Прочитайте онлайн Последняя битва дакотов | VI. БИТВА У ЛЕСНОГО ОЗЕРА47

Читать книгу Последняя битва дакотов
2712+2116
  • Автор:

VI. БИТВА У ЛЕСНОГО ОЗЕРА

Отголоски боя в Березовом ущелье долетели и до форта Риджли. Посовещавшись с офицерами, Сибли приказал полковнику Сэмюэлю Макфейлу отправиться на рекогносцировку во главе двухсот сорока пехотинцев. Отряд Макфейла покинул форт, прихватив с собой несколько пушек, и двинулся на север, к Нижнему агентству. Не успел он одолеть еще и половины пути до Березового ущелья, как вдруг слева от дороги раздались жуткие крики:

— Хокка-хей! Хокка-хей! Хадре хадре сукоме сукоме!

На прибрежных холмах появились индейцы. Один за другим пронеслись они вдоль колонны пехотинцев, стреляя на скаку из ружей и луков. Нападение было столь внезапным, что, не успели солдаты приготовиться стрелять, как краснокожие всадники уже пропали, как не бывало. Однако вскоре вновь загремели выстрелы и снова, но уже по другой стороне дороги, пронеслась, обстреливая колонну, цепочка всадников. Среди солдат произошло замешательство, им было крайне трудно целиться в индейцев, несущихся подобно вихрю и неожиданно исчезающих за боками мустангов. Пронзительный вибрирующий боевой клич дакотов загремел и позади колонны. Складывалось такое впечатление, что превосходящие силы индейцев атакуют пехотинцев со всех сторон. Грохот огнестрельного оружия, свист стрел доносились то с одной, то с другой стороны.

Совершенно сбитый с толку полковник Макфейл приказал колонне остановиться, поворачивать и заряжать пушки. Однако артиллерийскими снарядами было просто невозможно поразить такого необычайно подвижного противника. Индейцы рассыпались, чтобы спустя минуту напасть с другой стороны.

Будучи убежденным, что его атакуют превосходящие силы индейцев, Макфейл приказал солдатам окапываться и занимать оборонные позиции. Он выслал также в форт Риджли гонца с просьбой о подкреплении.

Желтый Камень торжествовал. Благодаря применению воинской тактики индейцев с равнин он задержал шестикратно превосходящего его врага.

После долгого, затянувшегося за полночь совещания полковник Сибли решил идти на помощь Макфейлу. Однако выход из форта тысячи двухсот пятидесяти пехотинцев и артиллерии оказался не таким простым делом и только под утро основные силы оказались в дороге. Движение их также осуществлялось медленно, прошло целых восемь часов, прежде чем полковник Сибли преодолел три мили, отделяющие его от отряда Макфейла. Затем они вместе направились в сторону Березового ущелья.

Желтый Камень успел предупредить вождей Манка-то и Большого Орла о том, что на помощь майору Брауну движутся значительные силы. Вожди прекратили осаду Березового ущелья и не торопясь отступили к прибрежным холмам.

Большой Орел и Манкато прекрасно понимали, что самим им не справиться со столь значительными силами белых, да еще располагающими артиллерией, поэтому они призвали к себе Желтого Камня.

— Наш брат, Желтый Камень, придан нам Малым Вороном в качестве связного между нашими отрядами, — начал Манкато. — Сейчас настала пора приступить к совместным действиям. Пусть Желтый Камень разыщет Малого Ворона и сообщит ему, что мы должны вместе расправиться с солдатами полковника Сибли. Мы будем напирать с юга, а Малый Ворон в нужное время должен ударить с севера. Этот план предложен был нам самим Малым Вороном, когда мы расставались. Теперь надо его выполнять.

Желтый Камень, прихватив с собой Длинное Копье, Мо'то и Зон'та, отправился на поиски Малого Ворона, тот вел военные действия где-то на севере, в районе Больших лесов. Отыскать его следы было совсем нетрудно. Там, где прошел Малый Ворон со своим отрядом, оставались безлюдные фермы и пепелища. Население этих мест, не тронутых до той поры войной, бежало на юго-восток. Одиноко стоящие фермы и крохотные селения становились легкой добычей для санти дакотов.

Проискав Малого Ворона в течение дня. Желтый Камень нашел его отряд неподалеку от селения Эктон, где располагалось почтовое отделение, подвергшееся накануне восстания нападению Черного Орла.

Желтого Камня крайне удивило, как мало воинов находится в лагере Малого Ворона. Он без промедления предстал перед вождем.

— Хорошо, что ты вернулся, — обрадовался, увидев его, Малый Ворон. — Твое присутствие подбодрит воинов, а их так мало у меня осталось.

— А куда они подевались? — поинтересовался Желтый Камень. — Я прибыл с вестями от Манкато и Большого Орла.

— Говори скорее, я с нетерпением тебя поджидал.

— Большому Орлу и Манкато не удалось добраться до Нью-Ульма, -начал Желтый Камень. -Губернатор послал полковника Сибли для подавления нашего восстания. У Сибли двенадцать раз по сто солдат и много длинных ружей. Мы приняли бой с большим конным отрядом майора Брауна,. однако нам пришлось отступить перед армией Сибли, когда он пришел Брауну на помощь. Нас ждет решающая битва с Сибли. Большой Орел и Манкато ударят с юга, а Малый Ворон поддержит их с севера. Так вы раньше договорились.

— Да, да, именно таким образом мы договаривались, — подтвердил Малый Ворон. — Это мой план!

— Так говорили и Манкато с Большим Орлом, — согласился Желтый Камень.

— Я еще до твоего приезда думал о том, чтобы соединиться с вождями Большим Орлом и Манкато и вместе стать против белых, — озабоченно произнес Малый Ворон. — Но, когда я предложил это на совете, никто не захотел меня слушать. Большинство воинов предпочитает нападать на богатые фермы. Вождь Шакопи повел их за новой добычей, а я направляюсь в резервацию.

— Я пойду с Малым Вороном к вождям Манкато и Большому Орлу, — предложил Желтый Камень.

— Мы не можем сразу выйти, — возразил Малый Ворон. — Только что разведчики донесли мне, что к селению Эктон движутся шестьдесят четыре солдата под командованием капитана Страута. Если уж нам известно о его существовании, так и он знает о нас, потому что держится крайне осторожно. Страут явно хочет соединиться с Сибли. Мы сорвем его планы, завтра на рассвете совершим нападение.

Так и произошло. На рассвете воины Малого Ворона появились из леса и преградили дорогу капитану Страуту. Тот, как справедливо предполагал Малый Ворон, уже был предупрежден о наличии поблизости Эктона индейцев. Произошла перестрелка и завязался короткий, но яростный бой, но в результате его был убит лишь один солдат. Упорное сопротивление солдат заставило индейцев отступить. Тем бы бой, наверно, и кончился, однако внезапно позади отряда капитана Страута раздался боевой клич санти дакотов. Это по солдатам ударили немалые силы вождя Шакопи. Страут немедленно развернул солдат, чтобы противостоять новому нападению, но теперь уже Малый Ворон начал окружать его и теснить к берегу озера, отрезая его от дороги на Хатчинсон. Напуганные внезапным нападением индейцев, погонщики вьючных лошадей бросились бежать, бросив отряд на произвол судьбы. Капитан Страут приказал начать штыковую атаку. «Длинные ножи» прорвали линию наступающих индейцев. Солдаты достигли дороги и начали отступление к селению Хатчинсон, расположенному в двадцати пяти милях от этого места. Сначала отступление происходило более-менее упорядоченно, но затем капитан Страут потерял всякую власть над ситуацией. Охваченные паникой солдаты беспорядочно бежали, оставляя своих убитых и раненых на милость санти дакотов.

Малый Ворон с помощью вождя Шакопи одержал победу, захватил несколько лошадей, множество боеприпасов и запасы продовольствия.

Разгромив отряд капитана Страута, Малый Ворон и Шакопи вместе направились к Нижнему агентству, чтобы соединиться там с Манкато и Большим Орлом.

Большой Орел и Манкато встретили Малого Ворона весьма сердечно. К тому времени вожди различных группировок вахпекутов и мдевакантонов уже поняли, что Малый Ворон был совершенно прав, когда убеждал их объединить силы для решительного сражения с белыми. Теперь уже всем вождям угрожала немалая опасность.

— Вождь Малый Ворон, вождь Шакопи и Желтый Камень прибыли в самое время, — произнес Большой Орел, приветствуя новоприбывших. — Белые сосредоточили в форте Риджли большое количество солдат и много длинных ружей. В любую минуту полковник Сибли выведет их против нас.

— Желтый Камень уже известил меня об этом, — ответил Малый Ворон. — По дороге нам повезло, мы разгромили отряд капитана Страута. Захватили лошадей, карабины, много боеприпасов, они нам сейчас пригодятся. А известно ли уже моим братьям, сколько войска у полковника Сибли? Он теперь должен быть сильнее, чем тогда, когда я предлагал нападение.

— Наш брат Малый Ворон верно тогда говорил, — признал Манкато. — Наши разведчики постоянно наблюдают за фортом Риджли. Сейчас там находятся шестнадцать раз по сто солдат и много длинных ружей.

— А кавалеристов сколько? — спросил Малый Ворон.

— У Сибли нет конницы, — с удовлетворением сообщил Большой Орел. — Его армия не сможет нас преследовать! В этом у нас перед ним преимущество.

— Да, ты прав, — подтвердил Малый Ворон. — Надо так провести бой, чтобы Сибли не смог как следует использовать длинные ружья.

— Нам нужно собрать как можно больше воинов, — вставил Манкато. — Если бы нам удалось задержать нападение Сибли! Мы ждем прибытия вождя Красного Баса с минуты на минуту.

— Да, надо как-то потянуть время, — озабоченно произнес Малый Ворон.

— Нельзя ли пока начать переговоры с Сибли? — предложил Шакопи. — Вождь Малый Ворон с давних времен хорошо знаком с полковником Сибли.

— Это верно, когда-то я поставлял ему меха, — признался Малый Ворон. — Я хорошо знаю Сибли.

— Малый Ворон не может встречаться с Сибли в одиночку, — возразил Желтый Камень. — Белым ни в коем случае нельзя доверять! Вы что, забыли, как белые уже не раз под разными предлогами заманивали индейских вождей к себе, а потом убивали их или сажали в тюрьму? Малый Ворон поднял восстание. Если бы он попал в руки белых, воины сейчас же бы разбежались.

— А что скажет сам Малый Ворон? — поинтересовался Большой Орел.

Вождь задумался, затем ответил:

— Мне нет нужды лично встречаться с полковником Сибли. Мы раньше уже переговаривались другим способом. Я могу послать ему говорящую бумагу.

— Неплохая мысль, да только никто из нас не умеет рисовать говорящие знаки на бумаге, — сказал Большой Орел.

— Нет, у меня есть такой человек, — возразил Малый Ворон. — Это Ко'ми, у него был белый отец, и он научил его писать.

— Пусть Малый Ворон вызовет его, а мы скажем, что он должен написать, — предложил Манкато.

Ко'ми, что значит Скунс, долго сочинял письмо на ломаном английском, перемешанном с индейскими словами. В письме говорилось о давней дружбе с Сибли, перечислялись беды и несчастья, перенесенные санти дакотами по вине белых, а в конце задавался вопрос, на каких условиях было бы возможно заключение мира. Письмо было вложено в развилину большой ветки, которую посланец под покровом ночи воткнул в землю неподалеку от форта.

Собравшиеся в Нижнем агентстве и вокруг него вожди не знали, что в это же самое время и таким же путем проводили переговоры вожди Вабаша и Вакута. В свое время они не присоединились к восстанию, а теперь хотели заручиться у Сибли гарантиями безопасности для вахпетонов и сиссетонов.

Как и можно было предвидеть, обмен корреспонденцией не привел к заключению мира. На полковника Сибли давил губернатор Рамсей, он подвергался острой критике со стороны общественного мнения за свою медлительность, нежелание дать решительный бой, и по всем этим причинам он постановил приступить, наконец, к ведению крупномасштабных военных действий.

Спустя несколько дней разведчики уведомили Малого Ворона, что Сибли вместе с целой армией переправился на южный берег Миннесоты и, пересекая территорию резервации, движется в направлении лагерей индейцев.

Малый Ворон немедля собрал военный совет, на котором был разработан план военных действий. Сибли встал на ночную стоянку неподалеку от Лесного озера, в сорока милях на север от форта Риджли. План вождей санти дакотов сводился к следующему. Когда на рассвете колонна белых вступит на дорогу, на нее внезапно с обеих сторон нападут скрывшиеся в придорожной траве индейцы. Зажатые меж двух огней солдаты разделятся на мелкие группы, и тогда с ними можно будет без труда расправиться. Сибли не располагал конницей, по этой причине он не мог ни преследовать воинов-индейцев, ни окружить их.

Вожди разошлись, чтобы готовить воинов к бою, а Желтый Камень отправился на разведку.

Стояло раннее утро, солнце уже начинало пригревать. Желтый Камень, Длинное Копье и Зон'та лежали в высокой траве у дороги, по которой должен был подойти отряд полковника Сибли. Перед разведчиками широко раскинулась холмистая прерия. Время шло, а солдаты все не появлялись.

Наконец, с южной стороны по дороге стала подыматься в воздух пыль.

— Идут! — прошептал Желтый Камень.

— Надо удостовериться, что это на самом деле солдаты Сибли, — ответил Длинное Копье.

Однако не успели еще разведчики как следует разобраться, что к чему, как из-за ближайшего невысокого холма стали одна за другой появляться лошадиные головы. Сразу же за лошадьми показались четыре больших фургона, едущих друг за другом. В фургонах сидели солдаты в синих мундирах и войлочных широкополых шляпах. То были закаленные в боях солдаты третьего миннесотского пехотного полка, во время войны на юге Соединенных Штатов они были захвачены конфедератами в плен. Их обменяли на военнопленных другой стороны и придали армии Сибли. Их задачей было обеспечивать войско продовольствием, вот они и ехали прямо по прерии за овощами, которые можно было собрать с участков, расположенных вокруг брошенных вахпекутами и мдевакантонами селений неподалеку от Нижнего агентства.

Четыре фургона катились вниз по пологому склону прямо на притаившихся в траве разведчиков. Если бы Желтый Камень был один, он явно бы предпочел, чтобы его переехал фургон, чем преждевременно обнаружить себя. Однако Длинное Копье и Зон'та не собирались погибать без боя и, когда несущиеся вниз фургоны оказались всего в нескольких шагах от них, Длинное Копье не выдержал и вскочил.

И прогремел выстрел! Возница в переднем фургоне поднялся с сидения, выпустил поводья из рук и рухнул прямо на лошадей.

Фургоны, как по команде, съехали на обочину дороги и остановились. Знающие толк в войне с индейцами солдаты соскочили с них и немедля открыли огонь. Первым же залпом был смертельно ранен Зон'та. Желтый Камень и Длинное Копье напали на солдат, тех было всего лишь человек десять, не больше. Индейские разведчики, без сомнения, погибли бы, если бы в эту минуту из ближайших зарослей не выбежала целая туча воинов санти дакотов.

— Хокка-хей! Хокка-хей! Хадре хадре сукоме сукоме! — загремел боевой клич.

— Хокка-хей! — присоединились и Желтый Камень с Длинным Копьем.

Солдаты, тем не менее, не впали в панику, напротив, отступая по дороге, стреляли без остановки.

Желтый Камень прицельно выстрелил, на землю упал один солдат. Длинное Копье тоже не отступал. Вскоре они уже оказались среди мдевакантонов, которыми командовал храбрый вождь Манкато.

Когда прозвучал преждевременный выстрел Зон'та, прячущийся неподалеку в зарослях со своим отрядом вождь Манкато сразу же понял, что об отличном плане вождя Малого Ворона можно забыть. Его охватил гнев, и он, немедля бросив клич к атаке, яростно набросился на горстку солдат.

Но в это время уже и отряд полковника Сибли двинулся на помощь отважным военным ветеранам. Это Ренвилл Ренджерс, завербованные майором Гэлбрейтом метисы, которых он незадолго до этого послал в форт Риджли, самочинно бросились на подкрепление солдатам, за которыми гнались воины вождя Манкато.

Завязалась короткая, яростная схватка. Метисы храбро отражали атаки индейцев. Манкато прямо бесился от гнева, бросался сам в гущу боя, который шел только на одном крыле отряда Сибли. Все большее число солдат включалось в бой, не обращая внимания на бездеятельность Сибли, совершенно выбитого из колеи стремительно развивавшимися событиями.

Манкато бешено стрелял в метисов из Ренвилл, он считал их хуже паршивых собак, говорил о них — кто они такие, ни белые, ни индейцы. Тем не менее и метисы, воспитанные среди индейцев, оказывали упорное сопротивление. Вождь Манкато повалил одного из них, замахнулся палицей на другого, когда раздался залп и боевой клич замер на устах Манкато, он вдруг склонился вперед, к шее мустанга, а затем головой вниз свалился на землю. Оказавшийся всех ближе Желтый Камень ударил палицей по «олове солдата, который, склонясь над отважным вождем, непримиримым врагом белых, уже собирался снять с него скальп. Желтый Камень вскочил на стоявшего рядом мустанга и покинул поле боя, унося с собой тело мертвого вождя.

Схватка закончилась прежде, чем все санти дакоты успели прибыть на поле битвы. Не принимала участия в бою и большая часть солдат полковника Сибли. Мдевакантоны и вахпекуты отступили, унося тела части своих погибших собратьев. С четырнадцати погибших индейцев, тела которых не удалось забрать, были сняты скальпы.