Прочитайте онлайн Последняя битва дакотов | III. ПЕРВАЯ АТАКА

Читать книгу Последняя битва дакотов
2712+2114
  • Автор:

III. ПЕРВАЯ АТАКА

Еще только начинало светать, как к малому селению Редвуд изо всех лагерей стали стягиваться воинственные вахпекуты и вахпетоны. В Редвуде размещалось Нижнее агентство, его еще называли агентством Редвуд по имени речушки, рядом с которой располагалось селение.

Ночной совет длился чуть ли не до утра, но не успел он еще закончиться, как некоторые вожди выслали в свои лагеря гонцов с соответствующими распоряжениями. Желтому Камню было поручено нанести первый удар, чтобы как можно скорее захватить селение и агентство. Таким образом вахпекуты и вахпетоны намеревались овладеть продовольствием и товарами, находящимися на складах, а также взять приличную добычу в домах белых людей. Удачное завершение первой атаки должно было оказать значительное влияние на дальнейший ход восстания.

Захват Нижнего агентства был поручен Желтому Камню неслучайно. Он вел свое происхождение из славного воинского рода, сам обладал немалым воинским опытом. Желтый Камень прекрасно понимал, что первая победа над белыми побудит воинов участвовать в дальнейших военных действиях, которыми будут руководить уже вожди отдельных групп племен. Он решил захватить селение и агентство неожиданным штурмом.

В ту же ночь по приказу Желтого Камня, нарушив общепринятый у индейцев военный обычай, санти дакоты подкрались к селению Редвуд в полном молчании, без своего леденящего кровь боевого клича. Дисциплинированные воины из товарищества «Сломанные Стрелы» под руководством Желтого Камня направляли прибывающие подразделения на предназначенные им позиции.

Редвуд был совсем небольшим селением, состоял из десятка с лишним домов, пары лавок, складов и крохотной часовни. Все это располагалось на возвышенности, недалеко от того места, где речка Редвуд впадала в Миннесоту. Река Миннесота представляла собой природную северную границу резервации санти дако-тов. Из селения Редвуд шла дорога, ведущая на южный берег Миннесоты, откуда на небольшом пароме можно было переправиться на северный берег, а там дорога вела к форту Риджли, расположенному на юге.

По приказу Желтого Камня отдельные группы воинов незаметно окружали все жилые дома и склады. Все же такие значительные перемещения не могли совсем остаться незамеченными теми белыми поселенцами, что в памятное утро 18 августа 1862 года поднялись еще до рассвета.

Небо только еще начало сереть. Индейцы вели себя спокойно, поэтому их присутствие, хоть и в такую раннюю пору, не обеспокоило белых. В то время, когда раздавали выплату, санти дакоты всегда в больших количествах появлялись в агентстве, так что все уже привыкли их здесь видеть. Миннесота уже довольно давно не считалась «пылающей границей». Индейцам не возбранялось покидать резервацию, группы воинов постоянно отправлялись на охоту в Большие Леса либо, под предлогом охоты, в военные походы против своих извечных противников, чиппева. Фермеров санти дакоты не беспокоили, в Миннесоте царил мир, поэтому белые фермеры уже не жили в состоянии постоянной военной готовности. Если у кого и осталось ружье, он не держал его под рукой. Даже недавние беспорядки в Верхнем агентстве никого не обеспокоили, ведь было широко известно, что индейцы не прибегли ни к силе, ни к оружию, а, получив причитающееся им продовольствие и товары, спокойно разошлись по своим лагерям. Так что и это неожиданное массовое появление индейцев в селении Редвуд ни у кого не возбудило никаких подозрений.

А Желтый Камень ждал, пока не пробудится все селение. Он дал знак к началу атаки только тогда, когда из труб домов потянулся дым. Вождь Красный Бас по собственному почину окружил дом, в котором располагалась лавка Майрика. Приказчик Джеймс Линд, зевая во весь рот, открыл двери лавки. Красный Бас поднял ружье на плечо и раздался первый выстрел. Линд, так и не поняв, что случилось, тяжело рухнул на землю у входа в лавку. Красный Бас не без удовольствия послал пулю прямо ему в сердце. Ни для кого не было секретом, что Линд являлся незаконным отцом множества детей, рожденных девушками-индеанками.

При звуке этого выстрела, что, подобно грому в ясном небе, разорвал тишину утра, началась стрельба по всему селению. Встревоженный выстрелами торговец Майрик подбежал к окну своей комнаты. Едва завидев цепочку вооруженных индейцев, он тут же решил спасаться бегством. Майрик не мог иметь сомнений касательно своей судьбы, и он прекрасно помнил собственные, столь легкомысленно высказанные, слова: «Пусть едят траву!». Поэтому Майрик без лишних размышлений выскочил из окна и кинулся в сторону прибрежных зарослей. Однако жаждущий отомстить Красный Бас не принял участия в разграблении лавки, а терпеливо поджидал Майрика и сразу увидел, как тот выскакивает из окна. Он сознательно не выстрелил сразу: чтобы дать тому время проникнуться напрасной надеждой на возможность спасения. И только когда Майрик находился уже в нескольких шагах от зарослей, не спеша поднял ружье и спокойно нажал на курок. Майрик упал, раскинув руки. Красный Бас подошел к нему, ногой повернул его на спину. Вырвал пучок сухой, выгоревшей на солнце травы и воткнул ее в немеющие уста. Так выглядела месть вождя Красного Баса.

А в ту минуту, когда погиб Майрик, другие отряды индейцев громили две другие лавки. В одной из них погиб торговец Франсуа Ла Бат, в другой — еще трое человек. У конюшни убили троих конюхов. Одновременно нападению подверглись все жилые дома. Захваченные врасплох жители не оказали ни малейшего сопротивления. В это первое свое нападение санти дакоты убили тринадцать мужчин, а женщин брали в плен. Безусловно, индейцы без всякого труда могли бы убить всех жителей селения, если бы строго выполняли распоряжения Желтого Камня. К счастью для белых, индейцы, захватив лавки, склады и часть жилых домов, позабыли о схватке. Ослепленные количеством ценной добычи, они без остатка предались грабежу. Желтый Камень напрасно пытался что-то приказывать, никто его не слушал, все разбежались в поисках новой добычи.

Желтый Камень грозно хмурил брови, наблюдая за разложением в стане своих воинов. Всякая борьба прекратилась. Но что он мог поделать? С ним оставалось только двое воинов из «Сломанных Стрел» и они точно так же не могли призвать к порядку вождей воинских отрядов. Когда начался массовый грабеж, тут же смолкли испуганные крики жителей, которых вытаскивали из их домов, слышались только возгласы ссорящихся из-за добычи индейцев.

Желтый Камень чувствовал, что происходит что-то не то. И тут один из его солдат тихонько произнес:

— Белые удирают к парому!

Желтого Камня охватил гнев, он огрел арканом своего коня и галопом рванул к реке. За ним помчались двое солдат из «Сломанных Стрел». Склон, на котором располагалось селение, полого спускался к берегу Миннесоты. На противоположном берегу была видна дорога, ведущая прямиком к форту Риджли. До начала атаки Желтый Камень забыл о пароме, теперь же он несся сломя голову, торопясь исправить свою ошибку.

Но было уже поздно. Мужественный Старый Моули успел перевезти на северный берег не одну группу беглецов. Сейчас он как раз возвращался в надежде, что ему удастся еще кого-нибудь спасти. Его паром приближался к южному берегу.

Желтый Камень увидел и паром, и перевозчика. Старый Моули тоже заметил приближающегося противника и попробовал повернуть паром к другому берегу.

— Хокка-хей! Смерть ему! — пронзительно выкрикнул Желтый Камень.

Опасаясь, как бы паром не успел отойти, он поднял своего мустанга на дыбы и заставил его перескочить с берега на паром. Но все же расстояние оказалось слишком большим, мустанг лишь сумел задеть паром передними ногами и его подхватило течение реки. Всадник и конь на мгновение скрылись под водой. В эту минуту оба солдата выстрелили одновременно. Старый Моули даже не крикнул, только согнулся и упал на бревна парома.

Желтый Камень вместе с конем приплыли к берегу, а солдаты подтянули паром. Тело Старого Моули перенесли на сушу. Желтый Камень, еще тяжело дыша, смотрел на перевозчика, потом сказал:

— То был смелый человек, не снимайте с него скальп. Только он, наверно, хотел бы помогать белым и в стране Великого Духа, поэтому отрежьте ему руки и ноги и выколите глаза, чтобы он уже ничего не мог сделать.

На возвышенности над селением Редвуд начали подыматься клубы черного дыма. Воины все еще вытаскивали добро белых и поджигали дома. Повсюду плясали военные танцы, все были упоены легкой победой. Со стороны поселенцев не прозвучало ни единого выстрела, никто из индейцев не пострадал. Желтый Камень оказался триумфатором, отовсюду неслись хвалы ему. Поддавшись общему настроению, он никого не стал упрекать.

Настал уже ясный день, когда Желтый Камень созвал кое-кого из вождей на краткий совет. Они собрались у часовенки, которая не пострадала.

— Наш брат Желтый Камень хорошо провел нападение на агентство, — первым начал Красный Бас. — Воины уже заканчивают раздел продовольствия и товаров со складов. Мы взяли богатую добычу, но это только начало. Теперь нам надо разделиться. Необходимо уничтожить окрестные фермы. И еще ведь есть несколько больших селений.

— Нечего нам тут всем делать, — произнес Сломанный Нос. — Мы с вождем Шакопи хотим напасть на селение Сакрд Харт.

— Это вы верно решили, — одобрил Желтый Камень. — Но мы не можем все разом уйти из агентства. Часть белых убежала на другую сторону реки и скоро уже доберется до форта Риджли. Фортом руководит храбрый офицер, капитан Марш. Когда он узнает о том, что произошло в Нижнем агентстве, он уж обязательно пришлет сюда солдат.

Вожди с неудовольствием взглянули на Желтого Камня. Их тянуло к иным зажиточным селениям и к беззащитным фермам. Там их ждала великолепная добыча.

— Немногим беглецам удастся добраться до форта Риджли, — возразил Манкато. — Еще до атаки на агентство часть наших братьев разъехалась по окрестностям. Может, они как раз на них и наткнутся.

— Наверно, наткнутся, только всех не поймают, — ответил Желтый Камень. — И малым отрядам воинов не остановить капитана Марша.

— С этим можно справиться, — отозвался Красный Бас. -Каждый из нас оставит здесь по нескольку своих воинов, и Желтый Камень будет над ними вождем. Ты захватил агентство, тебе и доводить дело до конца!

— Верно ты говоришь. Желтый Камень — опытный воин, он справится с солдатами из форта, — поддержал его Малый Ворон. -По моим сведениям, в форте и двадцати солдат не наберется. И форт нельзя оставить без обороны, так что немного их сюда придет.

— Никто из воинов не захочет оставаться здесь бездельничать, когда другие будут хватать добычу, — вставил Манкато.

— И это не беда, — сказал Сломанный Нос. — Те, кто отсюда уйдет, поделятся добычей с теми, кто здесь останется.

Это соображение всем очень понравилось, его единодушно поддержали. Вскоре небольшие отряды уже расходились во все стороны, а в агентстве остался Желтый Камень со ста пятьюдесятью воинами.

Желтый Камень еще раз показал, что хорошо знает военное ремесло. Он послал разведчиков в сторону форта Риджли по обе стороны Миннесоты. Остальных воинов он укрыл в прибрежной чащобе поблизости от агентства. По обоим берегам реки в местах переправы стояли деревянные будки, в них нес дежурство Старый Моули, ожидая тех, кому нужно переправиться. Желтый Камень поставил часового у будки на южном берегу. То был индеец Белый Пес, давно уже работавший в агентстве, белые считали его «цивилизованным». Именно Белый Пес и должен был послужить приманкой для солдат из форта.

Около полудня разведчики подтвердили предположения Желтого Камня. Отряд, состоящий из сорока семи солдат, приближался к месту переправы на северном берегу.

То был знак, что в форте уже известно о нападении на агентство. Первые группы беглецов достигли форта Риджли поздним утром. Когда командир форта, капитан Марш, услышал о беспорядках в Нижнем агентстве, он, даже еще не представляя себе масштабов происходящего, сейчас же передал руководство лейтенанту Томасу Гиру, а сам во главе сорока семи солдат, прихватив с собой переводчика, направился в агентство.

При известии о приближении капитана Марша и его солдат Желтый Камень приказал своим воинам затаиться под защитой зарослей.

Прошло немного времени, и капитан Марш с солдатами показались посреди густых кустов и деревьев, окружающих маленькую пристань. Солдаты там и остановились.

Желтый Камень и его воины внимательно наблюдали за ними из своего укрытия на другой стороне реки. Вскоре весьма довольный Желтый Камень заметил:

— Хо! Эти солдаты, наверно, никогда еще не воевали с индейцами, раз остановились в месте, где так легко устроить засаду!

— Желтый Камень верно говорит, — согласился Длинное Копье, офицер «Сломанных Стрел». — Сразу видно, что они совсем желторотые.

— Сейчас мы им устроим сюрприз, — с удовлетворением произнес Желтый Камень. — Пусть Длинное Копье возьмет с собой половину воинов и тихонько отведет их вверх по реке. Недалеко отсюда есть неплохой брод. Длинное Копье переправится там и зайдет белым в тыл. Они окажутся в безвыходном положении. Хо!

— Неплохой план! — одобрил Длинное Копье. — Когда мы окажемся у них в тылу, тогда и ударим.

Тем временем капитан Марш заметил около будки на другом берегу индейца. То был Белый Пес. Желтый Камень проинструктировал его, как он должен себя вести.

По распоряжению капитана Марша переводчик склонился над водой и прокричал:

— Эй, Белый Пес, узнаешь меня?

Однако ему пришлось повторить свой вопрос, прежде чем Белый Пес заслонил глаза ладонью от солнечного сияния и долго всматривался в переводчика и солдат.

— Кто это со мной говорит? — наконец, задал вопрос Белый Пес.

— Ты что, Белый Пес, не узнаешь меня? — удивился переводчик. — Я — переводчик капитана Марша, вот он стоит рядом со мной. Мы же встречались в резервации.

— А, теперь узнаю, — отозвался Белый Пес, он тянул время, как мог. — Солнце светит в глаза, плохо видать. Если вы хотите переправиться, тяните паром!

— А что там творится в агентстве? — спросил переводчик.

— Что там может твориться? Все в порядке, как всегда, — ответил Белый Пес. — Так нужен вам паром?

Переводчик пояснил капитану Маршу, что говорит Белый Пес. Капитан Марш был толковым солдатом и, хотя не имел ни малейшего опыта борьбы с индейцами, все же как-то не мог поверить в это «все в порядке». Да ведь на другом берегу рядом с паромом до сих пор лежал труп Старого Моули. Видя это, капитан Марш опасался заводить своих солдат на паром. По дороге из форта в агентство он встретил беглецов из селения Редвуд, которые утверждали, что нападение на Нижнее агентство не похоже на чисто местные беспорядки.

И все же подозрения не заставили капитана Марша долго размышлять. Не успел он придти к какому-то решению, как из зарослей, что находились сзади, и даже из будки перевозчика на северном берегу посыпался град пуль и стрел из луков. Одновременно послышались выстрелы и из зарослей на другой стороне реки. Марш оказался меж двух огней. Первый же залп стоил жизни десятку с лишним солдат, при дальнейшей стрельбе погибло еще несколько. Солдатам же удалось лишь застрелить Белого Пса на другой стороне реки.

Марш начал отступать с оставшимися в живых солдатами вниз по течению Миннесоты, ему казалось, что там дальше по другой стороне реки нет индейцев. Он решил найти брод, переправиться на южный берег и скрытно двигаться вниз по течению, и только вблизи форта вновь переправиться на северный берег. Под градом пуль и стрел они начали отступление. Вскоре, однако, когда он искал брод. Марш попал в омут и уже не вынырнул на поверхность воды. Остатки отряда, лишенные руководства, рассеялись по чаще, солдаты выбирались кто как мог, по одному. Упоенные второй за один день легко давшейся победой санти дакоты не имели желания гоняться по бездорожью за каждым из них в отдельности. Они сами уже сильно проголодались, устали, им не терпелось отдохнуть, насладиться зрелищем захваченной добычи. Для них битва окончательно закончилась. Желтый Камень, убежденный, что теперь он в состоянии победить всех американских солдат до единого, повел свой отряд в лагерь Малого Ворона.

Остатки же отряда капитана Марша до сумерек укрывались в лощинах, в высокой степной траве. Лишь под защитой темноты они по одиночке стали подтягиваться ближе к форту. К ночи из сорока восьми солдат, вышедших с. капитаном Маршем на разведку, вернулись двадцать три.

В лагере Малого Ворона Желтого Камня ждало не слишком приятное известие о том, что сиссетоны и вахпетоны не присоединились к восстанию. Правда, когда в Верхнем агентстве услышали о бунте, разразившемся в Нижнем агентстве, там убили двоих попавшихся под руку белых торговцев, но лавок никто не тронул. Развитию событий воспрепятствовал там индеец-христианин Джон Другой День, что был женат на белой женщине. Другой День вместе с женой собрали большинство живущих в Верхнем агентстве белых в кирпичном складе, где и засели вместе с небольшой группой своих верных друзей вахпетонов. На том и закончились все беспорядки в Верхнем агентстве. Сиссетоны и вахпетоны решили не спешить, посмотреть, как развернутся события.

То было большим разочарованием для Малого Ворона, он весьма рассчитывал на восстание в Верхнем агентстве. Теперь же он понял, что только какая-то значительная победа способна втянуть индейцев из Верхнего агентства в войну. Ему следовало также, не откладывая, каким-то образом улучшить свою пошатнувшуюся репутацию у санти дакотов. Малый Ворон был неплохим стратегом, поэтому хотел, не откладывая, ударить по форту Риджли. Форт Риджли преграждал путь в долину по нижнему течению Миннесоты, где давненько уже были заложены населенные, зажиточные фермы и селения. Если бы санти дакотам удалось захватить форт Риджли, дорога в богатый край была бы для них свободна.

План Малого Ворона был весьма неплох, и если бы он был выполнен немедля, судьба восстания могла бы сложиться совсем иначе. Но Малый Ворон был вождем только одной из групп вахпекутов и потому мог лишь предложить другим вождям принять участие в этой кампании. И следовало поспешить, поэтому вечером,, после захвата Нижнего агентства, Малый Ворон пригласил самых значительных вождей на военный совет.

Едва Желтый Камень оказался в своем типи в окружении жен и детей, как появился гонец и известил его о совете у Малого Ворона. Желтый Камень недовольно нахмурился, после такого трудного дня ему полагался какой-никакой отдых, но все же отправился на совет.

Малый Ворон горячо просил и убеждал вождей принять участие в походе на форт Риджли. Он объяснял, что горстка солдат, окруженная к тому же толпой беглецов, не способна защитить форт. Но упоенные легкой победой и добычей, вожди хотели только одного — и дальше грабить отдельные фермы. Устрашенные фермеры не оказывали ни малейшего сопротивления. При нападениях на фермы и селения добыча сама шла в руки, а при этом еще совершались «военные подвиги», приносившие знаки отличия и славу. А что можно было получить от схватки с горсткой солдат в форте или от ловли беглецов, бросивших все свое добро? Так совет и закончился ничем.

События первого дня восстания укрепили вождей в убеждении, что каждый из них и по отдельности способен одерживать победы. Еще шла битва в Нижнем агентстве, а уже многие отряды санти дакотов опустошали селения и фермы даже в значительном отдалении от резервации. Были убиты двое живших в глуши учителей. Погибли все жители небольшого селения Миддл Крик. В двадцати милях на юг от резервации было уничтожено селение Милфорд Тауншип, там вырезали пятьдесят восемь немецких поселенцев. В тот первый день санти дакоты убивали всех белых мужчин, а часть женщин и детей брали в неволю. Доля обесчещенных белых женщин была достойна сожаления, поскольку у индейцев с равнин, в отличие от индейцев из американских лесных дебрей, не было запрета на сожительство с белыми женщинами. В тот памятный августовский день белые люди гибли, не оказывая ни малейшего сопротивления. Дым пожарищ подымался к небу над плодородными равнинами Миннесоты. Так началась кровавая месть санти дакотов за все несправедливости и беззакония, что терпели индейцы от правительства Соединенных Штатов.