эти беседовали лицом к лицу.

— Не хотелось бы, — против воли пробормотал снайпер, глядя на повязку Коротаева.

Бывший начальник службы безопасности как мог подробно описал Лошакова.

Слушая, снайпер все больше хмурился:

— Точно, в гриме приходил. В кабинете он был совсем другой.

Еще раз пройдясь по кабинету, Хозяин молвил:

— Вот что. Скорее всего, ты видел его настоящим. Прежде чем пойдешь кемарить, загляни к ребятам, пусть составят фоторобот. И первый вариант, и все возможные… И учти: это твой следующий заказ.

Снайпер выразительно пощелкал пальцами.

— Останешься доволен, — буркнул Афиногенов.

— Он мой, — подал голос захмелевший Коротаев.

— Понял? — повторил Хозяин, словно не слыша его.

— Он мой, — упрямо сказал охранник.

— Ну, — Хозяин развел руками. — тогда у вас выйдет очаровательное соцсоревнование.

Вмешался Афиногенов:

— Но вы учтите, Коротаев, что мы отправляем вас на север, на объект.

— Надеюсь, не на Луну?

— Нет, не тревожьтесь. Пока не туда. На объект.

— Тот самый?

— Помалкивайте. Вы так наследили, что если вас возьмут в оборот и вы запоете… Вам нужно уехать отсюда как можно дальше. Это в ваших собственных интересах.

— Тогда вы даете мне фору, — пьяно улыбнулся Коротаев.

— Это еще почему?

— Потому что как раз на объект он и явится.

— С чего вы взяли?

— Интуиция плюс природная смекалка.

Снайпер непонимающе слушал этот разговор.

— Что за объект? — спросил он заинтересованно.

Хозяин подумал:

— Пока что не вашего уровня. Но мы дадим вам знать, если что… В конце концов, господину Коротаеву может понадобиться зрение, а у вас оно есть покуда…

— Какое же тогда соревнование…

— Разговорчики! — прикрикнул Хозяин. — Забыли, где находитесь?

Снайпер вытянулся в струну.

— Вот-вот, — кивнул Коротаев. — А я слышал, как он прогнулся. Помните детский стишок? «Мне мама в детстве выколола глазки, чтоб я варенье не нашел… Я не читаю сказки, но нюхаю и слышу хорошо…»

Хозяин и доктор переглянулись.

Оба подумали: «Они стоят друг друга».

Коротаев, позабыв о своей амуниции, захрапел в кресле. Снайпер стоял навытяжку, не зная, куда ему теперь идти, — сидеть при этом психе или заниматься составлением фоторобота.