Прочитайте онлайн Последняя битва дакотов | XVII. ВОЙНА ЗА ДОЛИНУ РЕКИ ПАУДЕР

Читать книгу Последняя битва дакотов
2712+2111
  • Автор:

XVII. ВОЙНА ЗА ДОЛИНУ РЕКИ ПАУДЕР

Красное Облако не был обескуражен первоначальной неудачей и стал еще старательнее готовить засаду. Он рассчитывал на то, что когда-нибудь во главе подкрепления окажется кто-то из недисциплинированных, неопытных молодых офицеров, и тогда их удастся заманить в ловушку. Желтый Камень по-прежнему должен был возглавлять отряд, заданием которого было нападать на конвои лесорубов. Старательно отобрали десятку воинов, которые должны были сыграть роль главной приманки и увлечь солдат в долину ручья Пено. Этой группе поручалось также в соответствующий момент дать сигнал к началу общего штурма. Назначение было почетным, позволяющим блеснуть смелостью и отвагой, поэтому выполнить его вызвалось множество воинов. После долгого отбора и дискуссий вожди согласились, что десятка счастливцев будет состоять из шестерых дакотов, двоих шайенов и двоих арапахо. Из дакотов в группу попали Бешеный Конь, Боятся Даже Его Лошадей и юный Ва ку'та.

Ночью на восемнадцатое декабря из лагерей на реке Тонг вышли усиленные отряды дакотов, шайенов и арапахо, которые и направились в долину ручья Пено, чтобы затаиться там и ждать, когда подвернется удачный случай для развертывания решающей битвы. Порывы холодного северного ветра предвещали выпадение снега, что вызвало бы прекращение валки деревьев. Сейчас каждый день промедления мог привести к тому, что засада станет ненужной.

Рано утром колонна из телег с лесорубами и военным эскортом покинула форт и направилась в леса на ручей Биг Пайни. Едва лесорубы, начали валить деревья и грузить бревна на телеги, как Желтый Камень бросился в атаку. Нападение было замечено часовым на наблюдательном пункте в форте. Полковник Каррингтон немедля выслал на помощь конницу под командованием капитана Джеймса Пауэлла.

Завидев приближающееся подкрепление. Желтый Камень, согласно плану, начал понемногу поворачивать, стараясь вовлечь кавалеристов в погоню. Однако Пауэлл, более дисциплинированный и осторожный, чем большинство молодых офицеров, строго выполнял приказ Каррингтона, запрещавший гнаться за индейцами за пределами полосы Лодж Трейл, поэтому Пауэлл удовольствовался тем, что спугнул индейцев и остановил отряд на вершине возвышенности, не позволив никому спуститься в долину. Желтому Камню только и оставалось, что удалиться в западном направлении.

Однако Красное Облако не сдался и решил повторить попытку на следующий день. Но в ночь с девятнадцатого декабря выпал снег, двум тысячам воинов не было никакой возможности укрыться в засаде, не оставив заметных следов. Поэтому двадцатого декабря на конвой лесорубов вообще никто не нападал.

Днем на небе показалось солнце и снег растаял. Ночью индейские отряды пробрались в долину ручья Пено. Пешие воины, вооруженные пиками, луками и палицами, старательно укрылись в ямах, зарослях, а также за валунами, покрывающими склоны, что окружали долину, по которой шла дорога Боузмана.

Поздним утром двадцать первого декабря из форта Филипа Керни вышел большой конвой лесорубов. Неподалеку от форта располагалась горная цепь. Каррингтон называл ее горами Салливант. С севера и запада горы окружала большая излучина ручья Биг Пайни. Дорога, по которой обычно двигался конвой, шла вдоль южного окончания гор Салливант, к мосту, ведшему на островок посреди ручья Биг Пайни, там лесорубы и валили лес. С севера от гор Салливант, на противоположном берегу Биг Пайни, начиналась горная цепь под названием Лодж Трейл. По ее северному краю тянулась с востока на запад дорога Боузмана. Цепь Лодж Трейл, в свою очередь, переходила далее на западе в долину ручья Пено, создавая великолепные возможности для устройства засады. Там-то и притаился Красное Облако с воинами.

Как только Желтый Камень завидел на дороге конвой лесорубов, он понял, что на этот раз что-то, наконец, произойдет. Конвой оказался очень большим, его сопровождала гораздо более сильная, чем обычно, охрана. Лесорубы и возчики были вооружены, и вместе с охраной конвой насчитывал около сотни вооруженных людей.

Желтый Камень немедля послал гонца к Бешеному Коню, тот с отрядом «приманки» притаился на краю цепи Лодж Трейл. Чутье не подвело Желтого Камня, в тот день вышел на работу последний перед наступлением зимы конвой.

Желтый Камень оказался, как обычно, на высоте. Он послал несколько верховых воинов, чтобы они показались с северной стороны форта, а сам с остальным отрядом напал на конвой. Появление индейцев одновременно с двух сторон форта должно было пробудить в Каррингтоне опасение, что конвою грозит большая, чем обычно, опасность.

Обман удался, в форте затрубили тревогу. Из ворот вышел отряд пехоты, а вслед за ним выехали кавалеристы. Вскоре в форте загрохотала гаубица, таким образом Каррингтон пытался напугать индейцев, кружащих с севера от форта.

Не успели пехота и кавалеристы покинуть форт, как Желтый Камень понял, что на этот раз битва обязательно состоится. В предыдущие дни подкрепление прямо из форта двигалось сразу к лесорубам и довольствовалось тем, что прогоняло атакующих индейцев. В этот же день больший, чем обычно, отряд пехотинцев и кавалерии сразу же скрылся за северным краем гор Салливант, очевидно, с намерением отрезать нападающим на конвой индейцам путь отступления. Чувство громадной радости охватило Желтого Камня: солдаты двигались туда, где затаился Бешеный Конь с главной «приманкой».

А тем временем конвой лесорубов остановился, солдаты, возчики и лесорубы начали отстреливаться, укрывшись за двумя рядами телег.

Желтый Камень приложил к губам костяную свистульку. Резкий свист послужил сигналом для отступления. Желтый Камень и воины галопом понеслись без дороги по горам Салливант, чтобы соединиться с Бешеным Конем.

Небольшой отряд Желтого Камня, не щадя мустангов, быстро пересек узкую долину, затем по броду переправился через ручей Биг Пайни и ворвался в долину Лодж Трейл как раз в тот момент, когда на вершине возвышенности остановился отряд солдат.

Солдаты наблюдали за кружащимися в долине Лодж Трейл верховыми индейцами. То была «приманка» Бешеного Коня, и ей удалось обратить на себя внимание солдат. Теперь индейцы громко издевались над ними, кидали им разные прозвища, делали обидные жесты. Как только взбешенные их наглостью солдаты вскидывали ружья, индейцы сразу же отъезжали на безопасное расстояние.

Отрядом солдат на этот раз командовал высокомерный, самоуверенный капитан Феттерман, он многократно осуждал осторожное поведение полковника Каррингтона и похвалялся, что, будь у него восемьдесят солдат, он раздавил бы весь народ дакотов. И вот судьба рассудила так, что именно Феттерман командовал сейчас восемьюдесятью солдатами. Отряд его состоял из сорока восьми пехотинцев и двадцати семи кавалеристов, которых вел лейтенант Граммонд. Кроме них к отряду присоединились добровольцы: капитан Браун, друг Феттермана, оружейник Мэддеон и еще двое гражданских, Уитли и Фишер, им хотелось опробовать на индейцах действенность своих новых шестнадцатизарядных карабинов «генри».

Капитан Феттерман бросал огненные взоры на издевающихся над солдатами наглых индейцев, которых он, вообще-то, презирал. Он сгорал от желания отдубасить этих бесстыдных краснокожих и снять с них скальпы, однако неоднократно повторенный суровый приказ полковника Каррингтона запрещал ему преследование индейцев за пределами Лодж Трейл. Теперь к этим, прежним, присоединилась еще группа новых. Перед возможностью содрать столько скальпов Феттерман не устоял.

Эти новые индейцы принадлежали к отряду Желтого Камня, тот, прекратив нападение на конвой лесорубов, соединился с Бешеным Конем.

— Проклятые заросшие губы опять застряли на вершине Лодж Трейл, — обратился Бешеный Конь к Желтому Камню.

— Солдат много, этого и хотел Красное Облако. Надо как-то принудить их к погоне, — ответил Желтый Камень.

— Теперь уж нескоро повторится такой случай! — с сожалением произнес Бешеный Конь.

Услышав эти слова, Две Луны, один из двоих шайенов, выбранных играть «приманку», воскликнул:

— Я попробую заманить их в долину!

Он хлестнул мустанга арканом и понесся галопом к возвышенности. За ним без минуты раздумья помчался юный Ва ку'та. Оба с боевым кличем сломя голову неслись прямо на солдат. Казалось, разогнавшиеся мустанги, нахлестываемые арканами, совсем распластались по земле. На полном скаку два смельчака взлетели на склон возвышенности и наблюдающим издали дакотам показалось, что они смешались с первым рядом солдат. Дакоты даже вскрикнули, пораженные этой безумной отвагой. На самом же деле Две Луны и Ва ку'та повернули назад всего в нескольких шагах от кавалеристов, одновременно стреляя по ним из луков.

Такого Феттерман вынести уже не мог. Несколько насмехающихся индейцев не были способны заставить его нарушить приказ Каррингтона, но сейчас там, в долине, находилось уже немало дикарей, а эти двое недвусмысленно бросали ему вызов! Прозвучал короткий приказ, кавалеристы охотно кинулись в погоню, а за ними двинулись и пехотинцы.

При виде атакующих кавалеристов группа индейцев бросилась в бегство в направлении дороги Боузмана, что пересекала неподалеку долины ручья Пено. Бешеный Конь со своими воинами, сидя на более легких, чем лошади кавалеристов, мустангах, мог легко уйти от погони, но этого-то как раз ему и не нужно было! Они немного придерживали мустангов, чтобы кавалеристам казалось, что они настигают беглецов.

Кавалеристы сразу же опередили пехотинцев, они обгоняли один другого, каждому хотелось потом похвалиться, что он первым снял скальп. Тем временем удирающие индейцы по мере углубления в долину Пено ускоряли бег мустангов и начали сбиваться в более тесную группу. Они быстро добрались до западного прохода в долину, там половина из

них ловко повернула полукругом влево, вторая вправо и в мгновение ока все они оказались лицом к лицу с погоней, которая бесформенной толпой очутилась в самом центре долины.

Бешеный Конь издал страшный боевой клич дако-тов, повторенный его товарищами. Удирающие до тех пор индейцы теперь накинулись на кавалеристов. Это было сигналом для затаившихся в долине воинов к началу атаки. Боевой клич индейцев зазвучал со всех сторон. Полунагие, раскрашенные в боевые цвета, вооруженные пиками, луками, палицами и ножами воины появились из-за валунов на склонах гор, выскочили из высокой травы и лавиной ударили по растерявшейся коннице. Из-за скал на возвышенностях выехали всадники, закрывшие восточный проход в долину, отрезая кавалеристам путь отступления.

Лейтенант Граммонд только теперь понял, что преследуемые индейцы затянули их в ловушку. Он повернул свою лошадь, стал созывать кавалеристов, чтобы они собирались в одну группу. Он еще не потерял надежды, что ему удастся пробиться через все сжимающееся кольцо индейцев.

Лейтенант оказался непрозорливым и дал втянуть себя в ловушку, но храбрости ему было не занимать. И сейчас, созывая кавалеристов, он отважно бился, пробуя пробиться к пехотинцам, те в погоне за индейцами тоже прилично отдалились друг от друга. Конница мужественно сражалась, орудуя саблями, стреляя в нападающих индейцев, а тех становилось все больше и больше, уже не одна сотня. Правда, немногие из них обладали огнестрельным оружием, но это не давало кавалеристам никаких преимуществ. Заряжаемые через дуло ружья имели большую дальность стрельбы, чем луки, однако в рукопашном бою луки представляли собой гораздо более серьезное оружие. Стрелы из луков убивали не хуже, чем карабинные пули, а умелый лучник успевал выпустить двенадцать стрел за то время, пока перезаряжалось ружье.

Несмотря на то, что на них обрушилась лавина стрел и пик, на какое-то короткое время кавалеристам показалось, что они сумеют прорвать кольцо окруживших их индейцев. Однако распаленный схваткой Бешеный Конь на большой скорости наскочил на Граммонда и свалил лошадь вместе со всадником на землю. И когда ничего не понявший Граммонд пытался подняться на ноги, в спину ему между лопатками вонзилась стрела. Бешеный Конь завершил дело, ударив его палицей по голове. Смерть командира ввергла кавалеристов в панику и, потеряв надежду пробиться к вступившей в бой пехоте, они кинулись врассыпную. Небольшими группами начали они взбираться по склону, ища укрытия среди валунов.

В это же время капитан Феттерман пытался собрать пехотинцев вокруг себя. Пока конница так неудачно погналась за индейцами и сильно оторвалась от пехотинцев, те тоже перестали быть единым отрядом. Сейчас Феттерман захотел исправить ошибку и соединиться с кавалеристами, чтобы вместе ответить на атаку. Но все его усилия оказались безуспешными, боевой клич индейцев заглушал его приказы. Штурмовал пехотинцев Феттермана один из великих вождей, Хумп, резким ударом он сразу же рассеял отряд.

В пехоте наиболее удачно сражались двое гражданских, Фишер и Уитли, вооруженные шестнадцати зарядными карабинами «генри». Оба они принимали участие в недавно закончившейся гражданской войне, где получили немалый опыт. Вот и сейчас, в казалось бы безнадежном положении, они не потеряли головы, залегли у валунов и под их прикрытием стали поливать индейцев пулями из своих великолепных карабинов. Кое-кто из более опытных пехотинцев, видя, как успешно они защищаются, пробился к ним и поддержал их огнем из однострельных, заряжающихся через дуло, карабинов, хотя, конечно, наибольший урон противнику наносили карабины Фишера и Уитли. Немало воинов-индейцев полегло, пробуя уничтожить эту кучку отважных солдат. Тогда индейцы окружили эту горстку белых широким кругом и начали стрелять из луков вверх, так, чтобы стрелы затем, падая, попадали прямо в гущу белых. Некоторые стрелы достигли цели. Одновременно воины стали подбираться к белым, перебегая из одного укрытия в другое. Немало воинов нашли случай покрыть себя военной славой, немало и погибло. Пали и двое вахпекутов, Малая Звезда и Орлиные Когти. Постепенно огонь со стороны белых слабел, у них кончались боеприпасы. Неустрашимый Боятся Даже Его Лошадей первым прорвался за баррикаду, за ним проскочил Ва ку'та, влекомый желанием заполучить великолепный карабин. Вслед за ними туда же пробились уже десятки воинов. Кучка белых защищалась до последнего, била прикладами карабинов, колола штыками, тем не менее яростный, беспощадный рукопашный бой не длился долго. Белые должны были уступить превосходящим их числом индейцам. Боятся Даже Его Лошадей и Ва ку'та добыли себе по карабину «генри».

Не менее серьезный бой завязался по другую сторону дороги Боузмана. Там капитанам Феттерману и Брауну удалось собрать вокруг себя солдат, и они решительно оборонялись. Когда закончились боеприпасы, Феттерман и Браун приложили друг другу дула револьверов к вискам и одновременно нажали на курки. Таким образом они покончили с жизнью, чтобы избежать пыток. В бою с горсткой солдат Феттермана принимал участие Желтый Камень. Его искреннее восхищение вызвал трубач Адольф Метцгер. Исчерпав боеприпасы, Метцгер ухватился за приклад карабина и бился им как дубинкой, свалив несколько воинов. В конце концов до него добрались Длинное Копье и Желтый Камень. Метцгер с такой силой ударил Длинное Копье, что приклад треснул и развалился. Обливаясь кровью, Длинное Копье рухнул на землю. В эту минуту Желтый Камень вскочил Метцгеру сзади на спину, ухватил за плечи, однако Метцгер, резко наклонившись вперед, перебросил его через себя, а затем, схватив свою трубу, изо всей силы грохнул ею по голове подымающегося противника. Желтый Камень зашатался и, хоть кровь и заливала ему глаза, схватился с Метцгером, тот же поскользнулся в крови и упал. Желтый Камень вырвал из ножен у пояса нож и одним ударом завершил схватку.

По долине разносились победные кличи индейцев. Бой не закончился только еще на одном холме, где несколько кавалеристов и двое пехотинцев сражались до конца. Но теперь уже сотни индейцев спешили на помощь своим братьям. Мощная атака индейцев и положила конец битве.

Погибли все солдаты до единого, даже кавалерийские лошади пали при первой же атаке. Индейцы с уважением смотрели на павших врагов, выказанные солдатами отвага и презрение к смерти вызвали их восхищение. То бились настоящие мужчины, никто не молил о милости, никто не дался живым.

Признавая необычайное мужество побежденных противников, индейцы хотели бы теперь обезопаситься от них на будущее, когда они сами перенесутся в страну Великого Духа. Они верили в то, что любой человек попадает туда в таком состоянии, в каком он находился сразу же после смерти, потому-то они и приступили к последнему обезвреживанию своих врагов. Отобрали у них оружие и одежду, затем сняли с них скальпы, выкололи глаза, отрезали уши, носы, кисти рук и стопы ног, положили все это рядом на камнях. Особо отличившимся солдатам они вырезали ножами на груди или спине знак креста, чтобы все знали, каким храбрецом был покойник.

Обрызганный собственной кровью, Желтый Камень без всякой ненависти оглядел труп мертвого трубача. Метцгер понравился ему безумной отвагой. Желтый Камень посчитал, что победа над таким врагом приносит ему честь, он охотно сразился бы с ним еще раз. Поэтому он и сам не снял с Метцгера скальп, и не позволил никому другому это сделать, наоборот, взял у какого-то воина бизонью шкуру и прикрыл ею мертвого противника. Впоследствии оказалось, что одни лишь останки Метцгера были нетронуты.

Индейцы собрали своих раненых, стали отвозить их в лагеря на реке Тонг. Забрали они и тела всех погибших, чтобы устроить им надлежащие похороны.

Весь бой в долине Пено занял не больше часа. Красное Облако не сомневался, что отзвуки сильной стрельбы донесутся до форта Филипа Керни, был уверен, что Каррингтон не преминет поспешить с помощью атакованным солдатам. По этой причине Красное Облако лично наблюдал за эвакуацией раненых и тел погибших воинов. Он сам объехал поле боя, усеянное сотнями наконечников стрел, сломанными копьями, тщательно подсчитал свои потери. К нему подбежал Боятся Даже Его Лошадей.

— На холмах Лодж Трейл появился новый отряд солдат, — сообщил он. — Солдаты боятся спуститься в долину, потому что видят наших воинов!

Красное Облако не проявил большого интереса к сообщению о прибытии подкрепления:

— Битву мы выиграли, -произнес он. — А кому полковник Каррингтон посылает подкрепление, вот этим? Что ж, неплохо, мы можем их теперь ему отдать. Отступаем!

Боятся Даже Его Лошадей кивнул, решение вождя Красное Облако было вполне в духе индейской тактики ведения военных действий. Теперь выигранный бой надо было отметить победными военными плясками, а потом уже думать о следующей битве. Индейские воины победили врагов, добыли много скальпов и оружия, совершили множество славных подвигов, они заслужили отдых.

А тем временем на холме, расположенном к северу от дороги Боузмана, стоял капитан Тен Эйк с пятьюдесятью четырьмя солдатами и санитарными повозками. Они совсем растерялись, не могли понять, куда же

подевался Феттерман со своим отрядом, которому они спешили на помощь. С ужасом взирали они на многочисленных индейцев, которые не спеша отходили из долины Пено на север. И только когда последние воины исчезли из долины, капитан Эйк отважился спуститься к дороге Боузмана, чтобы вскоре увидеть лишенные одежды, искалеченные тела солдат.