Прочитайте онлайн Последняя битва дакотов | XIX. БОЛЬШОЙ СОВЕТ ДАКОТОВ

Читать книгу Последняя битва дакотов
2712+2064
  • Автор:

XIX. БОЛЬШОЙ СОВЕТ ДАКОТОВ

Желтый Камень и Длинное Копье значительно опередили кочевую колонну вахпекутов. Не слезая с лошадей, они на ходу рассматривали отпечатавшиеся на земле следы. Хорошо были заметны следы лошадиных копыт и глубокие колеи, оставленные тяжело груженными волокушами, их становилось все больше. У них не оставалось сомнений, что в том же направлении двигалось немало больших групп индейцев.

Вахпекуты без всяких опасений шли по этим следам, ведь они находились в принадлежащей дакотам долине реки Паудер и прекрасно знали, кто именно кочевал тут до них. Время от времени рядом с протоптанной дорогой им встречались начертанные палочкой на гладкой песчаной поверхности рисунки, говорившие о том, что дакоты направляются к реке Литтл Бигхорн на ежегодный большой совет, на котором вожди всех групп вместе решали, чем будет заниматься весь их народ в следующем году. Вахпекуты тоже должны были участвовать в этой великой встрече дакотов.

После заключения мирного договора в 1868 году часть тетонов, шайенов и арапахо, следуя примеру вождя Красного Облака, осела в резервациях. Тем не менее, многие известные вожди не подписали договора и по-прежнему оставались в долине реки Паудер, где полностью пользовались плодами победы в войне. Так и получилось, что, в то время, как часть дакотов уже поселилась в резервациях, дакоты, живущие у реки Паудер, все еще кочевали вслед за стадами бизонов, охотились на разную дичь, выступали, как в старые добрые времена, в небольшие военные походы против кангитока и шошонов. На юге Великих равнин эти времена безвозвратно ушли в прошлое.

Вахпекуты под водительством Та-Тунка-Скаха и Желтого Камня тоже остались в долине реки Паудер. Не для того вырвались они из-под обременительного надзора белых в Миннесоте, чтобы после выигранной у Соединенных Штатов войны снова оказаться в резервации под подозрительным оком правительственного агента по делам индейцев.

Целых восемь лет индейцы, оставшиеся в долине реки Паудер, вели жизнь свободных людей, хотя и тогда уже хватало признаков того, что может вспыхнуть новая война с белыми. Долина реки Паудер и большая резервация дакотов в Южной Дакоте были пресловутым бельмом на глазу для белых колонистов, неудержимо рвущихся на запад. Когда индейцы принудили правительство отказаться от дороги Боузмана, белые приступили к строительству линии железной дороги, которая должна была соединить восток с золотоносной Монтаной и плодородным Орегоном. Растерявшиеся дакоты никак не могли протестовать против строительства, ведь восточный отрезок линии пролегал через Северную Дакоту, то есть за пределами резервации. До решительного сопротивления дошло лишь тогда, когда белые инженеры начали прокладывать западный отрезок железнодорожной линии. В Монтане железнодорожные рельсы предполагалось; проложить вдоль южного берега реки Йеллоустоун, а эта территория уже принадлежала дакотам. На созванном правительственными чиновниками совете индейцы коротко оповестили — нет!

Еще одним болезненным пунктом были Черные горы. В 1874 году военный разведывательный отряд тайно обследовал Черные горы и наткнулся там на месторождения золота. Прослышав об этом открытии, на территорию резервации стали проникать искатели золота. Поначалу армия пробовала преградить им туда доступ, тем не менее уже вскоре в Черных горах очутились тысячи горнорабочих. Желая как-то узаконить это нарушение границ резервации, правительство Соединенных Штатов решило выкупить Черные горы. В агентство Красного Облака прибыли правительственные уполномоченные, где их чуть не убили возмущенные индейцы. Вождь Красное Облако потребовал шестьдесят миллионов долларов в выкуп за Черные горы. Напуганные суровой позицией индейцев, чиновники отбыли ни с чем.

Тогда правительство Соединенных Штатов решило прибегнуть к репрессиям. В ноябре 1875 года комиссар по делам индейцев отдал категорическое распоряжение о том, что до конца января все индейцы должны находиться в отведенных им резервациях. Это противоречило договору 1868 года, признающему долину реки Паудер землей дакотов, где они могли находиться без всяких ограничений. Поэтому к назначенному сроку в резервации появилась только одна небольшая группа индейцев. Правительство немедленно использовало это обстоятельство и постановило, что все индейцы, пребывающие за пределами резервации, находятся в состоянии войны.

В марте в долину реки Паудер направилась карательная экспедиция. Три колонны солдат должны были окружить и уничтожить воинственных индейцев. Одной из колонн командовал генерал Джордж Крук. В долине реки Паудер в то время как раз бушевала снежная буря. После нескольких дней безуспешных поисков Крук, наконец, наткнулся на лагерь шайенов вождя Две Луны, тот собирался перебираться в резервацию. Крук, не раздумывая, напал на шайенов, тем, однако, на помощь немедленно прибыли оглала под руководством молодого вождя Бешеного Коня. Жестокий бой растянулся на целый день, только к вечеру индейцы отступили в свои лагеря отдохнуть и что-то съесть.

Исход боя был неясен. Правда, Крук удержал за собой поле битвы, но его армия уже не была способна к дальнейшим военным действиям. Поэтому Крук вернулся на базу у реки Платт. И остальные колонны тоже, не добившись никаких успехов, вернулись на базу.

Весть о победе Бешеного Коня молнией облетела всю долину реки Паудер. Дакота и шайены уверили себя в том, что теперь-то уж они способны расправиться с любой высланной против них армией.

Вахпекуты тоже быстро узнали о поражении Крука. Закончив весеннюю охоту, они направлялись на ежегодный совет дакотов. Все с нетерпением ждали этой встречи, ведь там они увидят своих родственников, друзей и знакомых, и не только живущих у реки Паудер, но также и в резервациях. Во время совета вождей всех дакотов индейцы с Великих равнин делились друг с другом новостями, пировали, плясали, устраивали конные соревнования, соревнования по бегу, по борьбе, подвергали испытаниям свое мужество. То было время всеобщего мира и радости.

В течение ста пятидесяти лет дакоты неизменно проводили свой большой совет в Беар Батт, горной цепи на северо-восточных подступах к Черным горам, в местах, которые они почитали как священную страну духов. Но в прошлом году, когда совет собрался именно там, дакоты с возмущением убедились, что в священные Черные горы вторглись белые искатели золота. Юго-восточный ветер принес к Беар Батт отголоски шума, доносящегося из лагерей горнорабочих. Тем не менее, дакоты не напали на горняков, потому что во время ежегодного большого совета всегда провозглашали всеобщее перемирие, которое соблюдалось даже враждебными племенами. А тем временем белые все больше и больше внедрялись в Черные горы.

Под конец весны главный вождь хункпапов Татанка Йотанка, то есть Сидящий Бизон, прозванный белыми Ситтинг Булл, или Сидящим Быком, разослал гонцов ко всем группам дакотов, приглашая их на ежегодный большой совет у реки Литтл Бигхорн. Смена места традиционной встречи позволяла догадываться, что нынешний совет будет иметь особое значение для всего народа.

Вахпекуты делали быстрые переходы, спеша на встречу, радуясь, что вскоре, после всех охотничьих трудов, наконец-то увидят своих родных и знакомых. Особое нетерпение проявляли жены Желтого Камня, надеясь увидеть своих сыновей, Ва ку'та и Ва во ки'йя. Ва ку'та восемь лет назад взял в жены Поющую Воду, дочь Железного Коня, он часто подолгу находился в лагере хункпапов вместе со своим младшим братом. В начале весны братья направились в поход против шошонов и с той поры ни один из них не показался в лагере вахпекутов. Желтый Камень и его жены в нетерпении ожидали встречи с сыновьями. От берегов реки Литтл Бигхорн их отделял лишь один день дороги.

Желтый Камень никак не думал, что в пути им могут встретиться разведчики дакотов, ведь на время большого совета закапывали военный топор и провозглашали перемирие со всеми враждебными племенами. Тем не менее в тот день, вскоре после того, как они направились в путь, едущие впереди Желтый Камень и Длинное Копье услыхали лошадиный топот и вскоре на ближайшем холме показалась пара всадников-индейцев, несущихся один за другим.

Желтый Камень и Длинное Копье быстро добыли из колчанов луки и стрелы. Желтый Камень с тревогой оглянулся на виднеющуюся вдали кочевую колонну вахпекьюте.

— Хо! Это дакоты! — успокоил его Длинное Копье.

— Хо! Да ведь они возвращаются из военного похода, а как же перемирие? — возмутился Желтый Камень, увидя, что у одного из всадников лицо покрыто черной краской, что означало, что он добыл скальп. И совсем уж он был изумлен, когда узнал в подъезжающих, которые резко осадили своих лошадей, Ва ку'та и Ва во ки'йя. Ва во ки'йя и оказался этим обладателем скальпа.

Желтый Камень окинул сыновей быстрым взглядом, потом произнес суровым тоном:

— Наши законы велят соблюдать мир во время большого совета. Откуда же возвращаются мои сыновья? Разве перемирие не заключено?

— Здравствуй, отец! Перемирие заключено, все индейцы его соблюдают. Только белые насмехаются над нашими священными законами, снова выкопали военный топор против нас. По приказу вождя Сидящего Быка мы проводили разведку и наткнулись на солдат генерала Крука, раскинувшего лагерь у ручья Биг Пайни, неподалеку от того места, где раньше стоял форт Филипа Керни.

— Значит, генерал Крук снова выступил на военную тропу против нас? — изумился Желтый Камень. — Ведь в начале этой весны вожди Две Луны и Бешеный Конь заставили его покинуть долину реки Паудер!

— И не только солдаты Крука зашли на наши охотничьи территории, — ответил Ва ку'та. — С севера подходят еще две армии. Белые вожди хотят загнать нас в капкан и раздавить!

— Видно, Великий Дух хотел, чтобы у них помутился разум, -заметил Длинное Копье. -Ведь у Литтл Бигхорн собралось много тысяч дакотов, шайенов и арапахо!

— За исключением Красного Облака на ежегодный совет прибывают все наши самые известные вожди. Белых генералов ждет большая неожиданность, — высказал свое мнение Ва ку'та. — Наши разведчики остались следить и будут сообщать о каждом шаге генерала Крука.

— Белые не отважатся напасть на нас, — сказал Длинное Копье. — Мы уже несколько дней идем по следам многих групп индейцев, и все идут на большой совет. Погода, похоже, меняться не собирается, следы долго будут видны. Разведчики Крука их обнаружат и предупредят белого вождя, а тот поймет свое бессилие.

— У нас есть преимущество перед белыми, мы знаем, что они здесь, нам сообщат о любом их передвижении, -добавил Ва ку'та. -Мы спешим к нашим вождям с важными известиями. Отец, надо сказать вахпекутам, что Ва во ки'йя взял себе новое имя. Он теперь зовется Красная Рука. Это имя дал ему вождь хункпапов, шаман Сидящий Бык.

Длинное Копье и Желтый Камень сразу же заметили, что у Ва во ки'йя правая рука покрыта красной краской, однако ни о чем его не спросили, потому что о личных делах не разговаривают в присутствии посторонних. Теперь же, услышав, что новое имя дано могучим шаманом-ясновидцем, они догадались, что оно берет свое происхождение из какого-то пророческого сна, видения, ворожбы. В таком случае тем более не следовало задавать лишних вопросов. Понимая это, Красная Рука сам поспешил все объяснить:

— Шаман Сидящий Бык разъяснил мне странные вещи, виденные глазами моей души. Красная Рука убьет великого врага дакотов. Белые на подходе, значит, мне нужно быть готовым.

— На твоем лице я вижу цвет смерти. Чей скальп ты добыл, сын? — спросил Желтый Камень.

— Неподалеку от лагеря генерала Крука мы заманили в засаду двоих арикара, что служат у белых разведчиков. Это скальп одного, а другого мы взяли живьем.

— Мы развязали ему язык огнем, — прибавил Ва ку'та. — И он много чего порассказал нам о намерениях белых, а потом мы его убили.

Тем временем подошли все вахпекуты. Щедрая Рука, Большой Разговор и Скалистый Цветок были вне себя от радости, приветствуя своих храбрых сыновей. Однако Желтый Камень велел всем немедленно снова отправляться в путь, следовало как можно скорей известить вождей об армии генерала Крука.

Желтый Камень не пошел вместе со всеми. Он разгладил рукой песчаную поверхность рядом с широкой дорогой, протоптанной людьми, лошадьми и волокушами, и начал острием ножа рисовать на ней условные знаки, которые должны были предостеречь идущие после них группы индейцев о присутствии белых солдат в долине реки Паудер. Не прошло и получаса, как Желтый Камень уселся на мустанга и погнал вслед за своими.

Местность становилась все более холмистой, обрывистой, кругом виднелись возвышенности, горные цепи, пересеченные узкими долинами. Северо-западная оконечность Великих Внутренних равнин здесь совершенно очевидно переходила в предгорья Скалистых гор. По обеим сторонам вытоптанной дороги, на округлых холмах и по склонам гор была полностью съедена трава, повсюду валялись высохшие на солнце лепешки конского навоза. То был самый верный признак того, что здесь прошли многочисленные группы индейцев, ведя с собой громадные табуны лошадей.

Желтый Камень догнал колонну вахпекутов и присоединился к передовому отряду, в котором ехали и его сыновья. Наступил полдень, солнце стало сильно припекать. Вахпекуты устали, были голодны, их мучила жажда. Кони тоже были измучены, вахпекуты долго не останавливались на отдых. Рядом с дорогой не хватало корма для лошадей и те без всяких понуканий шли все резвее, чуя близость воды. И действительно, река Литтл Бигхорн находилась совсем уже недалеко.

Восточный берег Литтл Бигхорн состоял из высоких возвышенностей и ущелий, круто обрывавшихся к реке. Вахпекуты двигались старой дорогой индейцев к удобному броду, туда когда-то приходили на водопой бизоны.

Вахпекуты достигли восточного берега Литтл Бигхорн. Река закишела людьми и лошадьми. Стоянка не была долгой, рядовые «Сломанных Стрел» предостерегали, чтобы мустангам не давали сразу пить много воды. До сборного пункта было уже совсем недалеко, вахпекуты побыстрее перебрались на западный берег и пошли прямо на север.

Литтл Бигхорн текла по узкому руслу, то приближаясь к дороге, то отдаляясь от нее. Двигаясь как будто по тетиве большой излучины, выгнутой в восточном направлении, вахпекуты снова увидели Литтл Бигхорн, образующую в этом месте направленную к западу излучину. Немного подальше излучина резко поворачивала на восток, затем на север. Там находилась вытянутая долина, отделенная с востока рекой, с запада — горной цепью. Вахпекуты увидели подымающийся вверх дым, именно в этой долине дакоты собрались в этом году на большой совет.

Во время таких больших собраний за порядком обычно следили мужские военные общества. Вот и сейчас у южного прохода в долину вахпекутов встретили рядовые члены общества оглала «Лисята» , они несли в тот день вахту. Они же проводили вахпекутов туда, где предстояло стоять санти дакотам.

Обычно во время большого совета все группы дако-тов ставили свои типи таким образом, что они образовывали огромный круг, в середине которого стояло большое, общее типи совета. И в Беар Батт у подножия Черных гор до сих пор сохранялся такой же порядок. Однако вытянутая узкая долина на Литтл Бигхорн не позволяла организовать общий лагерь в виде круга. Вождь и шаман Сидящий Бык решил тогда, что отдельные группы дакотов поставят свои лагеря небольшими кругами, а между ними встанет общее типи совета.

По традиции хункпапы всегда ставили свои палатки на краю круга, так и сейчас их лагерь располагался первым на юге долины. За ними раскинулись лагеря этас эпе хо, называемых белыми ноу боуз, то есть «без стрел», миньконью, се ах сап пас, «черноногих дакотов» и санти дакотов. Дальше стояло типи совета и два типи, предназначенные для военных обществ, и много лагерных колец племен джанктон, оглала и се хонг хос, или брюле. С северного края долины поставили лагерь приглашенные на совет шайены и северные арапахо. За пределами лагерей, вдоль реки, а также по западной стороне долины у подножия холмов тянулись шалаши из ивняка, их построили себе молодые воины для того, чтобы охранять все лагеря разом.

Там, где должны были расположиться санти дакоты, уже находились типи мдевакантонов, которые во главе с вождем Инкпадутой тоже покинули прерию после восстания в Миннесоте. Вахпекуты были искренне рады этой встрече, им было что вместе вспомнить. Особенно обрадовались жены Желтого Камня, Большой Разговор и Щедрая Рука, обе они были из племени мдевакантонов, а в группе Инкпадуты у них были родственники.

Желтый Камень и Ва ку'та без задержки отправились в лагерь хункпапов для того, чтобы известить вождя Сидящего Быка о прибытии армии генерала Крука. Едва подойдя к лагерю, они повстречали Железного Коня, отца жены Ва ку'та.

— Хо! Вот вы, наконец! — воскликнул Железный Конь. — Мы уж думали, вы не успеете к началу.

— Известие о большом совете на Литтл Бигхорн дошло до нас как раз во время охоты на бизонов, — пояснил Желтый Камень. — А перед дорогой надо было еще насушить мяса и выделать шкуры.

— И правильно сделали, сейчас с дичью неважно, — ответил Железный Конь. — Я вижу, Ва ку'та тоже вернулся из разведки. Вот Поющая Вода обрадуется! Она тебя так ждала!

— Я принес важные новости, — сообщил Ва ку'та. — Генерал Крук снова прибыл с большой армией в долину реки Паудер. Я должен немедленно уведомить об этом вождя Сидящего Быка.

— После двух дней, проведенных в молитве, вождь Сидящий Бык отдыхает сейчас в своем типи неподалеку на холме. В лагере его замещает старший офицер, вождь Пизи, белые называют его Галлом. Вот ему и остальным вождям ты и расскажешь об армии белых, — ответил Железный Конь. — Вожди собираются в типи совета при заходе солнца. Пойдемте туда вместе. Я, правда, не думаю, что новость об армии белых их так уж удивит. Мы уже знаем, что нам предстоит большая битва, знаем мы и кое-что еще! Воины уже готовят оружие.

— Неужели меня опередили другие разведчики? — поразился Ва ку'та. — Мы ехали день и ночь, никто не мог прибыть раньше нас!

— Значит, вам уже известно об армии генерала Крука? — вторил ему Желтый Камень.

— Да нет, об армии генерала Крука я узнал только от вас, но мы уже три дня, как ждем прибытия белых солдат, — пояснил Железный Конь. — Наш могучий шаман-ясновидец два дня и две ночи предавался молитвенным пляскам, прося Всемогущее Солнце о даровании мудрости, чтобы она помогла удержать алчных белых людей, вооруженных ружьями и истребляющих бизонов, а также белых искателей золота, перерывших священную землю наших Черных гор. Во время молитв он принес Солнцу кровавую жертву, приказав вырезать несколько лоскутков кожи у себя с рук, спины и груди. Жертва Сидящего Быка была принята благосклонно, потому что в эти два дня даже крохотное облачко не закрывало солнца. В конце концов, на исходе второго дня Великий Дух навестил шамана. Пойдемте, я покажу вам, что он предсказал, и вы все поймете.

Железный Конь повел Желтого Камня и Ва ку'та к берегу реки, туда, где стояли шалаши, служащие парными банями. В одном из них лежали посередке большие камни, их сначала раскаляли, а потом поливали водой, и в результате образовывался пар.

— Вот, посмотрите! — предложил Железный Конь. — По окончании молитв шаман совершал очистительное омовение и вот тогда его посетили пророческие видения. Сам Великий Дух водил его рукой!

Желтый Камень и Ва ку'та склонились над рисунком, виднеющимся на старательно выровненном песке. Он представлял собой изображение следов подкованных ног кавалерийских лошадей, а параллельно им шли следы неподкованных мустангов. Между двумя рядами лежало много трупов, повернутых головами к индейским следам.

— Хо! Это означает, что будет битва! — воскликнул Желтый Камень.

— Мой брат не ошибается. Сидящий Бык предсказал, что белые солдаты нападут сначала на лагерь хункпапов! И принесенные вами известия подтверждают это предсказание.

— Хо! Сидящий Бык на самом деле — великий шаман, — прошептал Желтый Камень.

— Белый генерал не отважится нападать на весь народ дакотов, — отозвался Ва ку'та.

— Если он струсит и не придет, мы сами его поищем и заставим сражаться, — произнес Железный Конь. — Вы дальше смотрите!

С другой стороны шалаша лежали три больших, раскрашенных красной краской камня. На языке знаков это означало, что Великий Дух обещал дакотам победу над белыми, а если те не придут, дакоты должны их найти сами.

— Хо! Великий Дух предсказал нашу победу! — богобоязненно произнес Желтый Камень.

— Великий Дух нам благоприятствует, мы должны этим воспользоваться, — прибавил Ва ку'та, глядя на благодарственные жертвы, сложенные рядом с красными камнями.

На четырех палках, воткнутых в землю, была растянута шкура теленка бизона, а на ней лежали: кучка табака, кукурузные зерна, бизоньи рога, а также скальп белого мужчины.

— Вот теперь вы все знаете, мы можем идти в типи совета, -предложил Железный Конь. — Ва ку'та изложит принесенные им вести. Давайте поедем на мустангах, тут порядочно еще дороги.

Они поехали на север. Лагеря отдельных групп дакотов и приглашенных гостей занимали всю долину, растянувшуюся на три мили в длину и на полмили в ширину. Большое типи совета находилось более-менее посередине долины, поэтому Железный Конь, Желтый Камень и Ва ку'та добрались до места уже перед наступлением темноты. Рядовые члены «Лисят» занялись их лошадьми.

В типи совета собрались все самые известные вожди. Больше всего было здесь хункпапов, а именно: Пизи, Дождь в Лицо, Вороний Король, Вождь — Нож и Черная Луна. Из оглала прибыли: Бешеный Конь, Низкий Пес и Большая Дорога, а от черноногих — Убить Орла. От группы Ноу Боуз выступал Пятнистый Орел, миньконью представлял Хумп. Присутствовал там и Инкпадута, вождь группы санти дакотов, покинувших Миннесоту, а также вождь шайенов Две Луны.

Вожди находились в хорошем расположении духа. Положительное пророчество Сидящего Быка уверило их, что Великий Дух одобряет выбор нового места для проведения ежегодного большого совета. Даже принесенные Ва ку'та новости о прибытии армии генерала Крука не произвели на них большого впечатления. Они не видели тут повода для тревоги, раз сам Великий Дух обещал им, что они одолеют белых солдат. Кроме того, впервые в течение многих лет они находились в чрезвычайно выгодной позиции для того, чтобы начать войну. Никогда еще не собиралось вместе так много индейцев, тысячи дакотов прибыли даже из отдаленных резерваций. Оскорбленные беззаконным, беспардонным захватом священных Черных гор, они были готовы на все. Вместе с приглашенными гостями на реке Литтл Браун собралось около пятнадцати тысячи индейцев, среди них пять тысяч воинов, немало знаменитых военных вождей.

— С трудом верится, чтобы белый генерал отважился сейчас напасть на нас, — произнес вождь Пизи, когда Ва ку'та закончил свое сообщение. — Уже много, много лет мы не были так сильны, как теперь.

— Он уже, видно, позабыл, как меньше трех месяцев тому назад убегал с реки Тонг от вождей Две Луны и Бешеного Коня, — презрительно заметил Дождь в Лицо.

— Ну, так мы ему напомним! — вставил Желтый Камень.

Бешеный Конь и остальные вожди одобрительно рассмеялись.

— Раз генерал Крук, как сказал нам наш брат Ва ку'та, предполагает, что наши лагеря находятся на реке Роузбад, мы должны помочь ему утвердиться в этом убеждении, — высказался Бешеный Конь.

— Хо! Отличная мысль! — обрадовался Пизи. — И заодно мы бы отвлекли его внимание от наших лагерей, где полно женщин, детей, стариков.

— В окрестностях реки Роузбад хватает ущелий, там легко устроить засаду, — добавил Бешеный Конь.

— Тоже верно, — поддержал его Две Луны. — Давайте обведем разведчиков генерала Крука вокруг пальца, поможем им обнаружить лагерь на реке Роузбад. Изобразим им лагерь в самом удобном для нас месте.

— Надо торопиться, — заметил Хумп. — Наверно, разведчики белого генерала уже следят за нами. Уже завтра якобы лагерь должен стоять там, где нам выгодно.

— Что мои братья на все это скажут? -задал вопрос Пизи.

Всем вождям пришлось по вкусу предложение устроить на реке Роузбад фальшивый лагерь. Пророчество могучего шамана вселяло в них уверенность в своих силах, в грядущей победе. Поэтому все единогласно одобрили план, предложенный Бешеным Конем. Большинству вождей был досконально известен каждый клочок земли в долине реки Паудер, так что они быстро выбрали подходящее место для засады. Вождь Две Луны взялся выполнить задачу по созданию фальшивого лагеря, а Бешеный Конь, Хумп, Желтый Камень и Убить Орла должны были собрать добровольцев.

На рассвете Две Луны повел двести человек мужчин, женщин и детей к востоку, в направлении реки Роузбад. Для скорости все ехали на лошадях, необходимое для создания впечатления добро тянули на себе запряженные в волокуши лошади. Десятка два самых опытных разведчиков отправились на юго-восток.

Спустя три дня разведчики переслали вождям, собравшимся на Литтл Бигхорн, известие, что генерал Крук с армией уже двигается к реке Роузбад. План дакотов себя оправдал — лагерь, сооруженный Двумя Лунами, заметили кроу и шошоны, сопровождавшие армию генерала Крука. Желая захватить враждебных индейцев врасплох, свои лагеря он оставил на Биг Пайни, а с собой взял лишь вьючных мулов, несущих небольшие припасы. Даже пехотинцы уселись на мулов, чтобы не отставать от конницы. Разведчики дакотов все еще шли за ними след в след.

А тем временем в лагерях дакотов и шайенов у Литтл Бигхорн барабаны били тревогу. Конные гонцы с раннего утра развозили приказания вождей. Как и всегда, в лагерях накануне сражения правление перешло в руки военных обществ. У тетон дакотов заправляли «Лисята» и «Истребители Стрел», у санти дакотов власть перешла в руки «Сломанных Стрел», возглавлявшихся Желтым Камнем, среди шайенов же и арапахо действовали «Солдаты-Псы», «Сломанные Копья» и «Тетивы Луков». Под их надзором шли лихорадочные приготовления. Обнаженные воины натирали тела жиром, раскрашивали себя цветами боевой раскраски, готовили оружие. Подростки приводили с пастбищ на западных холмах мустангов, подвязывали им хвосты, как это всегда делалось перед битвой.

Военные вожди набирали добровольцев. Оглала массово присоединялись к Бешеному Коню, Большой Дороге и Низкому Псу. Санти дакотов, беглецов из Миннесоты, вел Желтый Камень, хункпапов — Пизи, Дождь в Лицо и Черная Луна. Многие шайены и арапахо присоединились к вождю Две Луны. Воинственных черноногих возглавлял Убить Орла. Все прямо рвались в бой, так они верили в победу, обещанную Великим Духом.

Еще в тот же день в сумерках тысяча воинов переправилась на восточный берег Литтл Бигхорн и направилась к реке Роузбад. Около двух сотен подростков вели незапряженных боевых мустангов, воины садились на них лишь перед самой битвой. Огромная кавалькада всю ночь двигалась по хорошо знакомым всем тропам долины реки Паудер и на рассвете семнадцатого июня достигла уже долины реки Роузбад.

Бешеный Конь, Дождь в Лицо и Желтый Камень вместе с конными отрядами скрылись в горловине обрывистого ущелья, за которым располагался фальшивый лагерь. Это они должны были атаковать передовые отряды армии генерала Крука. Группы воинов других вождей попрятались среди холмов и в высокой траве с, обеих сторон дороги, на которой должен был появиться противник.

Вскоре разведчики дакотов уведомили Бешеного Коня, что солдаты остановились на ночь в трех милях от расположения фальшивого лагеря. У них не было даже палаток, генерал Крук так хотел захватить индейцев, о которых ему донесли кроу и шошоны, врасплох, что оставил все, что можно, на берегах Биг Пайни, только бы двигаться побыстрее. Сейчас же, покончив с завтраком, вся армия двинулась на север и находилась на расстоянии всего одной мили отсюда.

Известный остротой зрения Желтый Камень взобрался на высокий холм, высматривая появление передовых отрядов армии белых. У его ног лежала красивая долина реки Роузбад. Стояла пора цветения дикой яблони и дикой сливы. Усыпанные бело-розовым и белым цветом деревья купались в золотых лучах утреннего солнца. Ветер доносил сильный аромат цветущих деревьев на самую вершину холма, где стоял Желтый Камень. Дакоты частенько ставили свои лагеря в этом прекрасном уголке у реки Паудер. Желтый Камень смотрел на чудесную долину и испытывал огромную печаль при мысли, что скоро звон оружия и стоны умирающих заглушат пение радующихся красоте природы птиц.

Вдруг вдали на юге Желтый Камень заметил крохотное облачко пыли. Он заслонил глаза, напряг зрение. Вскоре все сомнения его рассеялись, то подходила масса индейских воинов. Далеко за ними тянулась полоса пыли, поднятой лошадиными копытами. Желтый Камень достал из-за набедренной повязки маленькое зеркальце, повернул его к солнцу. Короткие вспышки света были замечены на дне ущелья и по обеим сторонам дороги. Ему ответили такими же вспышками света.

Желтый Камень быстро спустился вниз в ущелье и оказался у прохода в долину, где ждал его Красная Рука, держащий в поводу лошадь. Желтый Камень приблизился к вождям.

— Разведчики белого генерала уже совсем недалеко, а за ними двигается вся армия, — сообщил он.

— Когда они подойдут к проходу в долину, мы нанесем удар, — ответил Бешеный Конь. — Минуту назад наши передовые отряды сообщили, что значительная часть кавалерии белого генерала переправилась на западный берег Роузбад и прочесывает прибрежные холмы.

— Тем лучше для нас, — заметил Желтый Камень. — Крук не сможет сразу бросить на нас свою конницу.

Бешеный Конь одобрительно кивнул:

— Кавалеристами на другой стороне реки займутся вожди Пизи и Хумп, мы ударим по армии белого генерала в лоб, а наши, что затаились у дороги, нападут на солдат с обеих сторон.

— Разведчики Крука уже на подходе! — сообщил Дождь в Лицо.

В нескольких сотнях шагов от прохода в долину показались индейские разведчики, шошоны и кроу. Они ехали бесформенной толпой, то и дело оглядываясь, как бы желая убедиться, что белая армия двигается сразу же за ними. В них чувствовалась неуверенность, какая-то боязнь.

Бешеный Конь поднял руку с зажатым в ней винчестером. По этому знаку Желтый Камень приложил к губам костяную свистульку. Три негромких свистка были тут же повторены офицерами.

Дакоты хлестнули мустангов арканами и помчались в атаку.

— Хокка-хей! Хадре хадре сукоме сукоме! — загремел боевой клич.

В мгновение ока дакоты напали на вражеских разведчиков. Загремели выстрелы, завязался короткий, но яростный рукопашный бой. Шошоны и кроу повернули назад, к голове армии,, а за ними лавиной неслись дакоты. Уже вскоре шошоны и кроу перемешались с первыми рядами пехоты. Солдаты были лишены возможности поддержать огнем своих союзников, поскольку в переплетении краснокожих тел были не в состоянии отличить, кто их друг, а кто враг. Не успели еще солдаты придти в себя, как по обеим сторонам дороги раздался боевой клич. Ожили как будто пустынные ущелья, из высокой травы выскочили сотни готовых к бою индейцев. Растянувшаяся колонна была сразу же перерезана в нескольких местах.

Генерал Крук собрал у холма, откуда он собирался командовать боем, немного пехоты. Он хотел ударить кавалерией, оттеснить индейских всадников, атакующих голову колонны, развернуться, как следует, широким фронтом. Однако большая часть конницы была послана ранее на западный берег реки и не могла выполнить приказа, поскольку там ее теснили Галл и Хумп. Их штурм оказался таким сильным, что кавалеристам пришлось занять оборонные позиции на холме. Поэтому генералу Круку не удавалось осуществить свой план, верховное командование ушло из его рук. В ту минуту в долине шло сразу три боя вместо одного. Во многих местах небольшие группы солдат вступили в рукопашный бой с индейцами.

Закаленный в боях с индейцами генерал Крук скоро понял, что в тот день дакоты применили новую тактику. Обычно тактика индейцев с Великих равнин заключалась в том, чтобы быстро подскочить, ударить и немедленно удалиться на безопасное расстояние. Между этими наступлениями — отступлениями индейцев солдаты имели возможность собрать силы для того, чтобы отбить очередную атаку. На этот раз никаких подскоков-отскоков не было, дакоты все время вели близкий бой. Разбив армейскую колонну на отдельные части, они навязывали рукопашный бой и понемногу начинали одерживать верх.

Применение новой тактики являлось заслугой вождя Бешеного Коня. Индейцы традиционно отправлялись на войну в предвкушении славы и добычи, убить врага не было их единственной целью. Однако, если бы Крук выиграл сражение, он бы направился на запад, чтобы стереть с лица земли индейские лагеря, в которых находились тысячи женщин, детей и стариков. Так что на этот раз для дакотов дело было не в подсчете воинских подвигов, не в личной славе, в тот день, презирая смерть, они бились за жизнь своих близких.,

Бешеный Конь с удалью руководил кавалерийскими атаками. Рядом с ним находились Желтый Камень, Дождь в Лицо, Ва ку'та. Красная Рука и Красный Кедр. Яростная схватка проходила среди цветущих яблонь и слив. Земля дрожала под ударами сотен лошадиных копыт. С веток осыпались бело-розовые лепестки, прилипая к покрытым потом телам воинов.

В полдень в контратаку пошла большая группа пехотинцев. Обе стороны дрались героически, пощады не просил никто. Не привыкшие к длительным боям дакоты неожиданно начали поддаваться натиску и отступать к ущелью.

Бешеный Конь немедленно заметил опасность, бросился к отступающим воинам с громкими возгласами:

— Вперед, дакоты! Сегодня хороший день для битвы, сегодня хороший день для смерти!

Обагренный кровью Желтый Камень поднес к губам свисток, резкий свист предупредил об опасности членов «Сломанных Стрел». К нему присоединились Длинное Копье, лицо которого пересекали глубокие шрамы, Красный Кедр, Ва ку'та, Первый в Пляске и Красная Рука. Рядом с Бешеным Конем появились «Солдаты-Псы».

Во главе самых смелых своих воинов Бешеный Конь снова напал на пехотинцев. Раненный штыком мустанг Длинного Копья слепо бросился вперед, буквально внеся своего ездока в гущу противника. Прогремели выстрелы, конь со стоном свалился на землю. Длинное Копье ловко соскользнул с падающего мустанга. К нему подскочили сразу несколько пехотинцев. Длинное Копье метнул томагавк в лицо ближайшего солдата, вырвал у него карабин с примкнутым штыком, но в эту минуту получил удар в спину. Испустив глубокий вздох. Длинное Копье упал на колени. Сразу же в его обнаженную грудь впилось несколько штыков.

Видя героическую смерть Длинного Копья, вахпекуты с яростью повели наступление на солдат, желая спасти тело погибшего от снятия скальпа. Красный Кедр хлестнул своего мустанга по голове, тот кинулся вперед, разбрасывая солдат. За ним напирали Первый в Пляске, Желтый Камень и Красная Рука. Под ударами палиц упали трое солдат. Красный Кедр и Первый в Пляске наклонились, схватили тело мертвого Длинного Копья за руки и вытащили его с поля боя. Пал сраженный пулей мустанг Желтого Камня. Выброшенный из седла Желтый Камень, еще не успев подняться с земли, увидел над собой сверкание занесенного штыка. На его счастье, Красная Рука выстрелом из револьвера свалил солдата. Во время падения Желтый Камень потерял карабин и, видя это, Красная Рука крикнул отцу, чтобы тот вскочил на его коня. Вместе они выбрались с поля боя, чтобы получить свежих лошадей.

А тем временем ведомые Бешеным Конем дакоты прорвали цепь пехотинцев и принудили солдат отступить. Контратака генерала Крука оказалась неудачной.

Упорный бой не прерывался до полудня. Армия генерала Крука, разбитая индейцами на несколько групп, не смогла развернуться широким фронтом. Крах какой-то группы мог вызвать общую панику, что закончилось бы полной катастрофой. Бешеный Конь торжествовал.

Однако и белые, и индейцы равно были уже совершенно вымотаны в этом яростном, упорном сражении. Дакоты и их союзники применяли предложенную им Бешеным Конем тактику ведения боя впервые. Они не привыкли так долго сражаться, были голодны и измучены и вскоре после полудня стали покидать поле боя.

Генерал Крук, наконец, дождался прибытия своей кавалерии и сейчас же послал ее под руководством капитана Миллза на поиски лагеря, о котором разведчики донесли ему два дня назад. Но необычайное поведение индейцев в бою скоро вызвало в нем подозрение, что прекращение боя может быть каким-то подвохом. В этом гористом краю кавалеристов нетрудно было заманить в западню, поэтому генерал отозвал конницу и отвел свою сильно потрепанную армию туда, где он располагался накануне битвы. Ночью похоронили погибших солдат. Армия понесла тяжелые потери, у солдат не оставалось сил, поэтому на следующее утро генерал Крук стал отходить к оставленным на берегу Биг Пайни лагерям.

Дакоты и шайены не оставляли в покое отступающего противника, они пробовали похищать у него лошадей и мулов, поджигали траву, нападали на арьергард. Бешеный Конь оказался победителем, нанес ощутительный удар по армии генерала Крука, которая должна была уничтожить индейцев, живущих в долине реки Паудер. А он заставил ее отступить и на какое-то время обезвредил ее.